Статьи

Кто развязал Гражданскую войну в России

30 ноября 2019
Гражданская война началась именно потому, что народ не принял идею построения гражданского общества, либерального буржуазного государства.

Основной причиной начала Гражданской войны является снаряжение и использование Западом белых армий для оккупации российского государства. С этого момента граждане России стали участвовать в крупномасштабной войне друг с другом. Сами по себе ни Февральская, ни Октябрьская революции не означали обязательного возникновения крупномасштабной Гражданской войны.

Большинство исследователей игнорируют национальные причины начала войны и всё сводят к причинам социальным. Но Гражданская война – это, прежде всего, война за свободу и независимость родины. По большому счёту Гражданская война 1918 -1922 годов – это война русских и других народов России за своё право жить на земле. И жить не по западной чуждой и губительной модели, которую пытались навязать России либералы-западники, Белые армии, а по своим законам в соответствии с тысячелетним развитием российской государственности.

То, что конфликт в обществе был вызван не только классовыми, но и национальными интересами подтверждается тем, что в рядах большевиков сражалась половина участвовавшего в войне офицерского корпуса царской России. И сражались они не за классовые интересы рабочих и крестьян, а за национальные интересы российского государства. Для них, как и для большинства сражавшихся, фактически война являлась войной Отечественной.

Более того, противников большевиков в Гражданской войне можно назвать противниками, которые стремились уничтожить русскую, советскую цивилизацию, поглотить цивилизацией западной. Те народы, которые входили в состав Российской империи и СССР, тяготели к русской цивилизации. Но сегодня США научили даже украинцев говорить: «Украина – це Европа», а значит «Россия – це Азия». Но Россия имеет свою, не европейскую и не азиатскую, а русскую цивилизацию, и к этой цивилизации тянется половина населения земного шара, в том числе и значительная часть населения стран Запада. Тянутся те, кто не желает опускаться до скотского уровня, а хотят оставаться людьми.

Но, конечно, наряду с причинами внешними существовали внутренние причины возникновения Гражданской войны. К таким причинам в первую очередь надо отнести то, что насаждаемое белыми со времени Февральской революции до окончания Гражданской войны буржуазное государство не соответствовало стремлениям всех остальных классов и сословий российского общества. И главным противником буржуазного общества являлись общинные крестьяне, которые представляли собой самую многочисленную, организованную и непобедимую силу России.

Столкновению белых с красными в Гражданской войне способствовал развал армии. И развалили армию не большевики, а революционная стихия. Армия по существу была развалена в результате Февральской революции, так как основной задачей февральской буржуазной революции был развал институтов монархической государственности. Уничтожение государственной власти при Временном правительстве не могло не привести к развалу армии.

Данный факт не вяжется со стремлением вести войну до победного конца, но очевидно, что невозможно уничтожить государственные институты предыдущей общественно-экономической формации, не развалив армию. Даже подавляющее число офицеров царской армии на фронтах было убито сразу после Февральской революции сомнительными, похожими на киллеров личностями в солдатских шинелях и матросских бушлатах.

Современное российское общество в развале царской армии обвиняет не либеральную буржуазию, а большевиков, что не соответствует действительности. История нашей страны имеет пример, когда в значительно более поздние времена, в конце 1980-х -1990-х годах также значительная часть либеральной силы была направлена на разрушение уже не царской, а Советской армии.

В 1918-1921 годах пришедшие из разваленной армии солдаты и офицеры могли быть использованы в Гражданской войне каждой из противоборствующих сторон. А таких сторон после Февральской революции было две: буржуазно-либеральное Временное правительство и народные Советы. Такое двоевластие долго продолжаться не могло и закончилось переходом власти к большевикам, Советам в октябре 1917 года.

В России того времени не могло быть другого окончания противостояния, потому что Временное правительство представляло интересы Запада, а Советы – интересы России. Все силы, которые стояли за Временным правительством, переместились на окраины российского государства и были готовы с Западом идти войной на Советскую Россию.

Уже четверть века либералы пытаются убедить российское общество в том, что народ был против большевиков. Но белым Гражданскую войну не было необходимости начинать, если бы народ после февраля принял решение либерально-буржуазных движений о создании в России общества и государства по типу западного капитализма. Гражданская война началась именно потому, что народ не принял идею построения гражданского общества, либерального буржуазного государства.

Советская власть провозгласила и начала проводить в жизнь то, о чём думал каждый рабочий и крестьянин: «Все люди должны иметь равные возможности, все люди братья, никто не имеет права жить за счёт чужого труда, каждый должен сам, своим трудом зарабатывать себе на хлеб. Кто не работает – тот не ест».

Даже в настоящее время, спустя четверть века после новой попытки построения в нашей стране государства западного типа, большая часть общества сопротивляется этому, потому что люди считают несправедливым общество, в котором совершенно ненужные государству личности за счёт чужого труда, отданных в боях за Родину жизней предыдущих поколений, сохранивших землю, получают баснословные прибыли. Кроме того, русские хотят оставаться русскими, татары – татарами, а чуваши – чувашами. Западное общество может быть построено на территории России при полном уничтожении русской цивилизации, а такое можно сделать, либо создав новых русских, татар, чувашей или уничтожив всех физически.

Для создания новых русских искажается история нашей страны, создаются и тщательно охраняются созданные на Западе образы ленинской и сталинской России. Для этой цели прячутся от нации за семью печатями её затмевающие все страны мира достижения в труде и бою, её великая культура и история. Надо полагать, что если либералам не удастся нас всех «переделать», то попытаются нас одолеть силой, как попытались это сделать в 1918 году, развязав Гражданскую войну.

Но если получится превращение российского общества в новых русских, то оно вымрет само под гнётом Запада, как вымирало в 1990-е годы, потому что новые русские сдадут страну Западу. Для того чтобы жить дальше, Россия должна идти своим путём и ни в коем случае не пытаться построить у себя общество западного типа. Нация очень хорошо это понимала в Гражданскую войну, но, к сожалению, не понимает сейчас.

Живущий в сытости и довольствии городской обыватель не мог понять ни рабочего, ни крестьянина. Не могла понять его чаяний ни русская буржуазия, ни все существовавшие партии, кроме партии большевиков. Ведь крестьяне боролись не за право забрать себе землю помещика, а за справедливое распределение земли. Они и помещику оставляли землю, но столько, сколько он может возделать своим трудом. Они собирались не отбирать, а «равнять» землю.

Долгое время они уповали на царя, считая, что тот всех одинаково любит, всех ему одинаково жалко и желает, чтобы «всем было равно». Не только общинные крестьяне, но и крестьяне, владеющие лично землёй на правах собственности, считали, что вся земля принадлежит царю, и он властен её распределить иначе, поравнять. Они были уверены, что останутся со своей землёй, так как сами её обрабатывают.

В крестьянской среде отсутствовало понятие права собственности на землю. Они считали землю общенациональной принадлежностью, как, например, воздух. Крестьяне приводили всевозможные разумные доводы против приватизации земли. Большинство из них указывает, что земля есть достояние всего народа и ее купля-продажа нарушает права будущих поколений. Во множестве наказов и приговоров [66], собранных Л. Т. Сенчаковой, крестьяне требуют национализации земли, создания Государственного фонда.

Приговор волостного схода Муравьевской волости Ярославской губернии в I Госдуму (июнь 1906 г.) гласил: «Мы признаем землю Божьей, которой должен пользоваться тот, кто ее работает; оградите переход земли в одни руки, ибо будет то же, что и теперь, - ловкие люди будут скупать для притеснения трудового крестьянства: по нашему убеждению частной собственности на землю допустить невозможно». [37, С. 24].

Естественно, что большинство помещиков не разделяло мнение крестьян, и было готово начать войну. Когда читаешь прокламацию одного из союза помещиков, то понимаешь, что помещики хотели войны. Они не пытались даже предложить какое-то новое мироустройство, а просто хотели мстить.

В заключении прокламации одного из помещичьих союзов сказано: «Народ, отменивший смертную казнь как преступное убийство и вводящий в свои законы другое преступление - грабеж и захват как основу своего ленивого благосостояния, как не имеющий государственного смысла, - не должен и не может иметь своего государства. Как социалисты не признавали самодержавия, даже когда оно пользовалось всеобщим признанием, так и мы не можем признать преступной грабительской республики. При таких условиях нам не уйти от гибели, а нашим детям - от голода, потому что мы никогда не подчинимся велениям и законам преступного государства, которое хочет узаконить грабительский захват. Мы не найдем себе места в нашем бесшабашном отечестве, как не находили его социалисты. Но социалисты прибегали к мести и террору, другого средства борьбы у них не было.

Очевидно, по этому ужасному пути придется идти также нам и нашим детям. Это так неизбежно, хотя горько и ужасно: сотни тысяч обнищавших землевладельцев непременно выделят из своей среды десятую часть, т. е. десятки тысяч самых несчастных и пылких, а эти несчастные в одну темную ночь пойдут с коробкой спичек и с пузырьком керосина к десяткам тысяч грабительских сел и деревень, в которых будут скоро заседать в трогательном единодушии советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, убежавших туда после банкротства фабрик и заводов, и произведут всероссийскую иллюминацию, не щадя ни домов, ни лесов, ни посевов. Темным грабителям легче будет делить голую землю. А мы только в этом ужасном, неизбежном мщении обретем единственное утешение своё» [37, C. 8].

Жажда мщения потерявших землю помещиков и заводы и фабрики буржуазии являлась одной из причин начала Гражданской войны. Кстати, фабриканты тоже могли остаться работать на фабриках и заводах в качестве руководителей и специалистов, но предпочти войну. Степень непонимания причин Октябрьской революции, Гражданской войны и других значительных судьбоносных исторических событий в нашем уже недостаточно просвещённом обществе достигла пределов, дальше которых нация перестаёт быть нацией.

Как можно Октябрьскую революцию называть иностранным переворотом, а в развязывании Гражданской войны обвинять большевиков, если к осени 1917 г. крестьянскими беспорядками был охвачен 91 % уездов России?! Именно отсутствие в стране власти, которая могла решиться на национализацию земли, привело к Октябрьской революции, а не происки американцев, немцев и евреев, как считает большинство граждан нашей страны.

Из всех претендующих на власть партий только партия большевиков была готова национализировать землю и обуздать революцию, которая без них могла привести страну к полному хаосу и погибели. Политика правительства привела к тому, что помещики начали по бросовой цене распродавать землю иностранцам и закладывать в банках, вырубать леса. Крестьяне требовали запретить куплю и продажу земли, но безрезультатно. Временное правительство не смогло управлять страной, потому что не смогло решить ни одного назревшего вопроса и, главное, земельной проблемы, как не смогло его решить и царское правительство.

В феврале царя свергли именно потому, что он, в частности, не стал «равнять» землю. Либеральная буржуазия в феврале разочарование крестьян в царе использовала в своих целях. В октябре свергли Временное правительство. Недееспособность Временного правительства также являлась одной из причин начала Гражданской войны. Оно настолько обострило все противоречия, что даже большевики не смогли предотвратить войну.

Некоторые рассуждают, что союз большевиков с эсерами и меньшевиками сделал бы Гражданскую войну невозможной. Но, во-первых, не утруждают себя объяснениями, как может возникнуть союз между партиями, имеющими совершенно разные программы, цели. Во-вторых, на уровне домыслов остаётся и предположение, что такой союз предотвратил бы Гражданскую войну. Фактом остаётся только то, что меньшевики и эсеры внесли свой и немалый вклад в развязывание Гражданской войны.

Обвиняют в развязывании войны и ВЧК те социальные группы, которые в 1918 году пошли в услужение Западу и развязали эту войну. Обвиняют, потому что их предки пострадали от ВЧК. Запад поддерживает такие обвинения. Фактически 120 человек, которыми располагал ВЧК в конце 1918 года, при существовавшем в то время уровне информации и связи не мог никак повлиять на начало Гражданской войны.

Советская власть сделала то, что не смог сделать ни царь, ни Временное правительство: она разделила землю поровну среди тех, кто хотел работать на земле. Данный факт делал невозможным любые потуги врагов советской власти одолеть её без помощи Запада, то есть без Гражданской войны. 

Комментариев пока нет