К вопросу об усилении идеологического давления партийных структур на творческую интеллигенцию в СССР в 1946-1948 гг.

29 октября 2016

Годы войны породили большие надежды на либерализацию пос­левоенной общественной жизни. Личные впечатления миллионов советских людей, побывавших в Европе, ослабляли пропагандистские стереотипы об ужасах капитализма. Союзнические отношения со странами Запада в военные годы позволяли надеяться на расширение культур­ных связей и контактов и после войны. В кругах интеллигенции крепли надежды на ослабление идеологического диктата над художественным и научным творчеством.

Начавшаяся «холодная война» перечеркнула все эти надежды. С первыми признаками похолодания в отношениях с Западом руководство СССР, чувствуя, по выражению К. Симонова, что «задрали хвосты не только некоторые генералы, но и некоторые интеллигенты», принялось «завинчивать» идеологические гайки, которые несколько ослабли в военные годы. «Передовым рубежом» идеологической борьбы вновь, как и в довоенные годы, стала сфера культуры. Особое внимание властные структуры уделяли литературе, кинематографу, театру и музыке – тем областям художественного творчества, которые оказывали непосредственное влияние на формирование самосознания и духовного климата в обществе.

Начало этому процессу было положено уже в 1943 г., когда начальник Управления пропаганды и агитации Г.Ф. Александров информировал секретарей ЦК ВКП(б) Маленкова и Щербакова о «грубых политических ошибках» целого ряда советских журналов.

Первый удар был нанесен по писателям. Идеологическую кампанию, которая началась весной 1946 г., возглавил А.А. Жданов. В апреле 1946 г. Сталин на заседании Политбюро подверг критике так называемые «толстые» журналы, а в начале августа обрушился с обвинениями в адрес А. Ахматовой и М. Зощенко. Сигнал был услышан подчиненными и в течение 1946 – 1948 гг. было принято несколько постановлений ЦК ВКП (б) по вопросам литературы и искусства, представлявшие собой грубое административное вмешательст­во в духовную сферу.

В одном из них «О журналах «Звезда» и «Ленин­град» (14 августа 1946 г.), подверглись критике творчество М. Зощенко и А. Ахматовой. Постановлению предшествовала докладная записка Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) на имя секретаря ЦК партии А.А. Жданова о неудовлетворительном состоянии журналов «Звезда» и «Ленинград» от 7 августа 1946 г. В документе отмечалось, что на страницах «Звезды» культивируются упаднические, ущербные настроения. А в стихотворении А. Ахматовой «Вроде монолога» «… действительность представляется Ахматовой мрачной, зловещей, напоминающей «черный сад», «осенний пейзаж». Звуки города воспринимаются поэтессой, как услышанные «с того света». В качестве подтверждения сделанных выводов в записке приводился отрывок из стихотворения:

«Мой городок игрушечный сожгли,

И в прошлое мне больше нет лазейки,

Там был фонтан, зеленые скамейки,

Громада парка царского вдали,

На масляной – блины, ухабы, вейки,

В апреле – запах прели и земли.

И первый поцелуй…»

В заключительной части докладной записки предлагалось утвердить новый состав редколлегии журнала «Звезда», а существование журнала «Ленинград» признавалось нецелесообразным.

На основе записки, как уже отмечалось выше, было принято постановление ЦК ВКП(б), в котором предлагалось прекратить «доступ в журнал произведений Зощенко, Ахматовой и им подобных».  Вываливая ушаты грязи на писателей, партийные функционеры не стеснялись в выборе выражений. В частности, отмечалось, что Ахматова «является типичной представительницей чуждой нашему народу пустой безыдейной поэзии». Зощенко был обвинен в клевете на советскую действительность и злопы­хательстве. Его повесть «Перед восходом солнца» была названа «пошлой, антихудожественной и политически вредной». Он был заклеймен как «пошляк и подонок литературы». Постановление обличало один из главных пороков, искорене­нию которого была подчинена идейно-воспитательная работа перио­да «холодной войны», – «дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада». Постановление ЦК в обязательном порядке изучали и одобряли на партийных собраниях, на заводах и фабриках, в школах и колхозах. Это был лишь первый шаг на пути изменения послевоенного общественного климата.

Несмотря на то, что Зощенко в 1939 г. за литературные заслуги был награжден орденом Трудового Красного Знамени, в 1946 г. он был исключен из Союза писателей. Его участь разделила и Ахматова. Кроме того, был наложен запрет на публикацию их произведений.

Также подверглись жесткой критике и другие писатели. О рассказе Платонова «Оборона Семидворья» сообщалось, что произведение написано «плохим, вычурным языком», а «образы героев – советских бойцов и командиров – оглуплены». В стихотворении Сельвинского «Кого баюкала Россия» была вырвана из контекста фраза «Страна пригреет и урода», которую ближайшее окружение Сталина поняло как намек на вождя – «лицо его изрыто оспой, мол, русский народ пригрел урода».

20 декабря 1947 г. была опубликована статья главного редактора  «Литературной газеты» В. В. Ермилова о книге Твардовского «Родина и чужбина». Раздумья знаменитого писателя о войне, о природе патриотизма, о свойствах и качествах народа, проявленных в годы бедствий, были охарактеризованы как «фаль­шивая проза», «попытка поэтизировать то, что чуждо жизни народа».

Главной целью кампании, развернувшейся против писателей, было желание партийного руководства страны дать понять писателям, что ни талант, ни признание не дают права на аполитичность, что партия прочно держит в своих руках бразды правления и не допустит никаких идеологических послаблений.

Следующей жертвой идеологической атаки стали театры. Постановление «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению» (26 августа 1946 г.) не содержало резкой персональной критики. В нем говорилось о неправильной линии Комитета по делам искусств, ослабившего контроль над театральным репертуаром, в результате чего на сцене преобладали драмы на исторические темы и произведения зарубежных авторов. В документе отмечалось, что «пьесы советских авторов на современные темы оказались фактически вытесненными из репертуара крупнейших драматических театров страны, а в тех, что остались, советские люди «изображаются в уродливо-карикатурной форме, примитивными и малокультурными. В Московском Художественном театре из 20 идущих спектаклей лишь три посвящены вопросам современной советской жизни».  ЦК рекомендовал театрам ставить ежегодно не менее 2-3 пьес о современной советской действительности и требовал запретить постановки театрами пьес буржуазных авторов. Подобный подход вынудил театры почти полностью отказаться от постановки классики, особенно зарубежной. Особой критике в конце 1940-х гг. подвергся Московский камерный театр и его режиссер А. Я. Таиров за постановку пьес Б. Шоу, О. Уайльда и других классиков мировой драматургии.

Кинематограф в СССР являлся наиболее массовым, доступным и любимым видом искусства для большей части населения, а следовательно оказывал серьезное влияние на умонастроения граждан. Сталин был большим поклонником кино, и во многом от его мнения зависела судьба нового фильма.

Партийный контроль над кинематографом был жестким. Кинохроника, отражавшая негативные стороны послевоенной жизни, объявлялась нетипичной, очернительской и не допускалась в прокат. В годы войны стали поощряться историко-патриотические сюжеты. С. Эйзенштейну был заказан фильм об Иване Грозном «как прогрессивной силе своего времени». Первая серия фильма «Иван Грозный» в январе 1946 г. была удостоена Сталинской премии, вторая серия вызвала большое недовольство вождя за то, что в ней Иван IV представлен безвольным человеком и не показан прогрессивный характер опричнины. С. Эйзенштейна обвиняли в том, что он «обнаружил невежество в изоб­ражении исторических фактов, представив прогрессивное войско оп­ричников Ивана Грозного в виде шайки дегенератов, наподобие американского Ку-Клус-Клана, а Ивана Грозного, человека с сильной волей и характером, – слабохарактерным и безвольным, чем-то вроде Гамлета». В защиту режиссера выступил художественный руководитель студии «Мосфильм» Г.В. Александров, который отмечал, что обрушившаяся критика серьезно подорвала здоровье Эйзенштейна и «я осмеливаюсь просить Вас, Иосиф Виссарионович, не принимать окончательного решения по картине «Иван Грозный» до выздоровления ее автора».

Подобная участь постигла и фильм «Большая жизнь» режиссера Л. Лукова. 4 сентября 1946 г. было принято специальное постановление «О кинофильме «Большая жизнь», в котором создатели второй серии фильма обвинялись в «искажении» советской действительности. Приведем в качестве примера отрывок из документа: «В фильме дело восстановления Донбасса изображается таким образом, будто бы инициатива рабочих по восстановлению шахт не только не встретила поддержки со стороны государства, но проводилась шахтерами при противодействии государственных организаций. Такое изображение … является насквозь фальшивым и ошибочным, так как известно, что в нашей стране всякая инициатива и почин рабочих пользуются широкой поддержкой со стороны государства».  Критике подвергся и фильм В. Пудовкина «Адмирал Нахимов».

Некоторое время спустя был нанесен удар и по представителям музыкальной культуры. 10 февраля 1948 г. ЦК ВКП(б) принял постановление «О декадентских тенденциях в советской музыке». Неоправданной критике подверглись Д. Д. Шостакович, С. С. Прокофьев, А. И. Хачатурян и др. за то, что в их музыкальных произведениях не было ни единой мелодии, которую мог бы насвистывать простой рабочий. Они характеризовались как представители антинародного, формалистического направления. Постановление «Об опере «Великая дружба» В. Мурадели» (10 февраля 1948 г.) положило начало кампании против новаторства в этой сфере. По мнению партийных руководителей «фабула оперы, рассказывающая о событиях Гражданской войны на Северном Кавказе, создавала неверное представление, будто грузины и осетины находились в те годы во враждебных отношениях с русским народом, что является исторически фальшивым, так как помехой для установления дружбы народов в тот период на Северном Кавказе являлись ингуши и чеченцы». В постановлении также содержались негативные оценки творчества Д. Шостаковича, С. Прокофьева, В. Шебалина.

В 1948 г. состоялись I Всесоюзный съезд советских композиторов и совещание деятелей советской музыки в ЦК партии. В выступлениях их участников проявилось стремление искусственно разделить композиторов на реалистов и формалистов. Музыкальные произведения оценивались в первую очередь с точки зрения доступности для массового слушателя.

Пострадали не только люди, но и целые учреждения культуры. В 1948 г. был закрыт Музей нового западного искусства. В то время это был единственный в Советском Союзе музей, где экспонировалась французская живопись от Мане до Пикассо. В Москве был закрыт Музей изобразительных искусств имени Пушкина. В его залах разместилась коллекция подарков Сталину.

В целом следует отметить, что постановления 1946-1948 гг. сыграли свою роль в том, что интеллигенция полностью лишилась надежды на потепление идеологического климата. Жесткий диктат партийных функционеров углублял кризис художественной культуры, который являлся составляющей частью системного кризиса сталинизма. Преодолеть его в условиях сталинского руководства было невозможно.

Комментарии 36

Еще комментарии
<p>
Я бы не стал называть дилетантом директора Института экономики РАН Руслана Гринберга.
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
Что-то не нашёл выступление Руслана Гринберга! Но он ведь экономист. - Думаю здесь полезно послушать других специалистов!
</p>
<p>
<strong>А каких надо, думаю, к микрофону не допустят!</strong>
</p>
<p>
<b>Правда, экономиста Валентина Катасонова я бы послушал по поводу перестройки!</b>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Ягов Олег]  В целом следует отметить, что постановления 1946-1948 гг. сыграли свою роль в том, что интеллигенция полностью лишилась надежды на потепление идеологического климата. Жесткий диктат партийных функционеров углублял кризис художественной культуры, который являлся составляющей частью системного кризиса сталинизма. Преодолеть его в условиях сталинского руководства было невозможно. [/quote]
</p>
<p>
Как-то всё это однобоко! Лишь бы кинуть камень в ИВ!
</p>
<p>
Был диктат, но и была литература.
</p>
<p>
Сейчас свобода, но литературы не стало!
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>Здравствуйте, Олег Васильевич!</strong>
</p>
<p>
<strong>Спасибо, что ответили на мой комментарий! </strong>
</p>
<p>
<strong>Я не историк, но изучению общественных дисциплин по жизни всегда обращал много внимания. Не плохо их преподавали и в университете, который я окончил в 1968 году. - Вы ещё не родились!</strong>
</p>
<p>
<strong>Есть даже и ещё документ:</strong>
</p>
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=105ed2cbb4a0228d1e28e43739edddd8&amp;uri=http%3A%2F%2Fsamlib.ru%2Fimg%2Fc%2Fchekalow_ewgenij_wasilxewich%2Fotcweliuzhdawnohrizantemywsadu%2Ffotouniwersitetmanksizma_leninizma.jpg">http://samlib.ru/img/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/otcweliuzhdawnohrizantemywsadu/fotouniwersitetmanksizma_leninizma.jpg</a>
</p>
<p>
<strong>Я математик - без указания сферы применения этой дисциплины.</strong>
</p>
<p>
<strong>Честно говоря, я давно не доверяю историкам, особенно современным, которые больше любят рыться в архивной пыли. Вы для меня уже современный историк, учиться в высшем учебном заведении Вам пришлось в трудное время, когда разрушали всё СОВЕТСКОЕ!</strong>
</p>
<p>
<strong>А КАК РАССМАТРИВАТЬ ПРОЦЕСС РАЗРУШЕНИЯ СССР?</strong>
</p>
<p>
<strong>Историк без понимания будущего – это уже не историк!</strong>
</p>
<p>
<strong>И сейчас в любой статье нельзя акцентировать внимание только на одной стороне.  - У Вас в статье не хватает обзора и современного положения дела по данному вопросу.</strong>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
<strong>Свои взгляды на происходящее я выразил, в основном, в статье: </strong>
</p>
<p>
<strong>“МНОГОПОЛЯРНЫЙ МИР ПУТИНА. ЧТО ЭТО?”</strong>
</p>
<p>
<a href="http://lawinrussia.ru/out?s=f8b31fc4f869169f4a5a3ab814c35d64&amp;uri=http%3A%2F%2Fsamlib.ru%2Fc%2Fchekalow_ewgenij_wasilxewich%2Fmnogopoljarnyjmirputinachtoeto.shtml">http://samlib.ru/c/chekalow_ewgenij_wasilxewich/mnogopoljarnyjmirputinachtoeto.shtml</a>
</p>
<p>
А что творится сейчас и в чем заключается советский образ жизни? Мне просто, как историку, интересна Ваша аргументация?
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
Что творится в России сейчас, похлеще всякой цензуры! 
</p>
<p>
Я за советский образ жизни!
</p>
<p>
То есть Вы за диктат и цензуру, чтобы вновь появилась литература? Как минимум, странная взаимосвязь!
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Ягов Олег] <span>А что творится сейчас и в чем заключается советский образ жизни? Мне просто, как историку, интересна Ваша аргументация? </span><span>[/quote]</span>
</p>
<p>
<span>Жаль, что мой ответ остался без вниманеия!</span>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Ягов Олег] <span>Перестройка - это отдельная тема для обсуждения. У Соловьева в воскресенье долго ее обсуждали. </span><span>[/quote]</span>
</p>
<p>
<span>Но совсем в другом ключе, чем надо было бы!</span>
</p>
<p>
Перестройка - это отдельная тема для обсуждения. У Соловьева в воскресенье долго ее обсуждали.
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
Считаю, что по другому нельзя!
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Ягов Олег] <span>Я не сталю себе целью однобоко очернить советскую эпоху, а просто поднимаю проблему грубого вмешательства власти в творческую жизнь. <strong>А уроки истории и заключаются в том, чтобы на современном этапе не повторять ошибок прошлого)</strong> </span><span>[/quote]</span>
</p>
<p>
По методам проведения, так называемой перестройки, этого не скажешь!
</p>
<p>
Я это пережил. - ЭТОГО ЗАБЫТЬ УЖЕ НЕЛЬЗЯ!
</p>
<p>
Я не сталю себе целью однобоко очернить советскую эпоху, а просто поднимаю проблему грубого вмешательства власти в творческую жизнь. А уроки истории и заключаются в том, чтобы на современном этапе не повторять ошибок прошлого)
</p>
<p>
Я представлял себе, что аргументация выглядит несколько иначе)))
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
Такова моя аргументация! - А как же ответить на Ваш вопрос?
</p>
<p>
Вы же спрашиваете, что творится сейчас.
</p>
<p>
Евгений! Я не ставил задачу изучения современного состояния дел. 
</p>
<p>
Я смотрел полностью, мне показалось, что достоточно полярные взгляды были представлены. Опять для меня тупик. Не понимаю, как надо было обсуждать эту тему? 
</p>
<p>
Я бы не стал называть дилетантом директора Института экономики РАН Руслана Гринберга.
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
[quote=Ягов Олег] <span>Я смотрел полностью, мне показалось, что достоточно полярные взгляды были представлены. Опять для меня тупик. Не понимаю, как надо было обсуждать эту тему?  </span><span>[/quote]</span>
</p>
<p>
<span>Это обсуждение дилетантов. Мало фиксировать факты. - А где конструктивные выводы? - <strong>Которые заключаются в том, что сейчас жизненно необходимо действовать в обратом порядке тому, как действовали, так называемые перестройщики.</strong> А мы наблюдаем только одни разговоры!</span>
</p>
<p>
<span>Сейчас каждый считает специалистом по части общественных дисциплин </span>
</p>
<p>
 
</p>
<p>
 
</p>
<p>
Что-то не нашёл выступление Руслана Гринберга! Но он ведь экономист. - Думаю здесь полезно послушать других специалистов!
</p>
<p>
<strong>А каких надо, думаю, к микрофону не допустят!</strong>
</p>
<p>
<b>Правда, экономиста Валентина Катасонова я бы послушал по поводу перестройки!</b>
</p>