Есть мнение Статьи

Латинская Америка - рынок и демократия не работают?

01 августа 2017

Многие считают, что в России так плохо с рыночной экономикой и ''демократией'' просто потому, что у нас нет ''опыта''. Мол, в Европе несколько сот лет была рыночная свобода и прививалась инициатива, а у нас наоборот все подавлялось. Потому и бедные такие. Но есть регион, в котором рыночные отношения и ''демократия'' укоренились и существуют даже подольше, чем в большинстве европейских стран - Латинская Америка. Вот и посмотрим, как без малого за 200 лет свободные рыночные силы подняли этот регион.

В 1810-1826 гг в американских колониях Испании и Португалии произошли освободительные войны против колониального владычества. Толчком к ним стало вторжение армий Наполеона в Испанию и Португалию, когда сами метрополии оказались под угрозой захвата и потери независимости. К 1833-му году практически все колонии в Латинской Америки (кроме Кубы и Пуэрто-Рико) получили независимость. В новоявленных странах были совершены прогрессивные реформы – введено республиканское правление, свободные выборы, отменено рабство, а главное, была введена свободная торговля, а роль государства в экономической сфере свелась фактически к ‘’привлечению иностранных инвестиций. Так, Аргентина, получив независимость, сразу же снизила пошлины на экспорт сырья с 50 до 7.5%, вскоре был отменен запрет на экспорт золота и серебра в монетах и слитках, таможенные на тарифы на ввоз иностранной промышленной продукции практически отсутствовали – ‘’не положено’’, иностранные торговцы могли сбывать в Аргентине свой товар без посредничества местных. Как говорили современники, ‘’торговля действительно стала свободной’’. Примерно такую же политику проводили все остальные страны ЛА. Привело ли это их к процветанию?

До введения свободной торговли та же Аргентина производила несколько сотен тысяч головных уборов, туфлей, одеял и прочих кожаных изделий в год, в Боливии лишь в одном регионе Кочабамбе в текстильном производстве было занято 80 тысяч человек, в Чили, самой развитой стране региона, производились даже пушки, мушкеты и боевые корабли, благодаря относительной развитой металлургической промышленности, в Бразилии также начали нарождаться зачатки металлургии, в Мексике сумма мануфактурного про-ва составляла 7-8 млн. песо в год. В целом, промышленность этих новых стран была слабой, но может быть, демократия и рынок привели их к процветанию?

Английский консул в Плате Вудбин Пэриш так описал в 1837 г. сурового гаучо (аргентинское название скотовода, аналог ковбоя в США) в пампе: 

"Возьмите всю его одежду, проверьте все, что его окружает: какая вещь, за исключением кожаных изделий, не окажется английской? Если у его жены есть платье, то ставлю десять против одного, что сделано оно в Манчестере. Котелок и горшок, в которых он готовит, обычная фаянсовая посуда, из которой он ест, пончо, которое он носит, все вывезено из Англии". Аргентина получала из Англии даже брусчатку для тротуаров.

А вот как обстояло дело в Бразилии

Джеймс Уэбб, посол Соединенных Штатов в Рио-де-Жанейро, говорил: 

"Во всех имениях Бразилии хозяева и рабы одеваются в товары, произведенные мануфактурами со свободным трудом, и девять десятых этих товаров - английские. Англия предоставляет весь необходимый капитал для внутреннего прогресса Бразилии, производит все обычные инструменты, начиная с мотыги, почти все предметы роскоши, бытовую утварь - от булавки до самого дорогого платья. Английская керамика, английские стеклянные, железные и деревянные изделия здесь так же обычны, как шерстяные сукна и хлопковые ткани. Великобритания предоставляет Бразилии свои пароходы и парусные корабли, делает ей мостовые и чинит улицы, освещает газом города, строит железные дороги, эксплуатирует шахты, она ее банкир, она возводит ей телеграфные линии, доставляет почту, производит мебель, двигатели, вагоны"

Даже гробы Бразилия закупала в Англии, а также коньки для катания на льду (это в стране с тропическим климатом!), бумажники (при отсутствии в стране на тот момент бумажных денег), измерительные инструменты и т.п. Бразилия разрешила английским торговцам беспошлинную торговлю в своей стране.

Латиноамериканские страны попали под контроль английского капитала. Только за 1822-1826 гг. Англия предоставила этим странам займов на сумму 21 млн. фунтов стерлингов, в регионе открылись 68 отделений английских банков, которые по сути финансировали казначейства этих стран, в одном Лондоне было создано более 40 акционерных обществ, которые прямо занимались эксплуатацией богатств этих стран.

Южноамериканский континент богат на полезные ископаемые: залежи селитры, ниобия, бериллия, молибдена, бокситов, железной руды, меди, сурьмы, олова, вольфрама, плавикового шпата, графита, серы, серебра, месторождения нефти – все это богатство было в огромном количестве. Например, на Чили приходилось большинство тогдашних запасов молибдена и меди – стратегических материалов (в частности, молибден является отличным легирующим элементов, повышающим прочность, вязкость и коррозионную стойкость стали, медь – была крайне необходимо для про-ва артиллерийских боеприпасов, а также деталей машин и пр.) Удобное местоположение этих стран (близость к морю), ‘’свобода торговли’’, уничтожившая начавшую нарождаться промышленность определили спецификацию Латинской Америки в международном разделении труда: регион стал продавать свои полезные ископаемые, а взамен покупать продукцию промышленности. Кто читал прошлые цитаты, уже понял, что промышленные товары, которые массово закупал регион были английскими. Английская промышленность крайне нуждалась как в сырье, так и в рынках сбыта. И то, и другое ЛА отлично предоставляла. Англичане построили железные дороги от месторождений к портам, чтобы быстро и дешево вывозить нужное сырье. Именно так получил свое развитие Буэнос-Айрес, нынешняя столица Аргентины, который до того был малоразвитым городом. В Чили торговля медью – стратегическим ресурсом была монополизирована англичанами. Из портов Сантьяго и Вальпараисо добытая медь вывозилась практически исключительно английскими кораблями в английские же центры литейного производства - Суонси, Ливерпуль и Кардифф. Цена меди устанавливалась англичанами (очень ‘’рыночно’’)

провозглашение независимости Чили

Тем странам, у которых с залежами полезных ископаемых было туго, нашлось другое применение – сельскохозяйственное. В частности, Аргентина стала одним из крупнейших экспортеров мяса и зерна, обеспечивающая потребности в еде все той же Англии. Аргентинское правительство даже пошло на ограничение внутреннего потребление мяса, в результате цены на говядину в короткий срок выросли втрое, крестьян принуждали сдавать не только шкуры (как было этого), но практически всю тушу, начался также захват земель помещиками. Неудивительно, что эта политика привела к восстанию крестьянства, которое было демократически потоплено в крови. Помещики и латифундисты так благославляли карательные отряды

"Не жалейте крови гаучо, кровь - единственное, что у них есть человеческого. Их кровь - удобрение, которое надо обратить на пользу страны".

Проиллюстрировать огромный процент вывоза можно следующими данными - общий сбор по 5 основным с.х. культурам (пшеница, рожь, ячмень, овес и кукуруза) в Аргентине в 1913-м году составил 699 572 тыс. пудов, тогда как вывоз составил 535 280 тыс. пудов (т.е. 76%). Если общий сбор на 8 млн. населения давал 87 пудов на душу, то реально населению на потребление оставалось лишь порядка 21 пуда на душу. Кстати, в тогдашней России потребление было выше.

Страны ЛА сели на крючок займов и импорта, при чем ценообразование торговли этих стран было перекошено – так, экспортные товары Бразилии (преимущественно кофе) за период 1821-1850 гг. в цене упали почти вдвое, зато цена на английские промышленные товары не менялись, что приводило к нарастанию внешнеторгового дефицита, который купировался новыми займами. Получался замкнутый круг. Причем займы брались на грабительских условиях, так Аргентина взяв у Ротшильдов займ в миллион фунтов в 1824-м, получила лишь 570 тысяч фунтов причем в векселях, а отдавать страна эти деньги обязалась в долларах. К началу 20 века долг вырос до 4 млн. фунтов, которые страна оказалась не в состоянии выплатить и в результате в залог английскому банку была выдана целая провинция! На начало 20 века нормой в этих странах считались выплаты по гос. Долгу, составляющие 40-50% бюджета.

В результате в странах ЛА сформировалась ублюдочная модель т.н. переферийного капитализма, которая заключалась в ударном вывозе своих природных богатств и закупке мануфактурных товаров иностранных стран. Добрые англичане параллельно предоставляли займы на строительство железных дорог, но это все шло лишь на закрепление сырьевого положения этих стран, т.к. ж.д. строились лишь от места добычи сырья до ближайшего порта, т.е. внутренние области этих стран просто ‘’выпали’’ из хозяйственной жизни, не происходило связывание областей страны в единый рынок и экономическое пространство, что привело к деградации внутренних районов и их прозябанию в нищете.

Симон Боливар - одна из ключевых фигур в войнах за независимость испанских колоний. Однако его мечтам о справедливом жизнеустройстве и единстве латиноамериканских стран не суждено было сбыться.

В целом, если посмотреть на доступные макроэкономические показатели, то более чем двухсотлетнее владычество свободной торговли к процветанию не привели. Так, по данным Мэдисона, на 1913-й год душевой ВВП всех стран ЛА составил лишь 1552 доллара 1990 года. Для сравнения – страны Западной Европы – 3500 долларов, Восточная Европа – 1700, среднемировой показатель – 1543 доллара. За период 1950-2010 гг. 30 стран Западной Европы нарастили свой душевой ВВП В 5 раз (с 4 до 20 тыс.), то страны ЛА только в 2.7 раза (с 2.5 до 6.7 тыс.) Если в 1913-м эти страны отставали от Западной Европы лишь в 2 раза, то сегодня уже в три раза. В целом уровень экономического развития стран ЛА ниже среднемирового и превосходит лишь Африку да Восточную Азию.

Есть такой показатель – процент населения, проживающий в экстремальной бедности. Черта экстремальной бедности – доход ниже 1.9 долларов 2011 года по ППС. Собственно эта черта показывает, сколько людей находятся на грани голода, живут в трущобах, не имеют доступа к элементарной медпомощи и образованию. Так вот, по состоянию на 1990-й год в ЛА таких людей нашлось 73 млн. (16% населения). Чемпионам являлись Бразилия (31 млн, 21%), Мексика (9 млн., 10%), Перу (5 млн. 20%), Гаити (4 млн.), Гватемала и Колумбия (по 3 млн.) Как видно, свободный рынок и демократия вовсе не спасают от нищеты, скорее наоборот.

Панорама фавелы в  Рио-де-Жанейро. В этих трущобах без социальной инфраструктуры, с высоким уровнем преступности и безработицы до сих пор живет 6% населения Бразилии.

Попытки уйти от рынка

Статья будет неполной, если не рассмотреть наиболее характерные попытки отдельных латиноамериканских стран освободится от пут свободной торговли и к чему это привело.

Парагвай

Парагвай в 19-м веке – единственная из латиноамериканских стран, которая порвала с фритредерством и строила свою экономику по протекционистским лекалам: в 60-х годах 19 века в стране уже имелась телеграфная связь, железная дорога и немалое число фабрик по производству строительных материалов, тканей, пончо, бумаги, красок, фаянса, пороха. При этом вся промышленность находилась в руках государства. Проблема у Парагвая была одна – отсутствие выхода к морю – промышленности уже недостаточно было внутреннего рынка, требовалась экспансия вовне, а без выхода к морю торговля была крайне ограничена. Стране удалось договориться только с Уругваем использовать его порты, т.к. у других стран, контролируемых английским капиталом, Парагвай был с его ‘’автаркией’’ как бельмо на глазу. Собственно война началась с захвата Уругвая армиями Бразилии и Аргентины. Потеря портов фактически стала экономической блокадой страны, что могло привести экономику к краху. Парагвай втянулся в войну, чтобы помочь союзнику и был разгромлен армиями Бразилии, Аргентины и нового правительства Уругвая, которые были снаряжены на английские деньги, предоставленные Лондонским банком, банкирским домом "Бэринг бразерс" и банками Ротшильда. Парагвай потерял 90% населения (с 1.3 млн. до 220 тысяч, при этом взрослых мужчин в стране после войны осталось лишь 29 тысяч) От такого разгрома страна не оправилась до сих пор – Парагвай – одна из беднейших стран ЛА.

Парагвайка (картина Хуана Мануэля Бланеса)

Гватемала

В начале 20 века, когда Британская империя уже начала дряхлеть и терять свою гегемонию, часть ее территорий и сфер интересов начали ‘’отжимать’’ другие страны, в частности США. У янки уже был богатый опыт в деле ограбления, опробованный на Мексике (в частности, 2.6 млн кв. км. Нынешней территории штатов – это бывшие мексиканские территории, захваченные в ходе американо-мексиканской войны, спровоцированной США) Была у США такая компания United Fruit – мировой лидер продажи фруктов. И вот в начале 20 века эта компания бесплатно получила в Гватемале 400 тыс. акров земли, на которых устроила плантации бананов, быстро ставшие вторым экспортным продуктом Гватемалы. Как водится, все прибыли от продажи оседали у американцев, большинство крестьян было согнано с земель, а кого оставили, тот работал на нищенскую зарплату по 15 часов в день, в стране начался голод, т.к. экспортные культуры фруктов начали безудержно наращиваться, уменьшая посевные площади других пищевых культур. В 1951-м президентом страны стал Хакобо Арбенс, бывший до того министром обороны. Он начал прогрессивные реформы – разрешил профсоюзы, трудовой кодекс, защищающий работников, закон о социальном страховании, но самое страшное, он выкупил земли Юнайтед Фрут за миллион долларов, выполняя программу национализации. Американской компании это крайне не понравилось и та надавило на американское правительство. В результате ЦРУ разработало операцию по свержению президента суверенного государства. Поводом стал отказ гватемальского президента выплатить компенсацию в 15 млн. долларов (это при том, что земли были выкуплены по цене в 2 раза превышающими ее рыночную стоимость!). Активно применялась авиация – бомбардировки убили порядка тысячи гватемальцев. Арбенс вынужден был уйти в отставку. Новое проамериканское руководство вернуло все земли юнайтед фрут, отменило рабочее законодательство, начало сгонять крестьян с земель. Но в этот раз народ не стал терпеть и восстал. Так началась 36-летняя гражданская война, в которой было убито 200 тысяч гражданских в основном крестьян, 93% из которых были убиты правительством. Т.к. большинство крестьян в стране принадлежало к народности майя, зачастую события этой войны называют геноцидом. И правда, Хосе Эфраин Риос Монтт, тогдашний президент в нач. 80-х, на президентство которого пришелся пик убийств были осужден по обвинению в геноциде. 

Зато интересы американских монополий были сохранены.

эксгумация останков убитых правительственными эскадронами смерти крестян. Гватемала

Чили.

В 1970-м из-за экономического кризиса и обеднения значительной части страны ко власти демократическим путем пришел социалист Сальвадор Альенде. Его программа базировалась на национализации медных рудников (медь – основной экспортной товар Чили), земельной реформе, массовом строительстве инфраструктуры, включая социальную, борьбу с безработицей, совершенствование рабочего законодательства.

Стоит ли говорить, что США демократический выбор чилийцев не устроил? Все просто – национализация медных рудников, которые все были в свое время задаром скуплены американцами, правительство США посчитало ‘’национальной угрозой’’ . Кстати, как и в случае с Гватемалой, медные рудники были выкуплены Чили по рыночной цене! ЦРУ практически сразу приступило к проектам дестабилизации чилийского режима. ЦРУ финансировало чилийские оппозиционные ультраправые группировки, которые развязали в стране форменную диверсионную войну, взрывая мосты, дороги, электростанции, ЛЭП, государственные предприятия. Также ЦРУ были профинансированы забастовки дальнобойщиков (в Чили основной транспорт – автомобильный) Результат – большая часть урожая погибла и не достигла прилавков магазинов городов. В столице начались перебои с продуктами, часть провинций страны и вовсе осталась без электричества. Попутно США вбросили по демпинговым ценам часть своего стратегического запаса меди на мировой рынок, что нанесло большой урон чилийский экономики, т.к. лишило ее большей части валютных поступленй. Раскачав ситуацию, ЦРУ дало отмашку армии под руководством Аугусто Пиночета на переворот в 1973-м. Альенде был убит, власть взяла в руки военная хунта. Национализированные предприятия были возвращены американцам, была введена программа ‘’шоковой терапии’’, началась приватизация всего и вся и т.п. В результате за первые два годы безработица в стране выросла вдвое, про-во упало на 13%. Затем до 1981 года шел рост, но только восстановительный, потом начался кризис 1982 и экономика упала на 28 процентов, а безработица достигла 34% населения. С 1984 года экономика вновь начала расти, но даже в 1993-м доходы населения были ниже, чем в 1973-м, а по общему росту экономики Чили за этот период продемонстрировала второе место с конца среди латиноамериканских стран. В абсолютной нищете в 1990-м, сразу после Пиночета, жило 1 млн. чел., еще 1 млн. чел. Эмигрировало из страны, а число убитых режимом составило не менее 30 тыс. чел (при населении страны в 12 млн. чел.)

Национальный стадион Сантьяго при Пиночете использовался как концлагерь.

Аргентина.

В начале 90-х, чтобы справиться с инфляцией, Аргентина, по советам МВФ, провела реформы – масштабная приватизация, привязка песо к доллару, создание условий для иностранных инвесторов и пр. неолиберальные меры.

Однако с 1998 начался кризис: ВВП падал, росла безработица, накапливался внешний долг. Пика кризис достиг в 2002-м году – безработица достигла 18%, душевой ВВП упал почти в 2 раза, правительство объявило дефолт по 80 млрд. долларов обязательств. В Абсолютной нищете оказалось 5 млн. аргентинцев (по сравнению с 250 тысячами до реформ) Всего внешний долг составил 132 млрд. долларов. Все это привело к массовым беспорядкам и падению правительства.

Просто привязка песо к доллару сделала аргентинскую промышленность неконкурентоспособной, а создание условий для иностранных инвесторов обратилось скупкой большей части экономики иностранным капиталом и вывозу 280 млрд. прибылей из страны. Стране пришлось набирать долги и кредиты, а с сокращением экономики их оказалось нечем выплачивать. Вот так и произошел обвал в 2002-м.

Даже сейчас число нищих в Аргентине в 3 раза больше, чем в 1990-м.

беспорядки в Аргентине 2001

Социалисты – против бедности.

Крах неолиберализма в странах Латинской Америки привел к т.н. ‘’левому повороту’’ – установлению в значительном числе стран региона левых или левоцентристских правительств, которые начали национализировать стратегические отрасли промышленности, перераспределение доходов в пользу бедных, возвращение государства в бюджетную сферу, серьезное ограничение ‘’свободной торговли’’ и иностранных инвестиций. Лидерами этого движения были президенты Венесуэлы, Бразилии, Боливии и Никарагуа Уго Чавес, Луис Инасиу да Силва, Эво Моралес и Даниэль Ортега. Их политика привело к сильному сокращению бедности и нищеты. Так, в Венесуэле за 2002-2013 число нищих сократилось с 4 до 2 млн., в Бразилии за 2003-2011 с 22 млн. до 11 млн., в Боливии за 2006-2013 с 2 млн. до 800 тысяч, в Никарагуа за 2007-2013 с 800 тысяч до 400 тысяч. Это все дало импульс к экономическому развитию и позволило этим странам сравнительно с малыми потерями пережить экономический кризис 2008-2009 годов в отличие от, например, Колумбии и Чили, в которых сохранилась преимущественно неолиберальная политика. 

Кроме того, именно за период ''левого поворота'' и возвращения государства в экономику произошли значимые экономические успехи: ВВП региона вырос за период 2003-2013 с 1926 млрд. долларов до 6021 млрд., экспорт с 392 млрд. до 1122 млрд, валютные резервы с 198 млрд. до 830 млрд., безработица упала с 11% до 6%, социальные расходы выросли с 12% ВВП до 19%.


Комментариев пока нет