Есть мнение

Марш для узкого круга

20 ноября 2018

Прошедшие 4 ноября 2018 года акции под общим брендом «Русский марш» показали окончательную маргинализацию его участников, их взглядов и лидеров. Основная вина в этом лежит именно на организаторах ежегодного мероприятия.

За более чем десяток лет с момента первой акции их численность резко сократилась, а идеи новых лидеров уже не могут рассматриваться как имеющие хоть какие-то перспективы в политической жизни страны. Первые марши поднимали актуальные для многих проблемы преступности в среде диаспор в мегаполисах и малых городах России, а также места самого русского народа в новой реальности 2000-ых. Поэтому, несмотря на радикализм, их аудитория была достаточно многочисленной, что создавало отдельный фактор во внутренней политике.

После пика активности организаторы пережили два раскола — по отношению к протестам оппозиции в 2011—2012 гг. и по отношению к украинскому вопросу. После уголовного преследования некоторых лидеров, бегства части из них за границу и размежевания в их рядах повестка «Русских маршей» превратилась в набор лозунгов для очень малой аудитории, которая свою общность с русским народом уже даже не декларирует. Марши стали мероприятием для узкой группы лиц, связанных субкультурными предпочтениями. Даже включение социальной повестки в мероприятия не позволили их аудитории расшириться за пределы субкультурного гетто.

В этом году в акциях в Москве и Санкт-Петербурге участвовало по 200— 300 человек (причем в столице прошли две разные акции), а в ряде других городов — не более нескольких десятков. Такой провал радикалов явно на руку действующей власти, противниками которой успели зарекомендовать себя большинство лидеров «Русских маршей». Кроме того, этнический подход, который лежит в основе всех объединений вокруг «Русского марша», явно противоречит самой современной концепции нации и государства, которая строится вокруг гражданской, а не этнической или религиозной идентичности.

Но, несмотря на естественное противодействие государственного аппарата радикальным формам этнического самоопределения, подобным «Русским маршам», проблема, из-за которой они возникли, пока не имеет окончательного решения. Коллективная идентичность граждан России еще не нашла законченного и понятного оформления, из-за чего в обществе возникает разделение по вопросам, прямо или косвенно ее затрагивающим. Государство, руководствуясь опытом развала СССР, явно стремится предотвратить разделение по этническим и конфессиональным границам. Однако они существуют и в виде административных границ разнообразных республик с наличием «титульной» нации, и в обществе, где нередки спорные и даже конфликтные ситуации, касающиеся этого разделения.

После подписания президентом новой редакции Концепции государственной миграционной политики, направленной, по его словам, на «формирование более комфортных условий для переселения в Россию на постоянное место жительства соотечественников из-за рубежа, а также на создание четких правил въезда и получения права на проживание, работу, на приобретение российского гражданства» могут измениться два важных вопроса, напрямую касающихся возникновения радикализма в обществе. Во-первых, это ситуация с мигрантами, которая создавала напряженность и вокруг которой нередки конфликты на межэтнической почве, а также возрастает активность попыток вовлечения прибывших на российскую территорию в ряды террористических организаций. Во-вторых, это важная тема предоставления гражданства русскому населению, которое до сих пор преследуется в сопредельных странах по этническому и религиозному признаку.

Но остается важная проблема самоидентификации самих российских граждан. Поддержка различного рода проявлений самобытности при этом радикалами интерпретируется как несправедливость к самому большому народу, русскому, на представительство которого националисты безуспешно претендуют. А любое давление на сепаратистские тенденции вызывает сопротивление местных элит, старающихся использовать национальный вопрос в своих интересах. Только недавно был принят вызвавший множество споров и дискуссий закон об изучении родного языка, в Кабардино-Балкарии при зарубежном участии произошла попытка разжигания конфликта в селе Кенделен, возникло напряжение в процессе определения границ между Чечней и Ингушетией. Все это показывает, что вопросы межэтнических отношений остаются для России актуальными и требующими внимания государства. Кроме того, следует учитывать их возможное обострение в свете русского вопроса ввиду возможности самого неожиданного развития ситуации на Донбассе.

Однако прошедшие мероприятия «Русского марша» были очень далеки от всех этих реальных проблем и показали, что их путь к окончательной маргинализации уже завершен. Придать силу и новый смысл таким акциям могут лишь новые лица среди лидеров, которые вместо вопросов субкультурного плана будут заниматься осмыслением и обеспечением достойного места русского народа в историческом процессе.

Комментариев пока нет