Методика применения приемов анализа

Будем верны заявленному в работе «жанру» – аксиоматическому эссе. Он дает нам право методику применения приемов анализа представить, во-первых, достаточно лаконично, во-вторых, в виде системы аксиом. Аксиомами в данном разделе будут выступать методические правила проведения любой аналитической процедуры.

            Прежде чем представить читателю эти правила, напомним, что методика – это процедура выбора методологических средств для решения конкретной задачи и определение последовательности их использования. Другими словами, осуществляя любую аналитическую процедуру, субъект познания обязан решить двуединую задачу:

- выбрать из всего набора приемов анализа те, которые позволяют выделить в объекте анализа его элементы и познать их наиболее глубоко;

- определить последовательность использования выделенных приемов анализа, в целях наиболее глубокого познания явления, ставшего его объектом.

Переходя к аксиоматическому изложению методических правил анализа, выскажем несколько замечаний, которые, на наш взгляд, позволят более предметно понять их суть.

      Замечание 1. Предлагаемые методические правила – это не плод схоластического теоретизирования, а результат многократного практического применения системы приемов анализа, предложенной в работе.

      Замечание 2. Ни одно из приводимых правил, не следует рассматривать как догматичную, безапелляционную установку. Вариабельность, многовариантность использования аналитиком методических правил, не только предполагается, а является безусловным условием их эффективной «работы».

      Замечание 3. Методические правила, которые будут приведены ниже, определенным образом субординированы и координированы между собой. В основании их координации и субординации лежит ситуация, предполагающая использование всего набора методических средств. Как понятно, это бывает далеко не всегда. Такая ситуация возникает, как правило, в том случае, если речь идет об анализе «чистого», ранее не исследовавшегося явления. Чаще мы имеем дело с анализом явлений, которые хотя бы частично уже изучались, исследовались. Это обстоятельство не может не влиять на «работу» методических правил анализа. Она вызывает к жизни свой, специфический механизм выполнения методических рекомендаций в ходе аналитической процедуры.

      Замечание 4. Возможность выполнения требований методических правил анализа, как понятно, зависит он ряда важных условий. Главные среди них:

- особенности объекта анализа;

- уровень подготовки субъекта анализа, в плане овладения им теорией, методологией и методикой проведения аналитических действий;

- опыт аналитической деятельности субъекта;

- особенности ситуации, в которой осуществляется анализ того или иного явления;

- техническая обеспеченность конкретной процедуры анализа и ряд других.

Замечание 5. Предлагаемая совокупность методических правил, распространяется не только на приемы анализа, формирующиеся на базе содержания всеобщих философских категорий, она в полной мере может быть экстраполирована на приемы анализа, предлагаемые всеми без исключения науками.

            Замечание 6. Нижеприводящиеся методические правила распространяются не только на приемы анализа, но и на все другие методологические средства, участвующие в аналитических процедурах, а именно: способы, подходы, методы. Правда, справедливости ради, следует заметить, что в таких случаях они «работают» с рядом особенностей, которые должны учитывать аналитики.

            Замечание 7. Методические правила, приводимые в работе, касающиеся механизма использования всеобщих приемов анализа, находятся в диалектическом взаимодействии с методическими правилами, выработанными частными науками. Их взаимосвязь и взаимодействие можно представить следующим образом:

- методические правила применения приемов анализа, которые формируются на базе содержания философских категорий, выполняют функцию своеобразной основы для методических правил анализа частных наук;

- они формируют специфическую методическую основу для методических правил применения способов, подходов, методов частных наук, то есть других методологических средств, сосуществующих с приемами анализа в рамках конкретных частных наук;

- методические правила, обуславливающие механизм применения всеобщих приемов анализа, своеобразно консолидируют вокруг себя методические правила всех без исключения частных наук. Это ведет к созданию общей методики анализа;

- на методические правила всеобщего характера оказывают обратное воздействие методические правила анализа всех частных наук;

- соединяясь воедино, всеобщие методические правила и методические правила частных наук, могут образовать систему методических правил анализа. Системное состояние методики анализа, как известно, наиболее эффективно и продуктивно;

- наконец, даже образовав некую методическую систему, все правила сохраняют в ней свою специфику, а значит, ориентируют аналитика на осуществление специфических, конкретных методических шагов.

Замечание 8. В состоянии постоянного уточнения, развития находится, как каждое предлагаемое правило, так и их система.

Замечание 9. Система методических правил анализа не является закрытой, раз и навсегда данной. Она развивается, изменяется, уточняется. И это обстоятельство не должно оставаться вне внимания аналитиков.

            Итак, какими методическими правилами должен руководствоваться субъект анализа, использующий приемы анализа, формирующиеся на базе содержания философских категорий?

            Правило 1. Правило включения в механизм анализа информации, ранее полученной об объекте. Дело в том, что фактически ни одно явление действительности, ставшее предметом анализа, не является «чистым листом». До начала любой аналитической процедуры, уже существует некая информация об объекте анализа. Ее обязательно должен учесть аналитик, опереться на нее, в целях дальнейшего изучения анализируемого им феномена. Практическая значимость выполнения требований данного правила достаточно серьезна. Что дает аналитику выполнение его требований?

            Во-первых, иметь первичную информацию об объекте анализа.

            Во-вторых, сузить поле анализа, то есть оптимизировать его проведение, исключив познание ранее познанного.

            Правило 2. Правило проведения анализа в соответствии с конкретной задачей. Крайне редко в практике анализа можно встретить ситуацию, которая требовала бы проведение его в полном объеме с использованием всего набора приемов анализа, других методологических средств. Чаще всего анализ проводится в соответствии с поставленной его субъекту задачей. Это накладывает свою «печать» на процедуры анализа.

            Что должен иметь в виду и уметь субъект анализа, действующий в соответствии с определенной задачей?

            Во-первых, он должен достаточно строго определиться с содержанием поставленной задачи.

            Во-вторых, он должен из всего набора методологических средств выбрать именно те, которые позволят ее решить.

            В-третьих, он должен выбрать оптимальный вариант использования методологических средств, определиться с последовательностью их применения.

            Наконец, аналитик должен соотнести возможности выбранных им средств с условиями, в которых они будут применяться.

            Правило 3. Его можно назвать правилом «аналитического сканирования». Не всегда аналитик может из всего многообразия методологических средств выбрать именно те, которые адекватные поставленной задаче. Особенно это трудно сделать, когда стоит задача комплексного, всестороннего анализа того или иного явления. В такой ситуации аналитик может работать в режиме «сканирования», то есть он может «перебирать» варианты возможного применения, как приемов анализа, так и других методологических средств. Перебирая различные варианты их использования, идя по пути «проб и ошибок», он должен найти оптимальный набор методологических средств и определиться с порядком их применения.

            В чем особенности реализации требований этого правила в ходе анализа?

            Во-первых, в том, что выполнение требований данного правила – задача весьма сложная, многоаспектная, требующая больших затрат времени. Вместе с тем, движение именно по пути «сканирования» нередко является единственным вариантом приближения к истине.

            Во-вторых, почти всегда требования названного правила реализуются не самостоятельно, а в единстве с требованиями других методических правил. Это приводит к тому, что отпадает необходимость в «сквозном». Полнообъемном «сканировании». Вместе с тем, как правило, сохраняется потребность фрагментарного, частичного «сканирования» под конкретную задачу.

            Правило 4. Правило естественного соединения механизма анализа с интуицией аналитика. Интуиция аналитика органично входит в методику решения познавательных задач. Ее нельзя переоценивать, но в то же время ее нельзя недооценивать.

            Какова роль интуиции аналитика в методике познания им явлений действительности?

            Во-первых, опираясь на интуицию, аналитик может значительно быстрее, чем без нее, определиться с набором методологических средств и порядком их применения.

            Во-вторых, он может «перешагнуть» через некоторые этапы стадии анализа, сократить процедуру «сканирования» в целях выбора оптимальных для решения конкретной задачи методологических средств.

            В-третьих, интуиция во многом облегчает аналитику поиск исходной «клетки» процесса анализа. Облегчает, но не отменяет необходимость выполнения требований других правил методики анализа.

            Правило 5. Его, собственно, правомерно как раз и назвать правилом выбора исходной «клетки» анализа. Перед всеми без исключения аналитиками всегда, в ходе любой процедуры анализа неизбежно встает вопрос: с чего начать? Какой из всего многообразия приемов анализа, следует применить первым?

            От чего зависит выбор исходной «клетки» анализа?

            Во-первых, от особенностей объекта анализа.

            Во-вторых, от условий, в которых проводится или будет проводиться конкретная аналитическая процедура.

            В-третьих, задач анализа, его нацеленности и направленности.

            В-четвертых, от возможностей, уровня подготовленность, опыта, интуиции субъекта анализа.

            В-пятых, от уровня исследованности конкретного явления ранее до данной процедуры анализа.

            Правило 6. Крайне редко можно видеть ситуацию, когда аналитик, решая задачи познания какого-то объекта, ищет одну-единственную и неповторимую исходную «клетку» анализа. Жизнь его вынуждает «заходить» на объект с разных сторон, и в каждом из таких заходов определяется исходной «клеткой», исходным приемом (способом, подходом, методом) анализа. То есть, сама жизнь приводит нас к учету и выполнению методических требований правила разностороннего «захода» на объект анализа, разностороннего его познания.

            В чем специфика и особенности выполнения требований этого правила?

            Во-первых, оно ориентирует аналитика на многоплановое, разностороннее построение механизма анализа.

            Во-вторых, оно предполагает, что аналитик не будет искать один единственный путь к истине в ходе анализа, а будет одновременно двигаться по нескольким путям.

            В-третьих, двигаясь к истине с разных сторон, одновременно опираясь на несколько приемов анализа, он, конечно же, из этого многообразия приемов выберет лучшие, наиболее эффективные, адекватные задаче познания.

            Правило 7. Находясь в ситуации одновременного использования различных методологических средств, различных приемов, аналитик с необходимостью приходит к выполнению требований правила субординации и координации приемов анализа, как и собственно всех других методологических средств.

            Каковы основания для их субординации и координации? Их несколько.

            Во-первых, это степень изученности и особенности анализируемого явления, которые ему присущи на данный час.

            Во-вторых, это состояние и набор тех методологических средств, которые находятся в «арсенале» конкретного аналитика (аналитиков).

            В-третьих, это степень овладения аналитиком (аналитиками) конкретными методологическими средствами, их умение применять эти средства на практике.

            В-четвертых, существенную роль в механизме субординации и координации приемов анализа, других методологических средств, играют исходные «клетки», базовые приемы анализа. Они во многом задают направление субординации и координации методологических средств.

            В-пятых, линии субординации и координации методологических средств, впрямую зависят от эффективности последних, в процессе решения конкретных аналитических задач.

            Правило 8. Оно ориентирует аналитика на понимание того, что, несмотря на обязательную координацию и субординацию приемов анализа между собой, механизм их применения никогда не бывает одноплановым, однозначным. Он вариабелен. Всегда, в любой ситуации анализа, его приемы могут применяться в разных вариантах соединения, сочетаемости между собой.

            Что вызывает к жизни такую вариабельность применения приемов анализа, как собственно и других методологических средств?

            Во-первых, это постоянные изменения, которые происходят в объекте анализа.

            Во-вторых, это изменения возможностей самого аналитика. Они также постоянно меняются.

            В-третьих, это изменения в содержании самих методологических средств.

            В-четвертых, это изменения в условиях их применения.

            В-пятых, это изменения в методических правилах использования методологических средств в ходе анализа.

            Правило 9. Приемы анализа в ходе осуществления конкретной познавательной процедуры взаимодействуют друг с другом. Это ведет их к взаимообогащению, усилению их аналитических возможностей. Этот вывод можно представить в другой редакции: аналитические возможности конкретного приема познания, работающего в системе с другими приемами, значительно глубже и шире, чем возможности этого же приема, работающего вне системы. Другими словами, каждый аналитик должен понимать изменение возможностей каждого приема познания, когда он «работает» ни одни, а во взаимодействии, единстве с другими приемами анализа.

            Правило 10. Наряду с вышеназванным правилом, в ходе анализа следует учитывать факт взаимодействия не только приемов друг с другом, но и взаимодействие друг с другом всех методологических средств: приемов, способов, подходов, методов. Результат такого взаимодействия многопланов. В чем он выражается?

            Во-первых, в том, что взаимодействие приемов анализа с другими методологическими средствами опять же расширяет, усиливает их возможности в ходе познания явлений действительности.

            Во-вторых, помимо усиления «разрешающей» аналитической способности в ходе взаимодействия, приемы обретают более прочное основание для реализации своих функциональных возможностей.

            В-третьих, в таком взаимодействии они становятся средствами единого процесса познания, который характеризуется неразрывным единством анализа и синтеза.

            Правило 11. Оно ориентирует аналитика на понимание того, что не только координируются и субординируются приемы между собой, но в отношениях координации и субординации между собой находятся все методологические средства. Последние опять же влияют на функциональные возможности приемов анализа.

            Что должен учитывать аналитик, понимающий действие этого правила?

            Во-первых, он должен видеть «линии» координации и субординации между собой как приемов анализа, так и способов, подходов и методов между собой.

            Во-вторых, он не может игнорировать варианты соединения субординированных между собой приемов с субординированными между собой другими методологическими средствами.

            В-третьих, он обязан найти оптимальный вариант координации и субординации разноплановых методологических средств в единое целое, в рамках конкретного процесса анализа.

            Правило 12. Несмотря на существование достаточно строгой координации и субординации методологических средств, их взаимодействие – это не жесткая, раз и навсегда данная «матрица». Их координация и субординация подвижны, вариабельны. Пик такой вариабельности – это взаимопревращение методологических средств друг в друга. Словом, прием анализа в других условиях познания может трансформироваться в способ, подход, а то и методов. Как, собственно, и наоборот: методы познания в изменившихся условиях могут трансформироваться в его приемы.

            Основание такой трансформации формируют: изменившиеся условия существования анализируемого явления; изменение задач познания; изменение арсенала средств анализа; изменение координации с субординации методологических средств между собой и т.д.

            Правило 13. Оно ориентирует субъекта анализа на учет того, что в ходе любой аналитической процедуры (хочет он того или нет) одновременно работают методологические средства трех уровней познания: чувственного, абстрактно-логического и содержательно-логического. Это происходит и тогда, когда приоритеты сознательно отдаются средствам научного, содержательно-логического уровня.

            Ранее уже обращалось внимание на механизм взаимодействия методологических средств разных уровней между собой. Это освобождает нас от детализации сути названного правила в данном контексте.

            Правило 14. Важным дополнением и развитием вышеназванного методического правила, является требование учета в ходе анализа, факта координации и субординации методологических средств разных уровней. Казалось бы, что они координированы и субординированы между собой раз и навсегда самой «природой» их возникновения. Универсальная «линия» их координации и субординации уже называлась: средства чувственного анализа – средства формально-логического познания – средства содержательно-логического анализа. Всегда ли в ходе анализа методологические средства работают в соответствии с приведенной «линией» их координации и субординации? Конечно, нет. Целый ряд обстоятельств «работает» на то, что в какое-то время приоритеты имеют средства чувственного анализа, которые соединяются со средствами содержательно-логического анализа, оставляя вне внимания средства формально-логической ступени. Нередко, «линия» использования аналитических средств меняет свою направленность на 180 градусов и выглядит так: средства содержательного логического познания открывают возможность формализовать результаты их применения и, в конце концов, создать условия для работы средств чувственного анализа.

            Словом, координация и субординация методологических средств разных уровней вариабельны, многоплановы, имеют конкретный характер в каждой конкретной процедуре анализа.

            Правило 15. Оно ориентирует аналитика на учет изменения функциональных возможностей приемов анализа, как собственно и других методологических средств. Представим это правило в другой редакции: один и тот же прием, одного и того же уровня в одних условиях анализа может дать одни результаты, в других – другие, причем, нередко, существенно отличающиеся от первых. Это правило предостерегает аналитика от упрощенного подхода к приемам анализа, от «автоматического» перенесения его возможностей из одного контекста в другой.

            Словом, функциональные возможности приемов анализа – это не некая константа. Это явление изменчивое в зависимости от ситуации анализа.

            Правило 16. Оно ориентирует аналитика на соблюдение требований законов формальной логики. Практика анализа убеждает в том, что любое отступление от законов формальной логики неизбежно ослабляет анализ, обедняет, искажает его результаты. Поскольку методика использования законов формальной логики – предмет специального рассмотрения, то оставим его специалистам этой области. Здесь же подчеркнем одно – опора на законы формальной логики – обязательное требование методики анализа.

            Правило 17. Процедура использования приемов анализа (как и всех других методологических средств) с необходимостью должна быть подчинена не только выполнению требований законов формальной логики, но и обязательно требования законов логики диалектической. Законы логики диалектической достаточно широко описаны в научной литературе. Аналитик должен овладеть ими и превратить в инструмент решения конкретных задач анализа.

            Правило 18. Его можно назвать «правилом противоречий». Дело в том, что процесс практического использования приемов анализа – процесс необыкновенно противоречивый. Чем обусловлена его противоречивость?

            Во-первых, разным содержанием приемов анализа, что предопределяет их разные возможности.

            Во-вторых, постоянной изменчивостью самого объекта анализа.

            В-третьих, постоянным изменением условий, в которых действует аналитик, в которых «работают» приемы анализа.

            В-четвертых, использованием одних и тех же приемов анализа разными людьми, людьми, имеющими разный уровень подготовки, разный опыт овладения приемами анализа, разный уровень методической подготовки и т.д.

            Следует ли пугаться, возникающих в ходе анализа противоречий? Нет. Их нужно уметь разрешать, то есть аналитик с необходимостью должен владеть методикой разрешения противоречий в ходе познания явлений действительности.

            Правило 19. Методика анализа предполагает не только индивидуальное применение каждого приема анализа, но наряду с ним и его «блоковое» использование. Ранее отмечалось, что все приемы принадлежат к тому или иному их блоку, образующемуся не произвольно, а в соответствии с особенностями процесса познания явлений действительности. Практика анализа убеждает, что если в дополнение к «индивидуальным» возможностям каждого приема, целенаправленно используются в ходе анализа гносеологические возможности приемов того блока, в который входит конкретный, используемый аналитиком прием, то возможности последнего усиливаются, расширяются.

            Почему это так?

            Во-первых, потому что приемы анализа, взаимодействуя между собой, в рамках конкретного их «блока», взаимодополняют друг друга, обогащают друг друга.

            Во-вторых, блок – это система приемов, а у нее появляются интегральные качества и возможности. Каждый прием – участник системы -  не только выполняет свою методологическую роль в рамках последней, но и опирается в процессе своего функционирования на это интегральное качество. Естественно, оно усиливает методологические возможности каждого приема, входящего в определенный их «блок».

            Правило 20. Взаимодействуют не только приемы в рамках конкретных их «блоков», но и «блоки» приемов между собой. Взаимодействие «блоков» приемов, как уже отмечалось, - основание для формирования системы приемов анализа. В нее входят все приемы и все «блоки» приемов. Взаимодействие последних, опять же, ведет к формированию интегральных качеств и возможностей «большой» системы. Эти качества и возможности, в свою очередь, усиливают, расширяют методологические возможности приемов анализа, входящих в конкретную их систему.

            Правило 21. Это правило широко известно. Речь идет о единстве анализа и синтеза. Единство анализа и синтеза органично, неразрывно. Уже отмечалось, что только в плане познания анализа и синтеза их можно рассматривать друг без друга. В реальном процессе познания они тесно связаны, находятся в состоянии постоянного взаимодействия, единства.

            Чем обусловлено единство анализа и синтеза?

            Во-первых, тем, что любой процесс анализа неизбежно является фрагментом синтеза. Как собственно и наоборот.

            Во-вторых, каждое методологическое средство: прием, способ, подход, метод, является как средством анализа, так и средством синтеза. Различаются они, как отмечалось ранее, лишь по степени своих аналитических и синтезирующих возможностей.

            В-третьих, единство анализа и синтеза обусловлено тем, что они методологические средства, работающие в одном и том же «механизме» - методологии познания и преобразования явлений действительности.

            В-четвертых, анализ и синтез – это своеобразные операторы одного и того же феномена, каким является сознание человека.

            Правило 22. Приемы анализа, формирующиеся на базе содержания философских (всеобщих) категорий, всегда работают в единстве с приемами анализа, формирующимися на базе содержания категорий частных наук. Как взаимодействуют в ходе анализа всеобщие приемы с приемами частных наук?

            Во-первых, всеобщие приемы выполняют роль своеобразной базы анализа, на которую опираются частные приемы.

            Во-вторых, частные приемы дополняют содержание всеобщих приемов, конкретизируют их содержание.

            В-третьих, по мере развития научных знаний некоторые частные приемы получают статус всеобщих, как и наоборот.

            В-четвертых, частные приемы выполняют функцию более тесного соединения всеобщих приемов с практической деятельностью людей.

            Правило 23. Всеобщие приемы анализа тесно связаны не только с частными приемами, но и всеми другими методологическими средствами, которые формируются частными науками: их способами, подходами, методами. Другими словами, возможности всеобщих приемов анализа в полной мере раскрываются не только в их взаимодействии с другими всеобщими методологическими средствами, не только во взаимодействии с приемами частных наук, но и во взаимодействии со всеми методологическими средствами частных наук. Требования этого методического правила, вряд ли может игнорировать какой-либо субъект анализа.

            Правило 24. По сути, оно является своеобразным методическим резюме того, что было сказано выше. Всеобщие методологические средства, все без исключения (приемы, способы, подходы, методы), являются основой и необходимым звеном любой аналитической процедуры. Говоря другими словами, любой процесс анализа, проводимый с использованием методологических средств частных наук, с необходимостью должен опираться на всеобщую методологию, а средства последней должны участвовать в процессе такого анализа.

            Аналитику любого ранга и уровня важно помнить о существовании требований данного методического правила.

            Правило 25. Современный научный анализ, как правило, соединяет количественные и качественные элементы. Они взаимодействуют, дополняют друг друга. Оба являются необходимыми звеньями получения объективной «картинки» анализируемого явления.

            На что ориентирует аналитика единство количественного и качественного элементов процесса анализа?

            Во-первых, на понимание их неразрывной связи. Другими словами, на понимание того, что без количественного анализа нет качественного, как собственно и наоборот.

            Во-вторых, на недопустимость абсолютизации какой-то из этих «ветвей» анализа в ущерб другой. (Нередко необоснованно почему-то абсолютизируется количественный анализ в ущерб качественному).

            В-третьих, на понимание того, что в этом единстве двух «ветвей» анализа, приоритеты все же принадлежат анализу качественному. Он является высшим типом анализа, хотя и базируется на количественном анализе, не существует без него.

            В-четвертых, на видение того, что приемы анализа, формирующиеся на базе философских категорий, принадлежат к «ветви» качественного анализа.

            Правило 26. Оно нацеливает аналитика на обязательную проверку истинности, полученной в ходе анализа информации, практикой. Именно практика, как высший критерий истинности знаний, позволяет понять эффективность работы всех методологических средств, включая и всеобщие приемы анализа.

            В реальной жизни продуктивность полученной в ходе анализа информации может быть проверена в следующих направлениях.

            Во-первых, наиболее эффективный способ проверки – это включение полученной в ходе анализа информации в практическую деятельность людей, в решение реальных материальных задач, стоящих перед ними. (Онтологическая проверка).

            Во-вторых, достоверность результатов анализа может быть проверена и путем их соотнесения с той информацией, которая об объекте была накоплена ранее. Это не означает, что «новые» знания должны быть адекватны «старым». Нет, речь идет не об адекватности, а о единстве, понимаемом в самом конкретном смысле слова. Конкретность эта выражается:

А) в факте развития «старых» знаний в «новых»;

Б) в том, что «старые» знания выступают своеобразной основой «новой» информации;

В) наконец, в том, что без «старых» знаний не могли возникнуть «новые», поскольку первые формировали методологическую базу для последних. (Гносеологическая проверка).

            В-третьих, истинность полученной в ходе анализа информации может быть осуществлена и в методологическом ключе. Другими словами, нужно определить, какими методологическими возможностями обладает названная информация, и вписываются ли они в методологические возможности тех средств, которые образуют научную методологию. (Методологическая проверка).

            В-четвертых, ведя речь о трех вышеназванных индикаторах истинности, полученной в ходе анализа информации, памятуя об особой роли первого из них, важно заметить, что есть и четвертый, интегральный способ проверки. Он предполагает одновременное проведение процедуры проверки, как в онтологическом, так и в гносеологическом, и в методологическом планах. (Интегральная, системная проверка).

            Правило 27. Аналитик, получивший информацию об изучаемом явлении, проверивший ее проверку, никогда не должен забывать о ее относительности, изменчивости.

            Очевидно, что анализ – это не мгновенный процесс. Он имеет нередко довольно большие временные границы. Такое состояние предполагает уточнение развития той информации, которая была получена ранее, на более поздних этапах познания того или иного явления. Это обуславливает специфическое использование аналитических, как и других методологических средств.

            В ходе познания они используются не единожды, а столько, сколько нужно, чтобы не только получить информацию об объекте, но и «держать» ее в состоянии постоянного уточнения, адекватности изменяющемуся объекту. Это правило, условно можно назвать правилом перманентной работы методологических средств.

            Правило 28. Оно развивает и конкретизирует предыдущее. Его можно назвать правилом «диалектических кругов» в процедуре применения методологических, в том числе аналитических, средств. В чем его суть?

            Она заключается в том, что процесс анализа непрерывен и предполагает по завершению одного цикла познания, осуществленного с помощью определенных методологических средств, переходить к другому, третьему и т.д., которые опять же предполагают использование тех же методологических средств, но уже в новых условиях, на новом витке развития анализируемого явления.

            На какие методические шаги ориентирует аналитика данное правило?

            Во-первых, оно предписывает относиться к процессу применения методологических средств, как процессу непрерывному, повторяющемуся.

            Во-вторых, оно указывает на диалектический характер процесса применения приемов анализа, как и других методологических средств. Это означает спиралевидность процесса анализа, с диалектическим отрицанием информации в ходе его осуществления.

            В-третьих, спиралевидность, диалектическое снятие и отрицание свойственны не только процессу применения методологических средств, но и их «блоков». Диалектические круги должны проделывать в ходе анализа и «блоки» методологических средств.

            Правило 29. Оно ориентирует каждого аналитика на понимание того, что полученные в ходе анализа явлений знания, при определенных условиях, трансформируются в «новые» методологические средства. Этот факт имеет ряд следствий.

            Во-первых, он предписывает аналитику видеть условия превращения знаний в определенные методологические средства.

            Во-вторых, он ориентирует аналитика на то, что в ходе «диалектических кругов» анализа, одновременно могут работать и «старые» и «новые» методологические средства.

            В-третьих, названный факт обязывает аналитика, стремящегося к истине находить способы взаимодействия «новых» и «старых» методологических средств друг с другом.

            В-четвертых, он нацеливает аналитика на понимание того, что методология – это постоянно изменяющееся, развивающееся явление. Один из источников развития последней – это вхождение в методологию «новых» средств, сформированных в процессе осуществления аналитических процедур.

            Правило 30. Методика проведения анализа предполагает, что его субъект будет учитывать универсальность методологических средств, с помощью которых анализ осуществляется. Другими словами, приемы анализа являются средствами и синтеза, и дедукции, и индукции, и сравнения, и всех других методологических процедур. Поэтому, нет никаких не разрешимых противоречий в том, что каждый прием анализа одновременно работает и на синтез, и на дедукцию, и на индукцию, и на сравнение и т.д. Это методическое обстоятельство должен понимать и учитывать каждый аналитик.

            Правило 31. На процесс выбора аналитиком методологических средств и на определение последовательности их использования оказывает воздействие факт единства теории, методологии и методики. Диалектические связи этих явлений были рассмотрены ранее. Это освобождает нас от их детализации. Вместе с тем, в контексте рассмотрения методических правил анализа, необходимо особо подчеркнуть, что каждый аналитик обязан учитывать связи и единство названных феноменов, ибо теория и методология анализа прямо воздействуют на методику его проведения.

            Правило 32. Выбор методологических средств анализа и порядок из применения зависят от опыта субъекта анализа. Он, можно сказать, во многом определяет как тактику, так и стратегию анализа. Опыт аналитика важен, но его нельзя абсолютизировать. Абсолютизация опыта чревата негативными последствиями: появлением необоснованных стереотипов в подходе к анализу различных явлений; игнорированием опыта других аналитиков; потерей «вкуса» к «новым» методологическим средствам и рядом других.

            Правило 33. Не абсолютизируя, но и не обращая накопление опыта в ходе выбора методологических средств анализа и определения последовательности их использования, следует обратить внимание на то, что методика анализа допускает возможность специализации аналитиков. Это правило так и можно назвать правилом специализации аналитиков.        

            В чем его суть? Оно допускает разделение аналитиков на группы, которые бы углубленно овладевали бы методикой определенных видов анализа. Подобная специализация, как правило, благотворно влияет на всю процедуру анализа, но и ее возможности нельзя преувеличивать.

            Правило 34. Методика анализа вариабельна. Каждый объект уникален. Он предполагает, что будут найдены и использованы в ходе анализа именно те методологические средства, которые позволят аналитику наиболее глубоко его познать. На неправильный путь становятся те субъекты анализа, которые стереотипно, не вариабельно выбирают приемы анализа. Словом, методика проведения последнего, предполагает использование различных приемов, в различных сочетаниях. А это, в свою очередь, требует исключение инерционности, стереотипности, в ходе анализа.

            Правило 35. Оно предписывает относиться к научной методике анализа как к системе, в которой методические правила, рекомендации находятся в единстве, взаимодополняют и обогащают друг друга. Понимание системного характера методики анализа впрямую влияет на процедуру выбора аналитиком средств анализа и определение им порядка их применения. Системность методики анализа, понятия его субъектом, формирует у последнего целостный взгляд на механизм проведения каждой аналитической процедуры.

            Правило 36. Существенное влияние на выбор субъектом анализа методологических средств его проведения и на определение последовательности их применения, оказывает факт постоянного развития самой методики анализа. Аналитик, понимающий, что методика анализа постоянно развивается, будет решать задачу познания того или иного явления, с обязательным учетом этого факта. Он ориентирует субъекта анализа на включение в механизм последнего новых средств и поиск новых вариантов их использования в ходе анализа.

            Таковы, на наш взгляд, основные (далеко не все) методические правила, которые могут помочь аналитику любого направления более предметно решить задачи познания. Это первое.

            Второе. Ни одно из приведенных методических правил не следует абсолютизировать. Наибольшая эффективность их применения достигается в ходе системного их использования.

            Третье. Система методических правил может показаться достаточно громоздкой (все же 36 правил), но эта проблема легко решается. Решается она соединением названных правил в определенные «блоки», по определенным основаниям.

            Четвертое. Предложенные в работе методические правила – это не плод умозрительности автора работы. Здесь приведены положения, которыми он руководствуется в ходе решения практических задач в течение многих лет.

            Пятое. В систему методических правил не вошли те положения, которые, по мнению автора, не обрели статус аксиом. Таких положений много. Обретя статус аксиом, они по праву займут свои места в системе методических правил анализа.

 

Заключение

Какие выводы можно сделать, резюмируя содержание данного аксиоматического эссе, посвященного анализу?

            Прежде всего, в нем предпринята попытка привлечь внимание, как теоретиков, так и практиков, к проблемам анализа. Общеизвестно, что анализ – всеобщее методологическое средство, возможностями которого пользуются фактически все люди: от домохозяек до президента страны. Это требует, чтобы весь комплекс вопросов, относящийся к анализу, был достаточно строго обоснован, решен. К сожалению, по мнению автора, отношение к проблемам анализа необоснованно упрощено. Этот факт явился побудительным мотивом написания данного эссе.

            В нем, не претендуя на истину в последней инстанции, высказана авторская точка зрения на теорию, методологию и методику анализа.

            В частности, дана характеристика сознания как главного «инструмента» анализа, рассмотрены уровни, формы и средства аналитической деятельности людей, показаны аналитические возможности основных методологических средств (приемов, способов, методов), определенно место анализа в системе других методологических процедур (синтеза, дедукции, индукции, сравнения и т.д.).

            Центральной темой эссе явилась характеристика приемов познания как методологических средств, обладающих наибольшими аналитическими возможностями. Причем, не всех приемов анализа, а только всеобщих, формирующихся на базе содержания философских категорий. Словом, была предложена своеобразная, универсальная всеобщая методологическая «матрица». Ее роль трудно переоценить, поскольку она – основа, по мнению автора, всех без исключения аналитических процедур.

            Предлагая ее общественности, автор эссе отдавал себе отчет в следующем:

            а) данная «матрица» не является истинной в последней инстанции, но в то же время она является, по сути, первой системой всеобщих приемов анализа;

            б) эта система приемов является не закрытой, а открытой, развивающейся;

            в) предложенная «матрица» способна выполнить функцию основы других всеобщих методологических средств, с одной стороны, с другой – функцию основы системы приемов анализа частных наук;

            г) особая значимость данной системы приемов заключается, как считает автор, в ее практической нацеленности.

            Именно поиск нацеленной на практику системы приемов анализа был главным лейтмотивом данного эссе. Это обусловило особое внимание к проблеме перехода, трансформации научных форм (понятий, законов, принципов, научных определений) в конкретные методологические средства, средства аналитической деятельности людей. У нас есть основание считать, что исследование процесса трансформации теоретических форм в практические, методологические средства – факт не безразличный для науки и практики. Хотя, опять же, у нас нет основания его переоценивать.

            Одна из особенностей работы заключается в том, что обобщен многолетний опыт использования на практике приемов анализа. (Автор работы в течение многих лет руководит информационно-аналитическими, как сейчас принято называть, «структурами»). Так что материал эссе – это плод синтеза теории и практики.

            Стремясь сделать работу, максимально нацеленную на практику, автор избрал форму аксиоматического эссе. По сути дела, предложив читателю, выводы, набор аксиом, убрав из текста изложение существующих в науке взглядов, исключив ссылки на работы, посвященные анализу, которые, безусловно, были им изучены. (Список изученных автором работ приведен в конце эссе. Автор благодарен каждому исследователю, внесшему вклад в развитие теории и практики анализа). Эта работа – стремление автора создать дидактическое пособие, написать «настольную» книгу аналитика, сделать доступным научный анализ для всех, кто хочет не по наитию, а по-настоящему, анализировать явления своей предметной области в интересах решения практических задач.

            Названное, конечно же, не в полной мере реализованное стремление, обусловило появление в работе методических правил анализа. Их приведено немало. Можно было бы, базируясь на практике аналитической деятельности, увеличить их число. Но это не самоцель. Каждый специалист анализа, расширит их круг на основе своего опыта. Важность появления методических правил, представленных тоже в виде своеобразных аксиом, по нашему мнению, заключается в том, что они придают особую практическую нацеленность данной работе.

            Особо хотелось бы подчеркнуть, что в данной работе рассмотрены проблемы трансформации содержания философских знаний в методологические средства. Ведь не секрет, когда речь идет о практической значимости философских знаний, то бытует точка зрения, что она близка к нулю. Казус заключается в том, что с ней смирились даже те люди, которые посвящают свою жизнь «богине» наук – философии. Об этом приходится только сожалеть. Конечно же, философия – это не астрономия, не физика, не медицина, не теория космонавтики… Она не относится к наукам, одаривающим нас ежедневно «золотыми яблоками». Ежедневно – нет, но вот стратегически – да, позволяя решать наиболее общие вопросы методологии нашей жизнедеятельности. Понимание необходимости выработки механизмов соединения философских знаний с практикой, еще раз подчеркнем, главная причина написания данного аксиоматического эссе.

В заключении заметим, что есть основание надеяться на появление в будущем работ, посвященных синтезу, дедукции, индукции и т.д., в которых будут показаны методологические, практические, возможности философских знаний. Представляется, что данное эссе подготовило определенную теоретическую, методологическую и методическую базу для их появления, а если нет, то, по крайней мере, обозначило важные научно-практические проблемы.

А.А. Кокорин, доктор философских наук