К вопросу о социализации ислама

Одним из ключевых понятий в речи Президента России перед муфтиями духовных управлений мусульман России 22 октября 2013 г. на торжествах, посвящённых 225-летию ЦДУМа России, были, в том числе слова о новой социализации ислама в противовес негативной политизации ислама и малоэффективным государственным запретительным мерам. Речь шла фактически о необходимости выработки новой концепции развития российского ислама. Были указаны основные позитивные ориентиры такого направления развития:

развитие традиционного мусульманского образа жизни, мышления, взглядов в соответствии с современной социальной действительностью;

новые формы работы – через мусульманские культурные центры, исламские научно-просветительские центры, молодёжные, женские клубы;

обеспечение высокого авторитета отечественного мусульманского духовенства и российской исламской богословской школы;

создание религиозно-правовых общественных институтов, способных дать компетентную оценку того или другого текста;

выработка положительного образа традиционного ислама как важной духовной составляющей общероссийской идентичности через широкое позиционирование в современных СМИ.

(Начало встречи с муфтиями духовных управлений мусульман России. URL: http://kremlin.ru/transcripts/19474).

По поводу этого выступления было сказано достаточно много дежурных речей в формальных кругах. Иногда оно было достаточно хорошо отрефлексировано нашими уважаемыми коллегами на общероссийском уровне (см. Доклад редактора НИЦ «Ладомир» Ю.Михайлова: Концепция социализации ислама в России. URL: http://penza.bezformata.ru/listnews/kontceptciya-sotcializatcii-islama-v-rossii/16336613/).А некоторые положения выступления уже были, что называется «на слуху» в научных и экспертных кругах и до выступления Президента в Уфе (см. Д. Гараев Социальный ислам (татарский ислам в поисках самоопределения). URL: http://www.islam-portal.ru/novosti/104/3650/).

Видимо, приходит время, когда ставка преимущественно на силовое решение «исламского вопроса» в России оказывается малопродуктивной в русле государственной внутренней политики в различных регионах.Нам катастрофически не хватает концепции государственно-конфессиональной политики на федеральном и региональном уровне, концепции развития российского ислама. Поэтому образы будущего вырисовываются во многом самостоятельно, «снизу», зачастую бесконтрольно, как вызовы завтрашнего дня. И видимо прав Д.Гараев, когда говорит о необходимости сочетания «мягкой силы» целенаправленного государственного участия с предоставлением областей самоорганизации и низовых инициатив самих мусульман в перспективах развития ислама в России и Поволжье. Мы уже неоднократно говорили о том, что противопоставление «традиционного» и «нетрадиционного» ислама становится контрпродуктивным и является фактором, обостряющим конфликтогенную ситуацию в умме.Правомернее говорить о формальном и неформальном исламе и их течениях, а также и отношениях между ними. И от того насколько они сложатся во многом зависит не только конфессиональное исламское, но и социально-экономическое, а иногда и политическое развитие «исламских» регионов России.

Давайте теперь попытаемся рассмотреть, как могут реализовываться направления новой социализации практически, и какие проблемы с этим связаны, на примере нашего региона.

«Развитие традиционного мусульманского образа жизни, мышления, взглядов в соответствии с современной социальной действительностью» - отражается в социально-экономических реалиях как «расширение» ислама, охват им новых сфер экономики и социальной жизни. В условиях нашей республики – это процесс создания мусульманских организаций и предприятий в различных сферах. Перспективными организационно-правовыми формами могут выступать различные виды некоммерческих предприятий: автономные некоммерческие организации, некоммерческие партнёрства, фонды с перспективой открытия ассоциаций и т.д.

Отличительной чертой их является то, что основными видами для них является или будет являться удовлетворение социально-культурных запросов населения, основанных на достижениях традиционной и религиозной культуры народов, проживающих на данной территории в виде деятельности по реализации религиозных мировоззренческих убеждений в социальных практиках. Проще говоря, это культурно-просветительская работа, социальная поддержка малоимущих, благотворительность и т.д. Возможно, будут реализовываться новые виды деятельности, такие как предоставление услуг по рассмотрению трудовых, гражданских, имущественных, семейных споров и примирению: содействие в досудебном разрешении споров или посредничество с целью примирения для урегулирования спорных вопросов между работниками и руководителями, между юридическими лицами или между физическими лицами, т.е. медиативные услуги на основании обычного права (шариата).Отдельно стоит вопрос об НКО, где основным видом деятельности станет образовательная деятельность, т.к. законодательство предусматривает создание духовных образовательных учреждений только с участием централизованной религиозной организации.

Существующие сегодня медресе и духовные университеты не могут удовлетворить кадровые запросы религиозных организаций в священнослужителях. И пока, непонятно, будет ли допущено развитие религиозного образования по аналогии со светским негосударственным. То есть возможна ли у нас ситуация, когда заказчиком на подготовку религиозных специалистов является муфтият, а исполнителем некоммерческое образовательное учреждение (медресе, колледж, институт). Рынок труда таких специалистов достаточно узок и количество МРО, не входящих в муфтияты, где они могли бы работать, невелико. Поэтому при сдаче выпускных экзаменов для них можно предусмотреть обязательную аттестацию в ДУМах на соответствие их знаний и умений требованиям, предъявляемым к имам-хатыбам духовных управлений. Такая НКО может готовить и специалистов не духовного звания, например, менеджеров религиозных общин, управделами МРО, юристов, экономистов, финансистов с исламской специализацией, турагентов и т.д.

Подобные некоммерческие организации в силу своей специфики и слабой развитости сектора «исламской экономики» будут вынуждены наряду с основной широко практиковать и дополнительные виды деятельности, приносящие доход, который будет идти на реализацию уставных целей. На сегодняшний день, это весь спектр халяль индустрии, организация похорон, других обрядов и связанных с ними услуг, торговля сувенирами, литературой, предметами культового и религиозного назначения, одеждой и т.п.

Таким образом, при реализации этого направления социализации может быть создан определённый сегмент исламских по сути, но не религиозных по форме организаций, которые находятся под контролем государства как субъекты финансово-хозяйственной деятельности, но выпадают из сферы госорганов по конфессиональным отношениям и могут приобрести достаточную самостоятельность в отношениях с муфтиятами, либо пойти далее, по пути создания ассоциаций и союзов, на какой либо платформе, где ДУМы будут не более чем ассоциированными членами, с правом обычного голоса. Таков один из возможных контуров новой реальности. Однако на очередном заседании общественно-экспертной группы ЦСКМ ИГИ РБ, где обсуждался данный вопрос, участники группы, при общем положительном отношении к вышеуказанному сценарию, не смогли выделить как контуров такой объединяющей платформы, так и побудительных мотивов для представителей неформальных исламских групп (при фактическом отсутствии предложений со стороны официальных гос. и духовных структур) - «выйтииз подвалов».

Вторым актуальным направлением для республики является создание «религиозно-правовых общественных институтов, способных дать компетентную оценку того или другого текста». В этом направлении ещё видимо предстоит осознать необходимость данного сотрудничества, определить состав участников, их сферы деятельности и компетенции и создать подобный институт. В каком виде? Уже есть предложения по созданию научно-консультационного центра или совета при ДУМ РБ с участием приглашённых светских экспертов и специалистов по различным вопросам и отраслям, которые могли бы совместно обсуждать актуальные, концептуальные вопросы развития ислама в республике, а также совместно с Советом улемов ДУМ участвовать в издательской и возможно мониторинговой деятельности духовного управления. И, хорошо, что инициатива создания подобного органа исходит в данном случае от лица религиозного учреждения, что полностью соответствует государственному пожеланию об усилении активности религиозных структур, фактически необходимости расширения сферы их позитивного влияния, в возможной роли одного из модернизационных факторов развития российского общества.