Есть мнение Статьи

Как Америка в Холодную войну наркотиками торговала

27 июля 2017

Сейчас популярно выставлять Холодную войну между США и СССР как борьбу добра и зла, света и тьмы. Понятно, что ''добро'' - это США, а зло - ''СССР''. Однако пропагандисты ''забывают'', что для США против ''коммунизма'' все средства хороши. Включая явно преступные. Знают ли читатели, да и широкая общественность, что такой подъем наркомафии, который сделал ее настолько могущественной, что та стала контролировать множество государств и привел к смерти десятки миллионов человек, заслуга западных стран, в первую очередь США, и их главной спецслужбы - ЦРУ? Профессор истории Висконсинского университета Альфред Маккой. В Америке его считают ''одним из главных мировых историков по Юго-восточной Азии, знатока политической истории Филиппин,  специалиста по наркоторговле в Золотом треугольнике''. Т.е. перед нами знающий специалист. В данной статье я кратко опишу историю становления и поддержки мировой наркоторговли ЦРУ за годы Холодной войны. По материалам (https://en.wikipedia.org/wiki/Alfred_W._McCoy

http://www.bearcave.com/bookrev/nugan_hand.html)

Юго-Восточная Азия

Альфред Маккой

Начавшаяся после окончания Второй мировой войны деколонизация и распространение коммунизма заставило западные страны судорожно искать способы остановки ‘’заразы’’. Выход был найден – наркотики. Золотой треугольник – горные районы Таиланда, Мьянмы, Лаоса, Вьетнама, а также Южного Китая, в которых в сер-конце 20 века сложилась система, выращивания, производства, транспортировки и сбыта опиума в западные страны.

Почти все эти страны раньше входили во французскую колониальную империю, поэтому неудивительно, что именно французы ‘’крышевали’’ тамошних наркобаронов.

Наркоторговля возникла из союза между Корсиканской мафией, которая имела историческое присутствие в Южном Вьетнаме, восходящее к французской оккупации, и между ведущими членами американской и сицилийской мафии под предводительством Лаки Лучиано, который был заключен в тюрьму в США во время Второй Мировой войны за рэкет, но которого попросили позже во время ВМВ оказать помощь американской военной разведки перед вторжением союзников в Италию, а также оказание помощи союзным войскам во время их вторжения в Сицилию и Италию. Лучиано использовал свои контакты в сицилийской мафии, чтобы помочь силам США на сбор разведданных и выявления фашистских пособников и социалистов/коммунистов в итальянском движении сопротивления, которые затем были ликвидированы.

В обмен на его помощь, Лучано был негласно разрешено координировать преступную деятельность итальянской мафии, и в конце войны он был депортирован обратно на Сицилию, где он сразу же включился в индокитайскую торговлю наркотиками через корсиканскую мафию, которую быстро взял под свой контроль и связался с индокитайскими мафиозными группами (китайцами, вьетами).

Во время первой индокитайской войны (1947-1954), когда Вьетнам боролся против французского колониального владычества – французская Служба внешней документации и контрразведки наладила связи с китайской и вьетнамской мафией, которые занимались торговлей и производством опиума и предложила свои услуги в транспортировке, отмывании денег, а также защите производителей в обмен на ‘’отстегивание’’ части прибыли в свою пользу – деньги были как воздух нужны французской разведке для финансирования подрывных операций против местных коммунистов.

Глава службы, отставной генерал Морис Белеукс, заявлял, что французские десантники охраняли крестьян, выращивающих опиум, а ВВС Франции использовались для перевозки собранного урожая в Сайгон, где в подпольных лабораториях ‘’триады’’ и вьетнамская мафия перерабатывали опиумный мак в героин, а зелье дальше распространялась в США через Сицилию и французский Марсель как перевалочный пункт. Все под контролем французских разведчиков. Деньги оседали в французских банках же. По сути местная мафия стала инструментом французской военной разведки.

После ухода французов в 1954 году из Вьетнама наркоторговлю перехватили уже американцы – в лице ЦРУ. В Бирме американцы действовали с 1950 года – в этом государстве с момента получения независимости и до сих пор продолжается кровавая гражданская война между центральным правительством и коммунистами, ЦРУ начало финансировать местных наркобаронов, чтобы не допустить в страну китайских коммунистов. Во Вьетнаме американцы занимались перевозкой наркотиков самолетами, для чего ЦРУ имело свою авикомпанию-прокладку Air America, кроме того, местные наркобароны получали оружие, транспорт, а также политическую поддержку от американцев – главное, чтобы они были против коммунизма и ‘’отстегивали’’ часть средств ЦРУ. Борьба с коммунизмом столь заняла црушников, что те даже не обращали внимание на большие издержки, которые несли американские оккупационные войска во Вьетнаме – треть солдат употребляла наркотики, а 10-15% были уже полными героиновыми наркоманами.

Борьбы с наркоторговлей в Индокитае не велась. Маккой приводит впечатляющий пример офицера американского Управления по борьбы с наркотиками, который работая в Таиланде вышел на торговцев наркотиков, которые были информаторами ЦРУ. Американское посольство в Бангкоке (контролировавшееся ЦРУ) надавило на Управление и последнее отозвало Левина из Таиланда. Маккой объясняет это связью между Управлением и ЦРУ.

Федеральное Бюро по наркотикам, предшественник Управления, [ФБН] было создано в 1930 г. для борьбы с наркоторговлей. В годы ВМВ, когда УСС [Управление стратегических служб], предшественник ЦРУ, испытывало недостаток в кадрах, часть ключевых сотрудников ФБН были переведены были переведены из ФБН в УСС.

Тесные институциональные отношения между УБН и ЦРУ продолжается до сегодняшнего дня. Долгое время руководитель Федерального Бюро по наркотикам, человек по имени Гарри Анслингер, который возглавлял это бюро с 1930 года вплоть до своей отставки в 1962 году, был воинствующим антикоммунистом, который провел много времени в контрразведывательных операциях. Существует очень тесная связь между этими двумя учреждениями.

Во время холодной войны главным приоритетом за рубежом для правительства Соединенных Штатов был антикоммунизм, и всякий раз, когда ЦРУ разворачивало секретную операцию, все другие агентства США были подчинены именно ЦРУ.

Это означает, что когда ЦРУ участвовал в своих тайных операциях по сотрудничеству с наркобаронами в ЮВА, это означало, что УБН следовало держаться подальше от каких-либо расследований. Например, в 1950-е годы существовал союз между ЦРУ и китайскими наркоторговцами в Северной Бирме. УБН все эти годы не действовала на данной территории и не получало от ЦРУ какой-либо информации о производстве наркотика.

В результате за время американской агрессии во Вьетнаме ''Золотой треугольник'' стал производить более 70% всего мирового героина. Но главный успех ЦРУ был все еще впереди.

Карта, показывающая основных производителей героина в мире. Все они получали поддержку ЦРУ.

Афганистан и Латинская Америка

Американские спецслужбы смогли разгуляться во время ввода войск СССР в Афганистан в 1979-м году. Большое число афганских беженцев оказалось в Пакистане, где спецслужбы Пакистана и США осуществляли подготовку и заброску моджахедов обратно в Афганистан. Культивирование опиумного мака – традиционное занятие афганских крестьян. Что стало с Пакистаном в этой сфере в 80-е после прибытия миллионов афганских беженцев? В 1979-м в Пакистане отсутствовали героиновые наркоманы, а уже в 1985-м их было 1.2 млн. только по официальным данным. В 1981-м по данным тогдашнего генпрокурора США Пакистан стал вместе с Афганистаном главным мировым поставщиком героина – 60% героина на американском рынке приходило из Пакистана. Производство было сосредоточено в основном в лабораториях на границе с Афганистаном, откуда приходило сырье.

Кто производители? Все они были либо военными группировками, связанными с пакистанской разведкой, союзницей ЦРУ, либо моджахедами, связанными напрямую с ЦРУ. В мае 1990 года, через десять лет после начала финансирования афганских и пакистанских наркобаронов американской разведкой, "Вашингтон пост" на первую полосу поместил признания высоких американских должностных лиц, что лидер Исламской партии Афганистана Гульбеддин Хекматияр и другие лидеры ‘’освободительного’’ движения оказались крупнейшими производителями героина в мире. Исламская партия, по самым осторожным оценкам, получила от американцев 600 млн. долларов, не говоря уже о вооружении, подготовке боевиков, предоставлении транспорта и т.д.

Гульбеддин Хекматияр, главный производитель опиума в Афганистане в 80-е. Крупнейший полевой командир - под его командованием находилось треть всех моджахедов!

Это было известно в течение многих лет, в частности в пакистанской прессе об этом писали все 80-е. В 1980-м году советник Белого дома по борьбе с наркотиками, Доктор Дэвид Мусто из Йельского университета, требовал, чтобы американское правительство порвало с теми группами моджахедов, которые производили наркотики, но его требование было проигнорировано.

ЦРУ было связано с наркоторговлей в Южной Америке. Скандал иран-контрас (ЦРУ продавало оружие Ирану в обход эмбарго, а вырученные деньги передавало повстанцам котрас, воевавшим против левого режима сандинистов в Никарагуа) вывел на свет весьма непримечательную роль ЦРУ. В результате трёхлетнего расследования, проведённого комиссией Сената было установлено, что на территории Коста-Рики под руководством ЦРУ действовало несколько подпольных структур, занимавшихся транспортировкой наркотиков , общее руководство которыми по линии ЦРУ осуществлял оперативный работник ЦРУ Джон Халл , в состав ещё одной подобной группы входили граждане США из числа кубинских эмигрантов, нанятые ЦРУ для обучения «контрас».

Однако о связи ЦРУ и контрас в торговле наркотиками (которые попадали в основном США) стало известно уже в 1983-м, когда агент УБН Томас Зепеда, работавший Управления в Гондурасе с 1981 года, выяснил, что военные Гондураса брали взятки от контрас и агентов ЦРУ, чтобы самолеты с кокаином могли беспрепятственно без досмотра пролетать через территорию этой страны в США.

Зепеда выгнали из Гондураса а офис УБН был закрыт. Его не открывали в Гондурасе вплоть до 1987 года, когда роль ЦРУ в торговле наркотиками в Никарагуа и Гондурасе уже вскрылась.

Тоже самое произошло и в Пакистане. В 80-е годы в стране паслось 17 агентов УБН, которые ничего не сделали для борьбы с наркоторговлей, в отличие от других международных наблюдателей (в частности шведы раскрыли наркосиндикат, связанный с тогдашним пакистанским президентом - Мухаммед Зия-уль-Хак)

Грязные деньги

ЦРУ отмывало нарко-деньги через несколько банков-прокладок.

Первым был Castle Bank & Trust на Багамах, основанный в 1960-м Полом Хелливеллом, бывшим сотрудником ЦРУ. В скором времени банк создал филиалы во всех странах ЛА. В него поступали средства от продажи наркотиков в Латинской Америке, и эти деньги использовались для финансирования тайных операций ЦРУ по всему миру. Однако в начале 70-х Налоговое управление США начало расследование деятельности банка, т.к. тот уклонялся от уплаты налогов. Управлению удалось добыть списки клиентов банка, в котором числились боссы американской мафии и наркоторговцы, но вскоре расследование заглохло из-за сопротивления ЦРУ. В 1977-м банк был ликвидирован, но свято место пусто не бывает – у ЦРУ с 1973-го был запасной вариант - Nugan Hand Bank, австралийский банк, основанный местным юристом Фрэнсисом Джоном Наганом и бывшим зеленым беретом армии США, Майклом Джоном Хендом. Последний особенно примечателен. Служил в Лаосе в 1960-х как оперативник ЦРУ вместе с тремя другими оперативниками, чьи имена потом засветились в скандале иран-контрас: Томас Клайнс, Теодор Шекли и Ричард Секор.

Как только Castle Bank & Trust развалился, небольшой на тот момент  Nugan Hand Bank вдруг разросся в глобальную сеть банков, приобретая латиноамериканские и европейские структуры, которые принадлежали раньше багамскому банку ЦРУ. Банк начал очень быстро расти в конце 1970-х, высокие должности в нем заняли отставные чины американской разведки, как ЦРУ или различных военных спецслужб.

Наиболее яркий пример: бывший директор ЦРУ Уильям Колби, который стал юридическим консультантом банка.

Упоминавшийся выше Майкл Джон Хенд работал вместе с Уильямом Колби. Одна из их крупных операций была покупка бывшей военно-морской базы США на островах Теркс и Кайкос в Карибском море. Австралийские полицейские следователи, которые проанализировали эту покупку, пришли к выводу, что бывшая база ВМФ была нужна для обеспечения пути для контрабанды кокаина из Колумбии в США.

Расследование австралийцев показало, что банк был первопроходцем в контрабанде героина между Юго-Восточной Азией и Австралией. Банк помогал австралийской организованной преступности выводить свои деньги за рубеж для покупки героина в ЮВА и привозить зелье обратно в Австралию. Австралийские полицейские зафиксировали, что Майкл Джон Хенд очень тесно сотрудничает с ведущими австралийскими наркоторговцами, финансирую транспортировку и поставку наркотиков в страну, выступал как посредник в переговорах между австралийским и азиатским криминалом.

В 1980 году один из основателей банка Френк Нуган покончил с собой (есть подозрения, что он был убит), а затем произошло действительно удивительное событие. Томас Клайнс, бывший глава ЦРУ по Лаосу, вылетел в Австралию и забрал Майкла Джона Хенда из страны и увез обратно в США, где последний затерялся. В том же году банк прекратил свое существование.

Третий банк - Международный банк кредита и коммерции (Bank of Credit and Commerce International (BCCI)) , основанный в 1972-м пакистанцем Ага Хасан Абеди.

Через этот банк финансировались все операции ЦРУ и пакистанской разведки в Афганистане. Банк использовали офицеры пакистанской армии, крышевавшей наркоторговцев. Доходы от продаже героина помещались в банк, отмывались, а на деньги закупалось оружие для моджахедов плюс офицеры пакистанской армии получали свой ‘’бакшиш’’ (откат по-нашему). ЦРУ все свои деньги на операции в Афганистане проводила через сей банк, гарантируя его сохранность от аудиторских проверок. Через этот пакистанский банк ЦРУ оплачивало услуги британской разведки в Афганистане и афганских моджахедов. Офицеры пакистанской разведки также использовали этот банк для оплаты своих моджахедов. Услугами банка пользовались и южноамериканские наркокартели – например, медельинский картель (Колумбия) Пабло Эскабора.

Кстати, насчет последнего. По свидетельству сына Эскобара, Хуана Пабло Эскобар Хенао, его отец работал на ЦРУ. Причина, по которой ЦРУ пошло на сотрудничество с наркобароном проста как две копейки – тот был против ‘’коммунизма’’

Эскобар вошёл в историю как один из самых известных и жестоких преступников XX века не только Колумбии, но и всего мира. Убивая судей, прокуроров, журналистов, уничтожая гражданские самолёты, полицейские участки и лично казня своих жертв, он вместе с тем пользовался популярностью среди молодёжи и бедных слоёв населения.


В новой книге "Pablo Escobar In Fraganti" («Пабло Эскобар на месте преступления») Эскобар, который живет под псевдонимом Хуан Себастьян Маррокин, объясняет, что его «отец работал на ЦРУ, продавая кокаин, чтобы финансировать борьбу против коммунизма в Центральной Америке».

«Наркобизнес очень отличается от того, о что мы мечтали», продолжает он. «То, что ЦРУ делало — оно покупало контроль над поставками наркотиков в свою страну и получало замечательную сделку».

«Он не делал деньги в одиночку», поясняет в интервью Маррокин, «но с американскими агентствами, которые дали ему доступ к этим деньгам. У него были прямые отношения с ЦРУ».

Следует отметить, что Маррокин добавил, «человеком, который продал большинство наркотиков ЦРУ, был Пабло Эскобар».

Его первая книга в основном охватывает Эскобара как человека и отца, вторая же, только что вышедшая в Аргентине, углубляется в «международные связи с коррупцию, в которых мой отец принимал активное участие, в том числе с ЦРУ», сказал он в недавнем интервью.


Подытоживая, вся суть политики ЦРУ по отношению к наркоторговле основывалась по словам Альфреда Маккоя на ‘’радикальном прагматизме’’. Проще говоря, если торговля наркотиками поможет в деле остановки распространения ‘’коммунизма’’, то ее надо поддерживать.

ЦРУ заключило союзы с наркобаронами в ЮВА и ЛА, и в каждом случае наркобароны использовали его, чтобы расширить до этого, как правило, небольшую местную торговлю опиумом в крупный источник поставок на мировые рынки и США. Пока они были в союзе с Соединенными Штатами, эти наркобароны были абсолютно невосприимчивы к любого рода расследованиям. Если вы участвуете в какой-либо незаконной торговле товарами, как незаконный оборот наркотиков, есть только одно условие для успеха такой торговли, иммунитет, и ЦРУ дал им этот иммунитет. Пока они были в союзе с ЦРУ, местная полиция и наркоконтроль всегда оставались в стороне от наркобаронов. Наконец, если и были какие-то обвинения в причастности их союзников в торговле наркотиками, ЦРУ будет использовать все свои ресурсы для опровержения этих утверждений. Это означало, что эти наркобароны, связанные с ЦРУ и защищенные от преследований, могли расширять производство и поставки героина и кокаина в Западную Европу и США. Можно проследить очень точно в течение 40 лет "холодной войны", рост поставок наркотиков в США вследствие секретных операций американских же спецслужб.

Комментариев пока нет