Есть мнение Статьи

Наука в России

24 августа 2017

В России наука, в современном понимании, появилась при Петре первом. В 1724-м году в Петербурге была создана Академия наук. Император пригласил туда лучших европейских ученых того времени, включая Эйлера, внесшего фундаментальный вклад в математику, физику и астрономию и написавший учебники по механике и математике на русском. Царь также распорядился организовать комплексное научное изучение географии России для чего были посланы экспедиции Беринга и Татищева. Большой вклад в становление русской науки как социального института сделал Михаил Ломоносов, внесший огромный вклад в развитие физики и химии, разрабатывавший телескопы собственной конструкции (с помощью которых он открыл атмосферу у Венеры). Им был составлен проект нового университета в Москве, который получил его имя.

К началу 20 века в России сложились мощные научные школы мирового уровня: математики, физики, химии, медицины и физиологии. По последней Нобелевские премии получили русские ученые Павлов и Мечников. В России имелось 10 университетов, 17 технических, 10 сельскохозяйственных и лесных, 6 медицинских, 4 ветеринарных, 6 коммерческих, а всего 100 высших учебных заведений. Наука в дореволюционной России осуществлялась, как правило, университетами и императорской академией наук. Всего в стране насчитывалось около 300 научных организаций. Тем не менее, по количественный показателям научный комплекс РИ сильно отставал от передовых европейских стран и США – сказывалось малое число научных организаций и скудость финансирования (сравнительно с этими странами), а также зависимость от поставок оборудования от западноевропейских стран: русская промышленность была не в силах обеспечить научные организации необходимым оборудованием для исследований. Серьезно ограничивало русскую науку общая культурная отсталость населения страны – элементарно читать по слогам умело 30-40% населения, число детей школьного возраста, посещавших школу, не превышало 40%, как следствие огромный дефицит образованных кадров для комплектования и расширения научной деятельности. Тем не менее, РИ по научному развитию в ходила в пятерку наиболее развитых стран (США, Великобритания, Франция, Германия и собственно Россия), правда, сильно уступая им.

Революции и Гражданские войны нанесли серьезный ущерб научной деятельности в стране. Но большевики, как сейчас сказали бы, были технократами и видели в науке средство для скорейшего достижения коммунизма и потому не скупились на средства для развития науки. Даже за годы Гражданской войны в стране были созданы Центральный аэрогидродинамический институт (ЦАГИ), Физико-технический институт им. А. Ф. Иоффе РАН, Государственный оптический институт (ГОИ), Институт изучения мозга и психической деятельности, Рентгенологический и радиологический институт, Институт по изучению Севера, Радиевый институт и др. Великому русскому физиологу Павлову советское правительство построило институт физиологии, где тот проработал до конца своей жизни.

В СССР была создана следующая организация науки: Центральный НИИ – отраслевой институт – региональный институт – заводские лаборатории и опытные станции. Научные организации подразделялись на научно-исследовательские, конструкторские, проектные и технологические. Советскую науку отличала централизованность и отраслевая специализация с ориентацией преимущественно на прикладные исследования, опытно-конструкторские и технологические разработки. Лучше всего в СССР показали себя естественные науки – все научные нобелевские премии, кроме одной, были получены представителями СССР по физике и химии. Лазер, полупроводники, сверхпроводимость, физика плазм, космические исследования – все эти открытия советских ученых дали колоссальный толчок мировой науке и прогрессу человечества. Гуманитарные науки были развиты значительно меньше. Тем не менее, известный историк советской науки, профессор Массачусетского технологического института, Лорен Грэхем , отмечает ‘’ценными’’ следующие научные положения советских ученых, как учение Л. С. Выготского о мышлении и языке; теория социальной психологии А. Р. Лурия и А. Н. Леонтьева; концепции С. Л. Рубинштейна о восприятии и сознании; пересмотр и расширение П. К. Анохиным павловской психологии и др.

Теперь приведем несколько наукометрических показателей.

Ключевым показателем в оценке научного потенциала страны является количество опубликованных статей в рецензируемых научных журналах за год. Наиболее авторитетную и крупную базу данных по научным статьям из нескольких тысяч мировых научных журналов имеет Институт научной информации в Филадельфии (США).

Приведу следующую таблицу, составленную И.В.МАРШАКОВОЙ – ШАЙКЕВИЧ на основе обработки сей базы данных

Группа А – это фундаментальные науки, для которых требуются масштабные вложения в инфраструктуру и обучение кадров. Это физика, химия, молекулярная биология, генетика, математика и ряд других.

Группа Б – прикладные технические науки, медицина, агронауки.

Группа С – т.н. ‘’науки о жизни’’ – биология, фармакология, иммунология, геонауки.

Вклад России наибольший в физике, химии, астрофизике, математике, биологии, генетике, технических науках, науках о Земле, также существенен вклад страны в советское время был в фармакологии и медицине.

За период 1981-1985 в СССР было опубликовано порядка 150 тысяч научных статей, в год – 30 тысяч, это 6.5% всех мировых научных публикаций. По числу статей страна в 1.3 раза превосходила Францию, но несколько уступала Британии, Германии и Японии. Нетрудно заметить, что в науке с большим отрывом доминировали США. Также заметно как перестройка и начавшиеся рыночные реформы негативно повлияли на научную деятельность в стране – доля советских статей в мировой науке сильно упала в начале 90-х.

Интерес представляет график, демонстрирующий основные языки научных публикаций в мире за период 1880-2005. Начав стремительный рост с 30-х, начиная с сер. 60-х и вплоть до конца 80-х русский язык был вторым языком мировой науки пусть и сильно уступая английскому. Более того, американцы после успехов СССР в космонавтике настолько заинтересовались советскими научными работами, что организовали силами многочисленных институтов масштабный перевод советской научно-технической литературы – переводились полностью более 80 советских научных журналов. Сами американцы говорили что это был самый грандиозный проект научного перевода в истории.

Кроме того, форма организации советской науки повлияла на реформирование организации науки уже в западных странах, в частности в США, советский опыт активно заимствовался. В книге О.Арина ‘’Общество: прогресс и сила’’ пишется

Как справедливо пишут авторы книги «Неопределенный поиск», говоря о формах организации науки на Западе: «Этот случай, уникальный на Западе, был вдохновлен частично советским опытом, сумевшим интегрировать науку в социальную систему в качестве“производственного фактора”

Среди других производительных сил... научная деятельность [в СССР] обладала статусом и поддержкой еще до Второй мировой войны, когда ничего подобного не было ни в одной другой стране ;; исследования рассматривались как неотъемлемая часть политической системы, в рамках которой они были и средством, И конечной целью»

Следующую оценку советской науке дает вышеупоминавшийся Лорен Грэхем. Попинав СССР за ‘’тоталитаризм’’ тем не менее, тот признает

Выдающиеся достижения советских ученых как в теоретических (таких, как физика и математика), так и в прикладных областях (атомная энергетика и космические исследования) являются свидетельством силы человеческого духа, живущего в экстремальных условиях.


В этой связи небезынтересным будет мнение Вернадского, жившего при сталинском ‘’тоталитаризме’’ о перспективах научной деятельности в тогдашнем СССР и тут пессимистические заявления американского профессора, мягко говоря, несколько блекнут

«Да, я мог остаться профессором в Праге или в Сорбонне, но тогда я бы никогда не сделал того, что мне удалось потом сделать в Советском Союзе»


C началом рыночных реформ произошел форменный погром науки. За период 1989-1999 расходы на НИОКР в России упали в 3 раза, если в СССР на науку тратилось 5% национального дохода, то в РФ в 1999-м на науку тратилось 0.5% ВВП при резком сокращении объема экономики, численность научных работников упала с 2.5 млн. до 800 тысяч, в том числе исследователей с 1 млн. до 420 тысяч, исследовательские институты потеряли 40-70% своих кадров, а их финансирование сократилось в 15 раз, до 200 тыс. ученых покинули страну, материально-техническая база науки просто перестала обновляться – на устаревшем морально и технически оборудовании стало невозможным получать результаты мирового уровня.

Это ситуация конца 20 – нач. 21 века. Но может быть, в нулевых, при притоке нефтедолларов, наука поднялась с колен? Приведу данные из Доклада ЮНЕСКО по науке

Итак, Россия за период 2007-2014 тратила в среднем лишь 22-25 млрд. долларов в год на НИОКР, что составляет лишь около 2% мировых расходов на НИОКР и порядка 1-1.25% ВВП. По расходам на душу населения РФ с показателями 150-160 долларов уступает развитым странам в 5-10 раз, находясь на уровне развивающихся стран типа Аргентины, Бразилии или Турции, а по расходам на одного исследователя показатели и вовсе катастрофические – со своими 50 тыс. долларами мы уступаем даже большинству развивающихся стран типа Мексики, Турции и Египта. По расходам на одного исследователя РФ уступает даже группе стран с доходом ниже среднего.

По численности исследователей все заметно лучше – их больше, чем во Франции или Германии, к примеру, кроме того, число исследователей из России в процентном соотношении к общему числу исследователей сильно выше доли РФ в населении мира, однако за 2007-2013 число исследователей сократилось почти на 30 тысяч – с 470 до 440, доля же в процентах от общего числа исследователей сократилась еще значительнее – с 7.3 до 5.7%

В 2008 и 2014-м в РФ было опубликовано 27 и 29 тысяч статей – даже меньше, чем за период 1981-1985, при этом по сравнению с началом 80-х кол-во публикуемых научных статей в мире выросло очень сильно, в результате чего доля статей из России составляет лишь 2.3-2.7%, что соответствует уровню Бразилии (!) и значительно меньше, чем в Индии. По числу публикаций на 1 млн. чел. РФ стоит в одном ряду с Бразилией и ЮАР, безнадежно отстав (в 5-6 раз) от развитых стран. Структура статей же мало изменилась по сравнению с советскими временами – основные темы: физика, химия, математика, геонауки.

Количество патентов, представленных в патентные бюро, считаются значимыми показателями научно-технического потенциала – они показывают способность к внедрению инноваций в производство и развитость прикладной науки.

Представлены данные по патентам т.н. ‘’Триады’’ – патенты по странам и регионам происхождения в патентных бюро США, ЕС и Японии и отдельно по патентным бюро США.

Как видно, Россия с долей 0.2% просто незаметна.

Но это патенты ‘’международного’’ уровню. В РФ, по данным Роспатента, в 2016-м было выдано 33.5 тысяч патентов на изобретения, тогда как в СССР в среднем за год таковых регистрировалось по 80-85 тысяч, т.е. почти в 2.5 раза больше.

В целом, как отмечает ЮНЕСКО, деловой сектор слабо заинтересован в инновационном развитии. Выражается это в низкой доле расходов, выделяемых на приобретение новых технологий, малом числе созданных высокотехнологических предприятий, низкой патентной активностью предприятий. При этом на фундаментальную науку выделяется лишь 17% расходов на НИОКР. Проиллюстрировать эти рассуждения можно следующими данными Росстата об инновационной активности предприятий.

В СССР же половина предприятий занималась инновационной деятельностью. Неудивительно, что доля России и стран СНГ на рынке наукоемкой продукции упала с 8% в начале 90-х гг. до 0.3% сегодня, зато доля минеральных ресурсов (главным образом, нефти и газа) в экспорте увеличилась за период 1997-2013 с 48% до 71%, а продукции высокого передела с 7.5% до 3.7%.


Другая проблема – утечка мозгов. Хотя ее масштабы сейчас и меньше, чем в 90-е, но все равно внушительные.

В 2012-м уехало 123 тыс чел, 2013 – 186 тыс, апрель-декабрь 2014 – 204 тыс. Больше половины победителей международных олимпиад в России уезжают за границу, а возвращается на родину всего 9%. По оценке ректора МИРБИС, доктора экономических наук Елены Бешкинской каждый год уезжает 5-6 тысяч российских ученых экстра-класса. Каждый год уезжает примерно 0.8-1% научных работников России. В результате среди российских ученых лишь 10% младше 30 лет, зато ученых, перешагнувших 50-летний рубеж, почти половина, а старше 65 лет каждый третий ученый РФ.

Как пишет либеральная Газета.ру

Люди, которые хотят капитализировать свои мозги, стремятся уехать из страны. Потому что в «резервации» заниматься наукой, разработками, делать серьезные исследовательские проекты крайне трудно, так как нет возможности полноценно обмениваться информацией и технологиями. Кроме того, для многих профессионалов и предпринимателей сегодня отъезд — это вопрос амбиций. Если исследователю отключают возможность участвовать в международных проектах, а бизнесмена лишают возможности поставлять свою продукцию на внешние рынки, они задумываются об отъезде. Что такое российский рынок? Это всего лишь 146 млн человек плюс сложная логистика и недружелюбная бюрократическая среда. Конечно, если мозги способны произвести продукт, который пользуется спросом на рынке, они хотят, чтобы этот рынок был как можно больше

Об увеличении утечки умов говорит и глава РАН

Ну и наконец, качество научных исследований и квалификация самых исследователей – по сравнению с советскими временами, все это сильно упало. Хорошим показателем этого являются липовые диссертации – с плагиатом, доходящим до 50-90% текста. Правительственная пресса прямо пишет о сложившимся рынке по написанию и подготовке к защите диссертаций, в который включены сотни ВУЗов и тысячи их преподавателей. Более того, большинство ‘’научных'' журналов, включенных в ВАК являются такими же липовыми, которые за деньги могут опубликовать любой бред. И выясненное – лишь верхушка айсберга.


Комментариев пока нет