Латинская Америка для латиноамериканцев

В течение долгого времени латиноамериканский регион находится на задворках США. Однако Китай, усиливающий свое влияние в Латинской Америке, все чаще оспаривает это доминирование. Думается, что латиноамериканцы должны сами стать главными героями собственной истории.

Соединенные Штаты всегда рассматривали Латинскую Америку как свою естественную зону влияния [6]. Не будет удивительным и тот факт, что Государственный департамент США проводит политику в отношении данного региона из департамента по «делам Западного полушария», то есть действия тех, кто правит в Америке, продиктованы доктриной Монро. Когда их мощь была поставлена под сомнение, Соединенные Штаты Америки без колебаний использовали свои знания, деньги, законы и оружие для поддержания гегемонии в регионе.

Однако появление Китая в латиноамериканском регионе изменило правила игры. Именно Пекин, став первым инвестором и вторым крупнейшим торговым партнером Латинской Америки, смог воспользоваться стратегической незаинтересованностью внешней политики Соединенных Штатов Америки в их так называемом «заднем дворе» – по причине нацеленности на конфликты на Ближнем Востоке и в Азии – чтобы превзойти конкурента геополитически в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

Скорость и глубина данных изменений контрастируют с медлительностью латиноамериканской элиты. Так как влияние Китая в регионе усиливается, латиноамериканцам стоит задуматься, является ли разумной идея стать задним двором Пекина, уже побывав на задворках Вашингтона, или же было бы лучше взять судьбу Латинской Америки в собственные руки, чтобы защитить то, за что в регионе борются уже на протяжении сорока лет – демократию.

Несмотря на совершенно разные политические режимы, Китай и США разделяют желание держать Латинскую Америку под своим влиянием. Соединенные Штаты Америки заявляют, что ратуют за демократические ценности, осуждая венесуэльский, кубинский и никарагуанский режимы [7], но именно президент Бразилии Жаир Болсонару – главный союзник США в Латинской Америке – публично демонстрирует свое восхищение военной диктатурой и ставит под сомнение демократические идеалы. Китай, в свою очередь, защищает гармоничные отношения между государствами. Однако достаточно неравные условия различных соглашений позволяют Китаю оказывать влияние так, что вопросы демократии, такие как защита прав человека и свобода самовыражения, уходят на второй план ради поддержания отношений с государствами.

Чтобы каким-то образом сдерживать влияние Китая, Соединенные Штаты Америки подвергли критике программу «Один пояс, один путь» как форму «дипломатии долговой ловушки»: они утверждают, что данная инициатива будет порождать коррупцию, способствовать разрушению окружающей среды и сокращению рабочих мест и подорвет верховенство права. Однако данная стратегия со стороны США не увенчалась успехом [10].

На самом деле Вашингтон внес свой вклад в изменение направленности китайских инвестиций, которые теперь выигрывают публичные торги в более разнообразных и долгосрочных областях, даже в странах, расположенных рядом с США, таких как Колумбия. И это не означает, что Пекин отказывается осуществлять свою власть кредитора – в частности, со странами, которые не имеют доступа к международным рынкам – одновременно настаивая на политических вопросах, таких как разрыв дипломатических отношений с Тайванем (по крайней мере, три страны региона уже это сделали).

В связи с этим, инициатива «Один пояс и один путь», главное дипломатическое обязательство председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпина, вызвала в Латинской Америке уникальный отклик: девятнадцать стран уже присоединились к этому механизму, во многом благодаря интенсивной дипломатической деятельности главы китайского государства. С момента прихода к власти в 2013 году Си Цзиньпин посетил двенадцать стран региона, больше чем Барак Обама и Дональд Трамп вместе за последние двенадцать лет. И в каждом из этих визитов его «чемоданы» были полны инвестиций. Финансовые возможности Китая таковы, что даже самые близкие союзники Дональда Трампа рассматривают возможность сближения с Си Цзиньпином, который в ноябре 2019 года предложил Жаиру Болсонару кредит на 100 миллиардов долларов. И точно так же, как и США, Пекин не будет против, если правительство Бразилии будет преследовать меньшинства, нападать на журналистов, подвергать культуру цензуре и пытаться заставить оппозицию замолчать. Однако не все осмеливаются перейти Рубикон, опасаясь репрессий со стороны Соединенных Штатов Америки.

Следует отметить, что, будучи одним из основных акторов мировой политики, Россия так же предпринимает меры для удержания собственных позиций в латиноамериканском регионе [2]. В современных условиях на фоне введения санкций со стороны стран Запада возрастает интерес к политическим и экономическим отношениям России и Латинской Америки. Однако, несмотря на ослабевающие позиции в Латинской Америке, США все еще обладают рычагами давления в регионе, вводя санкции за сотрудничество с Российской Федерацией в экономической и политической сфере [8].

Отметим, что в феврале 2020 г. министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров совершил официальную поездку по трем странам Латинской Америки и Карибского бассейна: Кубе, Мексике и Венесуэле. Отметим, что данные государства проводят независимую внешнюю политику, когда не сталкиваются, с геостратегическими интересами США. Параллельно с визитом С. Лаврова самопровозглашенный президент Венесуэлы председатель Национальной ассамблеи Хуан Гуайдо заканчивал свое международное турне, конечной остановкой которого были США [11].

Безусловно, несмотря на традиционное влияние США в регионе, Россия может стать крупным политическим и торгово-экономическим партнером с государствами Латинской Америки и закрепиться в данном регионе [3].

Так, у Латинской Америки есть несколько вариантов развития событий:

  • остаться на задворках державы, исторически считавшей данный регион собственной зоной влияния;
  • позволить себе плыть по течению и стать регионом под влиянием державы, которая не продвигает демократические ценности, но имеет инвестиции и нацелена на сближение;
  • вершить историю региона собственными силами, в частности придумать инновационные решения для того, чтобы экономическое и социальное развитие Латинской Америки способствовало укреплению демократии и верховенству права.

Если будет выбран третий вариант, необходимо принять во внимание тот факт, что управление экономикой и политикой требует структурных изменений. В частности, существует несколько препятствий, сдерживающих рост латиноамериканской экономики, такие как низкая производительность, сектор неформальной экономики, распространенное уклонение от уплаты налогов и сохраняющаяся коррупция.

Таким образом, во времена, когда латиноамериканское общество восстаёт против политической элиты, приоритет в пользу политики, которая способствует улучшению социальной сплоченности и перераспределению доходов, будет способствовать уменьшению недовольства и поляризации среди латиноамериканцев, что повысит доверие и вместе с этим инвестиции. Возможно, с новыми «хозяевами» латиноамериканские элиты предпочтут сохранить прежнюю практику заключения соглашений в тени, даже если придется пожертвовать плюрализмом и правами человека. Однако, думается, что латиноамериканцы имеют большой потенциал в создании собственной истории, не находясь при этом на задворках великой державы.

Литература и источники

  1. Давыдов В. М. Латино-Карибская Америка в контексте глобального кризиса. М.: ИЛА РАН, 2012. 258 с.
  2. Емельянов А. И. Военно-политическое сотрудничество России с латиноамериканскими государствами // Вестник МГЛУ, общественные науки. 2017. № 788. С. 18-27.
  3. Емельянов А. И. Цивилизационная идентичность государств Латинской Америки как новый феномен мировой политики: дис. … канд. полит. наук: 23.00.04 / Емельянов Антон Игоревич. М., 2016. 196 с.
  4. Коновалова К. А. Некоторые замечания о возможной трансформации российской внешнеполитической стратегии на латиноамериканском направлении в связи с “правым поворотом” и “фактором Трампа” // Россия в глобальном мире: новые вызовы и возможности – 2017: сборник работ V Всероссийской студенческой конференции (с международным участием). 2017. С. 185-194.
  5. Манухин А. А. Особенности политики администрации Дональда Трампа в Латинской Америке // Россия и Америка в XXI веке. М.: Ин-тут США и Канады РАН, 2019. Спецвыпуск. [Электронный ресурс]. URL: https://rusus.jes.su/s207054760005322-1-1/ (дата обращения: 21.03.2020).
  6. Сударев В. П. Возможности и пределы гегемонии США в Латинской Америке // Латинская Америка. 2019. № 11. С. 6-14.
  7. Сытник А. Н. Публичная дипломатия США в Латинской Америке в период администрации Барака Обамы // Латинская Америка. 2018. № 6. С. 5-18.
  8. Шитова Т. В., Кузькин М. В., Семушев Д. А. Актуальные проблемы влияния западных санкций на отношения России и стран Латинской Америки // Аграрное и земельное право. 2019. № 5. С. 141-142.
  9. Coll Albert R. United States Strategic Interests in Latin America: An Assessment // Journal of Interamerican Studies and World Affairs Vol. 39, No. 1, Special Issue: US-Latin American Relations (Spring, 1997), P. 45-57.
  10. Gerstel D. It’s a (Debt) Trap! Managing China-IMF Cooperation Across the Belt and Road // CSIS [Электронный ресурс]. URL: https://www.csis.org/npfp/its-debt-trap-managing-china-imf-cooperation-a... (дата обращения: 20.03.2020).
  11. Tirado A. Lavrov en América Latina: una gira política // CELAG [Электронный ресурс]. URL: https://www.celag.org/lavrov-en-america-latina-una-gira-politica/ (дата обращения: 19.03.2020).

Автор: Варнацкая Ярослава Владимировна

Источник: https://nic-pnb.ru/raboty-molodyx-uchyonyx/latinskaya-amerika-dlya-latin...