Есть мнение

Мутация террористической войны

29 октября 2016

Появляется ли новый вид террористической войны?

Революция в области военных технологий, которая произошла в ХХ веке, сделала прежнее качественное отставание слабого принципиально иным, так как возник гигантский технологический разрыв. Как следствие, слабый фактически оказывается беззащитным перед сильным. В частности, аэрокосмическая мощь США позволила им в конце ХХ – начале ХХI века вести так называемые «бесконтактные войны» практически без потерь и при полном сохранении собственной неуязвимости.

Так, в бывшей Югославии вооруженные силы США не вели наземных боевых действий и, тем не менее, войну выиграли путем применения ракет, бомб и формирования нужного им общественного мнения.

«Асимметричным ответом» (то есть не равнозначным) на этот гигантский технологический разрыв между различными государствами и народами стала диверсионно-террористическая война. Эта война характеризуется практически полным отсутствием непосредственных боевых столкновений между воинскими частями и подразделениями, ее ведет «латентный», т.е. скрытый противник. В этом ее принципиальное отличие от других типов войн. Как правило, ее главным объектом является государственная инфраструктура противника.

Сопоставляя разные типы войн, заметим существенные различия между ними.

Так, в ходе регулярной войны достижение её политических целей имеет место в результате разгрома вооруженных сил противника или нанесения ему серьезного поражения.

В партизанской войне цели достигаются благодаря нанесению вооруженным силам противника значительных потерь.

При ведении диверсионно-террористической войны этого может вообще не потребоваться, т.е. вооруженные силы сохранены, но политически война оказывается проигранной. Однако не исключается и вариант нанесения вооруженным силам немалого ущерба, если именно они становятся объектом ударов боевиков-террористов.

Тут очень показателен пример действий последних против израильской армии на юге Ливана в 1982-1985 годах. После окончания в 1982 году операции в Ливане под названием «Мир для Галилеи», руководство армии обороны Израиля столкнулось с новой для себя проблемой: теперь боевые действия нужно было вести уже не против регулярных армий враждебных государств, а против относительно небольших террористических групп. Эти группы скрывались среди мирного населения и применяли тактику внезапных нападений и нанесения избирательных ударов не только по армейским частям, но и по гражданским объектам.

Высокая степень вариативности диверсионно-террористической войны размывает границу между ней и партизанской войной. Нередки случаи их фактического слияния, поскольку диверсионно-террористическая война возникает на стыке партизанской войны и политического терроризма.

Предлагаю читателю самостоятельно ответить на вопросы:

1. Почему новые технологии способствовали появлению иного типа войны?

2. Чем похожи политический терроризм и диверсионно-террористическая война?

3. Чем различаются политический терроризм и диверсионно-террористическая война?

4. Что роднит партизанскую и дивверсионно-террористическую войны?

Продолжение следует.

Сергей Мельков

Комментариев пока нет