Статьи

Кто стоит за волной террора в Европе?

29 октября 2016

Американская газета The Wall Street Journal опубликовала статью, в которой предполагается, что за серией мелких терактов в Европе кроется подготовка к масштабной акции (highly sophisticated operations).

По мнению ряда высокопоставленных чиновников США, в многочисленных атаках на уязвимые гражданские объекты, какие произошли в последнее время, возможно участвовали непосредственно боевики «Исламского государства» (запрещено в РФ), а не просто люди, «вдохновленные» их идеологией. 

«Нам известно, что за некоторыми из этих атак стоит команда и структура управления», - заявил высокопоставленный американский чиновник. 

По его словам, небольшие возможно созданы с целью отвлечь правоохранителей и спецслужбы стран Запада, чтобы помочь другим боевикам спланировать крупный теракт и подготовиться к нему незаметно. 

В статье отмечается, что не все собеседники издания разделяют это мнение.

Нужно сказать, что участившиеся в последнее время террористические акции были предсказаны еще в 1996 году российским философом и военным историком Сергеем Переслегиным, который в своей статье «Геополитическое положение Европы» прогнозировал «наступательную партизанскую войну». Такая война, направленная против гражданского населения и ведущаяся добровольцами-смертниками, рассматривалась как форма стратегического ответа традиционных культур «Юга» на экспансию евро-атлантической цивилизации.

Предельную, то есть радикальную, версию такой войны Переслегин назвал «насыщающим террористическим нападением», в ходе которого «жизнеобеспечивающие инфраструктуры противника подвергаются полной дезорганизации».

Прогноз Переслегина тогда была воспринят с иронией, как очередной аналитический «ужастик» типа «астероидной опасности», «глобального потепления» или «эпидемии СПИДа», хотя то, что он писал, было достаточно очевидно.

Ведь можно защитить в случае необходимости от любых террористических нападений объекты энергетики, мосты, воинские части и стратегические промышленные объекты, хотя это требует введения в стране чрезвычайного положения и мобилизационных мер. Но даже в условиях самой тотальной мобилизации (я цитирую Переслегина) «ни одна страна не в силах «прикрыть» школы, детские сады, больницы, кинотеатры и жилые дома. На это просто не хватит сил».

Двадцать лет назад большинство аналитиков не верило в возможность «насыщающего террористического нападения», то есть такой городской герильи, от которой невозможно защититься. И вот она началась. Европа, США, Турция, Ближний Восток, бывшие республики СССР - все они, хоть и в разной степени, подвергаются атакам небольших групп террористов или смертников-одиночек, действия которых пока что никто не смог предугадать и предотвратить. 

В принципе мнение о том, что за волной терактов в Европе могут стоять сетевые структуры ИГИЛ, «укладывается» в переслегинскую модель «А-Т террора», то есть взаимодействия групп террористов-смертников и хорошо подготовленных аналитиков:

«Аналитики ставят задачи, рассчитывают логистику, обеспечивают информационное сопровождение операции, координируют действия террористов в реальном времени. Боевикам-смертникам остается только выполнить разбитый на простейшие шаги алгоритм и не забыть вовремя покончить с собой (впрочем, наверняка существует процедура «зачистки», да и не так много они знают). В современных условиях могут существовать еще и «образовательные группы», которые готовят террористов-смертников и поставляют их на мировой рынок. Такая схема более рентабельна и — с точки зрения аналитиков — более безопасна».

Террористические организации революционного джихада существуют много сотен лет. Достаточно вспомнить наводивших ужас на Европу и Азию «ассасинов» Горного Старца - шейха Хасана ибн Ас-Саббаха, который из своего неприступного горного замка Аламут руководил целой армией убийц, большинство которых были «спящими» агентами, внедренными в окружение того или иного феодала, чиновника или даже монарха.

Множество бродячих проповедников информировали Горного Старца о событиях в странах исламского мира. Кроме того, ассасины первыми ввели такое понятие, как вербовка. Будущие террористы-смертники проходили тщательный и суровый отбор и становились смертоносным орудием убийства.

Нынешние сетевые структуры ИГИЛ в общем-то повторяют иерархическую структуру ассасинов Горного Старца, безусловно с поправкой на современность.

Вначале создается «образовательная» сеть первого порядка якобы в благих целях изучения религиозного теорминимума (вроде знаменитой ленинской школы Лонжюмо или семинара Ландау), ее курируют и финансируют какие-нибудь саудовские принцы вроде небезызвестных Бандара или Турки, которые зарабатывают деньги для финансирования этих сетей на нелегальном алмазном африканском бизнесе. Теорминимум ведет мудрый эксперт-богослов. Он от своего лица и на средства того же принца учреждает фонд помощи нуждающимся единоверцам (аналог – «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» или, скажем, общество продвинутых стартаперов), на работу в который направляются наиболее способные ученики – мюриды. Фонд занимается легальной социальной работой, но попутно собирает полезную для аналитиков ИГИЛ информацию. Это сеть второго порядка. Во главе этой структуры стоит симпатичный психолог в штатском (он может быть бывшим офицером разведки саддамовской БААС или действующим функционером разведки ИГИЛ), который высматривает среди своих сотрудников и их контактов подходящих для оперативной деятельности пассионариев, зазомбированных до такой степени, что из них уже можно формировать подразделения типа боевой организации партии социалистов-революционеров или Аль-Каеды и ИГИЛ, которые в свою очередь являются сетями третьего порядка.

На практике может быть и так, и несколько иначе, и вовсе по-другому. В зависимости от времени года, рельефа местности и капризов заказчика.

Вокруг сетевых структур третьего порядка аккумулируется рой так называемых симпатизантов (большевики называли их сочувствующими или попутчиками). Это фанаты революционного джихада, которых никто не вербовал, но они разделяют идеологию ИГИЛ, являются участниками социальных интернет-сетей и находятся в состоянии нейросоматического возбуждения, которое позволяет модераторам этих сетей управлять поведением тысяч таких маргиналов, которые и являются человеческих материалом для «террора одиночек».

Европа сегодня действительно «насыщена» сетевой агентурой самого разного происхождения. Давно и прочно укоренена здесь турецкая агентура. Огромное влияние приобрели в последние годы албанские наркоторговцы, подмявшие под себя даже итальянскую мафию. Среди сотен тысяч беженцев из стран Ближнего Востока сотни «спящих» агентов разведок Саудовской Аравии и Катара, которые плотно контролируются западными спецслужбами. Но на тотальный «насыщающий» террор нацелена только агентура ИГИЛ, которая на сегодняшний день активизирована и ведет почти ежедневные боевые действия против мирного населения Европы.

Авторы статьи в The Wall Street Journal отчасти правы: мелкие, по их выражению, террористические атаки действительно могут совершаться агентурой ИГИЛ. Но ряд таких нападений с предельной очевидностью совершены просто «сочувствующими» этой страшной организации фанатиками-одиночками.
Так ли непобедим «насыщающий» террор? Если вспомнить судьбу ассасинов, то их империя была уничтожена армией монголов. В 1256 году Хулагу, внук Чингисхана, вторгся со свое армией в районы Западной Персии, где находился замок Аламут. Ослабевшая империя ассасинов, потерявших свою пассионарность, сдалась практически без боя. А в 1273 году, мамлюки египетского султана Бейбарса I уничтожили последнее убежище ассасинов в горах Сирии.

Любые аналогии хромают, как говорят англичане. Но в данном случае представляется, что, пока существует и привлекает своей заманчивой для маргиналов идеологией «исламское государство», победить джихадистский террор весьма проблематично. Сегодня война с ИГИЛ идет с переменным успехом, хотя всем ясно, что если бы исламское государство потерпело серьезное поражение, то это значительно сбило бы террористическую «индукцию», вдохновляющую смертников-одиночек на акты самопожертвования.

Основная причина относительных неудач воюющих против джихадистов коалиций на Ближнем Востоке - в малочисленности армий и отсутствии победоносной стратегии и мотивации.

Саудовская Аравия несколько месяцев назад создала мощнейшую коалиционную армию в полмиллиона солдат и несколько тысяч танков. Но предназначалась эта армада вовсе не для атаки на ИГИЛ, а скорее для политического давления на Россию. 

Ни одна из противостоящих ИГИЛ стран пока не хочет идти на большие жертвы ради победы и выставлять против террористов крупный военный контингент. Те же саудиты не двинули против ИГИЛ свою пятисоттысячную армию. США категорически не хотят массовой гибели своих солдат и ограничиваются посылкой на Ближний Восток малочисленного спецназа, так же как французы и англичане. Поэтому они нуждаются в присутствии вооруженных сил России в регионе.

По этим причинам война против ИГИЛ на ближневосточном ТВД идет с переменным успехом, хотя в одну лишь американскую коалицию входят 66 стран.

Не решен вопрос и с пресечением финансовой подпитки ИГИЛ. Разногласия среди воюющих против ИГИЛ весьма серьезны, и это не дает выработать общую политику по финансовой изоляции террористов.

Единственной мерой, которая может остановить волну терактов, остается расширение контроля за потенциальными террористами с помощью полицейских мер, что требует довольно серьезной мобилизации технических и людских ресурсов. Спецслужбы европейских стран явно не готовы к таким мерам ни технически, ни в кадровом отношении.

Синергия организованных и стихийных терактов четко прописана в катехизисе джихадистов - книге «Управление жестокостью» Абу Бакра Наджи. Цель этой синергии - ввергнуть страну или целый континент в состояние хаоса и попытаться захватить власть или добиться радикальных уступок. Бороться с четко продуманной подрывной стратегией можно лишь, имея столь же продуманную контрфорсную стратегию. Ничего подобного в странах Европы пока что не наблюдается. Поэтому Старый Свет по крайней мере в ближайшей перспективе останется полем битвы между растерявшимся населением и нерасторопными спецслужбами и управляющими террористической жестокостью последователями Горного Старца.

Владимир Прохватилов, президент Фонда реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наук

Источник: http://argumentiru.com/world/2016/08/435096

Комментариев пока нет