Есть мнение Открытая трибуна Главная тема

Мосул может стать причиной турецко-иранского конфликта

25 ноября 2016

Позиции Турции и Ирана диаметрально противоположны в вопросах разрешения сирийского и иракского военного кризиса. Официальное правительство в Тегеране формально выступает против военного участия Турции в Сирии и оказывает существенную поддержку отрядам шиитских ополченцев "Аль Хашд аль-Шааби" в Ираке, которые, в свою очередь, по мнению турецкого руководства, создают серьезную угрозу для Турции.

Турецко-иранские отношения существенно обострились после того, как обе стороны заявили о своей поддержке конкурирующих групп на Ближнем Востоке. Конфронтация между государствами особенно активизировалась после того, как в результате "арабской весны" вооружённые конфликты охватили территории Сирии, Ливии и Йемена. В то время, когда Турция решительно выступает против режима Башара Асада в Сирии и поддерживает Свободную сирийскую армию, Иран оказывает поддержку оппозиционным Турции группировкам. Помимо прочего, несмотря на формальное неучастие в вооруженном конфликте в Йемене, Иран продолжает заявлять о своей поддержке йеменских повстанцев - хуситов, что дало основания Президенту Йемена Абд-Раббу Мансуру Хади назвать их «марионетками Ирана» и обвинить официальное правительство в Тегеране в разжигании международного кризиса и нарушении суверенитета Йемена. Вместе с тем, Анкара считает вмешательство военных сил Королевства Саудовской Аравии в подавление "агрессии хути" законным актом.

Несмотря на то что и Иран, и Турция формально не находятся в состоянии конфликта, операция по освобождению иракского города Мосул делает актуальным вопрос о том, возможны ли согласованные действия между Тегераном и Анкарой и не находятся ли данные государства по разные стороны баррикад?

Тогда как турецкое руководство оказывает помощь в военной подготовке лояльных отрядов иракских курдов, возглавляемых Мосудом Барзани, а также ряда арабских суннитских племён, выступающих под эгидой "Аль Хашд аль-Ватани", Иран официально выступает с поддержкой Джалала Талабани, основного конкурента Барзани, и явно поддерживает шиитских военные формирования "Аль Хашд аль-Шааби" и силы Народного ополчения Ирака (PMF), получившие свою известность в результате зверств по отношению к суннитам в битвах за Тикрит, Рамади, Фаллуджу. В настоящее время PMF включают в себя "Абу аль-Фадль аль-Аббас" (QQAFA), бригады 'Али аль-Акбар", бригады "Хезболла" и другие проиранские вооружённые формирования, по отношению к которым Турция занимает непримиримую позицию.

В целях защиты, прежде всего, суннитского населения Ирака (туркоманов) от действий PMF Турция была вынуждена сосредоточить значительный контингент своих сил на иракской границе, несмотря на возражения официального Багдада и претензии со стороны Тегерана. И, в случае обострения обстановки на театре военных действий, турецкая армия вполне может пересечь границу Ирака по "сирийскому сценарию", реализованному в Джарабюлусе.

В настоящее время у турецкого руководства есть все основания считать, что Иран способен переступить "черту" в деле организации этнической чистки по отношению к суннитскому населению Ирака. Вместе с тем, Тегеран не скрывает своих планов по дальнейшему участию в иракском конфликте, связанном с освобождением второй столицы "Исламского халифата". Данное обстоятельство может спровоцировать вооруженное столкновение между Ираном и Турцией из-за влияния на Ирак. И, похоже, стороны на данный момент далеки от поиска мирных способов нейтрализации потенциального конфликта.

Подобный вариант развития событий не кажется столь маловероятным, учитывая активизацию движения тебризских тюрков, проживающих на территории Ирана и занимающих явно протурецкие позиции. В условиях обострения конфликта Турция способна с их помощью расшатать государственное устройство Ирана, фактически поддержав стремление тебризских тюрков, возглавляемых Мухаммедом (Октаем) Рашиди, к независимости от официального Тегерана.

В этой связи, движение за права Южного Азербайджана, оппозиционно настроенного к иранскому государству, вполне в состоянии стать отправной точкой турецкой внешней политики по разрешению конфликта с Ираном.

Комментариев пока нет