Есть мнение Статьи Главная тема

CCCР мог стать членом НАТО, если бы не смерть Сталина?

10 февраля 2018

Как известно, создание блока НАТО в 1949 году СССР принял без особого удовольствия, расценив его не только как угрозу национальной безопасности, но и как «подкоп под Организацию Объединенных Наций». Эта позиция имела свои основания: несмотря на то, что устав НАТО предполагал следование договорам, заключенным в рамках ООН, обособление ряда стран в отдельный военно-политический блок было воспринято советским руководством как нарушение «духа» ООН. К тому же у СССР были союзные договора с Англией и США. К примеру, в марте 1949-го советский МИД обратился к правительству Англии с заявлением, в котором отметил, что СССР рассматривает «участие Англии в НАТО как акт, находящийся в противоречии с союзным договором 1942 года».

Мало кто знает, но СССР предпринимал попытки вступить в НАТО с 1949 года, ещё до его официального создания. Началом одной из таких попыток был малоизвестный дипломатический акт из хроники 1949 года - записка советского министра иностранных дел А. Вышинского. В ней выражалась заинтересованность обсудить предложение его британского коллеги Эрнста Бевина об учреждении Организации Обороны Западного Союза (предтечи НАТО) и возможном участии (взаимодействии) СССР с этой организацией. Ответа на предложение не последовало.

Далее в 1951 году А.А.Громыко неоднократно и публично заявлял: «Если бы этот пакт был направлен против возрождения немецкой агрессии, СССР сам бы присоединился к НАТО».

25 августа 1952 года состоялась рабочая беседа И.В.Сталина с послом Франции Л.Жоксом. Посол, разъясняя отношение Шарля де Голля к НАТО, дал понять, что его страна рассматривает Североатлантический пакт как исключительно мирный союз, не противоречащий Уставу ООН. «Сталин рассмеялся и спросил присутствовавшего на беседе Вышинского, не следует ли в таком случае СССР к нему присоединиться». Исходя из предшествующих событий, это не было простой иронией. Скорее всего это были полускрытые намерения Сталина, но его смерть 65 лет назад, 5 марта 1953 года помешала довести этот процесс до конца.

Продолжателем попыток был глава МИДа Вячеслав Молотов, который на заседании Президиума СССР в марте 1954-го года доложил о дискуссии, развернувшейся месяцем ранее на Берлинской Конференции Министров Иностранных Дел. Там советские представители предложили альтернативу Европейскому Оборонительному Сообществу (ЕОС) в виде общеевропейского договора о коллективной безопасности.

СССР в рамках этого проекта безопасного мира был инициатором объединения Западной и Восточной Германии на условиях её конституционного нейтралитета. Для современных немцев это стало шоком, поскольку вплоть до разрушения Берлинской стены они считали, что только Советский Союз ответственен за насильственный раздел Германии.

Предложение о коллективной безопасности Молотова было встречено Западом в штыки. Западные представители выразили несогласие по двум причинам. Во-первых, потому что США и Китай были исключены из списка участников предлагаемого договора, а их статус был низведен до наблюдателей. Во-вторых, англичане обвинили Молотова в политическом интриганстве. Дескать, Москва ищет повод сорвать становление НАТО как оборонительной организации. Глава советского МИДа сказал, что доработает предложения и представит новые, которые будут устраивать всех.

10 марта 1954-го года Андрей Громыко представил Молотову проект записки для Президиума СССР с новыми предложениями, где советская позиция по вопросам европейской коллективной безопасности учитывала требования западной стороны. В первоначальной версии говорилось об особых условиях членства СССР в НАТО. Молотов внес свои коррективы.

«Советское правительство считает, что вопросы, возникающие в связи с этим, должны быть решены в интересах укрепления безопасности народов», - подчеркнул он.

СССР был не против участия США в общеевропейском оборонительном договоре, но при условии мирной или нейтральной политики НАТО в отношении других стран.

В окончательном варианте записки, утвержденном Маленковым и Хрущевым 26 марта и опубликованном 31 марта в том же году, сказано, что главным условием потенциального членства СССР в НАТО является отказ этой организации от любых проявлений агрессии.

К этой ноте прилагался подробный дискуссионный меморандум. Дело в том, что обычно советский министр ограничивался короткими записками, а затем обсуждал темы в личных беседах. Очевидно, что Молотов был уверен в необходимости предварительного тщательного обоснования своей позиции. Всё это говорило о чрезвычайной заинтересованности СССР в формате безопасного послевоенного мира.

Одновременно с СССР, но отдельно от него заявки на вступление в НАТО подали Беларусь и Украина. Какие у них были на это правовые основания, ведь республики СССР не являлись государствами? Очень просто. Им на время дали суверенитет и атрибуты государственности.Это произошло еще во время создания ООН, когда стало ясно, что новая организация станет ареной борьбы между Великобританий, США и СССР. При этом СССР оказывался в меньшинстве. Дабы усилить позиции страны в ООН, Сталин внес предложение о включении в ООН советских республик, ссылаясь на намерение британских доминионов быть участниками организации. Чтобы укрепить свое заявление юридически, Москва начала «игру в СНГ», когда в 1944 году все республики СССР за короткий срок стали отдельными государствами, со всеми атрибутами власти. Из пятнадцати «новых независимых государств» продвинуть удалось лишь Украину и Беларусь. В вопросе вхождения СССР в НАТО мотивы Кремля были те же самые, как и при создании ООН: посредством отдельного включения в альянс БССР и УССР – увеличить число голосов СССР в этой организации. Таким образом, 31 марта 1954 года заявки в НАТО одновременно подали СССР, Украина и Беларусь, как три суверенных государства.

По сообщениям из советских посольств и миссий, а также из публикаций в иностранной прессе, советский проект Общего Европейского Договора Коллективной Безопасности вызвал в Европе массу доброжелательных отзывов, причем практически во всех общественных организациях и в ведущих европейских газетах. Однако официальными лицами США, Франции и Англии прилагались все усилия, чтобы «приглушить эффект» от ноты Молотова.

Шарль де Голль прямо сказал послу СССР Сергею Виноградову, что документ Молотова неприемлем, так как США рассматривается как представитель оккупированной Германии, но поскольку «вечно так не может быть, Америке придется уйти из НАТО». Виноградов парировал тем, что речь идет о Европейском Договоре Коллективной Безопасности, мол, причём тут США, находящиеся "за тридевять морей". Впрочем, вскоре Москва согласилась видеть Америку в европейском оборонном договоре как равного партнера.

7 мая 1954 года США, Франция и Англия ответили отказом: «Нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения», – шла речь в официальном сообщении». Они обосновали это тем, что участие Советского Союза в европейской организации было бы несовместимо с демократическими целями альянса, что «нереальная природа предложения не заслуживает обсуждения». Ответ всем трём заявителям: СССР, УССР, БССР был один – отказ. Чтобы не потерять лица, лидеры западного мира выдвинули неприемлемые для СССР условия: демилитаризации Германии, деоккупации Австрии, отказа от баз на Дальнем Востоке, подписания соглашения о всеобщем разоружении. Обмен нотами и интенсивные переговоры Москвы и Запада по этой тематике продолжались вплоть до Женевской Конференции Министров Иностранных Дел, то есть до октября-ноября 1955 года.

Обе стороны попытались получить политические дивиденды, так ни о чем не договорившись.

Спустя 28 лет, в начале 1983-го года, в СССР вновь поднимался вопрос о возможном членстве Советского Союза в НАТО, но после известных событий с южнокорейским «Боингом-747» к этой теме больше не обращались. Напомним, речь идет об обвинениях, выдвинутых в адрес СССР о преднамеренном уничтожении советскими ВВС этого пассажирского самолета. История неоднозначна, существует множество мнений, что в тот раз была намеренная провокация, так как в это же время у дальневосточных границ СССР «случайно» оказался самолет радиоэлектронной разведки ВВС США РC-135. Так или иначе, вину возложили на СССР, а в мире развернулась настоящая антисоветская истерия. Американский президент Рейган назвал СССР «империей зла» и призвал «к крестовому походу». Холодная война достигла своего нового пика. Об очередной попытке вступления в НАТО пришлось надолго забыть, а мир оказался на грани ядерной войны, в связи с американскими учениями Operation Able Archer (операция «Умелый лучник») 2 ноября 1983 года. Так завершилась последняя попытка Советского Союза сблизиться или стать членом НАТО. Следующая была предпринята уже при президентстве Ельцина в 1991 году, которая закончилась подписанием программы «Партнерство ради мира».

Комментариев пока нет