Статьи

Миротворческий паллиатив: неутешительные итоги

04 февраля 2018

             Одними из важнейших принуждающих институтов по деэскалации региональных конфликтов оказалось созданное под эгидой Организации Объединенных Наций миротворчество. Решая проблемы войны и мира на счету государств-членов организации в общей сложности 64 проведенные или действующие миротворческие операции. Пестрота, с которой появлялись все новые очаги нестабильности гасилась с помощью открытого диалога представителей глав правительств. В стенах Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности их усилиями вырабатывались пути по добровольному и бесконфликтному решению споров. Благодаря миротворчеству многие конфликты не только не переросли в масштабные международные столкновения, но и стали основой для выработки новых принципов вмешательства и расширения тактики гуманитарных интервенций. Миротворческие операции сегодня обретают особую роль в международных отношениях и представляют собой важный сдерживающий фактор в условиях повышенной конфликтности субъектов этих отношений – иностранных государств, транснациональных организаций и иных сторон. Соединяя в себе деятельность по строительству в постконфликтное время; уничтожение систем вооружений и боеприпасов; помощь беженцам и доставка продуктов питания, добровольческие отряды не могли оказывать значительного сопротивления воюющим сторонам, довольствуясь лишь оборонительным огнём.


С учетом гуманистического всплеска, направленного на возрастание ценности человеческой жизни особенно в условиях гуманитарных катастроф и внутринациональных войн, потери, зафиксированные в официальной статистике с 1948 по 2010 год выглядят внушительными – 2831 погибших. Примечательным является тот факт, что за первые сорок лет было проведено лишь тринадцать операций, тогда как основная проделанная миротворцами работа приходится на наше время. Для того чтобы, с одной стороны, осознать какой дорогой ценой решаются региональные проблемы, предвосхищающие гуманитарные катастрофы, а с другой, понять логику национальных государств, избегающих применение своих вооруженных сил в существующих конфликтах (использование сухопутной армии в активных боевых действиях на чужой территории, стало настоящим ночным кошмаром рациональных политиков и налогоплательщиков) и всеобщего осуждения, небезосновательным будет привести результаты исследования корреляции потерь среди личного состава международных миротворческих групп за весь период проведенных операций. 


Нарастающий хаос и формирование «дуги нестабильности» ( Прим. Пояс от западной Европы до морских границ Юго-Восточной Азии, через который проходит наибольшее число очагов вооруженных конфликтов) заставляют дипломатов уделять первостепенное внимание безопасности. Опуская терминологию укажем, однако, на распространенное определение «миротворческой операции». Согласно устоявшейся универсальной позиции ООН, под операцией понимается применение «многонациональных сил под командованием ООН для ограничения и урегулирования конфликтов между странами», выполняющих роль нейтральной стороны «для установления и сохранения режима прекращения огня и создания буферной зоны между воюющими сторонами».

Благодаря статистике которую ведет крупнейшая наднациональная международная организация, сделавшая в области достижения мира и развития для человечества несравнимо большее, чем отдельные национальные государства, у нас есть уникальная возможность оценить потери в конкретных миссиях и сделать некоторые выводы, в том числе сравнительные.

Таблица 1. Данных по погибшим миротворцам в прошедших и действующих операциях ООН и международных организаций. 

1. В общем выражении потерь за период до 2010 года, больше всего потерь несут непрофессиональные группы военнослужащих. Наибольшее количество потерь среди военнослужащих происходило в следующих миссиях под мандатом ООН: UNAMID, ONUC, MONUC, UNAMSIL, MINUSMA, UNEF, UNIFIL, UNFICYP, UNMIL, UNMOT, UNOMIG.

2. Описанные выше данные по миротворческим миссиям демонстрируют следующую тенденцию: практически все обозначенные миссии с высокими потерями проводятся с 2000-года по настоящее время. Такие потери могут быть объяснены следующей группой факторов:

Фактор А. Уже известное нам уплотнение спектра разнообразных миротворческих миссий. До 1995 – года число миссии крайне ограниченно. Их увеличение способствует большим рискам для военнослужащих (эффект масштаба участия).

Фактор Б. Совершенствование методов и механизмов ведения боевых действий, что повышает число летальных исходов в результате примененных против миротворцев видов вооружении и специфики региона. Оснащенность сил, предоставленных ООН, продолжает отставать даже от сепаратистских разрозненных отрядов противодействующих легитимным правительствам или участвующих в гражданских войнах ХХI века.

Фактор В. Передача эстафеты от традиционных держав, молодым государствам-членам ООН, по предоставлению регулярных военных сил для миротворческих операций. Если в ретроспективе использовались небольшие профессиональные группы военных из развитых государств и главных участников «холодного» противостояния, то сегодня первый мир или «золотой миллиард» (высокоразвитые постиндустриальные государства) отказывается отправлять военнослужащих для проведения глобальных миротворческих миссий в пользу гуманитарной и воздушной поддержки. Вместо них основные человеческие ресурсы исходят из слаборазвитых или развивающихся государств, армии которых плохо обучены и имеют низкие боевые навыки, что снижает степень их выживаемости и эффективности даже в условиях номинального миротворческого присутствия.

3. Среди потерь на втором месте выделяются местные полицейские силы и легитимные отряды правительства, города и ополчения. Также можно наблюдать частичную или полную корреляцию потерь сотрудников международных организаций с местными работниками, например, в миссиях MINUSTAH, MONUC, MONUSCO, UNAMA, UNAMID, UNIFIL, UNMEE, UNMIK, UNMIL, UNMIS, UNMISS, UNTAC, UNTSO, UNOCHI, UNPOS.

4. Абсолютным лидером среди потерь является миссия United Nations Interim Force In Lebanon миротворческие силы ООН, размещённые в южном Ливане – 312 человек.

Нет ни одной миротворческой миссий ООН, проведение которой обошлось бы без потерь от поддерживающих сторон. При общей выборке, среднестатистическая смертность в процессе миростроительства соответствует группе в 50 человек. Большая ли это жертва для сил поддержки XXI века? Для сравнения: официальные потери российских Воздушно-космических сил в Сирии на 1 октября 2017 года составляет 37 человек. Но какие ответы еще может дать унификация и детальный разбор потерь миротворцев?

Во-первых, сопротивление стран совместному вмешательству под началом наднационального управления становится ответом на те раздражители, которые не укладываются в программу их долгосрочного развития и приоритета личных интересов, мимикрирующие под коллективные.

Во-вторых, страх человеческих потерь блокирует принятие контрольно-полицейских мер. Мы видим, как неохотно исполняются решения по наращиванию военного присутствия государствами, волей не волей находящимися под давлением международного общественного мнения (гражданского общества и правовых организаций). Апатия и поствъетнамский синдром вернулись на повестку дня. Даже кратковременная духовная мобилизация, основанная на катастрофах подобно парижским терактам, не способна убрать с обсуждения вопросы о цене вмешательства во внутренние дела. Возникающей нерешительностью пользуется иная группа держав, в силу традиционалистских и авторитарных тенденций позволяющая устраивать показательные столкновения в приграничных зонах: грузино-осетинский, приднестровский, нагорно-карабахский, украинский, синьцзян-уйгурский конфликты, явное тому подтверждение.

В заключении, анализ данных пункта 3, отражающего корреляцию потерь служащих, позволяет составить «карту опасности» и сгруппировать отраженные в таблице 1. миссии по следующей регрессивной шкале:

А) с максимальным числом летальных исходов – миссии государств Северной Африки, Африки Южнее Сахары и Ближнего Востока.

Б) умеренной опасности – миссии Карибского Бассейна, Южной Америки и Средней Азии

В) относительной безопасности – миссии Восточной Европы, постсоветского пространства и территории Юго-Восточной Азии.


Комментарии:

Важно указать, что исследование проводилось в несколько этапов. Первоначально были приведены в программный вид числовые данные и осуществлена первичная разведка. С помощью программы выполнены корреляционный и факторный анализы потерь сторон в операциях, с использованием data mining. Подробнее о программах:

Deductor algorithm URL: https://basegroup.ru/system/files/documentation/guide_algorithm_5.2.0.pdf (Дата обращения 27.09.2017)

ODNI Data Mining report URL: https://www.fbiic.gov/public/2008/feb/ODNI_Data_Mining_Report.pdf (Дата обращения 27.09.2017)

Выборка проводилась среди следующих типологии операций:

- миротворческие операции, представленные государствами-членами ООН (peacekeepers);

- операции, формирующиеся под контролем Департамента по миротворческим операциям (Department of Peacekeeping Operations, DPKO);

- иные миротворческие операции, при косвенном участии Департамента по миротворческим операциям (например, операции НАТО или других международных организаций) (non - DPKO).

Таблица построена на данных сайта ООН и переведена на русский язык: https://peacekeeping.un.org/sites/default/files/statsbyyear_1_1.pdf

Была проведена оценка следующих вовлеченных в конфликты групп (Таблица 1.), включающих:

- полицейские службы;

- военных миротворцев;

- местных сотрудников, помогающих проведениям операций;

- сотрудников из международных организаций;

- сопутствующего персонала;

Под наибольшим количеством подразумевается сумма потерь, превышающая сто человек.

Комментариев пока нет

Сможет ли институт миротворчества ООН отвечать современным вызовам и возникающим кризисам мировой повестки дня?