Конструктивный социально-экологический конфликт вокруг горы Тратау (Республика Башкортостан)

Социальные конфликты играют важную роль в общественной жизни, выполняя не только деструктивные, но и значимые конструктивные функции. На примере социально-экологического конфликта власти и бизнеса в Республике Башкортостан показано преобладание конструктивных функций над деструктивными. Дана краткая хронология конфликта между республиканской властью и Башкирской содовой компанией по поводу возможного использования шихана (горы) Тратау/Торатау в качестве сырьевой базы для производства соды. Основные позитивные последствия конфликта состоят в его научной рационализации, мобилизации и организации общественных защитников горы, нахождении компромиссного решения по замене шихана Тратау на шихан Куштау в качестве сырьевой базы для промышленного производства.

Ключевые слова: социальный конфликт, конструктивные функции конфликта, рационализация и артикуляция, самоорганизация экологических активистов, компромиссное решение.

Конфликтологическая теория различает два идеальных типа конфликтов — деструктивные, разрушительные, с применением насилия и конструктивные, созидательные, ненасильственные. Первые следует по возможности избегать, предотвращать и ограничивать, вторые — поддерживать, развивать и использовать. Такая конфликтологическая парадигма сформировалась в результате критической переоценки, с одной стороны, марксистской теории классовой борьбы и революционного насилия, которые, якобы, ускоряют исторический процесс и способствуют построению бесклассового и бесконфликтного общества. С другой стороны, критическому переосмыслению подвергся структурно- функциональный подход к пониманию конфликта как «беды» (Парсонс) в результате деструкции и дисфункции социальной системы и социальной организации.

Современная точка зрения на конфликт состоит в том, что он неизбежен и не обязательно разрушителен. Он созидателен, насилие же является чаще всего следствием неумения управлять конфликтом. Конфликт понимается как источник и форма социальных изменений, и его вклад в развитие социальных организаций может быть просто неизмеримым, особенно при стимулировании продуктивного соревнования. А отрицание конфликта — это попытка отрицания развития общества, его отдельных структур и ячеек. Не может быть социальной организации без конфликта в ней. Ненормальным является не наличие, а отсутствие конфликта в организации [Зайцев, 2001].

В соответствии с данным подходом важным направлением конфликтологических исследований следует считать изучение конструктивных, созидательных функций социального конфликта. В работах Зиммеля и Козера принципиально обозначен следующий ряд позитивных функций социального конфликта: а) установление единства и сплоченности социальной группы, б) производство стабилизирующих и интегративных элементов, в) выявление относительной силы антагонистических интересов, д) создание механизма поддержки и/или справедливости, баланса сил, е) создание ассоциаций и коалиций, ж) помощь в уменьшении социальной изоляции и объединении индивидов, з) поддержка границ между новыми ассоциациями и коалициями, и) выполнение функции спускового клапана для уменьшения фрустрации и агрессии, к) создание почвы для консенсуса [Зайцев, 2001].

При анализе конструктивных функций конкретного социально-экологического конфликта на примере конфликтного взаимодействия сторонников и противников промышленной разработки шихана (горы) Тратау/Торатау в Республике Башкортостан нас в первую очередь интересуют его функции, связанные с: 1) рационализацией и публичной артикуляцией конфликтной ситуации; 2) самоорганизацией участников конфликта и становлением их социальной субъектности; 3) поиском и возникновением новых форм общественной жизни,способствующих успешному завершению конфликта [Козер, 2000].

Данный социально-экологический конфликт имеет сложносоставной (блоковый) характер, поскольку разворачивается не только в экологической, но и экономической, политической, этнокультурной плоскостях, а также включает в себя конфликтные взаимодействия на локальном (Ишимбайский район РБ), региональном (Республика Башкортостан) и федеральном (Правительство РФ) уровнях. [Маркин, Кинсбурский, 2020].

Краткая хронология конфликта

В 30-е гг. прошлого века Башкирия была выбрана в качестве наиболее перспективного в Советском Союзе региона для производства кальцинированной соды. По данным геологоразведки стерлитамакские шиханы — Шахтау, Тратау, Юрактау и Куштау — располагали огромными запасами известняка, к тому же в Ишимбайском районе были найдены большие залежи каменной соли, также необходимой для содового производства. После войн ы в Стерлитамаке стали производить сначала кальцинированную соду, затем цемент и пищевую соду.

С 1951 г. и до последнего времени основным источником сырья служил шихан Шахтау, расположенный ближе всех к содовому производству. По оценкам специалистов, его известняка хватит до 2022 г. За время промышленной разработки гора Шахтау глубокий карьер.

В середине 1960-х гг. по инициативе местных экологов шиханы Тратау и Юрактау были объявлены комплексными памятниками природы республиканского значения и взяты под охрану государства. В дальнейшем природоохранный статус актами республики, последний раз в 2018 г. Постановлением правительства Республики Башкортостан № 163 [Постановление… 2018]. Природоохранный режим памятника «Гора Тратау» запрещает добычу горных пород как открытым, так и закрытым способом, выпас скота, посадки леса, сбор полезных растений, гербаризирование растений, коллекционирование насекомых, всякое строительство, охоту, проведение массовых мероприятий (слётов, соревнований и пр.), любую иную хозяйственную деятельность, приводящую к нарушению природных комплексов или потере эстетического вида памятника.

С середины 2000-х гг. «Башкирская содовая компания» (БСК – Крупнейший в России производитель кальцинированной и пищевой соды, а также крупный производитель ПВХ. Поставляет продукцию, в том числе для стекольной промышленности. Основные акционеры — «Башкирская химия» (57,18%) и госинвесткомпания Башкирии «Региональный фонд» (38,28%). БСК также принадлежат два стерлитамакских предприятия — «Сода» и «Каустик», а также «Березниковский содовый завод» в Пермском крае) начала добиваться от властей Республики Башкортостан снятия природоохранного статуса с шихана (горы) Тратау/Торатау. Интерес компании состоял в том, чтобы использовать недра следующей (после Шахтау) ближайшей к содовому производству горы в качестве источника сырья, поскольку старая сырьевая база фактически была исчерпана. В 2009 г. тогдашний Премьер- министр Республики Раиль Сарбаев обратился к бывшему Президенту Республики Башкортостан Муртазе Рахимову с просьбой о снятии статуса памятников природы с шиханов Тратау и Юрактау. Через неделю руководитель Администрации Президента Республики Башкортостан сообщил, что обращение рассмотрено и согласовано с Президентом Республики. В конце 2009 г. появилось распоряжение о создании рабочей группы по решению вопросов по обеспечению сырьевыми ресурсами компании «Сода».

Однако в середине 2010 г. в республике сменилась верховная власть, Башкирию возглавил Рустэм Хамитов, который начинал свою карьеру в конце 1980-х гг. как экологический активист. Именно к нему обратились башкирские биологи и геологи, увидевшие в нём человека, способного помочь им сохранить оставшиеся стерлитамакские шиханы. В 2010 г. Рустэм Хамитов записал в своем блоге в «Живом журнале»: «По “Соде” нет простого решения в части сырья. Но и разработка Тратау — не выход. Надо искать альтернативные варианты. Пока пытаются меня убедить в том, что Тратау — единственный и неизбежный вариант поставки известняка. Я не согласен хотя бы потому, что не видел расчетов. Одни эмоции. Мне нужно сопоставление вариантов. Так что остаюсь при своем мнении, Тратау — не трогать!» [Хамитов, 2010].

В конце 2015 г. на Медиафоруме общественно-политической журналистики в Уфе Рустэм Хамитов подтвердил и уточнил свою позицию, назвав два главных фактора, охраняющих шихан Тратау: 1) его природоохранный статус, для снятия которого нет никаких оснований, и 2) нежелание жителей республики отдавать гору в промышленную разработку [Рустэм Хамитов… 2015].

В 2011 г. компания «Башкирская химия» — один из основных акционеров БСК — обратилась в Правительство РФ с просьбой снять с шиханов Тратау и Юрактау статус памятника природы и выдать разрешение на их промышленную разработку. Это привело к началу протестов в республике, публикациям против разработки шиханов, организации митингов. В данном противостоянии республиканские власти оказались на одной стороне с учеными-экологами и общественными защитниками шиханов из этнических и молодежных организаций Башкортостана.

По мнению уфимского политолога Азамата Галина, полномочное представительство Президента РФ в Приволжском федеральном округе провело серьёзный мониторинг настроений в регионе и пришло к выводу, что негативные политические последствия от передачи горы в разработку БСК могут перевесить всю экономическую выгоду: на защиту Торатау встанут не только башкиры, но и весь регион, произойдет мощная мобилизация гражданских движений. В этих условиях содовой компании было сказано: «Разрабатывайте существующие запасы, пока ситуация не стабилизируется» [Асафьев, 2018].

В конфликте руководства республики с одной из влиятельных промышленных групп вокруг разработки шиханов никто не хотел уступать, в ход пошли самые тяжеловесные аргументы. БСК, провозгласившая себя «градообразующим предприятием» второго по величине города Стерлитамика, грозила массовыми увольнениями работников и сокращением инвестиционных программ. Рустэм Хамитов заявил, что пока он является Главой Республики, шиханы в разработку переданы не будут.

В итоге региональный конфликт вышел на федеральный уровень. За сохранение Тратау высказались секретарь Общественной палаты России Федерации Валерий Фадеев, руководитель Общероссийской экологической политической партии «Альянс зелёных» Александр Закондырин, председатель партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов и др. Разработку Тратау поддержали министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров, президент Российского союза химиков Виктор Иванов, председатель Партии ветерано в России Ильдар Резяпов и др. [Тратау — Википедия].

В 2018 г. Рустэма Хамитова на посту главы Башкортостана сменил Радий Хабиров, который назвал шиханы Тратау и Юрактау достоянием республики и призвал сохранить их в первозданном виде. На совещании у вице-премьера правительства РФ Дмитрия Козака конфликтующие стороны, наконец, пришли к соглашению по сырьевой проблеме. Башкирская содовая компания больше не притязает на шихан Тратау и согласна взять в разработку гору Куштау, у которой нет природоохранного статуса [Набиева, 2018].

Рационализация и публичная артикуляция конфликта

Юридическое закрепление природоохранного статуса шихана Тратау с самого начала задало высокую планку в аргументации позиций основных участников конфликта. Сторонники промышленной разработки шихана привлекали расчеты рентабельности и экономической эффективности использования сырья из недр горы Тратау, поскольку она находится всего в нескольких километрах от содового завода. Кроме того, они приводили результаты химических исследований состава известняков из других месторождений на территории республики, доказывая, что только сырье этого шихана подходит им для производства соды. Защитники Тратау использовали аргументы геологов, биологов и экологов, обосновывающих природную уникальность Тратау и двух других оставшихся стерлитамакских шиханов (Юрактау и Куштау), приводили мнение республиканских историков, этнографов и культурологов, доказывающих, что шихан Тратау — неповторимый исторический и этнокультурный памятник, одна из главных достопримечательностей Башкирии.

В связи с активизацией и радикализацией массовых протестных настроений и действий против промышленной раз работки шихана в сентябре–октябре 2015 г. было проведено комплексное социологическое исследование с целью выявления и измерения основных позиций общественности по данной проблеме (омплексное социологическое исследование на тему «Протестная активность населения Республики Башкортостан общей и социально-экологической направленности» было проведено в сентябре–октябре 2015 г. исследовательской группой сотрудников Института социологии РАН (рук. д. соц. н., проф. В В. Маркин, отв. исп. к. филос. н. А.В. Кинсбурский, исп. к. соц. н. А В. Роговая и с. н. с. М.Н. Топалов) при поддержке ряда общественных организаций Республики Башкортостан и сотрудников Башкирского филиала Института социологии РАН (рук. к. соц.н. Р.М. Валиахметов). Исследование показало высокую степень психологической включенности жителей республики в вопрос разработки/сохранения Тратау. Проявили заинтересованность к этой теме в Уфе 62% опрошенных, в районах «проблемной зоны», примыкающих к шихану Тратау — 71%.

Подавляющее большинство участников массового опроса населения выразили негативное отношение к перспективе промышленной разработки Тратау. В Уфе с этим полностью или скорее не согласны 67%, а в «проблемной зоне» — 69%. Основным аргументом против разработки шихана, по результатам опроса, является прежде всего его сохранение как памятника природы и культуры, который связан с историческими (национальными, этнокультурными) традициями населения данного региона.

Опрос экспертов в рамках того же исследования показал, что в целом экспертное сообщество в республике выступает за компромисс в решении сложившейся конфликтной ситуации, поиск альтернативных источников сырья и за сохранение Тратау как памятника природы и культуры, уникального объекта науки и всенародного достояния.

В конце апреля — начале мая 2018 г. Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) также провел социологический опрос, посвящённый проблеме промышленной разработки горы Тратау в Уфе и в городах, расположенных рядом с проблемной зоной. Четверть (25%) опрошенного населения региона в целом и почти половина (45%) жителей близлежащих муниципалитетов полагает, что Тратау — это уникальная достопримечательность Башкирии. Треть (36%) участников опроса считают, что Тратау имеет не только природную, но и историческую ценность, а среди жителей проблемной зоны этот показатель составляет 50%. Две трети респондентов (65%) одобряют протестные акции, направленные на сохранение Тратау. При этом треть опрошенных (35%) выразили готовность при необходимости лично участвовать в акциях протеста против разработки шихана [Николаев, 2018].

Результатом многолетнего конфликтного взаимодействия менеджмента БСК и республиканских властей стала значительная рационализация противоречивых целей, интересов и позиций основных участников конфликта, использование ими в споре разных научных разработок. Руководители БСК в основном упирают на технические и экономические резоны промышленного освоения шихана, а его защитники привлекают естественно-научные, исторические и этнокультурные факты.

Главные аргументы сторонников промышленной разработки шихана Тратау таковы:

1 Гора является единственным месторождением химически чистых известняков, пригодных для производства соды, и расположенным вблизи ОАО «БСК»;

2 Месторождение Тратау содержит не менее 200 млн. тонн известняка, запасы которого можно разрабатывать не менее 50 лет;

3 Для спасения реликтовых растений, произрастающих на шихане и внесенных в Красную книгу России и Башкирии, БСК готова пересадить их в другое место.

4 Закрытие БСК обернется катастрофой для рынка труда и бюджета г. Стерлитамака и всей Республики Башкортостан, негативно отразится на российской стекольной, строительной, автомобильной промышленности, черной и цветной металлургии.

Основные доводы в пользу сохранения шихана Тратау сводятся к следующим:

1 Тратау — очень древняя гора, ей 250–300 млн. лет. Вместе с другими стерлитамакскими шиханами она является «останцем» нижнепермских рифовых отложений и представляет большой геологический интерес.

2 В пластах известняка сохранилось значительное количество отпечатков древних моллюсков и губок, что вызывает научный интерес у биологов.

3 На шихане произрастает 12 реликтовых и 21 эндемичный вид растений, занесенных в Красную книгу.

4 Тратау — священная гора юрматинцев — одного из семи башкирских племен, памятник истории, культуры и религии всего башкирского народа, место проведения различных этнокультурных мероприятий.

Стоит отметить, что аргументы и сторонников, и противников промышленной разработки шихана не получили достаточно широкого публичного освещения даже в местных средствах массовой информации. Анализ их контента показал, что в материалах СМИ и в блогосфере этой теме в 2014 г. было посвящено 12 оригинальных сообщений (без перепечатки и репостов), в 2015 г. — 27.

Во всех сообщениях шихан Тратау фигурировал как природно-исторический памятник, как одна из достопримечательностей Башкирии, который нуждается в специальной охране. В то же время в информационном поле отсутствовала достоверная информация относительно перспективного решения сырьевой проблемы компании «Сода», в том числе возможной передачи ей шихана Тратау для промышленного использования.

В газете «Пульс» (заводская многотиражка ОАО «Башкирская содовая компания»), в городской газете «Стерлитамакский рабочий» и на информационном портале Ишимбайского района «Восход» в этот период нет материалов о вероятной передаче шихана Тратау и, тем более, о позиции ОАО «Башкирская содовая компания» и местных органов власти по данному вопросу.

Большинство республиканских СМИ фактически придерживались той же информационной политики. В их материалах тема возможной промышленной разработки шихана Тратау не обсуждалась. Лишь отдельные федеральные СМИ (например, газета «Коммерсант») и ряд Интернет-п орталов (kyk-byre.ru, ProUfu.ru, Ufa1.Ru и др.), питаясь подчас слухами и какой-то разрозненной информацией из неофициальных источников, остро обсуждали эту тему [Маркин, Кинсбурский, 2020].

Недостаточное освещение в местных СМИ основных доводов «за и против» промышленной разработки шихана Тратау объясняется, вероятно, тем, что основным участникам спора — республиканским властям и руководству БСК — их взаимные аргументы и так были хорошо известны, а общественные защитники шихана к тому времени ещё не включились в конфликтное взаимодействие в полной мере. Можно предположить, что во второй половине 2010-х гг. информационная ситуация в республике поменялась, и информированность общественности по данной проблеме существенно выросла.

Самоорганизация общественных защитников шихана Тратау

Главным участникам конфликта — властям РБ и руководству БСК — в принципе не требуется дополнительная самоорганизация, никто и так не сомневается в их субъектности. Однако общественным защитникам шихана Тратау из числа жителей республики, в первую очередь близлежащих городских и сельских муниципалитетов, такая самоорганизация была остро необходима.

По словам руководителя общественного движения «Сохраним шиханы Торатау и Юрактау!» Абдрахмана Валидова, открытое противостояние местного населения с содовой компанией началось в 2005 г. Защитники шихана провели тогда первый большой митинг у подножия Торатау, позднее устраивали различные публичные культурные акции [Асафьев, 2016].

В 2017 г. активисты этого движения пытались остановить геологоразведочные работы вблизи горы Тратау, но к буровым машинам их не подпустила охрана. Тогда протестующие организовали сельский сход и пригласили на него представителей администрации БСК. Геологоразведочные работы, по мнению защитников шиханов, проводились незаконно, однако представитель БСК С. Лобастов заявил, что компания ищет полезные ископаемые на вполне законных основаниях. Обе стороны конфликта остались при своем мнении: руководители БСК не оставляли надежды заполучить шихан Тратау в качестве сырьевой базы, а защитники шихана были готовы пойти на радикальные меры — построить у подножия горы палаточный лагерь протеста и даже встать в «живой щит» [Байназаров, 2017].

В 2018 г. около трех тысяч человек приняли участие в субботнем флеш-мобе «Кольцо жизни» вокруг горы-шихана Торатау. По данным национальной организации «Башкорт», выступившей организатором акции, на флешмоб приехали люди из целого ряда городов и районов республики, в частности, из Уфы, Салавата, Стерлитамака, Ишимбая и муниципальных образований. Наряду с активистами башкирских национальных организаций — «Башкорта», «Конгресса башкирского народа»,сообщества «Сохраним Шиханы — Торатау, Юрактау и Куштау» и др., в акции также участвовали члены Российской эко-огической партии «Зеленые», движения «Открытая Россия», представители других гражданских движений. После концерта участники акции выстроились живой цепочкой вокруг горы,держа в руках полуторакилометровый башкирский флаг, специально изготовленный для проведения «Живого кольца» [Асафьев, 2018].

Важно подчеркнуть, что акция в защиту Тратау и двух других оставшихся шиханов объединила не только башкир, но и основную часть многонационального населения республики. Во время активной фазы конфликта появилось сразу несколько специализированных общественных движений по защите шиханов, выступивших вместе с другими организациями этнокультурной и молодежной направленности, башкирскими учеными-экологами, журналистами местных СМИ и блогосферы, отдельными представителями законодательной и исполнительной власти на местном и региональном уровнях.

Можно сказать, что возник довольно широкий и влиятельный круг общественных защитников шихана Тратау, пользующийся к тому же поддержкой республиканской власти. 

Компромисс как способ разрешения конфликта

В результате развития конфликтной ситуации интересы защитников шихана Тратау получили разностороннюю поддержку: юридическую (подтверждение законодательно закрепленного природоохранного статуса), политико- административную (однозначная позиция верховной власти республики по сохранению шихана) и социальную (широкий альянс общественных организаций и движений в его защиту). А как же интересы другой стороны конфликтного взаимодействия, связанные с поиском и освоением новой сырьевой базы для производства соды? В рамках упомянутого выше комплексного социологического исследования на вопрос: «Поддерживаете ли вы идею поиска альтернативных источников сырья для промышленного производства соды, исключая шихан Тратау», — практически все опрошенные эксперты ответили утвердительно, за исключением представителя компании «Сода». В своём комментарии он указал: «Учитывая, что сырья осталось на 3–4 года работы, это может привести к остановке градообразующего предприятия — уже опоздали с этим поиском. Сколько лет Правительство Республики Башкортостан уже занимается поиском альтернативных месторождений известняка, который бы соответствовал требованиям для производства кальцинированной соды? Следовательно, их нет в республике». Однако, на самом деле, как уверены независимые эксперты- специалисты, такие месторождения есть, только использование их будет стоить дороже [Маркин, Кинсбурский, 2020].

Бывший Глава Республики Рустэм Хамитов так сформулировал основную претензию к руководству БСК: «…Чем быстрее [руководители БСК] откажутся от идеи разработки шихана, чем быстрее люди, которые должны, в том числе помогать нам в поисках нового месторождения и его обустройства, постановки на баланс, перейдут к конструктивному взаимодействию, тем лучше будет для предприятия. В противном случае мы вообще можем потерять “Башкирскую содовую компанию”. По всем ощущениям, люди просто-напросто не дадут разрабатывать эти горы, и компания останется без сырья. Нет альтернативных источников, и огромный публичный общественный конфликт вокруг гор. Зачем это нужно компании?» [Рустэм Хамитов… 2015].

Новый руководитель Башкортостана Радий Хабиров, будучи врио Президента Республики, заявил, что намерен окончательно разрешить данный конфликт. В соцсетях он написал: «На совещании под руководством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Д. Н. Козака мы поставили точку по нашим охраняемым не только законом, но и памятью предков горам Торатау и Юрактау. Моя позиция тут была предсказуемой, и я её никогда не скрывал. Я принял решение — эту бесконечную жвачку “отдам — не отдам” прекратить. Эти горы — достояние республики, и они сохранятся в первозданном виде». По словам Хабирова, «коллегам из БСК это тоже объяснили» [Набиева, 2018].

Рустэм Хамитов ушёл с поста Президента Республики, и проблема сохранения шиханов стала политическим вызовом для его преемника Радия Хабирова. БСК и Хабиров достигли соглашения в решении сырьевой проблемы предприятия. В Башкирской содовой компании сообщили, что больше не будут притязать на шихан Тратау и возьмут в разработку гору Куштау, у которой нет природоохранного статуса. По словам уфимского политолога Дмитрия Казанцева, общественность Башкортостана увидела, что новый глава региона отстоял горы Торатау и Юрактау, представляющие социокультурную, историческую и экологическую ценность, одновременно выработав и компромиссное решение сырьевой проблемы [Ширшова, 2018].

В этой связи возникает вопрос, насколько удачным будет найденный вариант компромиссного решения сырьевой проблемы, и каковы его возможные негативные последствия? Решение передать Куштау в качестве сырьевой базы является своеобразным разменом Тратау на Куштау. При несомненной материальной выгоде промышленная разработка Тратау скорее всего привела бы к росту социального недовольства и протеста, а также ущемлению национального достоинства жителей республики. Кроме того, башкирские экологи уже предприняли новую акцию — на этот раз в защиту шихана Куштау. В январе 2020 г. более 900 человек выстроились в «живую цепь» вокруг Куштау, чтобы спасти её от Башкирской содовой компании [Булгакова, 2020]. Это может означать начало нового социально-экологического конфликта в Республике Башкортостан, но уже в иной ситуации, с другими исходными условиями и менее ясными перспективами успешного завершения. 

Основные выводы

Поскольку конфликт вокруг шихана Тратау получил в целом достаточно полное развитие и относительно успешное завершение, попробуем оценить соотношение его конструктивных и деструктивных функций на данный момент. К позитивным результатам можно отнести, во-первых, высокую степень рационализации (осознания и осмысления) всех содержательных аспектов конфликтного взаимодействия и научное обоснование аргументов конфликтующих сторон как в научно- техническом, финансово- экономическом, так и в экологическом, этнокультурном и общественно- политическом планах.

Во-вторых, публичная артикуляция (освещение, представление) интересов и позиций основных участников конфликта (особенно публикации в блогосфере) в конечном счете привела к активизации массового экологического сознания и поведения жителей республики. Возник ряд экологических организаций, специализирующихся на охране именно стерлитамакских шиханов, в том числе Тратау, и пользующихся значительным общественным влиянием и поддержкой республиканской власти.

В-третьих, спор между республиканской властью и БСК закончился не безусловной победой одной из конфликтующих сторон, а выработкой компромиссного решения, устраивающего в целом основных участников конфликта. Среди негативных последствий конфликта следует назвать, прежде всего, предстоящие экономические потери Башкирской содовой компании, связанные с заменой Тратау на Куштау в качестве сырьевой базы. Какова будет «упущенная выгода» БСК из-за отказа от разработки Тратау, и во что ей обойдется промышленное освоение Куштау, пока не ясно. Кроме того, многолетний спор бывшего Главы Республики Рустэма Хамитова с одной из влиятельных промышленных групп («Башкирская химия», которой принадлежит контрольный пакет акций БСК) по поводу сырьевой базы для содового завода в Стерлитамаке мог отрицательно сказаться не только на общественно-политической ситуации в регионе, но и ухудшить имидж республики на федеральном уровне.

Таким образом, соотношение позитивных и негативных результатов развития конфликтной ситуации вокруг шихана Тратау свидетельствует, на наш взгляд, в пользу конструктивных функций социально-экологического конфликта в Республике Башкортостан. Это ещё раз подтверждает большую общественную значимость социальных конфликтов, которые не просто расчищают «социальную почву» от неэффективных, устаревших форм общественной жизни, но и способствуют появлению новых, более действенных социальных норм и институтов. 

Список литературы

Асафьев А. 2016 Сокровища горы Торатау. 7.01.2016. Радио Свобода. [Электронный ресурс]: URL: https://www.svoboda. org/a/27473693.html (дата обращения: 14.05.2020).

Асафьев А. 2018 «Кольцо жизни» вокруг Торатау объединило жителей республики. 14.05.2018. Региональный информационный портал «Idel.Реалии» [Электронный ресурс]: URL: https://www.idelreal.org/a/29226160.html (дата обращения: 15.05.2020).

Байназаров Н. 2017 Если гора не идет к Магомету. БСК опять подбирается к шихану Торатау. 17.08.2017. Редакция «ФедералПресс» [Электронный ресурс]: URL: https://fedpress. ru/article/1839123 (дата обращения: 14.05.2020).

Булгакова Е. 2020 Спасти гору от соды. Как активисты в Башкирии борются за сохранение уникального шихана Куштау. 11.02.2020. Интернет-журнал «Такие дела» [Электронный ресурс]: URL: https://takiedela.ru/news/2020/02/11/shikhany/ (дата обращения: 15.05.2020).

Зайцев А. К. 2001 Социальный конфликт. Изд. 2-е. М.: Academia. [Электронный ресурс]: URL: https://www.studmed. ru/view/zaycev-ak-socialnyy-konflikt_9d8277d89c1.html (дата

обращения: 21.07.2020).

Козер Л. А. 2000 Функции социального конфликта. М. «ИдеяПресс». 2000 С. 34–111, 147–167. [Электронный ресурс]: URL: https://textarchive.ru/c-1064705-pall.html (дата обра-

щения: 15.05.2020).

Маркин В. В., Кинсбурский А. В. 2020 Сложносоставной региональный конфликт (на примере ситуации вокруг горы Тратау в Республике Башкортостан) // Социологическая наука и социальная практика. 2020 Т. 8 № 2 С. 101–113.

Набиева Г. 2018 Радий Хабиров поставил точку в истории с шиханами. 07.12.2018. РБК: Башкортостан [Электронный ресурс]: URL: https://ufa.rbc.ru/ufa/07/12/2018/5c0a79259 a7947cf0ab1a28a (дата обращения: 15.05.2020).

Николаев С. 2018 ВЦИОМ изучил мнение жителей Башкирии по вопросу Шихан. 25.05.2018. РБК: Башкортостан [Электронный ресурс]: URL: https://ufa.rbc.ru/ufa/freenews/5b0814909a794717dac2ce4b (дата обращения: 15.05.2020).

Постановление правительства Республики Башкортостан от 11.04.2018 № 163 «О внесении изменений в постановление Совета Министров БАССР от 17 августа 1965 года № 465 «0б охране памятников природы Башкирской АССР» [Электронный ресурс]: URL: http://oopt.aari.ru/doc/ Постановление-правительства-Республики-Башкортостанот-11042018-№ 163 (дата обращения: 15.05.2020).

Рустэм Хамитов встретился с журналиста ми республиканских, городских и районных СМИ. 12.11.2015. Официальный сайт Главы Республики Башкортостан. [Электронный ресурс]: URL: https://glavarb.ru/rus/press_serv/novosti/62818.html (дата обращения: 14.05.2020).

Тратау — Википедия. Угроза разработки Тратау. [Электронный ресурс]: URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Тратау#Угроза_разработки_Тратау (дата обращения: 15.05.2020).

Хамитов Р. 2010 Блог Рустэма Хамитова Президента Республики Башкортостан. 10.10.2010. Живой журнал. [Электронный ресурс]: URL: https://blog-rkhamitov.livejournal.

com/13638.html (дата обращения: 14.05.2020).

Ширшова В. 2018 Радиева победа. Вместо горы-символа Торатау олигархам БСК принесли в жертву ее «сестру» Куштау. 07.12.2018. Интернет- газета «Реальное время»

[Электронный ресурс]: URL: https://realnoevremya.ru/articles/122771-vlasti-b ashkirii-dogovorilis-s-bsk-po-syrevoy-

probleme (дата обращения: 15.05.2020). 

Кинсбурский А.В., кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник, Институт социологии ФНИСЦ РАН, Москва, Россия.

 

CONSTRUCTIVE SOCIO-ECOLOGICAL CONFLICT AROUND TRATAU MOUNTAIN

(REPUBLIC OF BASHKORTOSTAN)

Kinsburskiy Aleksandr V., Candidate of Philosophy, Leading Researcher, Institute of Sociology of FCTAS RAS, Moscow, Russia. 

Abstract. Social conflicts play an important role in public life, performing not only destructive, but also significant constructive functions. The socio-ecological conflict between government and business in the Republic of Bashkortostan shows the predominance of constructive functions over destructive ones. A brief chronology of the conflict between the republican government and the Bashkir soda company over the possible use of the shihan (mountain) Tratau / Toratau as a raw material base for the production of soda is given. The main positive consequences of the conflict are its scientific rationalization, mobilization and organization of public defenders of the mountain, finding a compromise on replacing the Shihan Tratau with the Shihan Kushtau as a raw material base for industrial production.

Keywords: social conflict, constructive functions of conflict, rationalization and articulation, self-organization of environmental activists, compromise solution.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений