Каким станет российское образование в посткоронавирусную эпоху

В образовании 2020 года каждая весенняя неделя полна событиями, о которых еще каких-то три месяца назад мы и подумать не могли: массовый вход в дистант, отмена ОГЭ и обязательных ЕГЭ для тех, кто не поступает в вуз, максимальная прозрачность школьного образовательного процесса для всех желающих, неудачи и поражения в прямом эфире, затянувшаяся неопределенность и тревоги выпускников 11-х классов. На наших глазах становятся неактуальными привычные способы и технологии преподавания, модели оценки качества, форматы общения ученика и учителя, классические механизмы управления образованием.

Ключевой вопрос, на который пытаемся ответить: каким станет российское образование в посткоронавирусную эпоху? Варианты ответов есть. И не только в экспертном сообществе.

Начиная с 7 мая, на федеральном уровне последовательно стартовала история триады важнейших документов, способных изменить поле образовательной политики радикально.

Каждый из этих документов по своему содержанию и результатам внедрения в практику пытается обеспечить движение одновременно в трех направлениях.

Первый документ возвращает нас в прошлое

Это внесенный в Госдуму законопроект, который в случае принятия позволит засчитывать результаты промежуточной аттестации «в качестве результатов государственной итоговой аттестации обучающихся, заканчивающих освоение образовательных программ основного общего и среднего общего образования, и основания для выдачи аттестатов». То есть получить аттестат за девятый и одиннадцатый класс и выпуститься из школы можно будет без ОГЭ и ЕГЭ – на основании годовых школьных оценок. Решение об этом сможет принимать правительство. 12 мая этот документ прошел первые чтения. Уже сейчас понятно, что остальные процедуры утверждения пройдут в ускоренном темпе, чтобы выдать аттестаты выпускникам 2020 года без сдачи ОГЭ и ЕГЭ на законных основаниях.

Что дальше? Будет ли новый порядок использоваться в форс-мажорных обстоятельствах или продолжит свое действие в дальнейшем? Единый государственный экзамен больше не един? ЕГЭ пошагово двигается к завершению своей практически пятнадцатилетней истории независимого измерителя качества образования на выходе из школы и приеме в вузы? Насколько глубока будет трансформация процедуры в случае, если ЕГЭ все же переживет коронавирус? Как сложится дальнейшая судьба несколько уважаемых организаций (ФЦТ, ФИПИ, ФИОКО), обеспечивающих координацию процедур общероссийской системы оценки качества образования, включающих ОГЭ, ЕГЭ и ВПР?

О сложном. Не повлечет ли отмена ОГЭ и ЕГЭ для одиннадцатиклассников, не поступающих в вуз, дальнейшее расслоение общества? Каким будет самочувствие наших детей на праздниках последнего звонка и выпускных вечерах (пусть даже виртуальных), если часть из них будет получать документы об окончании школы по сути разной стоимости? Вся современная история образования – это единые процедуры итоговой аттестации для всех, единые, всем классом, усилия и переживания на экзаменах, единые аттестаты с едиными возможностями (пусть даже номинально) для дальнейшей биографии. Смогут ли в будущем выпускники прошлых лет при желании изменить свою профессиональную карьеру и сдать ЕГЭ после службы в армии, окончания колледжа и т.д.?

О финансовых затратах, заложенных в бюджетах всех уровней на мероприятиях по оценке качества образования. Что будет с этими достаточно приличными объемами средств в 2020 году? Финансы будут секвестированы в условиях кризиса? Куда их перенаправят? Будет ли возможность их восстановить в госпрограммах по развитию образования в случае возврата полномасштабных процедур в следующем году или будет как всегда?

Второй документ фиксирует ориентиры будущего

Это законопроект «О внесении изменения в ч. 2 статьи 16 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» в части определения полномочий по установлению порядка применения электронного обучения, дистанционных образовательных технологий. Один из формальных поводов к разработке документа – резонные возмущения части студентов вузов, обучающихся на внебюджетной основе, по причине того, что они изначально оплачивали очное обучение, стоимость которого, по их мнению, выше, чем у дистанционных занятий. Соответственно, за более дешевые, по их мнению, услуги требуется более низкая плата. Университеты другого мнения. Дистанционный формат обходится дороже.

Документ появился в электронной базе нижней палаты парламента 15 мая. Теперь каждое из ведомств должно разработать собственные порядки применения дистанционных технологий и электронного обучения. Минпросвещения в соответствии с полномочиями – по основным и дополнительным общеобразовательным программам, программам среднего профессионального образования и дополнительным профессиональным программам, а Минобрнауки – по образовательным программам высшего образования и соответствующим дополнительным профессиональным программам. Принятие законопроекта потребует корректировки подзаконных нормативных правовых актов в части регламентации роли и обязанностей педагогических работников, определения перечня преподаваемых в таком формате предметов, выполнения домашних заданий, продолжительности урока, проведения итоговой аттестации и др.

По мнению разработчиков, реализация законопроекта не повлечет негативных социально-экономических, финансовых и иных последствий и не потребует выделения дополнительных расходов из соответствующих бюджетов бюджетной системы Российской Федерации.

С позитивной точки зрения закон открывает замечательные возможности современному образованию, регулируя процессы обучения в цифровой среде. Это понятно. Ведь не только в будущем, а уже и сегодня большинство значимых процессов происходит именно в интерактивном цифровом формате. Доступ к колоссальным образовательным ресурсам, индивидуальный темп освоения образовательных программ возможны именно «в цифре».

Но. Есть ряд необходимых условий успешного использования дистанта. Это доступ к скоростному интернету, наличие необходимых гаджетов у каждого обучающегося и педагога, разработка и запуск цифровых сред и платформ, желательно отечественного происхождения, способных обеспечить одновременную работу многочисленной аудитории. Практика показала, что пока мы далеки от желаемого.

Реабилитация в глазах общественности самой сути и преимуществ дистанционного обучения после колоссальных репутационных апрельских потерь – первостепенная задача для руководителей и экспертов всех уровней. Это условие, обеспечивающее успешное развитие российского образования и его конкурентоспособность в дальнейшем.

Не могу обойти еще одну проблему. Родители большинства школьников активно задают на всех возможных площадках следующие острые вопросы. Не станет ли в дальнейшем бесплатное общее образование, гарантированное ст. 43 Конституции РФ, дистанционным? В каком соотношении офлайн и онлайн будут в учебных планах обучающихся в посткоронавирусное время? Как дистанционное образование скажется на качестве образования наших школьников?

Неопределенность и великая тревога – вот как можно охарактеризовать сегодняшнее состояние всех, кто причастен так или иначе к образованию в России.

Третий майский документ про настоящее

Это рекомендации Роспотребнадзора по организации работы системы образования в условиях сохранения рисков распространения COVID-19. Этому документу, кстати, в народе уже дали другое название – «Нереальные рекомендации для реальных школ».

Согласно документу, школы при запуске занятий в посткарантинный период должны соблюдать следующие условия: обеспечивать дистанцию между детьми не менее 1,5 метров, не допускать объединения групп и классов на переменах и мероприятиях, обеспечивать размещение каждого класса в отдельном кабинете, организовывать начало занятий для каждой группы в разное время, предусматривать снижение численности детей в классах, проводить большинство занятий на свежем воздухе и обеспечивать прохождение «утренних фильтров» на входе в школу.

Понятно, что для любого руководителя безопасность наших детей в образовательных организациях – первостепенная задача. Делается порой невозможное.

Но… выполнить все перечисленные выше требования в переполненных или удаленных школах практически невозможно.

Средства на приобретение дезинфицирующих препаратов, бесконтактных измерителей температуры не запланированы в бюджетах школ. А уж о проблеме аудиторного фонда вовсе не приходится говорить. Учредители в лице мэров в глубоком раздумье, если не сказать жестче: с одной стороны, возрастающие тревоги и негативные настроения родителей в муниципальных образованиях, с другой – огромное желание детей вернуться в школу, с третьей – серьезно измотанные педагоги, с четвертой – новые вызовы, задачи, действующие полномочия и имеющиеся небогатые ресурсы.

А теперь давайте представим себя директором школы небольшого города с численностью учащихся человек эдак на 1000, зданием времен постройки 1970 года, 30 классами, 25 полноценными кабинетами, обязательным делением классов на группы по иностранному языку, технологии и бюджетом только на зарплату сотрудников. В 10-й класс пришли практически все прошлогодние девятиклассники, не сдававшие ОГЭ и получившие аттестаты, первоклашки, количество которых, к радости, пока растет и т.д. Требуется разместить всех на должном расстоянии, составить разное расписание занятий, звонков, перерывов на завтрак и обед, по режиму дезинфицировать не только поверхности, но и воздух, утром измерить всем температуру, не допустив скопления на входе, и еще каким-то странным образом сократить количество детей в классе на уроках.

Какие у вас выходы?

Первый. Делить классы на подгруппы, организовывать обучение по гибкому расписанию в двух- или трехсменном режиме, увеличив нагрузку педагогов вдвое, без надежды на повышение финансирования фонда оплаты труда. Спорно.

Второй. Работать как раньше, рисковать жизнями и здоровьем детей и работников, платить штрафы. Не принимается.

Есть и третий способ: сочетать офлайн и онлайн-форматы занятий, сократив до минимума домашние задания школьникам, и организовать посещение школы детьми несколько раз в неделю. В этом случае выполним учебный план и войдем в бюджет. Но тогда наши родители зададут вопрос: а где обещанное обучение без дистанта? Или мы и правда идем к тому, чего так боялись?

Вот она, точка, в которой сойдутся три майских документа 2020 года, три инициативы, три направления одновременного движения многомиллионного коллектива педагогов, родителей и детей в прошлое, настоящее и будущее одновременно.

В какой ситуации мы находимся, понятно даже детям. Остается большая надежда, что в ближайшее время триаду вынужденных нормативных и законодательных инициатив дополнит открытый и конструктивный диалог представителей министерств, ведомств, родителей и педагогов о содержании, форматах, перспективах и социальных гарантиях нашего образования.

Автор: Елена Осипова, заместитель директора Института проблем образовательной политики «Эврика»

Источник: https://vogazeta.ru/articles/2020/5/22/distant/13120-kakim_stanet_rossiyskoe_obrazovanie_v_postkoronavirusnuyu_epohu