Главная тема Новости

Казахстан: угроза терроризма нарастает

29 октября 2016

Последние громкие события в казахстанском городе Актобе – нападение 6 июня группы экстремистов численностью до 28 человек на два оружейных магазина и воинскую часть, повлекшее гибель среди местного населения и сотрудников силовых структур – стали поводом к серьезным размышлениям о причинах случившегося и движущих силах, толкающих молодежь на совершение кровавых преступлений.

Казахские власти характеризует эти атаки как акт терроризма, предпринятый «членами радикальной религиозной секты», которые, по словам президента РК Нурсултана Назарбаева, «получали инструкции из-за рубежа». Добавим, что ранее неизвестная группировка под названием «Армия освобождения Казахстана» взяла на себя ответственность за содеянное.

Силам правопорядка в ходе контртеррористической операции удалось нейтрализовать нападавших: было уничтожено 19 преступников, 3 задержаны (по информации СМИ, еще 6 находятся в розыске). От рук экстремистов погибли 5 гражданских лиц, 3 военнослужащих Нацгвардии, еще 19 военнослужащих и полицейских получили ранения.

Как заявил глава МВД РК Калмуханбет Касымов, в ходе проводимого служебного расследования предстоит выяснить, были ли допущены нарушения требований к охране оружия в оружейных магазинах, порядку несения караульной службы и прохождения информации о случившемся. Для расследования конкретных преступлений ответы на эти вопросы безусловно важны. Однако надо смотреть шире: выступает ли терроризм реальной угрозой стране.

Как замечают аналитики из Института политических решений (ИПР, г. Алма-Ата), в течение продолжительного времени власть скептически оценивала возможность совершения в Казахстане террористических актов. При этом фактически игнорировались предупреждения специалистов, сделанные еще в 1990-е годы о возможной активизации экстремистских и террористических групп и объективные обстоятельства, такие как боевые действия в Афганистане. Очевидно, что при этом она (власть) преследовала единственную цель – не будоражить общество, которое с повышенным вниманием относится к любым угрозам безопасности.

Фактически, даже после совершения первых террористических актов в 2011 году (взрыв в здании департамента КНБ в Актобе и подрыв начиненного взрывчаткой автомобиля у здания СИЗО КНБ в Астане) власти отказались назвать произошедшее террористическими актами. В последовавших заявлениях официальных лиц слова «терроризм» и «террорист-смертник» не использовались (например, в случае в Актобе в официальных сообщениях фигурировало название «самоподрыв»).

По мнению директора Казахстанского института стратегических исследований Ерлана Карина, в своем развитии терроризм в Казахстане прошел ряд этапов.

Первый этап, названный им «Чужие террористы», пришелся на конец 90-х – начало 2000-х годов. Тогда проблема терроризма в большей мере связывалась с нахождением на территории страны боевиков и лиц, подозреваемых в причастности к террористической деятельности и участии в незаконных вооруженных формированиях из соседних стран, скрывающихся от преследования в Казахстане.

Второй этап – «Вербовочный» (начало - середина 2000-х годов) характеризовался ростом фактов вовлечения и участия граждан Казахстана в террористической деятельности, как на территории сопредельных стран, так и в странах дальнего зарубежья. Самый громкий случай – ликвидация весной-летом 2004 года в Узбекистане группы «Джамаат моджахедов Центральной Азии» (в которую входили граждане Казахстана), на счету которой совершение целой серии террористических актов против властей Узбекистана, которые, по их мнению, ущемляли права мусульман.

Появившаяся тогда же (в 2005 году) информация об участии граждан РК в деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Афганистана и ряда других стран послужила основанием для аналитиков американской неправительственная организация «Национальный разведывательный совет» включить Казахстан (наряду с Россией, Азербайджаном и Туркменистаном) в перечень регионов базирования ячеек и групп радикальных исламистов и проживания «профессиональных бойцов джихада», имеющих спецподготовку и опыт участия в террористических акциях. Именно с этого момента Казахстан, ранее считавшийся наименее подверженным угрозе терроризма, стал упоминаться в различных экспертных оценках.

Третий этап – «Локальные или “свои" террористы» (2005-2011 г.г.) характеризовался ростом числа казахстанцев, привлекаемых к уголовной ответственности за совершение преступлений, связанных с экстремизмом и террористической деятельностью уже непосредственно на территории Казахстана. Так, в частности в 2008-2009 годах, по официальным данным, в стране было предотвращено 7 терактов. В этот период резко возросло число случаев участия граждан Казахстана в террористической деятельности на территории других стран:

Вот только несколько фактов. В 2009 году в Дагестане во время спецоперации было убито 8 боевиков, из которых 5 – граждане Казахстана. В том же году спецслужбы Кыргызстана по подозрению в причастности к террористической деятельности задержали групп из 18 человек из Киргизии, Узбекистана и Казахстана. В 2010 году в Таджикистане в ходе спецоперации против террористической группировки был убит боевик из Казахстана. В 2011 году на территории России в ходе захвата бандгруппы были нейтрализованы 6 боевиков из Казахстана, причастных к терроризму. В том же году гражданине Казахстана задерживались в Бишкеке (по подозрению в осуществлении теракта) и Махачкале (за участие в незаконных вооруженных формированиях).

Как считает Ерлан Карин, именно с 2011 года начался новый этап эволюции терроризма в Казахстане – открытое противостояние государства и террористического подполья. Тогда же председатель КНБ Нуртай Абыкаев в своем выступлении сказал: «… угроза терроризма вполне реальна в силу влияния ряда внешних факторов, главный из которых – близость к очагам террористической и этнорелигиозной напряженности. Мы фиксируем устремления к Центрально-Азиатскому региону, в том числе и к Казахстану, со стороны отдельных международных террористических групп и организаций. Отмечаются факты вовлечения наших граждан в террористическую деятельность, распространения на территории республики радикальной идеологии. Наш подход к этой проблеме заключается в однозначном осуждении терроризма во всех его формах и проявлениях, независимо от их политических, религиозных или иных мотивов».

Однако, по мнению казахстанского политолога, несмотря на громкие заявления официальных властей, государство оказалось не готово к росту терроризма в стране.

31 октября 2011 года в Атырау с использованием террориста-смертника и начиненного взрывчаткой автомобиля были совершены 2 взрыва у зданий областного администрации и прокуратуры. В ходе следствия установлена причастность к ним местных жителей, связанных с действующей в афганско-пакистанском пограничье террористической группировкой «Джунд-аль-Халифат» («Солдаты Халифата»), созданной выходцами из Казахстана. По словам задержанных, организованные взрывы являлись акцией устрашения в отношении сотрудников правоохранительных и других государственных органов. Следствием также установлено, что данная террористическая группа сформировалась в 2009 году под воздействием идей джихада, в том числе погибшего на Северном Кавказе экстремистского проповедника Саида Бурятского. Члены группы намеревались выехать за границу для продолжения джихада, изучали минно-взрывное дело.

Только после этих резонансных событий власть впервые признала факт терроризма, следственными органами были возбуждены уголовные дела по соответствующей статье Уголовного кодекса.

Однако уже через год, после наступившего некоторого затишья в террористической активности в Казахстане представители власти сделали ряд заявлений, свидетельствовавших о возвращении к прежней политики отказа от признания самого факта существования терроризма в стране. Так, тогдашний советник президента по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев в эфире национального телеканала КТК заявил, что «терроризма в Казахстане нет», а теракты организуются исключительно «криминальными элементами» и являются проявлением «индивидуального террора».

По мнению экспертов, подобные заявления и оценки не способствовали повышению бдительности граждан и во многом сковали деятельность специальных и силовых структуры по профилактике терроризма и борьбе с ним. При этом считалось, что в стране невозможно возникновение террористических организаций, а угрозу представляют лишь международные террористические организации, стремящиеся распространить свою деятельность на территорию Казахстана. Напомним, что еще в 2006 году решением Верховного Суда РК в Казахстане была запрещена деятельность 11 подобных организаций, а чуть позже – еще трех. Среди них есть как те, кто «на слуху» («Аль-Каеда», «Братья мусульмане», Движение «Талибан», «Асбат-аль-Ансар», «Хизб-ут-Тахрир-аль-Ислами»), так и мало что говорящие для неспециалистов («Джамаат моджахедов Центральной Азии», «Лашкар-и-Тайба», «Общество социальных реформ», «Исламская партия Восточного Туркестана» и др.).

Вместе с тем, число осужденных в Казахстане за террористическую деятельность только росло. При этом до широкой публики эта статистика не доводилась, до сих пор точных сведений в открытом доступе нет. По данным аналитиков ИПР, в период с 2003 по 2007 г.г. всего по статье «терроризм» было осуждено 89 человек, а только с начала текущего года – 40.

Продолжение следует

Вячеслав Петров

Комментариев пока нет