Михаил Делягин: Деноминации не будет

М. Делягин:

— Здравствуйте, друзья. Мне очень приятно было слышать конец предыдущей передачи, где Игорь Рыбаков ввел новый термин – культура сохранятельства. По-моему, очень правильный термин. Не охранительства, как у нас иногда говорят, когда подразумевается, что есть что охранять. Нет, культура сохранятельства, даже самосохранения. Я согласен с его выводом о том, что с этим надо кончать…

Ну а у меня для вас опрос. В связи с последними событиями я все чаще слышу две позиции, которые с разных сторон звучат совершенно одинаково. С одной стороны, большому количеству людей, которые выражают свое недовольство чем-то в нашем государстве, традиционно говорят – ну, вы же сами их избирали. Вы же сами голосовали за Ельцина, вы же сами голосовали за Путина, вы же сами голосовали за Медведева, вы же сами голосовали за «ЕдРо»… Чего вы хотите? И люди достаточно долго как-то на это реагировали спокойно. А вот в последнее время я все чаще слышу ответ – а мы за это не голосовали, а мы не знаем, кто голосовал за этих людей, вот пусть тот, кто голосовал, тот и разбирается. С другой стороны, со стороны правящей бюрократической тусовочки, тоже очень сильна позиция, что, ребята, голосуй, не голосуй, все равно ничего не получите, потому что мы пришли всерьез и надолго и это наша страна, а не ваша. Прямо такими словами не говорится, но интонации и общий смысл предельно ясен… вот когда говорят «мы вас рожать не просили», «мы вам ничего не должны», «мы вам уже всю помощь оказали»… У меня к вам вопрос – а верите ли вы вообще в избирательную процедуру? Если быть более точным, верите ли вы в то, что вы избираете власть? Меня не интересуют в данном случае ваши представления о том, как есть на самом деле. У меня есть своя точка зрения. Но смысл вопроса в том, чтобы и я, и вы узнали ваше обобщенное мнение, пусть даже оно будет вдруг неправильным. Я хочу подчеркнуть, что это очень важно…

Ну, и хорошая новость. Владимир Владимирович Путин выступил с новой инициативой о том, что нужно разработать стратегию развития на ближайшие 10 лет. Правда, я не очень понимаю, почему 10 лет?.. Но, как бы десять лет тоже неплохо. Мы помним, что в нулевом году была программа 2010 – когда господин Греф, тогда министр экономического развития, выдвинул идею о том, что нужно отказаться от социального государства и сделать государство исключительно субсидиарным, — но его соответствующие абзацы стратегии вымарали, потому что они противоречили Конституции – тогда на это смотрели. А в результате социальное государство ликвидировали ударными темпами, под фанфары об удвоении ВВП. А потом была стратегия 2020, тоже десятилетняя, которая в общем ничего, кроме смеха, ни у кого не вызывала… Вот 2020 год наступил, о прошлых десятилетних стратегиях стараются лишний раз не вспоминать, чтобы не позориться, ну, сейчас будет разработка следующей десятилетней стратегии, хотя, мне кажется, что при таком управлении, как сейчас, у нас, да и у государства, десяти лет нет. Дай бог, если десять месяцев есть, а, боюсь, что и десяти месяцев нет, относительно стабильной ситуации с относительно понятными и предсказуемыми условиями.

Ну и ключевой вопрос, который сейчас связан с событиями в Хабаровске. Я думаю, что все понимают, что из себя представлял бизнес 90-х годов, особенно успешный, особенно средний и среднекрупный, особенно на Дальнем Востоке, где все было совсем просто, намного проще, чем в Москве. Меня уже заваливают, с одной стороны, сообщениями о том, что в те времена бизнесмен не мог не отстреливаться, иначе бы его убили, с другой стороны – убийца, мерзавец, негодяй и т.д., господин Фургал, — но у меня вопрос другой. Виноват он или не виноват, покажет суд. Я думаю, что действительно никакие правоохранительные органы обвинения в убийстве, не имея железобетонных оснований, не выдвинули бы. Но когда огромная часть города выходит на митинги и то, что я слышу внятного из охранительских рядов – это тявканье на тему того, что это все кровавые деньги Госдепа, — простите, но это проявление неадекватности, причем, проявление неадекватности власти. У меня практический вопрос. Я понимаю, что система может совершать любые ошибки. Но система жива не тогда, когда она не совершает ошибок. Система жива до тех пор, пока она эти ошибки пытается исправить. И здесь ошибка не в Фургале. Ошибка в тех людях, которые его все эти 15 лет покрывали. Обратите внимание, действительно 15 лет назад совершено преступление. Больше половины времени из этого срока товарищ Фургал, сначала депутат, а потом губернатор, был на самых верхах государственной власти. А почему фильтрующие органы ничего не делали? Когда-то при советской власти их называли компетентные органы. Что, теперь их нужно называть некомпетентными органами? Мне вот прислали гипотезу, почему это так. Потому что был такой генпрокурор Чайка и был такой замгенпрокурора Малиновский, который в свое время возглавлял прокуратуру по Хабаровскому краю. И действительно, пока Малиновский был, что называется, на коне, а его даже наказывали, по-моему, за то, что он Фургала пытался покрывать, но пока Малиновский был на коне, у него все было замечательно – у Фургала. В прошлом году Малиновский ушел вместе с Чайкой и вот в следующий же год – ну, это время для того, чтобы доработать дело – все и пошло. Но главный вопрос, который стоит сейчас, будут ли расследовать преступление Фургала, если оно было? Это уже расследуют. Это уже вопрос доказательств в суде. Хотя я не очень понимаю господина Трутнева, почему он говорит о президенте. Что, возможна ситуация, когда суд признает Фургала виновным, а президент после этого скажет – нет, я все равно оставляю его губернатором? Как-то не могу себе представить такую ситуацию. Все-таки пусть и очень формально, но все-таки судебная власть является ключевой. Но вопрос-то в другом – а будет ли расследование того, почему господин Фургал 15 лет, если, конечно, он виноват, безнаказанно строил карьеру? Будет ли расследовано, если признают его виновным, кто его покрывает? Это вопрос об ответственности государственных деятелей за преступления. У нас сплошь и рядом судьи выносят неправосудные приговоры и прекрасно себя чувствуют. Вот сейчас закончилась только что эпопея судьи Хахалевой знаменитой из Краснодарского края. Знаете что с ней? Ее досрочно лишили права судить граждан. Хотя после той свадьбы и после этой истории со всеми этими дипломами остается только развести руками. Сколько таких судей, которые, имея дипломы вузов, которые в то время, если я правильно понимаю, не выдавали таких дипломов, нас сейчас судят? А в чем дело? А дело в том, что они абсолютно безнаказанны. И чиновники абсолютно безнаказанны, и все знают – следователь знает, что он может закопать невиновного человека. Он может по доносу наркомана человека посадить и гноить его почти сколько угодно, и все будет хорошо, и его никто никогда не накажет, этого следователя. Вот в чем проблема. В безнаказанности преступлений, которые совершают государственные деятели. Не Фургала, а тех, кто их крышует. И если это не будет расследоваться, то следующий этап – какого-нибудь такого найдут в правительстве, а потом, может, и повыше, чем в правительстве, найдут такого же, и мы будем дружно удивляться… ну, кто бы мог подумать… и люди будут выходить на протесты, потому что в глазах людей убийца будет лучше, чем федеральная власть, которая безнаказанно крышует убийц. Вот в чем проблема, которая сейчас стоит. Это проблема делегитимизации власти как таковой, которую я вижу в вашем голосовании очень четко, очень ярко.

Итак, нам пишет Евгений: «Голосование по поправкам в Конституцию было стопроцентно честным. 1 июля в решающий день голосования правительство повысило тарифы ЖКХ, тем самым показало, что от волеизъявления народа ничего в этот день не зависело». Ну, я думаю, что все-таки эти вещи не связаны друг с другом. «8150» отвечаю – деноминации не будет, потому что это глупость и даже Набиуллина, я думаю, понимает, что это глупость. Девальвация будет, не как в 1998 году, помягче, более того, доллар может упасть еще сильнее, чем рубль в краткосрочном плане, но девальвация будет, потому что, если не развивать экономику, то без девальвации никуда не деться.

Давайте примем звоночек. Татьяна из Москвы, здравствуйте.

 

Татьяна:

— Здравствуйте. Михаил Геннадьевич, я хочу сказать, что я слушала ваш эфир, когда вы говорили про нестабильность в Соединенных Штатах Америки и ожидаемые вами какие-то там выступления… одним словом, я как-то восприняла это не очень реально. Но когда все это произошло, я восхищена вашим знанием…

 

М. Делягин:

— Спасибо большое. Я езжу иногда в Америку и там общаюсь с людьми, которые хорошо в ней разбираются.

 

Татьяна:

— Понятно. Теперь вопрос. Михаил Геннадьевич, вот этот ужасный факт, что Эрдоган сейчас фактически уничтожил нашу святыню христианскую, мне кажется, что это гораздо серьезнее, чем кажется на первый взгляд, если смотреть в контексте тех событий, которые начались в Соединенных Штатах.

 

М. Делягин:

— Спасибо большое. Мне тоже это категорически не понравилось. Но есть несколько уточнений. Во-первых, Айя-София, после того, как она перестала быть православной церковью, была мечетью чуть ли не полвека. Она музеем была сто лет, или около того, а перед этим она была мечетью почти полвека. И там сохранилась православная мозаика, там сохранился угол, куда можно зайти, посмотреть, и даже помолиться можно было, пока это был музей. То есть, Эрдоган плюнул не в нас. По крайней мере, он так думал, что не в нас. Он плевал в своего Ататюрка. Во-вторых, вступаться сейчас в этой ситуации, означает вступаться за предателей православия из Константинопольского патриархата. Вступаться за предателей немножко странновато, на мой взгляд. Опять-таки это вопрос религиозный и церковный, это не мои вопросы, но это – мой взгляд со стороны. Я могу, конечно, здесь очень сильно ошибаться. Дальше. С точки зрения Эрдогана. Что сделал Эрдоган: Он превратил музей в церковь. В свою, естественно, церковь, в мусульманскую, в мечеть. Что делали мы с Исаакиевским собором? Не помните? Мы сделали ровно то же самое. С точки зрения Эрдогана он сделал ровно то же самое, что светское государство Российской Федерации сделало с Исаакиевским собором. Поэтому такая сдержанная реакция у нас. Я думаю, в силу всех этих факторов. Ну и, кроме того, некоторые думают, что Конституция действует, и я в их числе, и вообще-то говоря с этой точки зрения Россия светское государство все-таки и во внутрицерковные свары лезть не должна. Другое дело, что это теперь не музей и вопрос, какой будет туда доступ? Потому что есть мечети, в которые может войти немусульманин. А есть мечети, скажем, Большая Мечеть Санкт-Петербурга, куда при советской власти немусульманин мог войти и его даже туда всячески зазывали, но уже лет десять, как туда формально немусульманин войти может, но моим друзьям, которые там живут, ни разу войти не удавалось. Так что вопрос доступа – это другая тема. И, думаю, что, если бы у нас был эффективный МИД, то он бы сейчас с Эрдоганом провели переговоры о том, чтобы можно было бы в определенном регламенте, с соблюдением всех чувств верующих, посещать в качестве туристов Айя-Софию. Давайте примем еще звоночек. Николай, Московская область, вы в эфире.

 

Николай:

— Добрый день, уважаемый Михаил Геннадьевич! Президент сегодня в очередной раз заявил, что нашим приоритетом будет борьба с бедностью, которую обещано им ранее победить аж в 2024 году. За это время в СССР ликвидировали безграмотность, беспризорность, безработицу, начали индустриализацию. И на этом фоне и на фоне растущих цен странно звучат слова его пресс-секретаря Пескова – мы помним о наших пенсионерах и проиндексируем им пенсии аж в следующем году. Видимо, ему неизвестна русская поговорка «дорога ложка к обеду». И тоже странно звучат в СМИ заявления, что нужна финансовая помощь пострадавшим от коронабесия ресторанному и туристическому бизнесам. Может, вы слышали, какой процент населения при средней зарплате 23,5 тысячи рублей и средней пенсии чуть больше МРОТ, питается у нас в ресторанах? И какой процент в стране даже сейчас рвущихся из штанов в Турцию, где халява и все включено… какой примерно процент имеют загранпаспорта?

 

М. Делягин:

— Имеют загранпаспорта чуть меньше четверти, где-то 22-23%. Пользуются загранпаспортами порядка 17%, правда, по-моему, статистика 2018 года, то есть, соответственно, сильно поменьше, но, думаю, что процентов 14 все-таки пользуются загранпаспортами. Что касается борьбы с бедностью, я надеюсь, что бедных не будут отстреливать, но результаты мы видим прямо на глазах. Только что было опубликовано исследование страховщиков, по которым доля граждан Российской Федерации с доходом 25 тысяч рублей и меньше – это примерно два официальных прожиточных минимума, то есть, это не бедные, это нищие, — выросла с 63,7% в феврале до более 72% в июне. В данном случае масштабы роста не такие страшные, могло быть и хуже, учитывая масштабы коронабесия, но у нас в феврале, в разгар стабильности, когда вроде все хорошо было, более 60% людей имели доходы ниже реального прожиточного минимума. Точка. Вот вся борьба с бедностью. И не надо пытаться дискредитировать российское государство, цитируя высказывание его руководителей. Потому что оправдывать это, на мой взгляд, невозможно даже теоретически и вы ставите всех в сложное положение.

Значит, дело в том, что у нас сейчас выступления в Хабаровске – да, конечно, команда Фургала остается у власти, конечно, команда Фургала все это организовала, это понятно. Конечно, люди в окружении Фургала понимают, что они, может быть, и не сядут, но это, если им сильно повезет. То есть, им есть что терять и они борются. Но нельзя вывести такое количество людей на улицу, исходя просто из властных инструментов. Так не бывает. Значительная часть людей вышли сами. То есть, это люди, которые действительно считали, сознательно или неосознанно, что убийца, уголовник в качестве руководителя заведомо лучше практически любого ставленника этой федеральной власти. Вот это сегодняшняя наша ситуация. И дело не в удаленности и специфике Хабаровского края, у соседнего Приморья удаленность и специфика побольше. А дело в самой власти, которая, насколько можно судить, бесконечно лжет, бесконечно, ворует. Чего стоит кража у нас пяти лет жизни под прикрытием пенсионной реформы! И самое страшное, оно все больше производит впечатление неспособной ни на что, кроме лжи, воровства и репрессий. Десакрализация идет на наших глазах и коронабесием, и фарсом вокруг поправок в Конституцию, которую эта же власть игнорирует, и отказом от реальной помощи жертвам ее же социально-экономической политики. Вот тут спрашивали про рестораны. Да, большинство граждан России не может зайти в ресторан. Зато чиновники все могут зайти в ресторан! Поэтому кого я вижу, тем я и помогаю. А граждан Российской Федерации не все чиновники видят, судя по их поведению. И наглядность отказа помогать людям только подчеркивает разнообразные и заведомо недостаточные, как после повышения пенсионного возраста, подачки, которые разбрасываются хаотично и малопредсказуемо, как крошки хлеба в стаю голубей. И власть не сознает своей десакрализации. И пребывает в блаженной контузии собственного величия. И это ощущение разрушает ее. И это опасно.

Вы правильно мне пишете, безусловно, никакой благостности внутри власти нет. Борьба среди рвущихся в допущенные к столу не затихает никогда. Конкуренция – вещь абсолютная. И нынешняя волна наведения порядка – тому подтверждение. Но речь не о внутренних разборках, а о самоощущении системы, которая лучше всего выражена в фильме «Брат-2». Классическая фраза: «У меня все хорошо. У тебя плохо!»

И вот это ощущение является принципиальным отличием управляемой, манипулируемой и прочих форм сувенирных демократий от традиционной демократии, которая, к сожалению, во всем мире погибает. Когда государство освобождается от народа, оно неизбежно начинает оскорблять его простым игнорированием. И классический пример этого дают не только федеральные власти, но и мэрия Москвы.

Мэрия Москвы сделала невозможное. Резко нарастила бюджет города. Это бюджетный подвиг. Превратила город в один из самых комфортных мегаполисов мира. Разумеется, пока не пойдет дождь. Потому что ливневая канализация, похоже, для московской мэрии остается непостижимой тайной, и не нужно ей напоминать про это. Это то же самое, что какому-нибудь коренному жителю Полинезии рассказывать про компьютер.

Но при этих успехах – и транспортной революции, московская мэра смогла у значительной части москвичей воспитать прямо-таки коренную ненависть к себе. Рассмотрим, как это достигается. Покажу на одном примере. Таких примеров – вся Москва в этих примерах. Но это не плитка, не благоустройство, которое стало уже синонимом коррупции, не четкая национальная политика, так, что Казахстан отдыхает, даже не снайперски точное прокладывание Юго-Восточной хорды через радиоактивный могильник.

Помимо хорды, в Москве будут строиться еще и рокады. Южная рокада по планам, которые разработаны в начале 70-х годов, должна была пересекать Юго-Восточную хорду и уходить в тоннель под пруды. Но тоннель дорог. И поэтому решили, что Южная рокада сольется с Юго-Восточной хордой в единую транспортную магистраль. В такой аналог МКАД. Представьте, одна шестиполосная магистраль сливается с другой шестиполосной. И на выходе, когда они объединяются, получается опять шесть полос. Это означает вечную пробку. Когда жители указывают на очевидную ошибку, они как будто говорят с пустотой. Они слышат обещания, что прямо под их окнами пройдет новый МКАД.

 

М. Делягин:

Старую МКАД в свое время при советской власти прокладывали на расстоянии километра от жилых домов. Сейчас под сурдинку борьбы с излишним регулированием бизнеса часть критически значимых для жизни и здоровья людей градостроительных норм просто отменили. В результате, как оценивают архитекторы из местных жителей, расстояние новой трассы до жилых домов составит до 25-45 метров. Что недопустимо. Жить будет невозможно. А власти Москвы говорят: ничего страшного, поставим вам шумозащитные экраны. Но они защищают только до пятого этажа, защищают не абсолютно и не защищают от выхлопных газов и копоти. При этом в том районе, где будет прокладываться, по Кантемировской улице, там есть заметный перепад высот. Все это можно убрать под землю, и это будет совсем не дорого. Но это даже не рассматривается.

Для современных урбанистов само собой разумеется, что прокладка скоростной магистрали, которая как ножом разрезает жилой микрорайон по живому, предельно затруднит использование и транспорта, потому что люди не смогут выезжать на скоростную магистраль из своих дворов, а больше им выезжать будет некуда. Не смогут люди переходить эту магистраль. Может быть, там будут какие-то переходы подземные или надземные, а может, и не будет.

Если посмотреть на карту, то возникает ощущение шизофрении. Рядом с этой Южной рокадой идет пресловутая Юго-восточная хорда. Раньше она шла по прямой. А сейчас ее изменили так, что она делает два разворота почти на 90 градусов каждый. Какие лютые аварии там будут! Какие там будут лютые пробки. А почему? А потому что, если Юго-восточную хорду проложить так, как планировалось, по прямой, а не углом, то там она отрежет реновируемый район от парка Царицыно. Как я понимаю, стратегический замысел московской мэрии заключается в том, чтобы вдоль парка Царицыно поставить большие высоточки с прекрасным видом сверху на парк Царицыно. А железная дорога где-то внизу. Заселить эти высоточки. Продать как за квартиры с видом. Когда люди раскупят квартиры, тогда уже можно будет пускать им под окнами скоростную трассу – новый МКАД. Они уже никуда не денутся. Они уже заплатят деньги.

Москвичи пытаются обращать внимание власти на разрушительность, а часто и простую глупость ее решений. Но в ситуации, когда даже одиночные пикеты рассматриваются как нарушение не существующих в природе «карантинных» мероприятий, карантинных мероприятий нет, потому что карантин никто не объявлял. Потому что эпидемии нет. Карантин можно вводить в случае эпидемии болезни. В случае эпидемии маразма карантин вводить нельзя. Поэтому и было введено это никому не понятное – режим повышенной готовности, который по своей природе носит временный характер, а его затянули на дикое время.

Похоже, что власть с демонстративным презрением игнорирует нужды граждан России. И это приносит свои плоды. Люди все чаще подсознательно воспринимают ее как кровного врага. То, что мы видим в Хабаровске. Безусловно, есть административный ресурс. Но большое количество людей выступает просто против власти, даже допуская, что Фургал является убийцей. Значительная часть людей, которые считают Фургала убийцей, преступником, уголовником, считают, что он лучше, чем российская государственная власть. И это ситуация не на Украине, не среди бородатеньких хипстеров в коротких штанишках в Москве непонятной принадлежности. Это ситуация в Хабаровском крае. Но реагировать на эту ситуацию и слышать этот звоночек в российском государстве, похоже, физически просто некому.

Владислав из Москвы:

— Вы применили термин «делегитимация власти». В переводе с латыни – это законно. Тут нужно было бы говорить не о законности власти. При подведении итогов голосования по поправкам был казус, когда журналист Лобков решил проверить на вшивость систему.

М. Делягин:

— На это все обратили внимание. Даже правоохранительные органы. Но у Лобкова, судя по всему, просто были хорошие знакомые в этой избирательной комиссии, одной с ним политической ориентации. Я заранее говорил: попробуйте сделать так же. Мы проверим, сколько у нас голосов на самом деле. Я знаю чуть больше двух десятков людей, которые в разных местах Москвы пытались это сделать. Этого не удалось никому. Правда, из нас никто не ездил на рынок «Садовод» и не голосовал. Может, там можно было бы проголосовать и пятьдесят раз при желании.

И насчет делегитимации. Термин переводится с латинского, но и у нас и демократия с латинского переводится, тоже смешным образом. Смысл не в законности власти, а в том, что люди считают эту власть законной и терпят ее. Делегитимация власти – это когда люди перестают подчиняться власти, перестают принимать ее как что-то, имеющее существование. Я могу считать власть незаконной, но пока я ее терплю и ей подчиняюсь, никого это не волнует. Это мое личное мнение. А вот когда я перестаю ей подчиняться, страна разваливается. Делегитимация – это такая ситуация, когда люди перестают подчиняться власти. Потому что ощущают ее незаконность, неприемлемость. И ощущают, что она не имеет права на существование. Вот к чему мы сейчас идем.

Подводим итоги опроса. Проголосовало 336 человек. 11,9 % считают, что люди имеют возможность избирать власть и могут ее в случае чего переизбрать. 88,1 % не верят в то, что они избирают власть.

О последствиях коронабесия. Банк России опубликовал платежный баланс за второй квартал. Из этого баланса следует, что коронабесие раздавило платежный баланс России. При продолжении нынешней политики впереди валютный и политический шок. Непосредственные факторы — не только удешевление нефти и поддержание российскими властями кабального для России, колониального в стиле ВТО соглашения ОПЕК+ (регулирующего не экспорт, а добычу нефти, что дает королевствам Персидского залива огромное преимущество над Россией). Важным фактором является и сокращение физического объема экспорта.

По данным Банка России, во II квартале 2020 года товарный экспорт упал по сравнению с аналогичным периодом прошлого года в полтора раза — со 101,4 до 67,9 млрд. долларов. Падение ненефтяного (а отнюдь не «несырьевого», потому что там и металл, и лес, и зерно) экспорта составило лишь 7,6% — до 40,0 млрд. Основными факторами обвала экспорта стали падение доходов от экспорта нефти в 2,3 раза, от экспорта нефтепродуктов — в 1,7 раза, от экспорта природного газа — в 2,6 раза. (в результате по значимости он вплотную приблизился к экспорту сжиженного газа, доходы от которого снизились лишь с 2,5 до 2,2 млрд.).

 

М. Делягин:

По сути, «Газпром», экспорт которого рухнул на уровень 18-летней давности, перестал быть значимым для России фактором внешней торговли, что делает его внутрироссийское влияние, в том числе политическое, не имеющим оправдания пережитком прошлого и создает необходимость коренной реорганизации и глубокого оздоровления (в первую очередь кадрового, если, конечно, одичалые строители блатного феодализма в принципе могут найти еще не добитые ими профессиональные кадры).

В то же время импорт товаров сократился незначительно — на 13,5 . В результате положительное сальдо осталось положительным, но сократилось в 2,8 раза, упав до 14,3 млрд.долларов! Это минимум за 17 лет.

Таким образом, наряду с «обнулением», произошло, по сути дела, и обнуление как минимум внешней торговли России, а как максимум — и всего официального бреда об «энергетической сверхдержаве» (ведь сверхдержавы в силу значения этого слова бывают только технологическими, а сырьевыми они в принципе быть не могут).

Но настоящая катастрофа произошла с экспортом услуг: они сократились более чем вдвое. Правда, импорт услуг рухнул еще сильнее — в 2,5 раза. Отрицательное сальдо торговли услугами сократилось с 9,0 до 2,1 млрд. долларов.

Основная часть чистого экспортного сальдо была «съедена» отрицательным балансом инвестиционных доходов (то есть выводом из России своих доходов «иностранными инвесторами», в кабалу которым отдают нашу страну неутомимо разрушающие ее и правящие нами либералы).

В результате чистый приток валюты тоже практически обнулился: рухнул до 0,6 млрд.долл. — в 36 раз по сравнению с I кварталом, в 16,5 раз по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, до 600 млн. долларов.

Бегство частного капитала, чистое сальдо которого составило 12,1 млрд.долларов, было целиком покрыто сокращением между народных резервов. В I квартале они выросли на 5,0 млрд., а во II квартале прошлого года — на 16,0 млрд. долларов. Во втором квартале этого года они сократились почти на 13 млрд. При этом обычно во втором квартале капитал, напротив, заходит в нашу страну, а сейчас ускорилось его бегство.

Эта картина показывает объективную невозможность существования созданной российскими либералами экономической модели в новых условиях. Но поскольку российская экономика по-прежнему управляется либералами — частью непосредственно, а частью через сформированную ими идеологию «обезумевшего от безнаказанности класса», — они продолжат политику тщетной стабилизации за счет проедания международных резервов, а затем традиционно осуществят разрушительную девальвацию. А может быть, и раньше проедания международных резервов.

Эта девальвация не станет непосредственным катализатором разрушения блатного феодализма, как надеются некоторые, но может сделать неизбежным и необратимым разрушение всей сегодняшней российской государственности. И эта ситуация мне представляется исключительно серьезной. Хотя реагировать на нее в государстве, насколько я могу судить, просто некому.

Александр из Тверской области:

— У нас в райцентре сделали ремонт дороги. Сделали не поребрики небольшие, а бордюры, на которые в случае чего даже не отвернешь. Хорошо, бесснежная зима была. Ливневки махонькие, как на домашних участках делают.

М. Делягин:

— Как в Москве пилят, так и у вас, судя по всему. 0902 пишет: «Есть предложение написать президенту, мол, мы, кубанцы, не хабаровчане, снимите нашего губера, пожалуйста, и увидите, что мы выходить не будем». Может, кто-то и услышит!

«Перерасход на рытье метро в Москвабаде – 1,3 трлн. рублей, — пишет 8710. – Где посадки в мэрии?» Не знаю, есть ли перерасход. Посмотрим. Но я думаю, что они оформят это как необходимые меры.

Автор: Михаил Делягин

Источник: https://izborsk-club.ru/19623