Доклады

Концепция социальной ответственности бизнеса и практика социального государства

29 октября 2016

Параллельно с деятельностью Европейского Союза, направленной на развитие социальной интеграции и достижение усредненной для Европейского Союза социальной модели, в мире происходит еще один важный процесс, затрагивающий социальную сферу.

Он направлен на формирование у крупного бизнеса, являющегося одним из источников пополнения правящей элиты, социальной и экологической ответственности и внедрение этих принципов в практику корпоративного управления. Этот процесс развивается, начиная с 1970-х годов, но четкая формулировка концепции корпоративной и социальной ответственности бизнеса (КСО) появилась только в 2002 году[1].

В современной ситуации некоторые обстоятельства резко усиливают актуальность этого подхода к стратегическому планированию деятельности крупных корпораций. Во-первых, последний финансово-экономический кризис, по мнению ряда экспертов, еще не закончился, т.к. не устранены его коренные причины. Во-вторых, растет признание насущности экологической проблемы, носящей глобальный характер. В-третьих, мировая экономика, большая часть продукта которой сосредоточена в промышленно развитых странах,  находится в стадии перехода от 5-го к 6-му технико-экономическому укладу.

Технологические сдвиги всегда сопровождаются крупными изменениями в отраслевой структуре производства и социальном составе общества, изменениями институтов и моделей развития. Хотя окончательные контуры новой модели пока не определились, но уже ясно, что она должна отличаться большей степенью социальной и экологической ответственности. Характерно, что появилось новое понятие - «капитализм, основанный на общественном доверии»[2].

В отличие от технико-экономических нововведений, которые происходят в децентрализованном и автономном порядке, социальные нововведения должны быть организованы, ибо они  являются результатом политических процессов и итогом общественных обсуждений. Спекулятивный капитализм[3] как идея и практика отвергается не только общественностью, но даже на официальном уровне, но практические механизмы его ограничения все еще не разработаны[4].

Как известно, рыночная система имеет хронические недостатки (marketfailure) - она не обеспечивает решения экологических, социальных и некоторых других задач, поэтому настойчиво идут поиски путей ее трансформации. Такими поисками фактически занимается несколько специализированных организаций  при ООН (МОТ, Международная организация стандартизации), а также ОЭСР   и ряд других организаций (например, «Интернешнл Экаунтэбилити» - Международная ответственность),  а также ЕС, различные профсоюзные объединения и НПО.

  Заместитель Председателя Европейской комиссии – Г. Ферхойген полагает, что: «Корпоративная и социальная ответственность бизнеса – это решающая предпосылка сохранения нашей экономической системы (имеется в виду рыночная система – Н.М.А.) перед лицом вызовов XXIвека»[5]. Именно поэтому в марте 2006 г. был образован европейский совет для КСО. Его идеология определяется тем, что в современных условиях бизнес любого формата (малый, средний и крупный), принимая стратегические и оперативные решения, должен принимать во внимание свою роль в развитии общества. Т.о. забота о конкурентоспособности на рынке должна совмещаться с социальной ответственностью перед обществом. В Европе ширится движение за принятие предпринимательством концепции социальной ответственности, которое получает поддержку со стороны Европейской комиссии и ее директората по занятости и социальным вопросам.

Если не вводить принципы КСО – полагают С. Задек, директор организации «Эккаунтэбилити» и А. Мак Гиливрей, руководитель программы - то бизнес будет продолжать оказывать негативное влияние на людей и окружающую среду[6]. Вместе с тем, принятие принципов КСО должно быть всеобщим, иначе у отдельных производителей будут возникать необоснованные преимущества. Г-н Г. Ферхойген также полагает, что конкурентоспособность не только не противоречит КСО, но, напротив, эти две задачи взаимно сопрягаются. В частности, потому что и та, и другая задача основываются на инновациях, бизнес вынужден становиться все более экологически ответственным, и такой бизнес нуждается в социально благополучных работниках[7].

В настоящее время сочетать цели в области экономики, экологии и социальных отношений относительно легко могут только действительно очень крупные компании класса ТНК, обладающие соответствующей экономической и финансовой мощью. Внедрение принципов КСО требует ускорения инноваций, т.к. только благодаря НТП можно получить требуемые дополнительные ресурсы. Эта работа требует также усиления сотрудничества между предпринимателями, правительствами, профсоюзами и международными организациями.

В движении, направленном на реализацию концепции КСО высокую активность проявляют участники из Северной Европы [8], т.к. эта идея хорошо сочетаются с принципами, положенными в основу принятой ими модели социально-экономического развития. Три крупнейшие инвестиционные компании в Северной Европе: шведская страховая компания «Фольксам», финская компания пенсионного страхования «Илманен» и норвежская страховая компания «КЛП» образовали единый центр для Северной Европы (NEC) для того, чтобы координировать свою деятельность по вопросам социальной и экологической ответственности. Этот центр постоянно изучает деятельность 4500 компаний скандинавских стран и Финляндии, чтобы выявлять деятельность, несовместимую с социальной ответственностью.

Учет, наряду с экономическими показателями, социальных и экологических критериев, применение принципов социально ответственного инвестирования требуют соответствующих изменений в сфере  корпоративного управления. Постепенно сформировался новый подход к концепции социальной ответственности бизнеса, ныне в это понятие включают экологическую ответственность и устойчивость развития, т.к. эти понятия тесно связаны.

  Удалось разработать ряд документов, призванных продвигать соответствующие принципы в предпринимательскую деятельность. Среди таких документов следует упомянуть следующие.

 - 10 принципов, предлагаемых ООН с 2000 г. в рамках т.н. Глобального соглашения, которые ныне поддерживают 5300 участников из 135 стран. Эти принципы направлены на соблюдение демократических прав человека (2 критерия), прав трудящихся (4 критерия), охрану окружающей среды (3 критерия) и защиту от коррупции (1 критерий).

  - 6 принципов социально ответственного инвестирования, выработанных в 2005 г. по инициативе  ООН[9], которые разделяются 800 институциональными инвесторами из 45 стран (по состоянию на октябрь 2010 г.). Лидируют европейские компании, но число сторонников быстро растет и в других частях мира. Принципы сводятся к тому, что при инвестировании необходимо принимать во внимание экологические и социальные последствия, учитывая их в корпоративном управлении. Т.е. инвесторы должны считаться не только с экономическими показателями эффективности, но и с социальными последствиями своих действий.

  - 7 принципов социальной ответственности, выработанных в 2004 г. Международной организацией стандартизации (стандарт – ИСО 2600)[10]: отчетность, прозрачность, этическое поведение, учет интересов акционеров, соблюдение законов, уважение международных норм поведения, соблюдение прав человека.

  - Стандарт «SA8000», направлен на обязательную отчетность компаний по  деятельности в области социальной ответственности [11]. Данный стандарт основан на конвенциях МОТ и ООН, и он направлен на оценку социальных аспектов управления предприятиями, в т.ч. на оценку последствий их деятельности для трудящихся и окружающей среды. Стандарт предусматривает 9 критериев оценки, касающихся прав трудящихся, обеспечения безопасных  условий труда и его справедливой оплаты, и требует, чтобы менеджмент предприятий учитывал эти критерии. По этому стандарту сертифицировано 2330 предприятий в 62 странах.

  - Ряд документов, принятых в рамках ОЭСР: Основные принципы ОЭСР для многонациональных предприятий; Принципы ОЭСР корпоративного управления, Конвенция ОЭСР против взяточничества со стороны иностранных чиновников при осуществлении международных деловых транзакций; Основные принципы ОЭСР для защиты потребителей в контексте электронной торговли, Принципы ОЭСР относительно применения ТНК трансфертных цен и налоговому управлению.

  Концепция социально ответственного бизнеса берет за основу идеи и принципы, получившие выражение в следующих документах:

  - Документ ООН об экономических, социальных и культурных  правах;

  -  Конвенцию ООН против коррупции;

- Декларацию МОТ о фундаментальных принципах и правах трудящихся;    

 - Декларацию об устойчивом развитии, принятую экологической              конференцией в Рио;

- документы Международной организации стандартизации;

- Копенгагенскую Декларацию о социальном развитии;

- Конвенцию ОЭСР против взяточничества государственных служащих в            международных деловых операциях.

Исходный тезис состоит в том, что экономический, экологический и социальный прогресс должны сочетаться  и не вступать в противоречие друг с другом, не следует добиваться улучшения по какому-либо из этих направлений за счет ухудшения ситуации в других областях. С точки зрения целеполагания - все ясно и, казалось бы,  достаточно бесспорно, задача состоит в том, как реализовать эти цели практически, ведь реально движущей силой деятельности частных капиталистических компаний отнюдь не являются филантропические цели вроде социальной ответственности. В настоящее время компании, разделяющие принципы КСО, получают высокие оценки со стороны некоторых международных организаций.

С 1999 г. Доу-Джонс подсчитывает индекс устойчивого развития, который подсчитывается для тех компаний, которые развиваются с учетом этих требований. По состоянию на 2010 г. этот индекс охватывал 318 компаний из 19 стран, совокупные инвестиции которых превышают 8 миллиардов долларов. Среди них фигурирует ряд компаний из стран Северной Европы: Данске банк, Фольксам, Скандинависка Еншильда банкен (Швеция), Сампо банк, Нордеа банк (Финляндия), Данске инвест, Спаринвест (Дания), Сторебранд Капиталфорвальтнинг (Норвегия). Доу-Джонс собирает базу данных на две тысячи компаний, которые учитывают в своей деятельности социальные и экологические параметры.

Международная организация «Эккаунтэбилити» при поддержке программы ЮНЕП подсчитывает Индекс конкурентоспособности, который отражает движение по пути создания экономики, не имеющей зависимости от углеводородов. Это – один из путей снижения экологической нагрузки. В соответствии с индексом за 2010 год наибольших успехов в этом отношении добились страны Северной Европы, двадцатка, страны-члены ЕС и ОЭСР[12].

 В Швеции, например, была разработана государственная 15-летняя программа по освобождению экономики от углеводородной зависимости к 2020 году. Эта страна опережает по степени развития зеленой энергетики и зеленого транспорта средние показатели ЕС.

По результатам за 2007 год в первой пятерке стран по конкурентоспособности компаний, достигаемых при соблюдении социальной ответственности, году оказалась все страны Северной Европы: Швеция, Дания, Финляндия, Исландия и Норвегия[13]. Индекс подсчитывался для 108 стран на основе 21 показателя. Высокая социальная ответственность шведского бизнеса достигается благодаря тому, что и сам бизнес и шведское правительство имеют сходные установки на достижение социального и экологического баланса.

С 1970 по 2003 год доля нефти в энергобалансе Швеции сократилась с 77 % до 32 %, а доля возобновляемых источников энергии выросла до 26 % (в ЕС – только 6 %), еще примерно 33 % приходится на атомную энергию.[14] В качестве источников для выработки биотоплива в Швеции используются в основном бросовое сырье, в т.ч. отходы от лесной, деревообрабатывающей, пищевкусовой промышленности, предприятий общественного питания, скотобоен и т.д.

Для стимулирования перехода на экологически чистый наземный транспорт применяется ряд экономических мер: налоговые льготы, которые позволяют поддерживать низкие цены на этанол, который продается на 1/3 дешевле, чем бензин, хотя в производстве он обходится дороже. Основные шведские автомобильные компании «Вольво» и «Сааб» производят автомобили, потребляющие этанол и другие виды альтернативного топлива.

Автобусы в системе общественного транспорта, такси, автомобили специального назначения, железнодорожный состав, курсирующий между шведскими городами Линчёпинг и Вестервик, частные легковые авто уже двигаются за счет сжигания этанола, который производится на заводе в г. Линчёпинг компанией «Свенск биогаз». Шведы получают двойную выгоду: в процессе производства экологически чистого топлива одновременно уменьшается количество отходов, загрязняющих окружающую среду.

Сжигание биогаза не приводит к эмиссии углекислого газа в атмосферу. Владельцы зеленых автомобилей могут бесплатно парковать свои машины во многих городах, пользоваться пониженной ставкой налога на автомобиль. Этанол продается дешевле бензина, а биогаз – дешевле этанола. Таким образом, перевод автомобильного транспорта на зеленое топливо стимулируется экономически.

Еще одна полезная идея, используемая в Швеции, это «СимбиоСити» - т.е. достижение экологически чистого городского хозяйства, когда городские отходы перерабатываются на биогаз, а сбор мусора производится регулярно и в почти автоматическом режиме. Эта концепция реализуется в шведских городах совместными усилиями правительства и шведского Совета по торговле, который справедливо полагает, что это увеличивает экспортный потенциал страны, ведь шведский экспорт экологически чистых технологий достиг уже 2 % от общего объема экспорта страны[15],  и он продолжает расти. Швеция занимает первое место в мире по численности экологически сертифицированных компаний, которые приходятся на 1 миллион жителей[16].

Внедрение в рыночную экономику социальных и экологических параметров носит двоякий характер. С одной стороны, необходимо усложнить критерии, применяемые компаниями, действующими в рыночных условиях, чтобы они учитывали не только экономические, но и социальные, и экологические последствия своей деятельности. С другой стороны, важно  обеспечить справедливые условия конкуренции, т.к. из-за различия в разных странах обязательных социальных требований и экологических норм могут возникать необоснованные преимущества у отдельных предприятий.

В настоящее время эта задача далека от решения. Организации, которые занимаются продвижением идеи социальной ответственности бизнеса, доказывают, что такой бизнес может быть экономически выгодным, и они стремятся к тому, чтобы ограничить бизнес, который нарушает социальные права и загрязняет окружающую среду. В конечном итоге, бизнес, не признающий социальную ответственность, учитывает только краткосрочную выгоду, игнорируя долгосрочные издержки, которые ложатся на общество в целом.

В настоящее время концепция социально ответственного бизнеса и обновленного корпоративного управления, учитывающего триединую задачу (экономика, экология и социальная сфера), находит наиболее благодатную почву для реализации в тех странах, которые развиваются по пути социального государства, в частности, в странах Северной Европы. Предпринимательская культура в том виде, как она сложилась в этом европейском регионе, отличается от англосаксонских стран важными особенностями, которые отчасти сложились исторически, отчасти сформировались под влиянием  социально ответственного государства, которое построили социал-демократические партии этих стран.

У североевропейского бизнеса сложилась репутация честного, справедливого и прозрачного бизнеса, сердцевиной которого является корпоративная и социальная ответственность. Например, в Швеции борьба с взяточничеством началась еще в 1923 годы, когда был создан Шведский институт против взяточничества. Шведские крупные компании: Атлас Копко, Вольво, Кастеллум, Сканиа, СКФ, Телиа Сонера, Хольмен, Электролюкс, Х энд М, Хускварна и др. добровольно взяли на себя социальные и экологические обязательства, ежегодно отчитываясь о проделанной в этом направлении работе.

В 2007 г. 85 %  крупнейших компаний Швеции (по сообщению шведского делового журнала «Веканс Афферер») внедрили принципы КСО при выработке своей стратегии. Шведское правительство координирует деятельность шведских фирм в целях повышения социальной и экологической ответственности, исходя из решений конференции по устойчивому развитию в Йоганесбурге и документов ООН и ОЭСР. В Швеции удается достигать высокого уровня жизни при относительно короткой рабочей неделе и коротком рабочем дне.

Шведские компании, разделяющие принципы КСО, подтверждают осуществление деятельности в этом направлении в своих ежегодных отчетах. Например, компания «Шведская Целлюлоза» разработала кодекс своего поведения, который включает этические принципы. Шведская банковская группа «Нордеа» не только сама соблюдает принципы КСО, но и содействует их применению в тех компаниях, деятельность которых она финансирует.

Диверсифицированная компания «АтласКопко», которая производит сталь, пластмассы, пиломатериалы и бумагу,  выиграла в 2010 году шведскую премию, учрежденную за достижения в области устойчивого развития и социальной ответственности, за свои достижения в области обеспечения населения чистой водой не только внутри страны, но и в развивающихся странах. Шведский производитель грузовиков и автобусов, работающих на альтернативном топливе – «Скания» получила шведскую премию за достижения в области социальной ответственности в 2007 году.

Шведская компания в области деревопереработки «Хольмен», являясь участником Глобального соглашения ООН, отчитывается о выполнении 10 принципов, включенных в это соглашение. В частности, с 2005 по 2010 годы эта компания на 55 % снизила эмиссию углекислого газа за счет расширения использования экологически чистых источников энергии, а также в 2 раза повысила долю женщин среди управляющего персонала в период с 2003 по 2010 годы.

Шведская компания «СКФ» включена в индекс Доу-Джонса как компания, которая развивается с учетом требований обеспечения устойчивого развития. В 2010 г. в этой компании не было несчастных случаев на производстве. Шведская автомобильная компания «Вольво» разработала Кодекс поведения из 13 принципов, определяющих взаимоотношения компании со своими служащими, партнерами по бизнесу и акционерами, которые согласованы с 10 принципами Глобального соглашения ООН. Аналогичных принципов придерживаются компании «Хускварна»,  «Электролюкс» и многие другие крупные шведские компании.

В скандинавских странах и Финляндии предприниматели видят в профсоюзах равноправных партнеров, обладающих исторически завоеванными правами, достигнута высокая степень гендерного равенства[17], уважаются права личности, нет условий для разгула коррупции, постоянно усиливается внимание к обеспечению защиты окружающей среды и уже достигнуты в этом отношении определенные успехи. Страны Северной Европы являются мировыми лидерами  в отношении достижения зеленой энергетики, первыми ввели в этих целях т.н. зеленые налоги[18], а сейчас работают в направлении перевода транспорта на экологически чистые источники. В этом отношении лидирует Швеция. В этой стране быстро развивается рынок инвестиций, осуществляемых на основе принципов социальной ответственности, его объем вырос с 4 % фондового рынка в 2005 г. до 11 % в 2006 г., что составляет в абсолютном выражении 122 миллиарда шв. крон (13 млрд. евро)[19].

Крупнейшие компании североевропейских стран  отчитываются перед своими акционерами и широкой общественностью о той деятельности, которая была ими предпринята в течение отчетного периода в направлении корпоративной и социальной ответственности. В Дании такую отчетность, начиная с 2009 г., должны по закону представлять все крупнейшие компании страны, общее число таких компаний составляет 1100. Швеция стала первой страной в мире, которая обязала свои государственные компании, начиная с 2009 года, отчитываться по деятельности, направленной на достижение устойчивого развития[20]. В 2007 году Швеция заняла первое место в мире по индексу ответственной конкурентоспособности [21].

Четыре шведских государственных пенсионных фонда создали Объединенный Совет по этике. Этот совет поддерживает диалог с иностранными компаниями, в которые эти фонды вкладывают деньги. Они убеждают своих партнеров концентрировать свою деятельность в направлении социальной и экологической ответственности. Соответствующий закон о государственных пенсионных фондах Швеции вступил в силу в 2000 г., он предусматривает учет экологических и этических критериев при осуществлении инвестирования. Закон одобрили пять политических партий (партии правого центра и социал-демократическая партия).

В современных условиях на мировом рынке экономическая и финансовая мощь крупных бизнес - игроков, входящих в правящую элиту, быстро растет. Среди 100 крупнейших экономических структур мира число ТНК уже превысило численность стран. Обладающие огромными возможностями ТНК имеют гораздо меньше обязанностей по сравнению с правительствами, поэтому общество вправе требовать от них проявления социальной и экологической ответственности.

 


[1]Hemingway C.A. An Exploratory Analysis of Corporate Social Responsibility: Definition, Motives and Values, Research Memorandum No. 34, University of Hull Business School. 2002.

[2] Fiduciarycapitalism.

[3] Casinocapitalism.

[4] См., например, речь министра Норвегии по торговле и развитию Рикке Линд на конфере6нции институциональных инвесторов 12-13 октября в Амстердаме, посвященной обсуждению корпоративной и социальной ответственности. В частности, она сказала: «Правила игры должны быть изменены. Инвесторы больше не хотят мириться с капитализмом казино. Мы верим, что принятие концепции корпоративной и социальной ответственности, а также нового стандарта МОС 26000 и осуществление отчетности на основе   «Глобальной инициативы отчетности» (GRI) соответствует интересам всех компаний». (См. материалыконференции“ESG Europe 2010: Investor-Corporate Summit” адресу: <responsible-investor.com>).

 

[5]The State of Responsible Competitiveness. July 2007. Accountability, p.111.

[6]Ibid., p. 12.

[7] Ibid., p. 114.

[8]  Датское правительство учредило в 1998 г. т.н. Копенгагенский центр – автономную организацию, которая концентрирует свою деятельность на вопросах содействия добровольному партнерству между предпринимателями, правительством и гражданским обществом, этот центр участвует в европейском движении за социальную ответственность бизнеса. Норвежский государственный пенсионный фонд (ранее Нефтяной фонд Норвегии) применяет этические критерии при осуществлении инвестирования и не вкладывает средства в те компании, которые нарушают социальные права трудящихся, содействуют поставками оружия поддержанию региональных военных конфликтов или производят продукцию, вредную для здоровья (табачные изделия) и т.д. Всего, норвежский фонд исключил из инвестирования 51 компанию.

[9] Объем инвестиций, осуществляемых в Европе с учетом принципов социально ответственного инвестирования, вырос с 2,7 триллионов евро на конец 2007 г. до 5 трлн. на конец 2009 г. (http://responsible-investor.com).

[10] Международная организация по стандартизации выбрала Шведский институт стандартов и Бразильскую ассоциацию технических стандартов для руководства рабочей группой по социальной ответственности.

[11] В выработке концепции социально ответственного бизнеса  участвуют два европейских профсоюзных объединения: - Европейская профсоюзная федерация работников текстильной, швейной и  кожевенной промышленности (ETUF:TCL) и Европейская конфедерация обувной промышленности  (CEC). Они  приняли решение пропагандировать концепцию социально ответственного бизнеса среди своих членов, а также  продвигать эти идеи в рамках Европейского социального диалога. Этот принцип был включен в кодекс поведения, подписанный в 2000 году как часть Европейского социального диалога.

 

[12]The Climate Competitiveness Index 2010: National Progress in the Low Carbon Economy, April 2010, p.5.

[13] По данным международной организации “AccountAbility”, которая подсчитывает индекс социально ответственной конкурентоспособности. (Fact Sheet. Corporate Social Responsibility. SWEDEN.SE. The official gateway to Sweden. Sweden Leads by Example in CSR).

[14]  Statistical yearbook of Sweden.

[15]Environmental Technology. (http://www.sweden.gov.se).

[16] По данным шведского агентства по экономическому и региональному развитию (NUTEK) за 2006-2007 гг.

[17] В Швеции 43 % правительственных агентств возглавляют женщины.  В 2009 г. шведское правительство разработало стратегию, направленную на достижение гендерного равенства на рынке труда и в бизнесе. Почти половину министерских постов в нынешнем шведском правительстве правого центра  занимают женщины.

[18] В Швеции 95 % зеленых налогов взимается с транспорта и энергетики, они налагаются за использование энергии, эмиссию углекислого газа и серы.

[19] http://www.responsible-investor.com.

[20] Еще до принятия этого закона шведская государственная компания получила в 2006 году премию за свою деятельность, направленную на переход к устойчивому развитию.

[21] Responsible Competitiveness Index.

Комментариев пока нет