Актуальное интервью

Людмила Щербина: «Историю переписать не дадим!»

29 октября 2016

Людмила Васильевна, когда был создан Союз журналистов Москвы?

Л.В. Щербина. В 1990 году мы приняли решение о том, что журналисты Москвы создают самостоятельную творческую организацию. Это решение было принято на съезде, и председателем в 1990 году сразу избрали Павла Гусева, а до него был Михаил Полторанин.

Журналистика, по крайней мере, в России, как это ни печально, переживает острейший кризис. Нет той журналистики, которая могла переворачивать мир. Печатные газеты заменил Интернет, который теперь уже обогнал и телевидение. Каково, с Вашей точки зрения, будущее  журналистики как явления культуры?

Павел Гусев в своих последних интервью говорит о том, что рано еще хоронить печатные СМИ, рано ставить крест на журналистике, и я с ним согласна. Но вести разговор о том, что сегодня молодые журналисты стоят наравне со старыми мастерами нельзя хотя бы потому, что тогда, когда работали наши известнейшие мастера, была некая общественная среда и общество, которое нуждалось в остром и правдивом журналистском слове. Мы много встречаемся с молодежью, и мне думается, что у молодежи все же есть тяга и голод по настоящей журналистике.

Виктор Иванович, декан факультета журналистики МГУ Ясен Николаевич Засурский как известнейший мэтр российской журналистики «болеет» тем, что нет общероссийской газеты. Что же нужно для подъема журналистики?

В.И.Черемухин. Для этого нужна новая государственная политика поддержки СМИ, распространения СМИ, политическая культура. Без этого наши газеты и журналы вынуждены становиться коммерческими и работать по законам бизнеса, уходя от творчества и занимаясь совершенно другими делами.

Л.В.Щербина. Сегодня журналист не может свободно высказываться, поскольку у СМИ нет экономической свободы. Когда любая районная газета в кармане у губернатора, что можно от этой газеты ожидать?

Однако сейчас можно говорить все что угодно на площадях и в Интернете, выдвигать чудовищные обвинения, и буквально никто на это не будет реагировать…

Л.В.Щербина. Согласна. Возьмем разоблачительные статьи, которые печатает в «МК» Хинштейн. Во многих из них он в конце пишет: прошу рассматривать мою статью как запрос в прокуратуру. И что? Никакой реакции. Хотя нужно отдать должное «МК», потому что эта газета не одного министра уже уволила с работы, начиная с того же Грачева по кличке Паша-мерседес. Благодаря публикациям Божьева, Минкина или Хинштейна многие коррупционеры полетели со своих мест.

Но все же это было тогда, а сегодня? Кто реагирует на разоблачения, предъявление обвинений в коррупции и т. д? Никто.  

В.И.Черемухин. Меняется картина медиарынка, авторитет печатной прессы падает. Яндекс уже «переплюнул» по аудитории первый канал ТВ. Это случилось впервые за всю историю. Аудитория Первого канала – 18,2 млн зрителей, у Яндекса – 19 миллионов человек! Реклама так же ушла в Интернет. 

Л.В.Щербина. Я в подъезде одна подписываюсь на газеты и журналы, и ко мне приходят некоторые мои соседи пенсионного возраста и просят оставить журналы и газеты, потому у них нет возможности подписываться на прессу. Когда встает простой выбор: или лекарства, или газеты, что выберет пенсионер? Вот в чем дело. Но молодежи газеты уже не нужны. Однако, газеты ни на западе, ни на востоке не умерли, газета «Женьмин жибао» – крупнейшая и успешнейшая газета в мире… Печатная журналистика – это же не мода, а явление культуры. В Японии, кстати, печатные издания процветают и живут они на подписку и только!

В.И.Черемухин. Политическая сила СМИ очень большая, поэтому любая власть опасается свободной прессы. Я могу сказать, что Союз журналистов Москвы везде заявляет о том, что печатную прессу убивать нельзя, и хоть и говорят о том, что печатное слово уходит из общественной жизни, это не так. Во многом это искусственный, а не естественный процесс.

Л.В.Щербина. Когда-то Союз журналистов работал под эгидой ЦК КПСС. Но ЦК, нужно отдать ему должное, прессой занимался очень усердно и успешно. Мы проводили «кустовые» семинары повышения квалификации, не было места в стране, где бы не побывали журналисты. Госплан давал деньги на международную деятельность, журналистика развивалась. А почему? Потому что была продуманная государственная политика развития журналистики. К сожалению, сейчас ситуация иная. Союз журналистов Москвы свое помещение получил от Лужкова. При новом мэре Москвы отношение к Союзу так же хорошее. Мы учредили московскую премию для московских журналистов за лучшую журналистскую работу, и ежегодно в день прессы в январе мы ее вручаем. Мы были инициаторами премии Правительства РФ для журналистов.

В.И.Черемухин. Сегодня все же есть крупные издания, например, «Аргументы и факты», «Аргументы недели». В них публикуются интересные материалы, у этих газет есть аудитория и тираж. Существует и другая пресса - олигархическая, но это особая пресса. Любой олигарх сегодня способен создать свое СМИ. Но это не свободная пресса.

А каково ваше отношение к идее создания общественного телевидения?

Л.В.Щербина. Это у нас уже было. Я не верю в общественное телевидение без помощи государства, но это уже не общественное телевидение, а государственное.

В.И.Черемухин. Сейчас восемь проектов общественного телевидения, у каждого свои пристрастия, свой сектор. Каждый думает, что правительство его поддержит, но мне кажется, что все сведется к банальному «пилению» денег. Двадцать лет неустроенности и политики, и экономики, и общественной жизни напрямую отражается на СМИ. 

Л.В.Щербина. В свое время мы, Союз журналистов, отстоял газету «Правда». Как было дело? Наш же член Союза журналистов, Геннадий Селезнев хотел ее запродать грекам. Потом Виктор Линник хотел все забрать под себя. Мы, журналисты Москвы, ночами оформляли задним числом протоколы заседания первичной организации, шлепали печати, выступали на суде и отстояли, сохранили эту газету. Я прекрасно отношусь и к Селезневу, и к Линнику, но считаю, что тогда было несправедливым ломать эту газету. Сейчас что-то отстаивать нет нужды. Если бы мы были профсоюзом с законодательной инициативой, тогда это было бы серьезно.

А почему не родился профсоюз в рамках Союза журналистов?

Л.В.Щербина. Мы пытались это делать много раз, собирали учредительное собрание. Но что такое профсоюз? Профсоюз – это только наемные работники, для этого нужно исключить всех владельцев, а это люди, которые имеют хоть какое-то влияние на власть. Кроме всего прочего, никто не хочет быть лидером. Лидера нет, влияния нет, денег нет. Верхи не хотят, но и низы не могут. Любимов хотел создать медиасоюз, но кого он объединит? Только мальчиков на мерседесах.

Поэтому мы сосредоточились на социальных проблемах журналистов. Мы построили больше десяти жилых домов в Москве для журналистов. Дай Бог здоровья Юрию Михайловичу Лужкову! Это единственная практика в истории журналистики, и все мои седые волосы от этой затеи со строительством. Мы добились учреждения своего праздника – Дня рождения российской прессы. Пресса, кстати, родилась не вместе с «Правдой» Ленина, а вместе с «Ведомостями» Петра Первого. «Ведомости» увидели свет 2 января. И между 13 и  15 января мы каждый год проводим правительственный прием для журналистов в честь Дня рождения российской прессы и вручаем по пятнадцати номинациям различные премии.

Нам пошли на встречу силовые структуры, и мы открыли курсы для журналистов по всей стране, которые выезжают в «горячие» точки, а так же для журналистов, участвующих в операциях МЧС. Журналисты гибнут, кстати, часто по неопытности. Практические занятия проходят на полигоне в условиях, максимально приближенных к боевым, вплоть до имитации захвата заложников. Учат «необстрелянных» журналистов такие репортеры, как Сладков или Гусаров, которые имеют огромный опыт. На этих курсах работают психологи.

Но что означало получить бюджетные деньги на эти курсы! Врагу не пожелаю! Мы кровью выхаркиваем финансовый отчет по этим курсам. Один поток у нас сейчас пройдет во Владивостоке, другой в Подмосковье. Мы встречаем журналистов, мы их кормим, расселяем, учим, все это стоит денег. Военные ведут занятия, я везу из Москвы десять выступающих, включая работников МИДа, которые будут рассказывать журналистам о том, как себя вести за рубежом, например, в Ираке или другой стране, если журналист попал в плен.

Мы опекаем ветеранов журналистики. Мы открыли аллею памяти на Поклонной горе в честь военных журналистов, которая тоже мне стоила море крови. В свое время на Охотном ряду в Госдуме хотели с Красного знамени Победы снять серп и молот, мы отстояли знамя. Сейчас мы бьемся, чтобы хотя бы одну станцию метро назвали «Сталинградская». В Париже есть такая станция, в Праге есть, в Польше есть, в Бельгии есть, а у нас нет. Историю переписать не дадим.

В.И.Черемухин. Здесь в Союзе работают люди неравнодушные, бойцы. Журналисты здесь бьются за историю, не просто что-то говорят, а стараются, чтобы и руководство страны обратило внимание на журналистику.     

 

Комментарии 6

<p>Тетя врет, в Праге нет станции метро "Сталинградская". Была "Москевска" (Московская), которую после революции 89-года стразу же переименовали в "Андел", потому что выход ее был прямо на Пражский Кремль. Помню как тогда журналисты из ЧТК (Ческословенска Тискова Агентура, - Чешское информационне агенство, пер.) с радостью говорили как швыряли друг в друга партийные билеты и сдавали друг другу за пять крон тех, кто собирался только вступать в ряды ненавистной коммунистической идеологии, Но наших, советских писак, думаю, ничто не возьмет, так до конца будут блефовать о Сталине-Ленине-и партийной журналистике, которой вообще нет. Хочется умыться.</p>

<p>
Куда пропал журналист Антон Мстиславин?
</p>
<p>
Тетя не врёт: просто она старая больная женщина. Ну, подзабыла что-то малость... Получается, как в том анекдоте: что лучше - склероз или маразм? Конечно склероз - забываешь о маразме)) А у нее и то, и другое одновременно)) При чем тут остейший кризис в журналистике и Интернет?)) Курсы какие-то придумали бесполезные и другие мероприятия бессмысленные, на которые б только денег у кого-то выклянчить. Да и Черемухин, отсидев (в Госудме, кажется, оттуда он вроде), попал в СЖМ. А теперь еще и интервью берут друг у друга, потому что приличным журналистам у тёти его просто заподло брать. Сидела б дома, вместо того, чтобы строить потёмкинскую деревню  своей бурной деятельности, которая в итоге вся сводится к тому, сколько своих они помещений сдадут в аренду))
</p>
<p>Тетя врет, в Праге нет станции метро "Сталинградская". Была "Москевска" (Московская), которую после революции 89-года стразу же переименовали в "Андел", потому что выход ее был прямо на Пражский Кремль. Помню как тогда журналисты из ЧТК (Ческословенска Тискова Агентура, - Чешское информационне агенство, пер.) с радостью говорили как швыряли друг в друга партийные билеты и сдавали друг другу за пять крон тех, кто собирался только вступать в ряды ненавистной коммунистической идеологии, Но наших, советских писак, думаю, ничто не возьмет, так до конца будут блефовать о Сталине-Ленине-и партийной журналистике, которой вообще нет. Хочется умыться.</p>

<p>
Куда пропал журналист Антон Мстиславин?
</p>
<p>
Тетя не врёт: просто она старая больная женщина. Ну, подзабыла что-то малость... Получается, как в том анекдоте: что лучше - склероз или маразм? Конечно склероз - забываешь о маразме)) А у нее и то, и другое одновременно)) При чем тут остейший кризис в журналистике и Интернет?)) Курсы какие-то придумали бесполезные и другие мероприятия бессмысленные, на которые б только денег у кого-то выклянчить. Да и Черемухин, отсидев (в Госудме, кажется, оттуда он вроде), попал в СЖМ. А теперь еще и интервью берут друг у друга, потому что приличным журналистам у тёти его просто заподло брать. Сидела б дома, вместо того, чтобы строить потёмкинскую деревню  своей бурной деятельности, которая в итоге вся сводится к тому, сколько своих они помещений сдадут в аренду))
</p>