Есть мнение Статьи Открытая трибуна Главная тема

На благо Арабского мира: Как сегодня ЕС уживается с Ближним Востоком?

08 апреля 2018
Последние события на Ближнем Востоке вынуждают глобальных акторов внести коррективы во внешнеполитические концепции. И Европейский союз - не исключение. Какую мы видим внешнюю политику ЕС сегодня - вынужденный диалог ради собственной региональной безопасности или попытка самоутвердиться на мировой арене. Об этом - данная статья.

Сегодня в свете современной расстановки сил на международной арене, вызванной усилением военно-политической напряженности, наблюдается тенденция изменения центросиловой конфигурации современной политической системы, а именно – ведением международными и, в частности, региональными организациями многосторонней внешней политики. Актуальным примером является ближневосточная политика Европейского Союза, безопасность которого в настоящее время сильно подорвана влиянием таких явлений, как транснациональный исламистский терроризм и неконтрольная миграция.

Несмотря на то, что ЕС является третьей экономикой мира, он не всегда в полной мере использует свой потенциал. Однако ЕС, как любая другая организация, стремящаяся сохранить свою репутацию как глобального актора, имеет возможность и шансы на защиту от внешних угроз, влияющих на безопасность и жизнедеятельность в мире.

В рамках сотрудничества с Ближним Востоком, ЕС проводит гибкую, открытую политику, как, собственно, к любой региональной системе мира, особенно – в свете нынешних внешних угроз безопасности. ЕС содействует практическому сотрудничеству с Ближним Востоком по вопросам противодействия терроризму, обеспеченности продовольствия, ликвидаций последствий стихийного бедствия.

С момента установления фундамента в отношениях с Ближним Востоком с начала 1970-х годов, менялся не только формат самого диалога, но и менялись повестки дня, что говорит об укреплении и развитии сотрудничества: Если в прошлом веке было три центральные темы диалога, такие как политическое взаимодействие, экономическая выгода и энергетическая безопасность, то сегодня ЕС и Ближний Восток создают и расширяют новые сферы сотрудничества, являющиеся жизненно важными для ближневосточного региона, прежде всего, в вопросе континентальной безопасности.

Сегодня одной из главных проблем внешней политики ЕС в регионе является несогласованность государств-членов в принятии важнейших решений. К примеру, слабо можно поверить, что ЕС внес огромный вклад в урегулировании сирийского кризиса. На деле же активную роль сыграл не ЕС, а единая коалиция против ИГИЛ, представленная вооруженными силами России, США, Канадой, Ираком, а также такими странами-членами ЕС, как Франция, Германия, Дания, Бельгия и Нидерланды. Это говорит о том, что отдельные государства, а точнее – их вооруженные силы – намного эффективнее решают вопросы безопасности, нежели тот же ЕС, который создан прежде всего, как экономический и дипломатический союз, но не военный.

Другой пример – ливийский кризис 2011-го года, когда официальные Франция, Великобритания и Германия выступили инициаторами военного вмешательства в конфликт. Однако, Европа была бессильна действовать самостоятельно, и в этой ситуации страны вынуждены были получить поддержку со стороны США.

Не всегда наблюдаются сдвиги в правильном направлении и в плане сотрудничества ЕС с отдельными странами. В сирийском вопросе после обнародования доклада ООН о расследовании случаев применения химического оружия, в ЕС рассматривается вопрос о введений новых санкции против Асада. В Ираке в ответ на результаты референдума о независимости Курдистана, которые ЕС не признал, Брюссель запустил новую гражданскую миссию ОПБО в Багдаде «для помощи иракским властям в осуществлении гражданских аспектов стратегии безопасности Ирака».

Наглядный пример современности – диалог Турции и ЕС, которые в последнее время обмениваются взаимными претензиями, нежели общими интересами. Прежде всего – в вопросе вступления Турции в ЕС: Анкара не видит в ЕС желания достичь прогресса в данном вопросе, а Дональд Туск (Председатель Европейского Совета)  в ответ считает, что страна скептически относится к присоединению. Причина – проблемы, связанные с нарушением прав человека в Турции. Другое дело, что Турция проводит осторожную политику в отношении с Западом, но пока не говорит о смене вектора на российский.

Обратим внимание также на незамедлительную реакцию США на решительный шаг ЕС в диалоге с арабским миром. В октябре 2017 года состоялось подписание соглашения о перемирии между ФАТХ и ХАМАС, давшего старт примирительному процессу между палестинскими движениями. ЕС приветствует это решение. Однако в декабре Трамп признает Иерусалим столицей Израиля. Единственное возможное решение конфликта – основано на уровне «два государства для двух народов» с Иерусалимом в качестве их совместной столицы. Важно отметить, что европейские государства демонстрируют солидарность с позицией ЕС. Следующая громкая акция Трампа – осуждение выхода из соглашения по ядерной программе Ирана, подписанного в 2015 году между «шестеркой» и Тегераном. Как отметила верховный представитель ЕС по внешней политике Фредерика Могерини, соглашение является международным, и ни одна страна не сможет положить ему конец. Европа выступает консолидировано: Великобритания, Германия и Франция подтверждают приверженность соглашению.

Впрочем, если оглянуться на несколько последних кризисов на ближневосточном регионе, то в них Европейский Союз не сыграл ключевой роли в урегулировании конфликтов в Сирии и Ливии по следующим причинам:

1. Внешнеполитическая стратегия ЕС на Ближнем Востоке до сих пор не усовершенствована. Стоит признать тот факт, что официальный Брюссель постоянно менял подходы и формы диалога с арабским миром, создавал и расширял новые повестки дня. Но единого механизма в ближневосточном направлении явно не существует. Пока что ориентир обозначен только теоретически и документально, но не на практике.

2. Отсутствие согласованности внутри ЕС при принятий важных решений. Лишь некоторые страны, как Франция и Германия, проявляют инициативу в решений конфликтов на ближнем востоке. Кроме того, Франция и Германия – на сегодняшний момент единственные страны из ЕС, которые в целом, исходя из исторических соображений, а также из финансовых и стратегических возможностей, способны нести ответственность за европейскую стабильность и безопасность.

Перечисленные проблемы привели к тому, что в большей степени ЕС сам пострадал от своей же внешней политики. С 2014 года транснациональный исламистский терроризм набирает обороты. В 2015 году в Париже произошел крупнейший теракт, повлекший за собой 130 погибших. Через год объектами террористов стали Бельгия, Швеция и Великобритания, а летом 2017 года была полностью оккупирована Испания. Но это не говорит о том, что весь мир не стоит на месте. В 2015 году ЕС внес поправки к Шенгенскому закону о границах, где ЕС совместно с международным Интерполом устанавливает жесткий контроль за граждананми ЕС. Через год ЕС учредил новую антитеррористическую директиву, цель которая заключается в усилении законодательства ЕС в области противодействия терроризму. В рамках этой программы реализуются меры по предотвращению целей вступления граждан ЕС в террористические организации и пункты подготовки террористов, а также оказании финансовой и информационной поддержки. Также был создан специальный отдел для сбора разведанных информационных ресурсов государств-членов ЕС.

Касательно перспектив можно сказать, что несмотря на сложности, для ЕС Ближний Восток по-прежнему остается предметом озабоченности исходя из интересов региональной безопасности. В настоящее время против проблем, исходящих от Ближнего Востока, необходимо действовать сообща. Это касается не только ЕС, который переживает не самые лучшие времена, как во внутренней, так и во внешней политике, но также касается и других ключевых акторов – России, отношения ЕС с которой находятся в кризисном состоянии, и США, в тени которой находится ЕС – по финансам, по военной мощи и по внешнеполитической стратегии.

Единственным останется вопрос, что будет, если ЕС, также как США и Россия не смогут быть вовлечены в урегулировании кризисов на Ближнем Востоке? Доклад национальной разведки США о глобальных тенденциях 2030 года предлагает несколько сценариев развития.

Одним из предлагаемых сценариев является «Сценарий заглохших двигателей», суть которых заключается в следующем: США и Европа не смогут вмешиваться в любой конфликт и занимаются исключительно внутренней политикой. Это важно, особенно с учетом того фактора, что исламская революция послужит началу третьей мировой войны, согласно данному докладу. В последствии все сильнее увеличится разрыв между развитыми и беднейшими государствами, что может привести к еще большей напряженности во всем мире дестабилизации на ближневосточном регионе, который пострадает от пандемии, природных катаклизмов и нехватки продовольствия.

Другой сценарий «Интеграция» является наилучшим для всех сторон кризисных ситуации, и для ЕС и Ближнего Востока в том числе. В случае Ближнего Востока, напряженность в регионе остается, но расширение многостороннего сотрудничества в борьбе с терроризмом, пандемией и нехваткой продовольствия со стороны ЕС сможет уменьшить риск напряженности в регионе.

Таким образом, можно сделать следующий вывод: для налаживания, усиления и углубления диалога ЕС и Ближнего Востока необходимо создание четкого механизма ведения диалога и усовершенствование ранее установленных форм диалога с Ближним Востоком – в рамках работы Союза для Средиземноморья и Европейской политики соседства, особенно при условий полной согласованности между всеми государствами-членами ЕС, которые несут прямую ответственность за жизнеспособность и безопасность в регионе, а также за отстаивание и поддержку интересов в диалоге с арабским миром.


P,S, - Данный текст основан на статье "Внешняя политика Европейского Союза на Ближнем Востоке: современные вызовы и перспективы", подготовленной для конференции по ближневосточной проблематике им. Е.М.Примакова 2018 г.

Комментариев пока нет