КТО СТОИТ ЗА ВАТИКАНОМ?

29 октября 2016

Московский патриархат прекратил контакты с Пресвитерианской церковью Шотландии и Объединенной протестантской церковью Франции, по решению которых рукополагают гомосексуалистов и венчаются однополые «браки». И этот разрыв с протестантами не первый: 2003-м РПЦ приостановила контакты с Епископальной церковью США, главой которой стал открытый гомосексуалист; 2005-м были разорваны связи с Лютеранской церковью Швеции.

Однако в то же время в отношениях с Римско-Католической наметилось весеннее потепление.

10 июня 2015 года Владимир Путин посетил Ватикан и встретился с Папой Римским Франциском. Встреча Папы Римского с Путиным вызвала много толков – вопреки обтекаемым призывам США и прогнозам либеральных политологов у нас – Папа не «отчитал» президента России (к чему и призывали упомянутые выше аналитики). Во-первых, потому, что не имеет права, а во-вторых, судя по риторике Папы, он собирается стать добрым другом России. Но, как говорил Александр Третий – у России только два друга… И глава Ватикана в этом коротком списке никогда не значился. Путин уже встречался в 2000-м и 2003-м с Иоанном Павлом II, в 2007-м – с Бенедиктом XVI, в 2013-м и 2015-м – с действующим Папой Франциском. Понтифик подарил президенту РФ медаль с изображением ангела-миротворца. Безусловно, визит Путина в Италию и встреча с Папой продемонстрировали, что никакой международной изоляции России нет. И теперь встреча Патриарха и Папы может укрепить позиции России в мире? Омрачает только то, что у нас с католиками всегда был ряд, мягко говоря, разногласий, которые и мешали Патриархам Православной Церкви встречаться с предшественниками Франциска.

С 15 по 18 сентября 2015 года в Риме прошли заседания Координационного комитета Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью, в которых принял участие председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион.

Работа комитета осуществлялась под председательством главы Папского совета по содействию христианскому единству кардинала Курта Коха и митрополита Пергамского Иоанна (Константинопольский Патриархат). В центре внимания православных и католических участников встречи находился проект документа «На пути к общему пониманию соборности и примата в Церкви в первом тысячелетии», который был утвержден в качестве базового текста на XIII пленарной сессии Смешанной комиссии по богословскому диалогу между Православной Церковью и Римско-Католической Церковью, проходившей в Аммане (Иордания) 16-22 сентября 2014 года и затем значительно доработан Редакционным комитетом этой же комиссии в Риме в июне 2015 года.

15 апреля 2016 года состоялась встреча Патриарха Кирилла и Папы Франциска. Главной причиной встречи послужила необходимость безотлагательно обсудить трагическую ситуацию, связанную с преследованием христиан в ряде регионов мира, в первую очередь на Ближнем Востоке, где они сегодня подвергаются настоящему геноциду. Христиане массово истребляются, изгоняются из своих домов, разрушаются древние святыни, оскверняются храмы и монастыри. По данным международных организаций, каждые пять минут в мире убивают христианина. За сутки — около трехсот человек, более 100 тысяч в год. Сегодня на христиан обрушились такие гонения, каких не было никогда. В Ираке проживало полтора миллиона христиан — осталось 150 тысяч; в Сирии из двух миллионов христиан осталось 500 тысяч. В Ливии христиан практически не осталось. В Нигерии зверствуют радикалы-фундаменталисты, убивая христиан, вырезая целые селения. То же самое происходит в Пакистане, в Афганистане, и при этом христиане не получают никакой защиты.

Есть мнение, что встреча стала возможна только благодаря роли личности в истории – Патриарх Кирилл ранее был главой Отдела внешних церковных связей РПЦ и встречался с Иоанном Павлом II и Бенедиктом XVI (предшественниками Франциска), причем «в Риме к нему очень хорошо отнеслись». А у нынешнего Папы Римского имидж «бунтаря» – он придерживается левых взглядов и позволяет себе очень интересные высказывания. Франциск стал первым Папой –неевропейцем за более чем тысячу лет и первым Папой, принадлежащим ордену иезуитов.

В ходе встречи в Гаване не обсуждались ни богословские, ни канонические вопросы. В Совместном заявлении Патриарха и Папы есть прямое указание на то, что между православными и католиками нет евхаристического общения. Документ не замалчивает различий в понимании и изъяснении веры, которые послужили причиной разделения. Переговоры Патриарха и Папы не ставили целью преодоление этих различий, и никаких договоренностей по ним принято не было.Одно дело – диалог на уровне разных христианских конфессий как юридических лиц, разрешение практических вопросов сосуществования различных религиозных организаций. Другое дело – богословский диалог, ставящей целью уже преодоление самого разделения XI века, то есть восстановление церковного единства.

Для широкого круга догматика – это достаточно сложная область и скучная. Когда же коснешься ее преломления в непосредственной духовной жизни человека, начинаешь понимать, какое огромное значение имеет то или иное понимание вероучительных основ.

В течение второго тысячелетия, вплоть до середины XX века, во взаимоотношениях между Православием и католичеством ключевым оставалось понятие «ересь». После тысячелетнего раскола сесть за стол переговоров! На первый взгляд, можно было бы порадоваться такому диалогу. Но всегда есть это пресловутое «НО»… Хотелось бы ретроспективно заглянуть в историю. Причем, мы будем углубляться только в факты. Интересно мнение доцента кафедры истории и политики стран Европы и Америки МГИМО, религиоведа и философа Ольги Четвериковой.

Еще в начале ХХ века, после того как некоторые англиканские священники выразили желание перейти в православие, определенные силы внутри и вне Российской империи постарались превратить это в первый экуменический «диалог двух церквей». Прервала его Октябрьская революция, после которой выяснилось, что все западные конфессии фактически объединились против СССР и одновременно – вборьбе с православием, лишь кое-как прикрыв ее фиговым листочком «сочувствия русским братьям во Христе». Таким образом, они стали просто орудием Запада в «холодной войне». Увенчал этот процесс знаменитый «конкордат» по развалу соцлагеря, заключенный в 1982 году между Вашингтоном и Ватиканом в лице Рональда Рейгана и папы Иоанна Павла II.

Не все знают, что во время Второй мировой Святой престол классически двурушничал – вел игру одновременно с Берлином и Вашингтоном, выжидая, кто победит. Поспособствовала католическая верхушка и эвакуации нацистских преступников в страны Латинской Америки с последующим их прикрытием. Разведка и контрразведка Ватикана со второй половины прошлого века установила теснейшие связи с ЦРУ, остающиеся в силе и сегодня. Авангардными отрядами в этой работе служат Мальтийский орден, тамплиеры, OpusDei. Это не домыслы Голливуда, а факты, которые ныне имеют документальное подтверждение – никто их особо и не скрывает.

В конце 70-х Запад начал переход к неолиберальной стратегии, в сердцевине которой лежит отказ от гуманизма как такового. Как ранее Бог в центре мироздания, так теперь и человек в его природной красоте и достоинстве становится не нужен тем, кто формирует глобальную политику. Образованные, умеющие думать люди стали лишними в новом мировом порядке, вернее, беспорядке, который последовательно «созидается». Приватизации в интересах узкой группы лиц обязаны подвергнуться все мало-мальски автономные социальные институты: от университетов до государств, от церкви до семьи. Сам человек по данному плану должен превратиться в существо, лишенное свободной воли, убеждений и «лишних» знаний, при этом «освобожденное» для удовлетворения низменных пороков, разрешенных «по закону».

То есть ставится задача сделать человека одновременно идеальным потребителем, управленческим винтиком и товаром. В эту схему должны быть вписаны различные партийные платформы, научные концепции и, разумеется, религиозные объединения. Сектанты, протестанты, а за ними и католики уже сильно продвинулись по этому пути. Особенно после II Ватиканского собора 1962-1965 годов, «модернизировавшего» католицизм. С той поры латинские храмы последовательно пустеют, их превращают в музеи, рестораны и даже автотехцентры, а католики практически не отстают от протестантов в бескрайней толерантности. Нынешний папа Франциск говорит: «Кто я такой, чтобы осуждать геев?» А ведь в католицизме слово папы римского – закон, оно главнее даже евангельских заповедей.Папа не просто патриарх, а человек, который, когда говорит: экскатедра – он непогрешим!.. Никогда в истории этого не было!

Папа Бенедикт XVI называл гомосексуальные отношения «природным расстройством», недвусмысленно выступал против абортов, эвтаназии, всегда занимал принципиальную позицию в отношении семейных ценностей. Когда на его родине в Аргентине были узаконены однополые браки в 2010 г., высказывания священника оказались столь жесткими, что привели к публичному конфликту с президентом страны. Будущий Папа Римский говорил тогда, что гей-усыновление является одной из форм дискриминации в отношении детей. В ответ президент Аргентины Кристина Фернандес де Киршнер заявила, что тон церкви напоминал «Средневековье и инквизицию».Потому его и «ушли», что он недостаточно покорно следовал «духу времени». Хотя при нем и произошло кардинальное искажение католической догматики – был фактически признан приоритет и ведущая роль иудаизма в иудейско-христианском диалоге. Однако, сдав эту позицию, Бенедикт немного уперся против содомизации— разрушения основ христианской этики. Тогда были применены жесткие методы политического давления, немыслимые еще недавно по отношению к Святому престолу. Например, публикация личных дневников папы, публичные оскорбления, травля в глобальных СМИ. Это говорит о том, что Ватикан потерял статус полновесного союзника мирового правительства — свою роль он отыграл и, по всей видимости, будет в несколько приемов кардинально перестроен под контуры нового мирового порядка. Зримое подтверждение тому — нынешняя «зачистка» Банка Ватикана, как структуры крупной и в некоторой степени автономной от транснациональных компаний. 

Разрушение традиционных отношений, семьи, развращение детей, эвтаназия, наконец «трансгуманизм» как учение о замене человека «более совершенным» существом – признаки процессарасчеловечевания.

Но, надо сказать, что сотни тысяч человек вышли на улицы французских городов с протестами против легализации гей-браков!Причем, ядро этого движения составляли именно католики... Однако нужно правильно понимать западных людей, и особенно французов. Главный нерв их возмущения относился не к наглому торжеству содомского греха, а к волюнтаристскому изменению Гражданского кодекса, который для них священен и неприкосновенен. Наверное, многие чувствовали в душе и ненормальность «родителя 1» и «родителя 2», но выразить это могли лишь на юридическом языке. Так им уже промыли мозги толерантностью.

Отдельные личности и небольшие группы, противостоящие этой доминанте, там, конечно, остались. Недаром в последние годы заметно вырос поток европейцев и американцев, принимающих православие, в том числе протестантских и католических священников. Некоторые бегут с семьями в Россию, потому что на «свободном Западе» не могут больше жить: не хотят, например, чтобы их детей с младенчества учили извращениям.

На этот острейший момент обратил вниманиеСвятейший Патриарх Кирилл,ходе двухчасовой беседы он обсудил с Папой Франциском также другие важнейшие темы — отстаивание традиционных христианских ценностей в Европе, защиту семьи, жизни и достоинства человека. Широко известны факты дискриминации, которой сегодня подвергается христианская вера в западном мире. Для агрессивной светской идеологии, вдохновляемой мироправителями тьмы века сего, духами злобы поднебесной (Еф. 6, 12), не важно, к какой конфессии принадлежат те, кто именует себя христианами. Законодательство многих стран сегодня требует исключить всякое упоминание о Христе из общественной жизни. Зачастую запрещается ношение нательного крестика, установка рождественской елки в публичных местах, открытое свидетельство о своей вере. Подвергается пересмотру понятие о семье, насаждается представление о том, что существуют какие-то альтернативные виды брака, который якобы уже можно не рассматривать как союз только между мужчиной и женщиной. В таких условиях голос Русской Православной Церкви, ее твердая позиция в защиту традиционной нравственности могут стать ориентиром для тех, кто заботится о сохранении нравственных основ жизни человека и общества. В Совместном заявлении Патриарх Кирилл и Папа Франциск четко сформулировали согласованный подход к этой теме.

Как же расценивать на этом фоне «филокатолицизм», распространяющийся ныне не только на Украине и в Белоруссии, но и в России среди православного клира? Как определенную позицию – духовную близость к католицизму. Все наши святые князья и святые отцы, начиная от равноапостольного Владимира и благоверного Александра Невского, отвергали папизм и политическую унию с «латинянами». Сегодняшние филокатолики в РПЦ аргументируют якобы неизбежное сближение церквей «необходимостью политического момента», указывают на отсутствие церковного документа, «юридически» определяющего католицизм как ересь. Но все это опасная схоластика.

Осудил ли хоть один римский Папа, включая нынешнего, преступления бандеровцев-униатов во время Второй мировой войны и сегодняшнего конфликта на Донбассе? Осудил ли кто-нибудь хорватский геноцид сербов, который в годы фашистской оккупации Югославии творился по благословению Ватикана и конкретно – архиепископа Загреба АлоизияСтепинаца, причисленного Католической церковью к лику блаженных? Вопрос остается открытым!

Униаты являются организацией, напрямую подчиняющейся Папе Римскому и, сообразно заказу, ведут активную экуменическую политику.

«Действительно, уния, первоначально разработанная на длительных переговорах представителей римского и константинопольского патриархов, оказалась инструментом подчинения части православных Риму, – говорит Вассерман. – Уния довольно быстро превратилась из религиозного в чисто светский инструмент, и это оказалось опасно в первую очередь для русских, и кстати, немало способствовало тому, что заметная часть русских, принявших унию, в конечном счете ополячивалась. Запрет унии в 1946 г. был вызван не богословскими причинами, а тем, что большая часть униатов разнобезобразными способами действовали на стороне германских нацистов, и сейчас уния снова разрешена, но, действительно, используется как инструмент давления на православных, причем в первую очередь на православных в зоне деятельности московского патриархата».

После развала Советского Союза униаты вышли из подполья, потому уния и впредь будет очень серьезным источником несогласия между московским и римским патриархом. Из области фантастики, но уния может быть отменена только когда римский патриарх признает, что должен стать равным среди равных, а не первым в городе и мире. Кстати, про развал СССР.

«Три человека – Рейган, Тэтчер и Иоанн Павел II смогли добиться кризиса Советского Союза, хотя они вступили на свои посты тогда, когда СССР был безусловным лидером в мире», – полагает политолог Сергей Черняховский.

Тогдашний папа, Иоанн Павел II, был поляком по происхождению и очень подружился с Горбачевым – у них было много общих интересов, например, ненависть к социализму, да и ко всему русскому со стороны Папы. Потому, можно объяснить нашу настороженность после катастрофы 1990-х гг., когда понтифик предлагает строить мосты, мы опасаемся, не пойдут ли по этим мостам его крестоносцы? Образно говоря, конечно. Главное противоречие между католицизмом и православием в том, что римские патриархи когда-то, ссылаясь на документы (как выяснилось позднее – поддельные), заявили, что имеют юридическое право решать за весь христианский мир, и потребовали себе не просто равноправия с остальными патриархами, которое было заложено еще на заре христианства. В представлении папства, понтифик – глава всех церквей и рассматривает православных братьев как подчиненных. Это и было причиной отделения папства от Церкви в IX в. и с тех пор Папа Римский (в католицизме) заменяет собою Христа и является непогрешимым в вопросах веры.

На встрече со Святейшим Патриархом Папа впервые на столь высоком уровне признал, что уния не является путем к единству, и в Совместном заявлении прозвучал призыв к общественной солидарности и деятельному миротворчеству на Украине. Важность этого заявления трудно переоценить. Не случайно те силы, которые являются противниками установления мира в этой стране и давно выступают с обвинениями в адрес Русской Православной Церкви, прежде всего, украинские греко-католики, обрушили резкую критику в адрес Папы Франциска за то, что он подписал Совместное заявление.

В этом заявлении также подчеркивается, что раскол среди православных на Украине может быть уврачеван только каноническим путем. Заявление стало реальной поддержкой Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, которая в условиях конфликта подвергается нападкам со стороны раскольников и националистических сил за свою верность церковному единству. Благодаря подписанному в Гаване документу правда о происходящем на Украине стала известна всему миру, а Украинская Православная Церковь, подвергавшаяся до того времени попыткам информационной блокады, получила поддержку на самом высоком уровне.

«Для чего нужны Папе Римскому эти встречи? Сейчас у Папы задача ввести в зону своего влияния и Русскую Православную Церковь. Дело в том, что в соответствии с экуменическим учением католической церкви, полная благодать может быть только в случае признания Папы – главой Церкви. И во всех ведущих, ключевых документах католической церкви – это факт, что Папа является абсолютным главой церкви, он зафиксирован. Так же, как и учение о папской непогрешимости. Поэтому любая встреча для Папы Римского является знаком о признании его как первого в христианской церкви. Во-первых, легитимизация его, признание его как части христианской церкви, во-вторых – как главы христианской церкви. Собор – это только инструмент для Ватикана, для католической церкви, чтобы добиться единения с православием, естественно, под началом Римского Папы. От нас это скрывают, потому что эта тема – вне обсуждения. Потому что если эту тему будут обсуждать, то вскроется глубочайший мировоззренческий разрыв между народом и теми, кто сегодня определяет политику московской патриархии. Естественно, эта встреча способствует созданию единой мировой религии, она означает признание ереси экуменизма. И признание ереси папизма», – говорит Ольга Четверикова.

Что же собой представляет Ватикан? Это и государство, и финансовое образование с мощнейшей системой государственной безопасности и лучшими классическими спецслужбами, существующими со средних веков и обладающими таким опытом и влиянием, что агенты ЦРУ перед этими профессионалами в рясах – просто дети. Поскольку религия и государство с финансами в Ватикане неразделимы, то и роль спецслужб также выполняют люди с четками. Папа Римский не разделяет религию и политику (ведь он официальный глава государства), и потому все, что происходит под видом религиозной деятельности, несомненно, является политикой. Ватикан – это религиозно-политическая структура, которая занимает очень важное место в системе глобального управления.

«Подобная встреча воспринимается народом как предательский акт, – говорит Ольга Четверикова. – Причем как акт высочайшего предательства. Это радикальным образом меняет ситуацию, это приведет к смуте в нашей церкви, а поскольку церковь является основой духовной безопасности нашего народа, то это приведет к очень серьезным последствиям и в системе нашей национальной государственной безопасности».

Как утверждают эксперты, папство давно стало на путь экуменизма – создания единой «всемирной церкви», духовно оправдывающей глобализацию и подчинение всех стран единому мировому центру. Сам Папа мнит себя единым начальником всех церквей, поэтому веками домогается встречи с Патриархом Московским и всея Руси, как со своим подчиненным (в представлении папства). В 2013 г. Ватикан выпустил документ «На пути к реформированию международной финансовой и валютной системы в контексте глобального органа власти». Мол, нужен глобальный орган власти и единая финансовая система. Конечно, об этом тоже говорить теперь неприлично – поводом служат разумные причины для встречи – геноцид христиан на Ближнем Востоке, ИГИЛ, терроризм, глобальное потепление, мировая война.

«Об этом все молчали, а теперь, сегодня, срочно понадобилось эту тему поднимать для того, чтобы оправдывать единение с еретиком. Это просто политтехнологический, информационный инструмент для того, чтобы реализовывать политику экспансии. Эта встреча не только символическая, но и мистическая. Это легитимизация Папы Римского в глазах православных. Папа Римский рассматривает Россию, православную церковь как объект своей экспансии – духовной, мировоззренческой, религиозной», – считает Четверикова.

По мнению эксперта, Ватикан создает единую мировую религию, размывая христианское учение, и учитывая то, что Папа признал талмудический иудаизм и иудеев в качестве «избранного народа», означает, что он фактически отказался от христианского учения.

Сегодня мы можем квалифицировать католическое учение, как иудео-христианскую ересь. Соответственно, мы прекрасно понимаем, что собой представляет та «единая мировая религия», которую они создают.

Конечно, что нам остается, как не радоваться, когда Папа Римский говорит, что строить мосты нужно для того, чтобы обнять его православных братьев. Конечно, за скобками остается «младших» братьев, которые идут отныне в подчинение католической церкви. Но здесь ведь вопрос не столько религиозный, сколько политический. Перед лицом «исламского терроризма», ваххабизма и прочих напастей только льстит, что нашего внимания так добиваются, якобы вновь увидев в России мессию, который не раз уже спасал мир. С этой точки зрения вполне логично, что Европа в лице Папы просит нашего участия и ищет дружбы. Только с такими друзьями и врагов не надо – история это доказала.

Комментариев пока нет