Есть мнение

Ликвидация окружённых под Сталинградом войск Германии

29 октября 2016

Отогнав немцев до линии Кантемировка, Миллерово, Морозовск, Котельниково наши войска могли, не опасаясь удара в спину, ликвидировать окружённую группировку войск Паулюса.

По предложению И. В. Сталина ликвидацию окружённого противника передали в одни руки и поручили командующему Донским фронтом К. К. Рокоссовскому. Ему в подчинение передали и войска Сталинградского фронта. На замечание, что Ерёменко обидится, Сталин ответил, что сейчас не время обижаться. Ерёменко, конечно, был очень обижен, но вскоре его назначили командующим Южным фронтом.

План операции по ликвидации окружённых войск противника, разработанный под руководством К. К. Рокоссовского и Н. Н. Воронова, был представлен в Ставку накануне Нового года 27 декабря. Операция получила название «Кольцо». В это время в окружённых 22 вражеских дивизиях и других соединениях из 330 осталось 250 тысяч человек. 80 тысяч человек в основном были уничтожены нашими войсками, а также умерли от голода, холода, болезней.

Приняв фронт в новом составе, К. К. Рокоссовский приказал прекратить наступление на окружённого противника, отвести войска в исходное положение и перейти к обороне, ведя силовую разведку, для того чтобы держать противника в напряжении.

Ставка выделила Донскому фронту достаточно артиллерии, но предупредила, чтобы не рассчитывали на усиление стрелковыми и танковыми соединениями. Дополнительно к имеющимся средствам Ставка выделила Донскому фронту, как пишет Рокоссовский, артиллерийскую дивизию прорыва, два артиллерийских пушечных полка большой мощности, пять истребительно-противотанковых артиллерийских полков, один зенитный артиллерийский полк, две гвардейские миномётные дивизии и три гвардейских танковых полка.
Также фронт получил из резерва Ставки 20 тысяч человек пополнения. Для действий в зоне наступления Донского фронта выделялась вся авиация 16-й воздушной армии.

Подводя итог количеству полученных средств, Рокоссовский пишет, что на большее рассчитывать не приходилось, то есть указывает на то, что желательно было бы получить  средств больше, чем выделила Ставка. Но Красная Армия в это время на многих участках фронта от Ленинграда до Ростова-на-Дону и Северного Кавказа вела наступательные бои, и войска всех направлений надо было пополнять личным составом и техникой.

Согласно плану операции вражеская группировка подлежала расчленению с запада на восток, а затем уничтожению каждой части в отдельности.

Ставка стремилась сберечь жизни наших солдат и офицеров и дважды 8-го и 9-го января посылала к немцам парламентёров с ультиматумом, то есть с предложением без боя сдаться в плен.
Первый раз по нашим парламентёрам был открыт сначала ружейный, а затем пулемётный и миномётный огонь. Второй раз было заявлено, что немецкое командование отказывается принять ультиматум.

Офицеры и рядовые немецких войск боялись нашего плена. Они знали об издевательствах, мучениях и расстрелах, которым подвергались советские пленные и были уверены, что это просто так, без отмщения им не пройдёт. Они не знали, что советские люди на голову выше народов либеральной Европы и безоружного врага не убивают.

10 января 1943 года советские пушки, миномёты и гвардейские реактивные установки открыли огонь по окружённому врагу. Фронтовая авиация Руденко и авиация дальнего действия Голованова приступили к бомбёжке позиций противника. Пошла вперёд за огненным валом артиллерии и матушка пехота. Главный удар наносила 65-я армия П. И. Батова.

К 15 января наши войска продвинулись в центре на расстояние от десяти до двадцати двух километров. Немецкие позиции были хорошо  укреплены. Их возводили и наши, и вражеские строители. «Близко друг от друга стояли сильные опорные пункты с большим количеством дзотов, бронеколпаков и врытых в землю танков. Вся местность на подступах к ним была опутана колючей проволокой и густо заминирована.

Мороз достигал 22 градусов, усилились метели. Нашим войскам предстояло наступать по открытой местности, в то время как противник находился в траншеях, землянках и блиндажах. Требовалось поистине безгранично любить свою Родину, советскую власть и люто ненавидеть врага, чтобы преодолеть эти грозные позиции. Выполняя свой долг, советский солдат сделал это. Траншею за траншеей, дзот за дзотом брали бойцы. Каждый шаг вперёд стоил крови.

Положение вражеских войск ухудшалось. С продвижением наших частей противник терял аэродромы и посадочные площадки. Теперь его самолёты летали только ночью, сбрасывая продовольствие, боеприпасы и горючее на парашютах. Система нашей воздушной блокады действовала надёжно, и только единичным самолётам удавалось долететь до места назначения. Большинство же их погибало, так и не выполнив задачи», - писал К. К. Рокоссовский.

Если бы не огромное количество лошадей, которые оказались в зоне окружённых войск противника, то немецкие солдаты давно бы уже умерли с голоду, и нашим бойцам не пришлось бы прогрызать вражескую оборону.

А наступать было очень трудно и в связи с сильной обороной противника, и в связи с сильными холодами и отсутствием возможности даже погреться у огня. Выручало то, что наши наступающие войска имели много оружия, и оборону противника сокрушала артиллерия.

В стрелковых частях солдат было мало. «Жиденькие цепочки бойцов двигались по заснеженному полю. За ними поэшелонно двигались орудия прямой наводки. На линии орудий людей оказывалось больше – это были артиллеристы, обслуживающие пушки. На огромном пространстве виднелось до десятка танков, за которыми, то припадая к земле, то вскакивая, перемещались мелкие группы пехотинцев. Артиллерия, действовавшая с закрытых позиций, сопровождала своим огнём весь этот боевой порядок, нанося удары по отдельным участкам. Время от времени обрушивались на противника залпы «катюш».

Штурмовая авиация даже в самых сложных условиях также старалась поддерживать действия нашей малочисленной пехоты, нанося удары по очагам сопротивления группами самолётов, а в туман – и одиночными самолётами. В этих боях наши лётчики завоевали глубокое уважение наземных войск», - продолжает описывать наступление наших войск командующий Донским фронтом К. К. Рокоссовский.

Артиллеристы впервые в войне поддерживали атаку пехоты и танков огненным валом. Сталин говорил, что противник имеет глубокоэшелонированную оборону и сейчас нужна не артиллерийская подготовка, как было, например, в битве под Москвой, а артиллерийское наступление. И разъяснял что такое артиллерийское наступление, говоря: «Что это значит? Это значит, что артиллерия должна наступать вместе с пехотой, это значит, пехота должна наступать не тогда, когда кончится артподготовка, а вместе с артиллерией, которая, сопровождая пехоту, должна подавлять все огневые средства противника, пока его оборона не взломана на всю глубину».

Сталин продолжал, утверждая следующее: «Заставить пехоту наступать без поддержки, это будет не наступление, это будет преступление, преступление против войск, которые вынуждены нести бессмысленные жертвы, и преступление против Родины».

Выводы Верховного Главнокомандующего были положены в основу нового боевого устава пехоты, утверждённого в 1942 году.

При ликвидации немцев в котле в соответствии с новым Уставом немногочисленность пехоты поддерживалась огненным валом артиллерии, обрушивавшимся на врага впереди наступающей пехоты и вместе с ней перемещающимся вперёд. Для такого наступления артиллеристам и пехотинцам требовалось иметь высокий уровень боевой подготовки.

26 января в районе посёлка Красный Октябрь и на скатах Мамаева кургана соединились войска Донского фронта с войсками 62-й армии Чуйкова, с августа месяца сражавшимися в городе. Окружённая группировка немецких войск была разделена на две части. 31 января войска южной части сложили оружие и сдались в плен. Был взят в плен и фельдмаршал Паулюс со своим штабом. 2-го февраля сложила оружия и северная группа немецких войск. Закончилась Сталинградская битва, длившаяся с 17 июля 1942 года по 02 февраля 1943 года.

Немалый вклад в разгром врага внесла наша авиация. Авиация дальнего действия Ставки под командованием А. Е. Голованова только в январе 1943 года произвела 1595 самолёто-вылетов по ликвидации группировки противника, окружённой в районе Сталинграда.

С высоты полёта видел Голованов разбитые немецкие дивизии и написал об увиденном следующее: «Много мне за свою жизнь пришлось видеть, участвуя в боях как до, так и после Сталинградской битвы. Но то, чему я был свидетелем под Сталинградом, больше мне видеть нигде не довелось.
Представьте себе степные просторы, особенно вдоль дорог, усеянные десятками тысяч убитых и просто замёрзших солдат противника в одежде не соответствующей русской зиме, застывших в различных позах; огромное количество различной техники, исковерканной, сожжённой и совершенно целой.

Стаи волков и других хищников рыскали среди убитых и замёрзших солдат. Картины, на которых показано бегство французов из Москвы в 1812 году, - это лишь слабая тень того, что нашёл для себя враг на сталинградских полях. Вряд ли найдётся сейчас художник, который смог бы воспроизвести такое.

Поистине изречение Александра Невского: «Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет!» - ещё раз полностью подтвердилось под Сталинградом. Кто видел всё это с воздуха, не забудет эту картину никогда».

Рокоссовский пишет, что в «котле» войсками Донского фронта было взято в плен свыше 91-й тысячи солдат и офицеров, в том числе 24 генерала, и захвачено 5762 орудия, свыше 3 тысяч миномётов, свыше 12 тысяч пулемётов, 156 987 винтовок, свыше 10 тысяч автоматов, 744 самолёта, 1666 танков, 261 бронемашина, 80 438 автомашин, свыше 10 тысяч мотоциклов, 240 тракторов, 571 тягач, 3 бронепоезда, 58 паровозов, 1403 вагона, 696 радиостанций, 933 телефонных аппарата, 337 разных складов, 13 787 повозок и масса другого военного имущества.

По случаю разгрома врага в Сталинграде был организован митинг, но Рокоссовский с Вороновым на нём не присутствовали, потому что по  распоряжению Ставки  4-го февраля днём вылетели самолётом в Москву и в тот же день явились в Кремль и были приняты Сталиным.

О приёме их Сталиным Рокоссовский пишет: «Завидя нас, он быстрыми шагами приблизился и, не дав нам по-уставному доложить о прибытии, стал пожимать нам руки, поздравляя с успешным окончанием операции по ликвидации вражеской группировки. Чувствовалось, что он доволен ходом событий. Беседовали мы долго. Сталин высказал некоторые соображения о будущем развитии боевых действий. Напутствуемые пожеланиями новых успехов, мы оставили его кабинет».
Донской фронт переименовывался в Центральный, 21-я, 65-я и 16-я воздушные армии перебрасывались в район Ельца.

Потери вражеских войск за время боёв с 19 ноября 1942 по 2 февраля 1943 года, то есть со времени наступления советских войск до ликвидации окружённой группировки, составили свыше 800 тысяч солдат и офицеров, а также до 2-х тысяч танков и штурмовых орудий, свыше 10 тысяч орудий и миномётов, около 3-х тысяч боевых и транспортных самолётов.

Комментариев пока нет