МЕДИА-МЮРШИД

Совершенно неожиданно мирные жители Башкортостана были ошарашены заявлением, якобы Башкирия уже находится буквально «под пятой ваххабизма». Или, как минимум, ее главные имеющие отношение к религии органы: муфтият Республики Башкортостан, Совет по государственно-конфессиональным отношениям, да и фактически все экспертное сообщество РБ.

СУТЬ СКАНДАЛА

Конфликт начался с очередного визита турецкого шейха Хаккани в Башкирию. Необходимо оговориться, что визит был не согласован ни с одним из муфтиятов. Более того, к его началу местный глава (мюршид) хакканитов, Салават Кильдин (речь о котором пойдет ниже), видимо, успел испортить отношения и с муфтием ЦДУМ. А с муфтиятом Башкортостана хакканиты изначально были в противостоянии, мечтая поставить на него своего человека. Тем не менее, визит шейха сопровождался привычными нападками через тот же BONUS на таинственных башкирских ваххабитов, ДУМ РБ, униженной лестью таджутдиновскому ЦДУМ и призывами к запрету «ваххабитской литературы». Статья в BONUSе вообще удивила своей бессодержательностью, и была вброшена, думаю, для отчета: призванная, во-первых, показать шейху, что работа ведется, во-вторых, что с Таджутдином ссорился не Кильдин.

Но на этот раз не удалось организовать ни пышных встреч, ни толп принимающих. Заявления задним числом, якобы шейх скромно прибыл по частной инициативе, опроверг сам Хаккани: он приехал именно и только с проповеднической миссией, учить Исламу 95% не знающих Ислам жителей Башкортостана. Более того, 30 августа при визите турецкого шейха в мечеть «Жамиг» в г.Белорецке случился скандал: группа мусульман неожиданно стала требовать у гостя ответа, «кто он?» и зачем «отправлял наших муфтиев в ад». Записывая происходящее для памяти и Интернета. Сторонники Хаккани набросились на возмутителей спокойствия, стали их выталкивать из мечети, в ответ те выкрикивали «нам нужен традиционный Ислам!» и вообще, мягко говоря, демонстрировали недоверие проповеднику-чужеземцу. На распространенной в Интернете видеозаписи все это видно отчетливо, несмотря на общую мутность всей этой свары. И утверждения интерпретатора BONUSа, якобы «На этом видео четко понять, что к чему, сложно», выглядели жалко. Скандал испортил проповедь и турецкий миссионер уехал, а дискуссия, впрочем, без рукоприкладства, продолжалась уже вне мечети.

Подобное поведение в мечети, даже с самыми искренними намерениями, конечно, предосудительно. Вопросы нужно задавать вне мечети. С другой стороны, учитывая накал страстей в умме, можно радоваться, что стычка прошла в таком мирном формате. Видео с этим безобразием стремительно разошлось по Интернету.

Но в целом происшествие было воспринято как досадное, но не особо резонансное.

В общем-то, с организационной точки зрения вина очевидно лежала на организаторах вояжа: Салавате Кильдине – он мюршид, т.е. смотрящий над всеми хакканитами Башкирии, и Исмагиле Мухамадьянове – он имам-мухтасиб района и имам-хатыб мечети. Они продемонстрировали, что не контролируют умму даже в пределах собственной мечети, одновременно разладив контакт с государством и обоими муфтиятами. И, по-хорошему, логично было замять конфликт, но роль сыграл личностный фактор, хакканиты пошли ва-банк. Ситуация изменилась, когда они ринулись в атаку через СМИ.

Хакканиты писали всем, от Путина до Спортлото. Конкретнее, Путину написал заявление на собственного муфтия тот самый имам-мухтасиб ДУМ РБ Исмагил Мухамадьянов. Вызывающе нарушив тем самым целый ряд пунктов Устава ДУМ РБ. Несмотря на это, ответ ДУМ РБ был спокойным и с явным сигналом к примирению: аль-Хаккани вежливо назван аль-Накшбанди. Что совершенно необязательно, поскольку почтенный шейх Мехмет Адиль отнюдь не исчерпывает собою благородный орден Накшбандия.

Не снять с должности после таких нарушений взбунтовавшегося имам-мухтасиба Мухамадьянова муфтият не мог. И снял. Муфтият, - для тех, кто не знает, - не аналог патриархии, он никого не может отлучить от Ислама. Но может и должен отчислить из своей юрисдикции лиц, просто отказывающихся подчиняться его Уставу. Не нравится ДУМ РБ – работай в другом муфтияте, проблем-то.

Но сам мятежный мулла просто отказался подчиняться муфтияту Башкортостана. И огласил свой отказ публично, устроив на заседании ДУМ РБ, созванном именно с целью примирения сторон, без муфтия и оргвыводов, базарный гвалт посредством собранных им родственников, сторонников и особенно сторонниц. Мол, никуда он из «своей» мечети не уйдет, и никого на место имам-хатыба в нее не пустят.

Теперь скажите, чем это отличается от практики отжима мечетей и критики муфтията, в которой не без оснований обвиняли ваххабитов? Тем, что это делается людьми, кричащими о своем «анти-ваххабизме»? А муфтияту-то какая, по факту, разница? Между тем, в ответ другая группа мусульман Белорецкого района уже направила по инстанциям письмо со 172 подписями с требованием снять скандального имам-мухтасиба.

Впрочем, это дело самих муфтиятов. Мы же смотрим на дело сугубо со светской, гражданской точки зрения, строго с позиции обществоведения.

В общественном смысле важно, что через достаточно влиятельный «прорахимовский пул» в СМИ была организована широкая информационная кампания под сенсационным мемом: «Руководство духовного управления мусульман Башкирии обвинили в ваххабизме». Нападки в газете BONUS носили, скажем так, слабо адекватный характер. В ваххабизме, точнее в «проваххабитской политике» умудрились обвинить сразу и муфтият Башкирии, и Совет по государственно-конфессиональным отношениям РБ, и группу ученых-традиционалистов (авторов справочника «Религиозные организации Республики Башкортостан»). А поскольку одним из авторов этого труда, причем именно по статье «Ислам», являюсь я, то появилась лишняя причина ответить. Я все равно терпел и ждал. Но слишком многие задают нам вопросы. И теперь, после праздника, когда страсти несколько улеглись, а впереди пленум ДУМ РБ, решил изложить свое мнение.

ПОД ПЯТОЙ ХАККАНИЗМА

Начнем с самой статьи «Под пятой ваххабизма» (BONUS. №31(164)) и ее смягченного варианта на сайте ProUfu, поскольку статья в массовой бесплатно распространяемой газете явилась самым мощным, а именно информационным проявлением вспыхнувшего конфликта: по формальной, правоохранительной, например, логике, считать таковым невнятное препирательство в мечети нельзя. Именно поэтому народ, кроме кучки хакканитов, отнесся к ней поначалу спокойно, как к некрасивому казусу. Именно поэтому полиция и среагировала на него столь вяло: взяла две объяснительные.

Позже были добавлены «подробности события». Освещенные в газете почему-то исключительно самими мюридами Хаккани. Потому что и Исмагил хазрет Мухамадьянов, и музыкант Ринат Рамазанов (группа «Аргымак»), и кураист Роберт Юлдашев, и Марат Сафин (сын экс-претендента на трон президента Башкортостана Ралифа Сафина) при всем к ним уважении – именно адепты этой религиозной группы. Мнение самих башкирских мусульман, затеявших скандал в Белорецке, журналиста почему-то не интересовало – хотя найти их не составляло труда, и в Белорецке, и в Уфе. Зато официальный комментарий Вячеслава Пяткова (председателя Совета по государственно-конфессиональным отношениям) оставлен как мишень для нападок.

Между тем, именно Марат Сафин мог лучше всех разъяснить, что именно имели в виду башкирские мусульмане, так негостеприимно задававшие киприотскому шейху вопросы. Ибо спрашивали они: «Зачем [вы] наших муфтиев в ад отправляли?» Это, вопреки утверждению газеты, на записи прекрасно слышно. (Корреспондент начинает просто, извините, говорить неправду: «На этом видео четко понять, что к чему, сложно. В самом начале есть картинка, где говорит отец шейха, покойный Назим Хаккани. Переводчик передает его слова, мол, он всех отправляет в ад. При каких обстоятельствах это было сказано и правильно ли передан смысл слов - остается загадкой». Какие загадки? Все слышно вполне отчетливо, на английском и русском языках, и понятно школьнику средних классов.

А отправлял их в ад, точнее, грозился отправить шейх аль-Хаккани – т.е. глава тариката, называемого в СМИ по их (отца и сына) имени хакканитами, а не просто отец нынешнего шейха аль-Хаккани. Именно при визите башкирской делегации с Исмагилом Мухамадьяновым в его ставку на турецком Кипре. Пока ролик не запрещен за допущенные шейхом высказывания, его можно свободно смотреть в Сети.

Понятно, что комментарии в ролике принадлежат совсем не друзьям хакканитов, и мы столь категоричные оценки сюжета и участвующих в нем лиц не разделяем. Нас интересует само видео. И на видео отчетливо видно, что переводил откровения шейха Хаккани с английского именно он, Марат Сафин. Никогда не забуду его торжествующе издевательскую ухмылку над ползающими и умиленно мычащими в ногах у шейха башкирскими бабаями, когда он перевел призыв аль-Хаккани башкирам и татарам садиться на коней и браться за сабли. Улыбочка сына татарского магната вспыхнула и погасла, сменившись обычной маской почтительности, но зловредный ютуб донес все. В том числе, там же, обещание шейха отправить в ад (в Ад! Четко повторил грандшейх и султан султанов всех святых на английском, чтобы все лучше поняли) официальных муфтиев, которые посмеют мешать строить хакканитские мавзолеи. На территориях, подведомственных вообще-то им. Что тут непонятного?

Таковых муфтиев в Башкортостане ровно два: это Талгат Таджутдин, также принявший на себя потрясающий титул Верховного муфтия Святой Руси и Нурмуххамад Нигматуллин, скромный муфтий РБ. К обоим бывает немало претензий, но посылать их в ад ни один мусульманин не имеет полномочий – это прерогатива исключительно Всевышнего Аллаха.

Вопросы башкирских мусульман киприотским шейхам по этому поводу были нелогичны?

Оба муфтия мешать строить мавзолеи определившихся по мановению грандшейха сахабов не стали, чем видимо, избежали неминуемой отправки по столь грозному адресу. А муфтий ЦДУМ даже посетил оного шейха, убедившись между братскими лобызаниями, что в ад его тот пока не отправит. Судя по СМИ, по мнению мюршида хакканитов Салавата Кильдина это стало великим козырем в его борьбе за престол ДУМ РБ.

Но напрасно: Таджутдин известен именно тем, что легко посещал и более экзотические места, чем ставка турецкого шейха на оффшорном Кипре, и принимал участие и в более необычных для мусульман Башкирии ритуалах. Что никак не связывало его никакими обязательствами. Кроме главных, и они не перед киприотскими хакканитами.

В чем башкирским хакканитам предстояло убедиться во время этого конфликта: Таджутдин никак не заступился ни за Хаккани, ни за Кильдина, который, видимо, умудрился поссориться и с эпатажным главой ЦДУМ задолго до приезда своего кипрского шефа.

КОГДА ТИГРЫ ДЕРУТСЯ

Муфтий ЦДУМ занял позицию третьего радующегося, мирно развлекаясь тем временем окроплением водой башкирских киностудий и прочими интересными вещами.

На подконтрольных ЦДУМ сайтах появилась толковая в принципе статья «Белорецкий гамбит: о потасовке в мечети «Жамиг»», но со злорадным подтекстом: а вот в Татарии такого нет, и вот в приходах ЦДУМ такой фитны не наблюдается.

В Татарии такого действительно нет. Там муфтиев республики не требуют снять через оппозиционную газету, за неимением таковой, а, случается, просто подрывают в машине, убивая попутно их заместителя.

Что никак нельзя поставить в укор татарскому народу и Республике Татарстан. Поэтому давайте обойдемся без двойных стандартов.

О ПОДЛОГАХ И ИГИЛ

Но вернемся к медиа-атаке хакканитов. Настоящим подлогом BONUSа было совмещение трактовки происшествия с осуждением шейхом Хаккани ИГИЛ. Целенаправленно создавалось впечатление, якобы уж его-то оппоненты – точно за ИГИЛ. Наивный Исмагил-хазрет, распаляясь, так и заявил через данную газету.

Между тем, если считать их «ваххабитами» (салафитами), то лидер местных салафитов Ишмурат Хайбуллин аргументировал свое отрицание ИГИЛ жителям Башкортостана куда раньше аль-Хаккани. Причем на шариатских доводах, именно для аудитории, в которой этот вопрос действительно актуален. Откуда действительно могут идти бойцы в Сирию. Т.е. «лидер салафитов» Башкортостана реально с таким экстремистскими проявлениями боролся, именно для пользы Ислама. Кстати, именно борьба Ислама против экстремизма объявлена, к примеру, В.В.Путиным совпадающей со стратегией нашей страны.

Значит, по этой логике, подозревать в связях с ИГИЛ следовало именно Хаккани – он-то от ИГИЛ перед башкирами тогда еще не отрекся. Бред, конечно – но ведь суть подлога BONUSa по отношению к оппонентам именно такова же.

(Террористическая организация «Хаккани» действительно существует, злобная настолько, что с ней осторожен сам «Талибан», но она не имеет отношения к организации кипрских шейхов Хаккани, это другие хакканиты. Группировка «Хаккани» заявила о готовности участвовать в переговорах с США).

К ТЕМЕ

Обстоятельный разговор о суфизме, хакканизме, салафизме, ваххабизме и политике, а главное – о трудностях и задачах на современном пути башкирского народа в Ислам лучше вести отдельно, после разбора этого, в сущности, частного, но показательного конфликта. Но несколько слов о хакканитах сказать необходимо. Ибо если о салафитах можно узнать хотя бы из справочника, то с хакканитами сложнее. Потому, что даже в справочнике мы, соблюдая крайнюю политкорректность, не распространялись о частных и темных сторонах этого явления в Башкирии.

Следует сразу сказать: суфизм есть законное и имеющее исторические традиции в Башкирии мистическое течение в Исламе. Но сводить Ислам к суфизму по меньшей мере странно. Сводить даже не суфизм в целом, а хотя бы только орден Накшбандийя к организации кипрских шейхов аль-Хаккани (отца и сына) тем более нельзя ни в коем случае. Так же, как нельзя сводить весь тарикат хакканитов к специфике его неофитов в Башкортостане, а их – к личности их мюршида, Салавата Кильдина. Пока с него и начнем. Не касаясь подробностей его личной карьеры и жизни – нас интересует только его деятельность как политика и хакканита.

МЕДИА-МЮРШИД

В этом конфликте совершенно вне внимания публики оказался человек, по-настоящему ответственный за происшедшее. По крайней мере, обязанный отвечать за подобное, за политику хакканитов в Башкирии, как их мюршид. Именно он, а не подставленный под удар наивный Исмагил из Белорецка, является влиятельным спикером BONUSа. Более того. Все удивительное превращение экс-начальника Гостелерадио РБ в «авторитетное духовное лицо в Башкортостане» происходило в основном именно на страницах этой газеты. Именно на ее страницах Кильдин, не имея никакого исламского образования, неожиданно оказался авторитетным духовным лицом и рос как общественный деятель.

Подборка навскидку:

С чего начинается Родина для Салавата Кильдина

Салават Кильдин: «Сейчас во главе республики – команда временщиков»

Салават Кильдин: Какие уроки нужно извлечь из трагедии в Париже?

Более того, рупором хакканитской пропаганды наиболее известная в РБ оппозиционная газета BONUS и сайт ПроУфу, контролируемые Рауфой Рахимовой, дамой совершенно светской, стала именно с подачи Салавата Кильдина.

Правда, выбор этого ресурса в качестве рупора суфизма несколько странен. Вот как ПроУфу, очевидно, распространяя мусульманские ценности, встречает, к примеру, Джума (Пятницу):  «Сексуальная пятница: жаркая подборка уфимских фотографов».

Каждую джума. Одновременно с пиаром шейха Хаккани и его последователей.

Знаете, я не фанатик и не ханжа, понимаю больное состояние нашего общества и не требую, к примеру, запретить специфические сайты, если это не есть прямая порнография – это, ко всему прочему, бесполезно. Но рупору хакканитов оных специфических сайтов мало?

Но вернемся к серьезным вопросам.

Я не рассматриваю популярную "экономическую", да и "политическую" версию произошедшего конфликта, увязывающую его с интересами турецких конкурентов "Башкирской соды" и т.д.

Во-первых, не люблю конспирологии, когда мало данных. А во-вторых, все эти сюжеты слишком ситуативны, не они, считаю для нас суть важны. И суфизм, и хакканизм, и салафизм в РБ - проекты, рассчитанные на десятилетия. А возрождение Ислама в целом - даже навсегда. И для Башкортостана важно иное - как именно эти проекты врастают в башкирскую почву, с какими кадрами и слоями и каким образом начинают работать. Потому, что от этого именно сейчас зависит многое в самом развитии уммы Башкортостана в целом и башкирского народа в частности, на долгое время вперед.

Итак, во главе турецкого тариката хакканитов (по имени его главы, шейха Назима аль-Хаккани) в Башкортостане встал Салават Амирханович Кильдин.

Формально – пенсионер, экс-председатель Гостелерадио БАССР, при М.Г.Рахимове бывший генеральным директором ГТРК «Башкортостан», позже - начальником Управления Государственного надзора за связью и информатизацией в РФ по Республике Башкортостан. Человек, во многом определявший структуру и политику республиканского Башкирского спутникового телевидения и радио с момента их основания.

Эти должности и связи С.А. Кильдина играют огромную роль в деятельности хакканитов: благодаря своему влиянию в масс-медиа РБ их акции получали широкое и зачастую талантливое освещение в местных СМИ и на телевидении. Это способствовало рекрутации неофитов в среде представителей именно башкирских элит, преимущественно политизированной творческой интеллигенции.

До тех пор, пока агрессивность, склочность и тоталитарность мышления их лидера не обратили внимание муфтиятов и властей на риски, которые несло это течение в Башкортостан. С заверениями во всеобщей любви.

Группа известна в Башкирии яростной «антивахабитской» риторикой, и организацией посещений РБ нынешним главой этой организации, Мехметом аль-Хаккани, причем второй раз, в мае 2015 года, уже в качестве официального лидера этого тариката, которым его отец Назим аль-Хаккани до своей кончины 7 мая 2014 года назначил собственного сына. Устроены и встречи с шейхом Мехметом Адилем аль-Хаккани Верховного муфтия ЦДУМ Талгата Таджутдина: на турецком Кипре (в ставке шейхов аль-Хаккани) и в Башкортостане.

С.А.Кильдин не имеет никакого богословского образования, зато сразу прославился оригинальным ноу-хау: смешением агрессивной «антиваххабитской» риторики со скандальными выпадами в адрес ДУМ РБ и лестью ЦДУМ:

«Немаловажную роль играет Талгат Таджутдин, если бы его не было, положение в Башкортостане было бы намного хуже, чем в Татарстане. Роль верховного муфтия и муфтия очень велика. Но, в то же время, у нас в районах имамы являются совершенно определенной направленности и муфтияты этого не видит. В приходах, которые относятся к Таджутдину, имамов-ваххабитов нет, а в муфтияте ДУМ РБ их предостаточно. Об этом надо спрашивать руководство муфтията».

Даже в частностях тезисы Кильдина при проверке жизнью опровергались самым скандальным образом – в те же дни центральной фигурой межконфессионального скандала стал мулла из Кумертау Рафис Кунаккулов и его друг Дамир Тулеганов, который отправился воевать в Сирию на стороне ИГИЛ, перевез туда всю семью и снялся в агитационном ролике ИГ на поле боя. Трудно сказать, имел ли он какое-то отношение к ваххабизму, но к ДУМ РБ точно не имел – это приход ЦДУМ. Тем не менее, хакканиты продолжали льстить Таджутдину и нападать на муфтия Башкортостана, Нурмуххамада Нигматуллина.

СИНЕДРИОН ПО-БАШКИРСКИ

Аргументация у сторонников Кильдина изобретена примерно такая. Власти и спецслужбы намеренно потворствуют ваххабизму среди башкир, чтобы, когда он распространится, подавить народ репрессиями. В общем, в точности как у Булгакова: «- Не мир, не мир принес нам обольститель народа в Ершалаим, и ты, всадник, это прекрасно понимаешь. Ты хотел его выпустить затем, чтобы он смутил народ, над верою надругался и подвел народ под римские мечи! Но я, первосвященник иудейский, покуда жив, не дам на поругание веру и защищу народ!» Но Кильдин, как и Каиафа, мне кажется, не прав.

Посмотрим, что происходит не в предположениях, а в действительности.

А в действительности именно Кильдин и хакканиты натравливают на молодых башкир, «зараженных вахабизмом», власти и спецслужбы. Заметим, не на запрещенных «хизбов» или «Нурджулар», а именно на «ваххабитов». Т.е. на ярлык, которым охватывается целый спектр более или менее протестных, но не запрещенных законом течений. Среди которых есть и радикалы, и вполне умеренные общины и граждане. Хотя и без этих науськиваний жизнь «неофициальных» джамаатов весьма непроста.

Именно «хакканитский холдинг» через BONUS требует запрещения ваххабитов как экстремистской организации – прекрасно понимая, что это означает дикие сроки за убеждения для многих и многих, к которым ныне закон не имеет никаких претензий. Не говоря о том, что организации таковой в РБ просто не существует: а значит, сажать придется за убеждения, и даже более того, просто за отличия в убеждениях. Кого Кильдин ваххабитом назначит.

При этом раздувая слухи о гигантском проценте ваххабитов в РБ. Посмотрите на стенограмму: глава Центра «Э» Алик Миняшаров, ученые, занимающиеся как раз уммой РБ, все хором успокаивают двух возбужденных хакканитов, но те непреклонны.

Такое поведение в героическом XVIII веке ахун Батырша, мишарский герой башкирского народа, нарек куштанством. Но подробнее к вопросу о куштанстве XXI века, возможно, обратимся позже, в зависимости от реакции.

НАШИ РАЗНОГЛАСИЯ

Здесь коснемся только идейных причин конфликта хакканитов с интеллектуальной группой традиционалистов Башкортостана. Проблемы начались с претензий г-на Кильдина к следующим моим словам на круглом столе в редакции BONUSа. Тогда, публично, отвечать на них новоявленный мюршид не мог, ибо опровергать правду нечем.

Пришлось ему проводить со мной воспитательную работу в индивидуальном порядке, в ИГИ РБ, впрочем, безуспешно. До этого отношения были более чем доброжелательными: меня он именовал удивительным (суфийским, видимо?) термином «золотой друг», убеждая, какой глыбой и матерым человечищем я, оказывается, являюсь для башкирского народа и как важно всем быть в тарикате.

А сказал я (тезисно, стенограмма на сайте «РБ – XXI век») следующее:

1. «Наука (как и государство) не должна заниматься помощью в конфликтах между теми или иными конфессиями и религиозными течениями, не выходящими за рамки закона. …Если наука теряет свою экспертную составляющую, то государство остается с завязанными глазами и не сможет адекватно оценивать ситуацию, начнет бить «вслепую». Мы должны придерживаться именно экспертной точки зрения. Т.е. хладнокровно оценивать ситуацию, такой, какая она есть, помнить о приоритете закона и права - с одной стороны, и с другой - о научной этике».

А Кильдин настаивал, чтобы наука и государство занялись поношением и преследованием всех, кого он сочтет ваххабитами. Чтобы государство, получается, оставалось с завязанными глазами - точнее, било по указке самого Кильдина.

2. «Все образовательные центры находятся за границей, и с этим государству надо смириться». Причем каждое из конкурирующих направлений – и просалафитское, и просуфийское, испытывает влияние из «своих» центров ислама за рубежом – Саудовской Аравии и Турции (включая турецкий Кипр) соответственно. С этим надо просто работать, как работали всю историю Ислама в России.

Но совершенно неясно, чем влияние Саудии лучше аналогичного влияния Турции – самого мощного в Европе члена НАТО с явными геополитическими интересами на Кавказе, в Средней Азии и Урало-Поволжье.

3. «Необходимо помнить научное определение радикализма и не повторять через запятую: «радикализм», «ваххабизм» и так далее. Это разные вещи, радикализм может прийти хоть откуда. Нужно бороться  не с течениями, которые не запрещены законом, а с проявлениями радикализма в любых течениях .

До того как ваххабиты получили заслуженно мрачную славу во время гражданской войны в Чечне, эта война начиналась без ваххабитов, с другими мусульманами. Думаю, все помнят открытый зикр на улицах в Грозном. (Он стал символом разгоравшейся войны в Чечне, когда там близко не было никаких ваххабитов).

Но это же не означает, что все приверженцы открытого зикра, суфии – экстремисты! Тем более, нельзя так легкомысленно определять со стороны, что входит у нас в традиционный ислам, а что нет».

4. «нельзя традиции Ислама и этнографию, бытовые традиции друг к другу жестко привязывать. Если человек отказывается справлять 40 дней после смерти покойника (в Исламе нет такой традиции), то это не означает, что он радикал».

5. «Радикалы, в первую очередь, определяются по склонности к тоталитарному типу общения и мышления». (Тогда я еще не мог подробно, на фактах, диагностировать подобный тип у самого С.А.Кильдина).

6. «Просто взять и запретить «ваххабизм» (или «хакканизм») или закрыть на проблему глаза – уже невозможно. Поэтому возможен только один путь: разговор с теми, кто способен к диалогу и работе - во всех течениях, не запрещенных законом. С остальными же, не способными к диалогу, остается только путь закона.

Там было еще много всякого. Но пусть мне скажут, что здесь неправильно? И почему такой гнев вызывает упоминание факта, что война в Чечне начиналась с зикров? Что суфии или талибы (самые обыкновенные ханафиты, между прочим, совершенно такие же, как башкиры и татары – но в состоянии войны) могут быть не менее опасны, чем любые салафиты, хизбы и т.д.? До состояния войны людей не надо доводить, вот и все! И работать с людьми, уважать их, а не считать себя априори тайным лидером нации.

ОБ АДМИНИСТРАТИВНОЙ МУДРОСТИ

Теперь к слову об административной мудрости оного лидера. Подумайте: человек, не став еще никем, в ранге пенсионера (пакеты акций медиахолдингов и прочее – еще не ранг, а карьера, как говорится, зур начальника, – в прошлом, как и реальные заслуги и награды - ведь ими он не довольствуется) заранее, не выдерживая льстивой роли доброго дедушки суфия более пары часов, начинает командовать в сферах, вообще никак ему не подчиненных. То на Ученый Совет заявится, то к директору государственного учреждения на рабочий день, как в свой кабинет, то скандал в научном отделе устроит, поучая ученых, что им писать. То кампания пойдет по смещению сразу муфтия РБ, Совета по делам религий при главе РБ и т.д.

Во-первых, это как же такие себя поведут, когда им реально будет что-либо подчинено? Что тогда себе позволять станут?

Во-вторых, это мудрость такая: заранее оповестить всех о своих мстительных наполеоновских планах, насторожив сильных и перепугав слабых? Анекдотично ссорясь с людьми по поводу шкуры неубитого медведя? Денежных потоков и власти, то есть. А иногда просто так ссорясь, из неустранимой склочности. К примеру, сразу и с муфтием Башкортостана, и с муфтием ЦДУМ, и с Советом по делам религий, - притом, что для оппозиционных муфтиятам групп хакканиты постоянно требуют запрещения (а значит, длительных сроков), именно за убеждения, рассказывая, как заражена башкирская молодежь крамольным ваххабизмом - это тоже административная мудрость такая?

И вот такие люди обещают кому-то победу и теплые места? Неужели позора 2010 года было мало, к которому привели Башкортостан этакие деятели?

Любят некоторые Байык на граблях. Но, думаю, не многие.

Сейчас я добавил бы уже без политкорректности (поведение Кильдина давно ликвидировало любые основания для оной): речь идет уже не только о приоритете закона и этики, но и элементарной национальной безопасности.

Если экс-лидер медиасферы РБ в новом звании мюршида тариката из оффшорного турецкого Кипра через главную оппозиционную газету РБ будет указывать экспертам как им писать, телевизионщикам – о чем снимать, имамам – что проповедовать, законодателям – кого запрещать, а правоохранителям – кого сажать; если организуются письма граждан и базарный гам на съездах ДУМ РБ в ходе операции по смещению не угодивших новоявленному мюршиду муфтиев, министров и экспертов - это противоречит национальной безопасности. И Башкортостана, и России. А ведь многое из указанного уже происходит.

Поддавшись на такой шантаж, республиканские органы фактически подтвердили бы имидж, который и пытается создать себе эта группа – якобы некой второй (если не первой), теневой власти. Тогда рост ее адептов пошел бы лавинообразно. Но желания и возможности – вещи очень разные.

БАШКОРТОСТАН – НЕ ЧЕЧНЯ

Агрессивная политика хакканитов в Башкирии является странной попыткой копировать «чеченский опыт». Не дают, видимо, покоя, лавры Рамзана Кадырова. Но простите, разве у нас есть нечто, напоминающее режим Кадырова? Со схемой: суфии – наверху, ваххабиты – в лесу? Подобная, так сказать, нетривиальная ассоциативная связь – еще одно свидетельство инфантильного и неконструктивного, мифологического образа мышления некоторой части провинциальной интеллигенции. Они возникают без элементарного понимания, что автократия Кадырова, как и его высокое статусно-ролевое положение в РФ, есть результат чудовищного опыта 20-летней гражданской войны в Чечне и непредставима без нее.

Кильдин же делает вид, что этой разницы не понимает. Как некрасиво шутили в 90-е, русские завидуют американцам, татары – евреям, а башкиры – чеченцам. Но зависть, как известно из классики, – чувство дрянной категории. И главное, чувство неадекватное.

Напротив, мусульманская молодежь РБ всех умеренных направлений – люди реалистичные. По нашим наблюдениям, она декларирует цели предотвратить опыт противостояния суфиев и ваххабитов, раздирающего Дагестан, Карачай-Черкессию, Кабардино-Балкарию, Северную Осетию, Ингушетию и Чечню.

С гражданской, светской, научной точек зрения, в Башкирии «суфии» другие и «вахаббиты» соответственно тоже другие, отличные от вариантов Кавказа, Средней Азии и других регионов. И переносить алгоритмы Северного Кавказа на наш регион абсурдно и, я бы даже сказал, провокационно.

И в этом смысле подходы ДУМ РБ по наведению элементарного порядка в своей сфере пока можно только приветствовать.

Не уничтожить оппонента, а не допустить самого перехода противостояния в непримиримые, тем более – вооруженные рамки по образцу Кавказа – вот задача, стоящая перед уммой Башкортостана. Задача, пока решаемая и воистину всероссийской важности. Потому, что в случае успеха за этим прецедентом могут последовать другие, и мир – вернуться на земли многострадальных мусульман Кавказа.

(Продолжение следует)