Статьи

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ФЕНОМЕНА ЭКСТРЕМИЗМА

10 сентября 2018
В статье рассматривается феномен экстремизма. Обозначенное явление весьма многогранно. Сегодня нет его структурированного определения на законодательном уровне. При этом осмысление намеченного нами феномена становится актуальным и сточки зрения социального знания.

Гладилина Юлия Сергеевна,

Средне-Волжский институт (филиал) ВГУЮ (РПА Минюста России),

студентка 2 курса

Проблема вербовки в ИГИЛ с помощью социальных сетей в настоящее время стала очень актуальна. Важно знать методы, с помощью которых люди смогут отгородить себя от опасности поддаться на провокации террористов.

Ключевые слова: ИГИЛ, террористы, противостояние вербовке, социальные сети.

В настоящее время процесс вербовки в террористическую группировку ИГИЛ (Исламское государство Ирака и Леванта) все чаще производится с помощью интернета, и особенно социальных сетей. Глобальная сеть - колоссальное облако знаний и возможностей, где за внимание пользователей борются бренды, политики, СМИ, а теперь на ровне с ними и террористы. Интернет - единое информационное пространство. Всё доступно, всё на расстоянии пары кликов. Как же людям избежать этой страшной угрозы: быть завербованным в террористическую группировку? Анализ множества источников позволяет выделить меры, которые принимает наше государство для противостояния вербовки и, меры, которые принимают граждане, чтобы избежать возможности стать завербованными самому и своим близким.

Первая мера, принятая государством, это признание ИГИЛ террористической международной организацией и запрет её деятельность на территории Российской Федерации. Это решение было вынесено 29 декабря 2014 года по иску Верховным судом РФ [1]. В России организация «Исламское государство Ирака и Леванта», а также лидер движения Абу Бакр аль-Багдади внесены в реестр организаций и лиц, причастных к экстремистской деятельности и терроризму. Согласно нынешним законам, любые подобные страницы в интернете должны быть заблокированы.

Вторая мера – это издание пособия, о том как не стать жертвой вербовки террористов: «ИГИЛ — это не ислам». Для того чтобы противостоять угрозе, преподаватели Уральского горного университета выпустили первое в России учебное пособие, в котором разъясняется, чем отличаются идеи радикалов от духовных ценностей ислама, и рассказывается, как избежать вербовки террористов. «Очень часто вербовка идет через социальные сети. Идет умелая промывка мозгов. Вербовщики действуют по уже хорошо известной методике тоталитарных сект, набирающих себе адептов. Один из способов воздействия — это создать ощущение принадлежности к группе и потери собственной индивидуальности. Для этого могут начать аккуратно контролировать человека, его время, его мысли», — рассказал в своей лекции завкафедрой теологии Уральского горного университета Алексей Старостин [2].

Третья мера принята учеными. Они создают портрет вербовщика в ИГИЛ, который, действуя через социальные сети, призывает вступить в ряды террористической организации. Затем с помощью заданного портрета, созданная ими, система «Демон Лапласа» найдет аккаунты потенциальных вербовщиков в Facebook, «ВКонтакте» и Twitter. Программа «Демон Лапласа», разработана весной 2015 года, уже сейчас активно мониторит и анализирует экстремистские группы в социальных сетях — Facebook, «ВКонтакте», и Twitter .. Признаками аккаунта вербовщика могут быть искаженные цитаты из Корана (это определит религиовед), изречения на арабском (их изучит арабист), комментарии в группах сомнительного содержания и т.д.

Сейчас террористическая организация ИГИЛ создало мощную пропагандистскую структуру — с помощью социальных сетей члены группировки вербуют в свои ряды. Примечательно, что группировка построила большую сеть — активисты создали тысячи виртуальных страниц в социальных сетях, чтобы показать свою массовость. Основные задачи пользователей социальных сетей – это осторожнее и внимательнее добавлять новых неизвестных людей себе «в друзья», не посещать сомнительные сайты, и тем более, не регистрироваться на них, избегать диалогов с неизвестными людьми, т.е. пользователи должны задуматься над проблемой вербовки в социальных сетях и всеми силами противостоять ей.

Библиографический список

1. Решение Верховного Суда РФ от 29.12.2014 по делу N АКПИ14-1424С [http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ARB; n=417350].

2. Новостное сообщество NEWSru.com [http://www.newsru.com/russia/06oct2015/igil.html].

В последнее время в условиях современного социума актуализируются исследования деформационных процессов, что во многом реализуется в качестве стремления к преодолению деструкций современности. Социальная система воспроизводит все чаще такие деструкции как экстремизм и терроризм. Однако успех в противодействии обозначенным феноменам становится возможным при учете идеологического уровня. При этом современный антидеформационный процесс опирается на воспроизводство совокупности субъектов противодействия и нормативно-правовую базу, регулирующую деятельность по выявлению, предупреждению (профилактике), пресечению, раскрытию и расследованию преступлений. Истинное противодействие возможно при выявлении и устранении причин и условий, способствующих возникновению и распространению обозначенных деструкций, пресечении распространения идеологической базы. В этом аспекте определяющее значение имеет личность, как непосредственный субъект экстремистской деятельности.

В современной науке феномен экстремизма рассматривается в качестве приверженности к крайним взглядам и мерам, что во многом реализуется в асоциальном поведении. Однако подобное рассмотрение обозначенного явления предельно широко по своей сути. Это во многом связано с тем, что общепринятого определения экстремизма пока еще не выработано.

Основой в понимании обозначенного феномена становится правовое понимание. Феномен экстремизма впервые был закреплен в качестве социального явления, которое представляет угрозу общественной безопасности, в «Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» (2001 г.). Этот документ так определяет экстремизм: «Какое-либо деяние, направленное на насильственный захват власти или насильственное удержание власти, а также на насильственное изменение конституционного строя государства, а равно насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них»[2].

Следует отметить политическую природу экстремизма, которая во многом связана с объектом посягательства, то есть властью, конституционным строем государства и общественной безопасностью. В этом случае методом осуществления становится насильственный характер действий.

Российская правовая наука активно рассматривает проблематику экстремизма конца 1990 - начала 2000-х годов. Это связано с принятием Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности». Однако определения экстремизма (экстремистской деятельности) в законе присутствуют посредством перечисления видов экстремистской деятельности определяется понятие экстремизма как совершение действий, направленных на применение идеологии насилия, предполагающей изменение государственной целостности, нарушение прав и свобод граждан и т.п.

Исходя из законодательного уровня становится возможным определенная типология экстремизма: социально-политический экстремизм, этнический экстремизм, религиозный экстремизм. Однако определяющее значение имеет то, что экстремизм признается самостоятельно функционирующим феноменом.

Признание объективного существования экстремизма предполагает его концептуальное рассмотрение. В этой связи выделяются объекты преступлений экстремистской направленности, которыми становятся личность, конституционные права и свободы человека и гражданина; общественная безопасность и порядок; государственная власть[1, с. 464 - 465]. Так, политико-правовой аспект экстремизма предполагает его рассмотрение в качестве противоправной, общественно опасной деятельности, которая направлена против основ сложившегося порядка осуществления властных отношений или на ограничение основных прав человека.

Проблемность ситуации представляется в том, что в законе нет определения признаков, придающих перечисляемым действиям характер экстремистских. Однако это возможно только при концептуальным анализе экстремизма как социального феномена.

В этой связи существует необходимость исследования экстремизма, не только в его «деятельностном» аспекте, но и с учетом идеалистического уровня. Проявление экстремистских мыслей, находящих отражение в деятельности индивида, предполагает исследование установок, ценностей, взглядов, мнений, то есть рассмотрение экстремизма как культурно-психологического явления.

Рассмотрение экстремизма как социального феномена направлено на уход от сложившейся традиции признания экстремистской деятельности только при наличии установленного состава преступления или правонарушения, что становится возможным в ходе расследования правоохранительными органами.

Таким образом, современное понимание экстремизма во многом опирается в российское политико-правовое знание. Однако это во многом говорит о крайней необходимости пересмотра феномена экстремизма с учетом обобщения его признаков. Так, мы можем выделить антисоциальную природу экстремизма, которая осознанна, идеологически основана, отрицает равноправие людей и права человека и направлена на признание незаконности существующей власти. методом достижения становится незаконное насилие, призывы к нему или распространение соответствующих идей. Современная сущность экстремизма определяется во взаимосвязи двух признаков: идеологической основы и применении насильственного действия явно или потенциально. В этом случае экстремизм становится идеологизированным насилием, т.е. насильственной или деструктивной деятельностью.

Библиографический список

1. Узденов, Р. М. К вопросу об определении объекта преступных проявлений экстремизма //"Черные дыры" в Российском законодательстве. 2007. № 2. С. 464 - 465

2. Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» [Электронный ресурс]. URL:// https://www.referent.ru/1/10927(дата обращения: 13.12.2015).

Комментариев пока нет