КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И ПРОЦЕССЫ МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В КУЗБАССЕ В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ.

29 октября 2016

В последнее десятилетие XX в. в результате изменения вектора государственной конфессиональной политики происходит трансформация этноконфессионального состава и внутренней структуры религиозных объединений страны и регионов. Не обошли эти процессы стороной и Кузбасс, в котором отдельные этноконфессии практически исчезли с конфессиональной карты региона. Во многом это было обусловлено массовым выездом за границу представителей одной из самых крупных этнических групп, являющейся активной движущей силой процессов этноконфессионального взаимодействия - немцев. После их отъезда совершенно исчезли с конфессиональной карты Кузбасса меннониты, многие русско-немецкие группы ЕХБ (города: Осинники, Таштагол, Новокузнецк) стали практически русскими, изменив ряд основных структурных характеристик. Произошло практически кардинальное обновление этнического состава Свидетелей Иеговы - с украинцев на русских. На конфессиональной арене появились новые, ранее неизвестные конфессии. Не имевшие в советский период широкого распространения вероисповедания стали набирать силу и вес.

 По данным Управления юстиции Администрации Кемеровской области на 1 января 1996 г. в области было зарегистрировано: семь общин ЕХБ; девять общин Христиан Полного Евангелия (харизматы); семь общин Свидетелей Иеговы; шесть приходов Римско-католической церкви; три общины Христиан веры Евангельской (пятидесятников); три мусульманских общины; два общества Сознания Кришны; одна община АСД; одна лютеранская церковь; одна буддийская община; один старообрядческий приход, одна община ИПЦ «Богородичное братство» и пять христианских миссий [1]. Кроме этого, с незарегистрированным уставом действовали группы старообрядцев (преимущественно на территории Таштагольского района), восемнадцать объединений евангельских христиан баптистов, относящихся к Совету церквей ЕХБ (потомки баптистов – «инициативников»), десять общин пятидесятников (т.н. нерегистрируемые пятидесятники), пять общин АСД, шесть общин лютеран, две общины Свидетелей Иеговы и шесть объединений мусульман [1]. Таким образом, в целом конфессиональный состав области по сравнению с советским периодом изменился несущественно.

Изменения проявились только в практическом исчезновении общины меннонитов, что связано с выездом большей части носителей этой конфессии – немцев, за границу и появлением абсолютно новой для России конфессии - неопятидесятников или харизматов. Последние появились на территории России и Кузбасса в частности в начале 1990-х гг. Предварительно была запущена реклама в телевизионной программе «Детский час с уроком английского языка». В этой передаче транслировали мультфильм «Суперкнига» (США), в титрах которого был размещен адрес, по которому могли писать все, желающие изучать Библию. Желающие нашлись и в Россию стали приезжать американские миссионеры, основывая общины неопятидесятников. Кроме этого, как и в советское время, больше половины общин действовали без регистрации (65 нелегальных против 50 зарегистрированных без учета приходов РПЦ). Что касается численности верующих, входящих в перечисленные объединения, то этой информацией в настоящее время не обладает ни одна из существующих в области государственных структур в силу исключительно высокой динамики изменения конфессиональной обстановки в области. Поскольку мониторинговых замеров этноконфессиональной сферы в Кузбассе не проводится, исследования в этой области обречены опираться на использование выборочного метода с достаточно низкими показателями репрезентативности полученных результатов. Излагаемый ниже материал в силу этого носит в большей степени иллюстративный характер.

Структура религиозных общинВ настоящее время большинство протестантских объединений как и в советский период были сформированы на основе территориальных групп [2, С. 81]. Наиболее отчетливо это прослеживается в структурной организации Свидетелей Иеговы. По данным Управления Минюста по Кемеровской области в каждом крупном населенном пункте последние регистрировались как одна община [3, Л. 18]. В результате проведенных полевых работы в период 1999-2002 гг. на территории городов Кемерово и Осинники нам удалось выяснить, что все общины Свидетелей Иеговы, функционирующие на территории вышеназванных городов, четко сегментировались на так называемые собрания, сформированные по территориальному признаку и включающие в свой состав не более 100 человек. Кроме этого, нам удалось получить экспертную оценку от «возвещателя» одного из Новокузнецких собраний («Новокузнецк-Запсиб»). Община г. Кемерово по состоянию на 21 января 2001 г. включала в свой состав шесть собраний. Места локализации последних четко прослеживаются по их названиям: «Кемерово-Центральная», «Кемерово-Радуга», «Кемерово-Южный», «Кемерово-Томская набережная», «Кемерово-Кировский» и «Кемерово-Ленинский» [3, Лл. 26-28].

В г. Осинники прослеживалась такая же ситуация. По состоянию на 19 августа 2000 г. в состав общины входили четыре собрания. Первое действовало в районе ПТУ № 45, в здании которого и проводились занятия по изучению Библии, второе - в районе ПТУ № 60 и два остальных функционировали в районе Ремонтно-строительного управления, где занятия одного собрания проходили в пятницу, а второго в субботу [3, Л. 1].

Ситуация с третьим и четвертым собраниями вполне объяснима следующими фактами. В 1950-1960-х гг. именно в этом районе проживали и активно действовали Свидетели Иеговы. С начала 1990-х гг. начался интенсивный рост их объединений. Быстрее всего росла группа, существовавшая еще в советское время. Согласно положению, регламентирующему порядок деятельности общин Свидетелей Иеговы, число членов одного собрания не должно превышать 100 человек. Если лимит превышался, то оно делилось на две части, что и было зафиксировано нами. По полученным данным основу собраний составляли верующие, проживающие на близлежащей территории, что позволяет нам с большой долей уверенности говорить о том, что мы имеем дело с территориальными группами.

Подобная структура в синхронный период фиксировалась и у неопятидесятников г. Кемерова. По полученной от члена Кемеровского христианского центра Ф.С. информации выяснилось, что община делится на «домашние церкви», сформированные по территориальному принципу [3, Л. 59]. В каждой «домашней церкви» имеется лидер и его помощник. На общих собраниях члены «домашних церквей» встречаются только по воскресным дням, взаимодействуя в будние дни исключительно в рамках своей территориальной группе. На общем собрании общины пастором дается определенная тема, которую верующие в рамках «домашней церкви» должны разбирать [3, Л. 59]. Численность групп колеблется от 10 до 20 человек [3, Л. 62]. В случае превышения численного лимита «домашней церкви» она, как и собрание у Свидетелей Иеговы, делилось на две части. Так как рост группы был неизбежен, то лидер последней начинал подбирать себе помощника с момента ее основания и готовил к тому, что после отделения помощник возглавит новообразованную «домашнюю церковь».

В неопятидесятнической общине «Примирение» г. Таштагола так же прослеживается наличие территориальных групп. Община была основана в 1999 г. как дочерняя от церкви «Слово Примирения», располагающейся в п. Шерегеш Таштагольского района. В 2001 г. мы провели выборочный анкетный опрос членов «Примирения», результаты обработки которых свидетельствуют о том, что 56 % верующих, проживающих в Таштаголе, были крещены до 1999 г. и изначально примыкали к общине «Слово Примирение» [4].

Наличие территориальных групп прослеживается не только у протестантов, но и у старообрядцев г. Таштагола. Последние компактно проживают в районе т.н. «кержацкого лога» (пересекающихся улиц Р.Люксембург и Ключевой) и подчиняются старейшинам, проживающим в поселках Килинск и Сокол Таштагольского района [3, Л. 63].

Таким образом, можно говорить, что значительная часть религиозных общин современного Кузбасса сформированы, как и в советский период, на основе территориальных групп.

Систему расселения ввиду узости источниковой базы по материалам анкетирования и метода включенного наблюдения, к сожалению, реконструировать не удается. Но, информация, изложенная в предшествующем разделе, дает основания говорить, что верующие как и в советский период были расселены дисперсно – по всей территории населенного пункта.

Демографическая ситуация и образовательная структура. При оценке половозрастного состава религиозных общин мы руководствовались теми же принципами анализа, что и при характеристике демографической структуры общин советского периода. По материалам выборочного анкетного опроса общины неопятидесятников «Примирение» г. Таштагола и собрания «Кемерово-Центральная» Свидетелей Иеговы, проведенных в 2001 г., а так же по данным визуального наблюдения и экспертных оценок, полученных от руководящего и рядового состава общин РПЦ, пятидесятников, неопятидесятников, Свидетелей Иеговы, адвентистов седьмого дня, Римско-католической церкви прослеживаются следующие тенденции:

Ø  по материалам анкетного опроса прослеживается, что половой состав остался достаточно типичным для протестантов с советского времени: в численном отношении женщины превышают мужчин в 2, 5 - 3 раза [2, С. 264-270, 273].

Ø  данные визуального наблюдения по общинам ЕХБ г. Кемерово, ХВЕ «Благая весть», «Возрождение», неопятидесятнической общины «Любовь Христа», четырех общин АСД г. Кемерово, общины католиков г. Кемерово и проч. показывают, что женщины численно превышают мужчин в 2-3 раза и в этих объединениях. Этот показатель существенно не изменился, но зато резко изменился возрастной состав [5, Л. 74; 3, Лл. 36, 42, 60].

Ø  по материалам анкетного опроса лица трудоспособного возраста у неопятидесятников «Примирения» составляют 90 % (из них 50 % лица до 30 лет), а у Свидетелей Иеговы 75 %. [4; 6]. И в том и в другом объединении отмечается наличие значительного числа представителей возрастной группы 15-19 [2, С. 306].

Ø  по данным визуального наблюдения молодежь существенно преобладает в неопятидесятнических общинах «Благая весть» и «Любовь Христа», имеющих в своем составе преимущественно студентов Кемеровских вузов [3, Лл. 68-69].

Ø  по результатам опроса респондентов, подобная ситуация отмечалась и в  Кемеровском христианском центре. Связано это было с тем, что первые харизматические общины в области организовывали миссионеры из США. В силу того, что русский язык они знали плохо, им пришлось обратиться к студентам факультета РГФ КемГУ, некоторые из которых затем примкнули к вновь организуемой общине. Последние затем приводили друзей с других факультетов или ВУЗов [3, Л. 53].

Ø  по информации экспертов по возрастному составу общин АСД г. Кемерово во всех общинах лица трудоспособного возраста составляют более 70 %. Подобная тенденция наблюдается и в приходах РПЦ [3, Лл. 69-70].

Ø  по данным визуального наблюдения в состоянии демографической старости на сегодняшний день продолжают оставаться общины «ортодоксальных» пятидесятников и католиков области. В католическом приходе г. Кемерово основную часть составляют женщины предпенсионного и пенсионного возраста. Подобная же ситуация отмечалась и в Таштаголе, где основу прекратившего существование в конце 1990-х гг. прихода Рождества Пресвятой Богородицы составляли пожилые немецкие семейные пары. Подобное состояние фиксировалось в общине пятидесятников «Возрождение» г. Кемерово, в которой, по результатам наших наблюдений, доминируют женщины престарелого возраста [3, Л. 55]. Ситуация с «ортодоксальными» пятидесятниками вполне объяснима. Неопятидесятники, появившись в начале 1990-х гг. на территории области, ориентировались главным образом на молодежь. Имея значительное сходство в догмах и обрядах с пятидесятниками, они значительно пополнили свои общины молодыми пятидесятниками. Отток молодежи привел к значительному старению объединений «ортодоксальных» пятидесятников, которые в советское время были достаточно молодыми, вербуя себе приверженцев из рядов ЕХБ. В настоящее время пятидесятнические общины пополняются преимущественно пожилыми людьми, что с одной стороны обусловлено спецификой миссионерской деятельности протестантов, осуществляют которую все крещенные члены религиозных общин, ориентируясь при ее проведении на лиц своей возрастной группы, имеющих схожий уровень образования и социальный статус, а с другой - тем, что молодежь, при выборе общины примыкает к той, где преобладают лица близкого к ним возраста.

Ø  прослеживается резкое изменение образовательного уровня верующих. В советский период русские верующие, имеющие начальный уровень образования или не имеющие никакого составляли 75-80 % от общего числа [2, С. 224]. 

В настоящее время образовательный уровень верующих значительно вырос. По материалам анкетного опроса верующих неопятидесятнической общины «Примирение» 11 % имеют неполное среднее образование (в эту группу включаются школьники, являющиеся членами общины и пожилые верующие), 63 % среднее и среднее специальное и по 13 % неполное высшее и высшее [2, С. 306]. У Свидетелей Иеговы лица с неполным средним составили всего 3 %; со средним и средним специальным 57 %; с неполным высшим 15 % и, соответственно, имеющие высшее образование – 25 %. Эти данные отражают, скорее всего, не реальную ситуацию, а местную специфику.  Если бы анкетным опросом было охвачено «собрание» не Центрального, а Заводского района, то количество лиц с высшим и неполным высшим образованием было бы значительно ниже.

По экспертной оценке новокузнецкого «возвещателя» одного из собраний Свидетелей Иеговы социальный облик собрания жестко детерминирован социальным составом района, в котором оно функционирует. В качестве примера приведем полевые материалы по двум собраниям Новокузнецкой общины: действующее в районе Запсиба и Центральном районе города. Запсиб является преимущественно рабочим районом, и, соответственно, основную часть верующих данного собрания составляют рабочие. Собрание Центрального района по большей части представлено служащими, учителями, врачами и бизнесменами [3, Лл. 28-29].

По данным опросов руководящего и рядового состава других протестантских общин отмечается та же тенденция. Упоминавшаяся выше кемеровская община «Благая весть» в анализируемый период состояла более чем на 70 % из студентов ВУЗов и лиц, имеющих высшее образование. Объединение «Любовь Христа» г. Кемерово включало в свой состав преимущественно студентов высших учебных заведений города. Основу неопятидесятнических общин г. Кемерово на 50-60 % составляли студенты вузов и лица, имеющие высшее образование. По экспертной оценке проповедника АСД А. Ж. во всех адвентистских объединениях г. Кемерова больше половины составляли люди со средним, средним профессиональным и высшим образованием [3, Лл. 55-57]. Таким образом, прослеживается очевидная тенденция значительного изменения образовательной структуры верующих религиозных общин, что напрямую обусловлено государственным курсом конфессиональной политики в изучаемый период.

Миссионерская деятельность осуществлялась протестантами по схеме, практикующейся до вступления в силу Постановления ВЦИК-СНК 1929 г. [7, С. 135]. В анализируемый нами период она проводилась как рядовыми верующими в рамках территориальных групп, так и профессиональными проповедниками в других населенных пунктах. Миссионерскую деятельность осуществляли территориальные группы практически всех конфессий, но наиболее жесткая схема практиковалась у Свидетелей Иеговы, которые делили территорию, где существует собрание, на участки, каждый из которых охватывался миссионерской деятельностью рядовых членов собрания. Миссионерский участок, обслуживаемый возвещателем, должен включать в себя и его местожительство. Помимо рядовых возвещателей в каждом собрании имеется штат профессиональных миссионеров, называемых «пионерами», которые делятся на общих, затрачивающих на проповедь не менее 120 часов в месяц, и специальных,  проповедующих не менее 250 часов в месяц. За границами территориальных групп возвещатели миссионерскую деятельность фактически не осуществляли.

Неопятидесятники предпринимали неоднократные попытки распространения своего вероучения среди малочисленных этносов Кузбасса. Верующие общины «Примирение» г. Таштагола, начиная с момента своего основания (с 1999 г.) на протяжении нескольких лет с наступлением летнего периода сплавлялись на байдарках по р. Мрассу от п. Кабырза до г. Мыски, осуществляя миссионерскую проповедь среди шорского. В 2000 г. они были проездом в отдаленных поселках Усть-Анзас и Чилису-Анзас, где раздавали книги и демонстрировали фильм об Иисусе Христе. «Примирением» в период с момента основания и до настоящего времени был основан ряд дочерних общин в пп. Каз, Шалым, Кабырза, Ключевой [3, Лл. 70-72].

Свидетели Иеговы для расширения рядов своих приверженцев разрешали своим последователям употреблять спиртные напитки. Ограничение вводилось только на курение и прием наркотиков.

Полевые материалы однозначно свидетельствуют не только о возросшей миссионерской активности религиозных конфессий, но и о динамически меняющихся формах, адаптированных к потребностям населения. Эффективность деятельности при этом резко возрастает в социально-неблагополучных районах.

Взаимоотношения неправославных конфессий с РПЦ. Ограничения на деятельность религиозных организаций были сняты в 1990 г. новым законом о свободе вероисповеданий, отменявшим основные положение «Постановления» 1929 г. [7, С. 135]. Согласно ему, религиозные общины приобретали статус юридического лица, территория религиозной проповеди не ограничивалась только молитвенным домом и местом жительства верующих. Кроме этого, прохождение процедуры регистрации, для беспрепятственной деятельности, не являлось обязательным. Новым законом осталась недовольна только Русская Православная Церковь, поскольку она в правовом отношении была поставлена в один ряд с католиками, протестантами и новыми для страны религиозными течениями, включая сайентологов, муннитов, кришнаитов и проч. Однако, не смотря на это, она активно стала использовать появившиеся правовые возможности для сбора данных о неправославных объединениях, путем запроса в государственные учреждения, курирующие и регистрирующие религиозные организации. В середине 1990-х гг. Епархиальное Управление Кемеровской области ежегодно запрашивало данные на неправославные религиозные организации, действующие как легально, так и с незарегистрированным уставом. С принятием в 1997 г. нового закона о «Свободе совести и о религиозных объединениях», отдававшего приоритет РПЦ, и значительно ограничивающий в правах те конфессии, которые существуют на территории РФ менее 15 лет [8], возможности православной церкви значительно расширились, что отразилось на усилении «антисектантской борьбы», нацеленной, прежде всего, на неопятидесятников и Свидетелей Иеговы. На протяжении всего рассматриваемого периода в Кузбассе периодически фиксировались случаи активного противодействия РПЦ разворачивающейся деятельности указанных религиозных объединений, отложившихся в виде отчетов и докладных в архиве епархиального управления КНЕ [3, Лл. 36, 54; 9, Л. 16]. Из всего перечня протестантских конфессий наиболее терпимое отношение у православной церкви отмечалось только к евангельским христианам-баптистам, существующим на территории России более 100 лет. Кроме того, в рассматриваемый период православная церковь крайне настороженно относилась к католикам[10], ожидая от них активной миссионерской деятельности среди православной паствы. Однако с учетом того, что на территории Кузбасса католических приходов было немного и при осуществлении миссионерской работы они ориентировались преимущественно на немцах и поляках, опасения РПЦ не имели реальной основы.

Акции православной церкви стимулировали интенсификацию процессов межконфессионального взаимодействия.

Межконфессиональные взаимоотношения в конце XX - начале XXI вв. Межконфессиональные взаимоотношения в анализируемый период выстраивались в направлениях прозелитизма и консолидации неправославных религиозных объединений под влиянием факторов внешней среды в лице РПЦ. Источниками пополнения религиозных неправославных групп являлись:

Ø  неверующие друзья и знакомые верующих;

Ø  родственники верующих (в том числе попадающие в общину с рождения);

Ø  бывшие православные, разочаровавшиеся в принципах вероисповедания;

Ø  верующие других протестантских конфессий.

Активно обменивались прозелитами евангельские христиане-баптисты и неопятидесятники, а также православная церковь и ряд протестантских конфессий, включая евангельских христиан-баптистов, неопятидесятников и адвентистов седьмого дня. В одностороннем порядке от Свидетелей Иеговы разочаровавшиеся в принципах вероучения уходили к пятидесятникам и неопятидесятникам, как правило, не испытывая ни малейшего желания вернуться обратно.

 Интеграция религиозных объединений в Кузбассе на рубеже веков отмечалась, прежде всего, в протестантском крыле. Основным фактором, детерминирующим эти процессы, являлся комплекс мер, предпринимаемых Русской Православной Церковью  в рамках борьбы с сектантством. Для сохранения своей организационной структуры, концентрации ресурсов и оказании информационного противодействия, многие конфессиональные группы начинали объединяться, проводя совместные мероприятия и образуя новые организационные структуры. Основанием для интеграции являлось доктринальное и обрядовое сходство, а также исторически сложившиеся отношения. Для иллюстрации этого тезиса мы, применив кластерный анализ, по ряду типологизирующих признаков, отражающих базовые догматические установки и обрядовые элементы, осуществили группировку наиболее крупных конфессий, существующих в  Кузбассе в советский и постсоветский период (рис.1).  

Рисунок 1. Дендрограмма кластеризации протестантских конфессий Кузбасса

Из анализа дендрограммы следует, что наибольшее сходство отмечается между евангельскими христианами-баптистами и христианами веры евангельской (пятидесятниками и неопятилесятниками). Довольно близко к ним стоит кластер, образуемый адвентистами седьмого дня. Свидетели Иеговы находятся на значительном расстоянии от основных протестантских конфессий, что обусловлено спецификой религиозной доктрины, обрядовой стороной, тактикой миссионерской деятельности и совокупностью политических представлений, что определяло им аутсайдерские позиции в конфессиональном пространстве региона. Несмотря на существующие разгогласия между всеми протестантскими конфессиями, в негативном отношении к Свидетелям Иеговы они единодушны. 68% верующих «Примирения» при ответе на вопрос о том, «с какими вероисповеданиями у вас имеются разногласия» указали Свидетелей Иеговы [4].

Полевые материалы фиксировали взаимное тяготение пятидесятников и неопятидесятников, обусловленное как жесткой позицией РПЦ, рассматривающей обе конфессии как изуверские и деструктивные, так и ужесточением религиозного законодательства, урезающим по закону о своде вероисповеданий за 1997 год права конфессиональных групп, существующих на территории России менее 15 лет [8]. Поэтому после 1997 г. практически во всех городах Кузбасса исчезают зарегистрированные общины Христиан Полного Евангелия (в том числе и «Слово Примирения» стала именоваться не Христианами Полного Евангелия, а Христианами Веры Евангельской (пятидесятниками)) с одновременным увеличением числа общин Христиан Веры Евангельской (пятидесятников).

Наблюдается взаимное тяготение между баптистами и пятидесятниками (как ортодоксальными, так и неопятидесятниками). Несмотря на сохранившееся до сих пор разногласие, связанное с дарами Святого Духа, догматически-обрядовое сходство, хорошо прослеживающееся по результатам кластеризации, а также общая история определяют их активное взаимодействие на поприще организации совместных религиозных мероприятий и акций. Позитивные отношения верующих обеих конфессий фиксируются и в материалах анкетного опроса. Так на вопрос о том, «с каким вероисповеданием у вас существуют разногласия» ЕХБ не назвал никто, а на вопросы «с каким вероисповеданием ваша вера имеет сходство» и «с представителями какой конфессии вы общаетесь» 50 % назвали баптистов [4].

ПодводяИТОГИ можно отметить следующее:

1. В рассматриваемый нами период по сравнению с советским временем в системе межконфессиональных отношений практически ничего не изменилось. Если в советский период процессы межконфессионального взаимодействия выстраивались вокруг отношений баптистов и пятидесятников, то и на рубеже веков эти процессы были тесно завязаны на контактах общин евангельских христан-баптистов и пятидесятников (неопятидесятников).

2. Изменения произошли во внутренней структуре общин: резко вырос образовательный уровень верующих, произошло резкое омоложение состава (хотя по отношению к другим конфессиям об этом надо говорить с известной долей осторожности, поскольку данная ситуация типична для общин харизматов).

3. Изменился и фактор воздействия на религиозные общины, переместившись из ведения государственных структур в сферу деятельности РПЦ, которая использует в борьбе против протестантов как приемы идеологического воздействия, так и дружелюбные отношения с органами местной власти. Протестанты, не ввязываясь в борьбу, как и в советское время стараются поддерживать тесные контакты между собой, забыв некоторые старые обиды и догматические расхождения.

Список источников и литературы

1.       Список религиозных организаций, устав которых зарегистрирован в Управлении Юстиции Администрации Кемеровской области (кроме религиозных организаций РПЦ) по состоянию на 1 января 1996//Архив Управления Кемеровской и Новокузнецкой епархии (далее КНЕ).

2.       Шиллер В. В. Этноконфессиональное взаимодействие в Кемеровской области в конце XIX-XX века (источники и методы изучения): дис.. канд. ист. наук. -Кемерово, 2004.

3.       Шиллер В.В. Полевой дневник № 2.

4.       Материалы анкетного опроса общины «Примирение» г. Таштагола 2001 г.

5.       Шиллер В.В. Полевой дневник № 1.

6.       Материалы анкетного опроса собрания «Кемерово-Центральная» Свидетелей Иеговы 2001 г.

7.       Шиллер В. В. Направления конфессиональной политики Советского государства и индикаторы ее оценки в Кузбассе в 1920-1960 гг. //Исторический журнал: научные исследования. 2014. № 2

8.       Федеральный Закон Российской Федерации «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ с комментарием, М., 1998.

9.       Папка «Епархиальный миссионерский отдел»//Архив Управления КНЕ.

10.    РПЦ не считает Католическую церковь традиционной для России конфессией. См. Религии и секты в современной России. Краткий справочник. Новосибирск, 2000. С. 45. 

Комментариев пока нет