К типологии коммуникационных площадок в сети Интернет

В настоящее время происходит бурное развитие интернета. При этом в России за короткий промежуток времени интернетом стало пользоваться абсолютное большинство населения, доля людей, хотя бы раз в сутки выходящих в Сеть, составила 63,8 % от всех россиян [7].

Развитие интернета сопровождалось не только увеличением охвата пользователей, но и трансформацией самой сети. Первоначально она была ориентирована на поиск и получение информации; принимать участие в создании контента, размещении его в сети могли лишь профессиональные пользователи, знакомые с основами программирования. В эпоху Web 1.0 сетевые ресурсы были в основном статичными, не интерактивными, а сами ресурсы выступали собственностью их создателей, и не использовали «открытый код» [23]. Компьютерные системы и сеть в основном использовались для обработки баз данных и для электронной коммерции [19].

Постепенно сформировался Web 2.0, для которого характерно изменение подхода к способам взаимодействия с пользователями и формирования контента. Теперь уже не только профессионалы, обладающие навыками программирования, способные оценить полноту и релевантность информации и поместить ее в сети, становятся создателями контента. Для программных продуктов и компаний, работающих в Web 2.0, по мнению Тима О’Рейлли, который и ввел этот термин в оборот, характерно: стремление оказывать услуги, а не продавать законченную программную оболочку, при этом созданные программные продукты могут работать на нескольких устройствах в режиме совместимости; использование источников данных, которые создают сами пользователи; привлечение коллективного разума пользователей к разработке и созданию контента, улучшению продуктов и услуг [21]. В Web 2.0, а тем более в Web 3.0 обычный человек принимает участие в создании контента, размещает его на специально созданных платформах, активно взаимодействует с другими участниками сети. «Диалектика “Web 2.0” и “Web 1.0”, – отмечал А. Хитров, – является также диалектикой потребления и коммуникации. Пассивный потребитель “классического Интернета” становится активно коммуницирующим существом. Однако формы коммуникации, предлагаемые новой суммой технологии, настолько разнообразны, что коммуникация становится не просто передачей информации, но и действием» [17, С.5].

Появление Web 2.0 привело к формированию новых способов и форматов коммуникации. В Web 1.0 типичным примером интернет-пространства являлся статичный сайт, находясь на страницах которого пользователь мог лишь искать информацию. Для Web 2.0 и тем более Web 3.0 характерно создание площадок, позволяющих участникам сети взаимодействовать друг с другом в различных социальных сетях, wiki-проектах, форумах, в многопользовательских диалогах в различных системах передачи информации (мессенджеры, видеохостинги и др.) и т.д.

В результате такого взаимодействия формируются специфические пространства коммуникации, коммуникационные площадки, размещённые на различных коммуникационных платформах. Они выступают как медиа, позволяющие взаимодействовать субъектам. Такое медиа «создает свою реальность, свой способ восприятия, свои практики обхождениями с ними, - отмечает В.В. Савчук – но также … имеет свои разрешения/ограничения, ограниченные разрешения, коренящиеся в устройствах тех аппаратов и средств, которыми мы пользуемся» [16, С. 39]. Все это приводит к формированию специфических особенностей коммуникации в инфообществе [1].

Коммуникационные платформы и коммуникационные площадки

В сети интернет коммуникация между пользователями происходит на различных коммуникационных платформах, для которых характерна низкая изменчивость их основных компонентов, ядра платформы; высокая изменчивость дополнительных компонентов платформы и интерфейс позволяющий переходить и соединять в блоки основные и дополнительные компоненты платформы [18]. Они предоставляют технические и аппаратные возможности для формирования отдельных пространств коммуникации, формируют технические условия и правила, которые пользователь должен соблюдать. Вместе с используемыми для общения в сети устройствами они представляют собой внешние условия, без которых коммуникация была бы невозможна. При этом «важно не терять из виду, – отмечает А.В. Назарчук, – инфраструктурный, технический характер Интернета. … Интернет-сообщества, которые образуются в его пространстве, не являются Интернетом – это сообщества людей, использующих Интернет» [13, С. 74].

Коммуникационная платформа может быть описана как набор отдельных зарегистрировавшихся на коммуникационной платформе или любом другом сайте пользователей. Они еще не объединены общим пространством интересов, существуют независимо друг от друга. Они подобны герметичным пользователям-монадам, не вступившим во взаимодействие друг с другом и существующим в своем собственном информационном мире. При этом использование инфраструктуры коммуникационных платформ и сетей приводит к формированию особой социальной структуры – сетевого индивидуализма. «Сетевой индивидуализм – это социальная структура, а не собрание изолированных индивидуумов. Именно индивидуумы, – замечает М. Кастельс, – строят свои сети, онлайновые и оффлайновые, основываясь на своих интересах, ценностях, склонностях и проектах» [9, С. 175].

Непосредственная коммуникация между пользователями осуществляется в специально организованных пространствах, которые формируются пользователями и иными акторами на основе аппаратных и коммуникационных возможностей платформ. В социальных сетях такими пространствами могут выступать созданные пользователями группы, диалоги или непосредственно страницы пользователей. Именно эти коммуникационные пространства и являются площадками, на которых пользователи взаимодействуют друг с другом. Коммуникационные пространства могут выстраиваться и без привлечения специализированных коммуникационных платформ. Примером таких пространств выступают системы взаимодействия с пользователями на сайтах различных компаний или форумы на новостных сайтах. В этом случае коммуникационная площадка формируется за пределами специализированной коммуникационной платформы, но все равно использует определенные аппаратные возможности сайтов.

Коммуникационная площадка формируется за счет взаимодействия пользователей друг с другом и с другими акторами. Этому способствует инфраструктура коммуникационных платформ, к примеру, таких, как социальные сети. Они «позволяют индивидам 1) создавать открытые или полуоткрытые профайлы в закрытой системе, 2) сформулировать список других связанных с ними пользователей, 3) иметь доступ к спискам контактов, сделанных другими пользователями системы» [20, p. 211]. В процессе подобных взаимодействий они могут формировать пространство общих интересов и коммуникаций. Каждый пользователь социальной сети или любой другой платформы может присоединиться к уже сформированному другими пользователями пространству коммуникации или сам сформировать новую коммуникационную площадку.

Коммуникационные площадки как системы правил коммуникации

Коммуникационные площадки могут быть описаны при помощи методологических подходов, разработанных в работах Н. Лумана. Он отмечал, что любая социальная система формируется при помощи механизмов самореференции, т.е. механизмов самоописания системы и способов ее самовоспроизводства [11]. Для любой коммуникационной площадки важно определение темы коммуникации, способов ее воспроизводства и удовлетворения мотивов, побудивших пользователей участвовать в коммуникации, к примеру, таких как коммуникационный, познавательный, самоутверждения и другие [см. к примеру, 5]. При этом один пользователь может быть членом нескольких не связанных друг с другом коммуникационных площадок. Он может состоять в группах, посвященных истории и философии науки, различным подходам в социологии, кулинарии, рассказывающих о результатах спортивных соревнований и просто размещающих интересные картинки. Тем более что на одной коммуникационной платформе может существовать несколько по-разному освещающих одну и ту же проблему групп. В результате в каждой из групп формируется свой собственный механизм самовоспроизведения единства группы, который позволяет отличать ее от других групп.

Описывая социальные системы, Н. Луман выделяет еще одну ее важную характеристику – соотнесение с внешним миром системы, который формируется самой системой [11]. Он всегда типологически с ней связан, т.к. внешним миром системы является то, с чем она может взаимодействовать или включить в себя. К внешнему миру коммуникационной площадки относятся все пользователи, которые могут заинтересоваться обсуждаемой на ней темой или интересующиеся представляемой в ее пространстве информацией. В итоге в процессе функционирования коммуникационная площадка может расширяться, диверсифицироваться, давать возможность пользователям создавать новые смыслы и, в конечном счете, создавать новые площадки. В пределе определенная коммуникационная площадка может включить в себя всех пользователей коммуникационной платформы. Но и в этом случае она не станет тождественной ей. Ведь участники коммуникационной платформы могут быть участниками и других, а не только этой, коммуникационных площадок.

В итоге каждая коммуникационная площадка создает свою систему правил поведения, представления информации и коммуникации. В ее рамках может создаваться иерархия пользователей, часть из которых не только принимает участие в коммуникации, но и следит за ее корректностью. На площадках формируются группы модераторов, лидеров мнений и обычных участников, т.е. специфические структуры отдельных онлайн-сообществ [15]. При этом часть правил вырабатывается в процессе взаимодействия участников коммуникационных площадок, а часть правил может быть сформулирована уже в процессе создания коммуникационной платформы. Для некоторых площадок будет характерна высокая степень формализации правил поведения, а иногда и невозможность изменить эти правила без вмешательства в аппаратную составляющую платформы. Для других возможность менять правила в процессе рациональной дискуссии.

Коммуникационная площадка как пространство производства идентичностей

Множественность коммуникационных площадок может вести к формированию множественной идентичности их участников. Участвуя в работе различных коммуникационных площадок, пользователь зачастую принимает разные способы самореференции, формирует различные типы дискурса саморепрезентации. Для участников коммуникации в чате или на форуме может быть характерно обращение к традиции карнавала [6]. Для пользователей, ведущих собственные блоги и являющихся активными участниками социальной сети Twitter в тех случаях, когда они обсуждают, к примеру, связанные с политикой темы, будет характерно использование более формализованных способов построения высказываний, что не исключает и карнавальности [2; 8]. При этом для разных коммуникационных площадок будет характерно использование различных типов дискурса [4]. Поэтому идентичности участника общения начинают трансформироваться в зависимости от типов коммуникации и площадок, в которых он участвует, хотя обычно она все равно связана с оффлайновой идентичность [10]. Идентичность может быть сконструирована и как специально «выдуманная» виртуальная идентичность, при этом могут быть созданы и взаимоисключающие варианты, хотя их противоречивость и несовместимость не всегда могут осознаваться субъектом [14; 3]. В одном случае это может быть карнавальный персонаж, в другом серьезный аналитик, а в третьем повествование может вестись от имени «домашнего питомца».

В настоящее время идентичность, представленная в среде Интернет, зачастую должна иметь пересечение и с идентичностью, существующей в пространстве оффлайновой коммуникации. В результате множественная виртуальная идентичность, присутствующая в пространстве коммуникационных платформ и площадок, начинает соединяться с оффлайновой саморепрезентацией человека. При этом для части пользователей само разграничение между миром онлайн и оффлайн не является актуальным. Онлайновый мир для них является естественной и привычной средой обитания, тесно взаимосвязанной с оффлайным миром и его естественным продолжением [22]. Однако пользователи все равно могут создавать идентичности ни как не связанные с оффлайновыми, представлеными в реальном мире. Благодаря им они могут удовлетворять лубые свои потребности и создавать желаемый образ себя.

«Соединение» онлайновой и оффлайновой идентичностей становится массовым. Если на заре развития интернета все активные участники сети могли знать друг друга лично, для них не существовало разрыва между репрезентацией человека в сети и в оффлайновом мире, то в эпоху массового проникновения интернета в общественную жизнь это разрыв возник. Анонимность онлайновой коммуникации могла позволять «конструировать» любые идентичности, зачастую разительно отличающиеся от оффлайновой идентичности человека. Развитие Web 2.0, активное использование сети для коммуникации с различными акторами привело к постепенной утрате анонимности. Анонимность в сети становится все большей иллюзией [12]. Но люди все равно пытаются создавать множественные, иллюзорные, виртуальные идентичности в расчете на то, что они скрыты некоторым покрывалом анонимности и не всегда интересны тем, кот может за него проникнуть.

В результате можно построить такую типологию коммуникационных площадок в сети интернет:

1. С высоким уровнем строгости формальных правил и жесткой привязкой виртуальных идентичностей к оффлайновым (пример, информационные системы различных научных фондов, системы позволяющие с различными организациями)

2. С невысоким уровнем строгости формальных правил и достаточно жесткой привязкой виртуальных идентичностей к оффлайновым (в большинстве своем группы в социальных сетях ориентированные на конструктивный диалог обладающие институтом модерирования, закрытые группа в социальных сетях и других платформах).

3. С невысоким уровнем строгости формальных правил и невысокой степенью привязки виртуальных идентичностей к оффлайновым (анонимные форумы, сообщества троллей, группы в социальных сетях ориентированные на "веселый флуд", открыте группы в социальных сетях)

4. С высоким уровнем строгости формализованных правил и невысокой степенью привязки виртуальных идентичностей к оффлайновым (различные боты позволяющие вступать в обмен репликами для решения стандартизированных задач на сайтах коммерческих фирм).

Коммуникационные площадки формируют особый образ информационной реальности, существующий в двух ее проявлениях. В первом случае она оказывается тесно связанной с оффлайновой реальностью и выступает ее дополнением. Такие коммуникационные площадки (тип 1, тип 4) выступают либо продолжением оффлайновых социальных институтов, которые позволяют акторам экономить время и снижают транзакционные издержки, либо позволяют им вступать в коммуникацию по интересующим их вопросам с достаточно большим количеством людей (тип 2). В результате достаточно сложно провести различие между такими коммуникационными площадками существующими онлайн и оффлайн. В них могут использоваться схожие механизмы аргументации, схожие подходы к репрезентации знания или получению определенной информации. Возможность использования продвинутых способов представления информации и взаимодействия с другими акторами, связанная с использованием информационно-коммуникационных технологий, выступают их преимуществом. При этом такое расширение возможностей коммуникации приводит к формированию специфических сетевых коммуникационных структур, которые отличаются децентрализованностью, не обладают строгой иерархичностью, хотя в них присутствует элемент лидерства, и не всегда могут быть четко локализованы в оффлайновом географическом пространстве.

Во втором случае коммуникационные площадки (тип 3) формируют специфическую сетевую структуру, состоящую из виртуальных идентичностей, которые не могут быть достоверно соотнесены с оффлайновыми идентичностями. Именно в этом случае формируется специфическое «виртуальное» «сетевое общество», которое может быть противопоставлено оффлайновым структурам. Постоянная «текучесть» и «изменчивость» как раз и выступает спецификой этих площадок. В этом случае непостоянность коммуникационных площадок приводит к невозможности их вторжения в оффлайновую жизнь. Единственным способом их влияния может стать полный переход оффлайновой идентичности в изменяющиеся формы виртуальных идентичностей. Идентичность и все коммуникации полностью уходят в мир онлайн, что опят делает его непроницаемым для мира оффлайн. В результате эти два мира начинают существовать в абсолютно различных и непересекающихся режимах. В таких коммуникационных площадках может начаться формирование новой человеческой идентичности, ориентированной на создание нового образа мышления, нового представления о человеке. Обладающая постоянной изменчивостью виртуальная идентичность человека не будет связана с социальными, моральными и иными ограничениями. Она окажется в состоянии постоянно меняться и трансформироваться. Полностью уходя в цифровой мир, человек будет стараться уйти из мира реального, мира оффлайна, но если это удастся, то уход из мира реального приведет к смерти человека. Полностью цифровая множественная идентичность человека выступит не только как симулякр, но и как страшная подмена, убивающая человека и превращающая его в огромное количество самоотражений.

Библиография

1. Антоновский А.Ю., Емелин В.А. Инфообщество и технология адаптации к его структурам // Эпистемология и философия науки. 2012. Т. 31. № 1. С. 90-107.

2. Горошко Е.И., Самойленко С.А. Твиттер как разговор через контекст: от Образования 2.0 к Образованию 3.0? // Образовательные технологии и общество. 2011. Т. 14. №2. С.502-530

3. Гречко П.К. Идентичность – современные перспективы // Ценности и смыслы. 2009. № 2. С. 38-53.

4. Давыдов С.Г., Лебедев П.А. Онлайн-дискурс «второй волны» московских наблюдателей // Социологический журнал. 2015. Т. 21. № 3. С. 129-143.

5. Жеребин В.М., Алексеева О.А., Вершинская О.Н. Социально-психологические особенности пользователей Интернета // Народонаселение. 2017. №1 С.116-124

6. Завьялова З.С. Ролевые игры в интерактивном чате (русскоязычный дискурс) // Гуманитарная информатика. 2013. Вып 7. С. 79-92.

7. Интернет в России-Интернет в России: динамика проникновения. Зима 2017 – 2018. // ФОМ URL http://fom.ru/SMI-i-internet/13999 (Дата обращения 16.01.2019)

8. Казнова Н.Н. Сетевые дневники как новый вид реализации личности // Вопросы психолингвистики. 2009. № 9 С. 150-156.

9. Кастельс М. Галактика Интернета: Размышления об Интернете, бизнесе и обществе / Пер с англ. А. Матвеева под ред. В. Харитонова. Екатеренбург: У-Фактория (при участии изд-ва Гуманитарного унт-та), 2004. 328 с.

10. Костерина И. В. Публичность приватных дневников: об идентичности в блогах Рунета // Неприкосновенный запас: Дебаты о политике и культуре. 2008. №3(59). С. 183-191.

11. Луман Н. Социальные системы. Очерк общей теории / пер. с нем. И.Д. Газиева под ред. Н.А. Головина. СПб.: Наука, 2007. 643 с.

12. Морозов Е. Интернет как иллюзия. Обратная сторона сети / пер. с англ. И. Кригера. – М:АСТ:CORPUS, 2017. 528 с.

13. Назарчук А.В. Сетевое общество и его философское осмысление // Вопросы философии. 2007. №7. С. 61-75.

14. Разлогов К. Э. Полилог и множественность идентичностей // Управление мегаполисом. 2008. № 3. С. 59-64.

15. Рыков Ю.Г. Сетевое неравенство и структура онлайн-сообществ // Журнал социологии и социальной антропологии. 2015. Т. 18. №4 (81). С. 144-156.

16. Савчук В.В. Медиафилософия. Приступ реальности. СПб.: Издательство РХГА, 2014. 350 с.

17. Хитров А. Блог как феномен культуры // Журнал социологии и социальной антропологии. Т. 10. 2007. №1 С.66-76.

18. Baldwin C.Y., Woodard C.J. The Architecture of Platforms: A Unified View in Platforms, Markets and Innovation ed by Gawer A. Cheltenham, UK and Northampton, US: Edward Elgar, 2009. pp. 19-44.

19. Dornberger R., Inglese T., Korkut S., Jia Zhong V. Digitalization: Yesterday, Today and Tomorrow // Business Information Systems and Technology 4.0. New Trends in the Age of Digital Change ed. by Rolf Dornberg. Springer, Cham. P. 1-11.

20. Ellison N.B., Boyd D. Social Network Sites: Definition, History, and Scholarship // Journal of Computer-Mediated Communication. 2007 Vol. 13. Iss. 1. pp 210-230.

21. O’Reilly T. What is Web 2.0. Design Patterns and Business Models for the Next Generation of Software (30.09.2005) // O’REALY MEDIA URL: https://www.oreilly.com/pub/a/web2/archive/what-is-web-20.html?page=5 (дата обращения 16.01.2019)

22. Prensky M. Digital Natives, Digital Immigrants Part 1 // On the Horizon, 2001, Vol. 9, Iss.5, pp. 1-6.

23. Strickland J. Is There a Web 1.0? // HOWSTUFFWORKS URL https://computer.howstuffworks.com/web-101.htm (Дата обращения 16.01.2019)

Масланов Евгений Валерьевич, кандидат философских наук научный сотрудник сектора социальной эпистемологии Института философии РАН; Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского

Источник: Политика и Общество. – 2019. – № 1. – С. 10 - 17. DOI: 10.7256/2454-0684.2019.1.28685 URL: https://nbpublish.com/library_read_article.php?id=28685