Статьи

К ПРАВОВОМУ СТАТУСУ КАСПИЙСКОГО МОРЯ

05 апреля 2018

С распадом СССР и образованием на постсоветском пространстве новых независимых государств Каспийский регион постепенно превратился в геополитическое пространство, на котором сфокусировалось внимание ведущих мировых держав. Развитие региона привело к его превращению в один из заметных факторов глобальной политики и экономики.

Регион Прикаспия в геополитическом понимании включает в себя гигантскую территорию на стыке Европы и Азии. В него принято включать пять собственно прикаспийских государств. Кроме того, «околокаспийскими» являются страны субрегионов Северного Кавказа, Закавказья и пространства Центральной Азии. Сегодня эта огромная территория является центром столкновений энергетических стратегий региональных и внерегиональных государств.

Каспийский регион, представляя собой разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов, выступает как стратегически ценный транспортно-коммуникационный участок Евразии.

Для прикаспийских государств – России, Ирана, Азербайджана, Казахстана и Туркменистана – рассматриваемый регион важен с точки зрения не только ресурсных богатств, но и, прежде всего, создания зоны устойчивого социально-экономического развития. Именно это позволит сформировать базу экономической стабильности, повысить качество жизни и, следовательно, укрепить фундамент безопасности данных стран.

В настоящее время Каспийский регион развивается в условиях проявления серьезных рисков и вызовов:

- усиление разногласий между прибрежными странами вокруг правового статуса Каспия, подогреваемых как сохраняющимися спорами по различным вопросам двустороннего и многостороннего взаимодействия, так и внешними игроками;

- борьба за контроль над транспортно-коммуникационной системой Каспийского региона;

- последовательное разрушение богатой и одновременной экосистемы Каспийского моря, чреватое катастрофическими последствиями для всего региона.

Эта ситуация входит в диссонанс с большими экономическими перспективами развития региона, укрепляющимися связям между региональными державами и несёт потенциальную угрозу этому развитию и связям.

Важным фактором, влияющим на формирование геополитической обстановки в Каспийском регионе и взаимоотношения прибрежных государств, продолжает оставаться неопределенность правового статуса Каспийского моря, который включает в себя такой важный аспект, как раздел его дна и акватории и связанные с этим вопросы недропользования.

Несмотря на имеющиеся разногласия, прикаспийские государства продолжают двигаться в направлении сближения позиций по решению главного «Каспийского вопроса».

Приоритетным в определении статуса Каспийского моря должен быть баланс интересов прикаспийских стран. Затягивание с решением данного вопроса уже давно перестало отвечать национальным интересам и способствует росту недоверия и рискам дестабилизации обстановки в регионе может и должно стать основным фактором, способным привести переговорный процесс к его завершению.

Очевидно, что именно взаимодействие России и Казахстана является «драйвером» в плане продвижения к окончательному оформлению правового статуса Каспия.

Важнейшим документом четвертого Каспийского саммита, состоявшегося в Астрахани в 2014 г., стало совместное заявление глав государств, закрепившее широкий перечень принципов, в соответствии с которыми должна осуществляться деятельность прибрежных стран на море. В последующем, эти принципы были инкорпорированы в текст проекта конвенции о правовом статусе Каспия.

Коммюнике по итогам Астраханской встречи президентов зафиксировало имеющийся прогресс в каспийском переговорном процессе и основные направления дальнейшего сотрудничества государств каспийского побережья.

Главная задача текущего момента – снять оставшиеся противоречия по ряду вопросов, связанных с текстом конвенции и зафиксировать достигнутый компромисс в итоговом документе, завершая тем самым 25-и летний период переговоров на высшем уровне.

Взаимодействие прикаспийские регионов России, Казахстана и Азербайджана имеет огромный потенциал, который может стать примером для формирования новой модели «Каспийского сотрудничества».

Встреча в июле 2016 года глав внешнеполитических ведомств прикаспийских государств (Казахстана, Туркменистана, Ирана, Азербайджана и России) не принесла желаемого результата – компромисс по поводу Конвенции о правовом статусе Каспийского моря достигнут не был. По этой причине проведение пятого по счету саммита глав прикаспийских государств в Астане было отложено на неопределенный срок.

Хотя все без исключения государства в той или иной степени изменили свои первоначальные подходы к проблеме определения статуса Каспийского моря, все-таки наибольшую гибкость проявила «тройка» Россия, Азербайджана и Казахстана. В последнее время в сторону уступок начал дрейфовать и Туркменистан. В частности, в 2015 году было ратифицировано казахстанско-туркменское соглашение о разграничении Каспийского моря на казахстанский и туркменский сектора. Фактически Туркменистан принял эстафету у России, Казахстана и Азербайджана в вопросе разграничения Каспийского моря. Единственная сторона, которая не поддерживает принцип применения модифицированной срединной линии – это Иран, самый сложный переговорщик в прикаспийском регионе. И именно иранская позиция является камнем преткновения в вопросе определения правового статуса Каспия.

Прошедший в Астрахани в 2014 году, стал своего рода прорывом в решение каспийской проблематики. По его результатам был определен размер исключительной экономической зоны, на которую распространяется юрисдикция суверенного права прибрежных государств протяженностью 25 морских миль. При этом остальная поверхность моря остается в общем пользовании. Это создает новые форматы обсуждения данного вопроса.

Сегодня прикаспийский регион переживает период трансформации, и она касается не только сферы безопасности, но и экономики. С учетом того, что каспийские страны – это по большей части нефтедобывающие экономики, а цена на нефть значительно снизилась, государствам региона на нынешнем этапе необходимо приложить максимум усилий для диверсификации торговых отношений. Страны прикаспийского региона будут переживать период трансформации, отходить от добывающей модели экономики, осваивать новые сферы производства. И если уж мы говорим о безопасности, то диверсификация экономики является тем фактором, который укрепит безопасность в регионе.

Каспий можно рассматривать как разветвленную сеть морских, сухопутных и трубопроводных маршрутов. По сути дела Каспий является стратегически ценным транспортным и коммуникационным участком Евразии. Конструктивное сотрудничество прикаспийских государств возможно не только на базе политического взаимодействия, но и на базе экономического сотрудничества. И чем больше будет взаимопроникновение экономик каспийских государств, тем более целостной они будут структурой, тем выше будет их устойчивость и сопротивляемость по отношению к внешним факторам. Учитывая значительный рынок товаров и услуг прикаспийских стран, углубленное взаимодействие может послужить толчком для роста собственных экономик и способствовать региональным интеграционным процессам. Формирование транспортного потенциала позволит расширить и политические, и деловые контакты. В этом заинтересованы все прикаспийские государства. Ключевую роль в этих процессах может сыграть транспортный коридор «Север-Юг», прежде всего потому, что этот проект был инициирован всеми пятью прикаспийскими государствами и на настоящий момент является самым успешным из реализуемых в регионе. В то же время у проекта «Север-Юг» нет единого рабочего органа, который мог бы разрабатывать и согласовывать тарифы, заниматься логистикой, служить единым центром управления. Во многом это обусловлено отсутствием правовой основы и, в конечном счете, связано с незавершенностью процесса определения статуса Каспия. Решение вопроса позволит раскрыть потенциал Каспийского моря в качестве важной транспортной «артерии» Евразии.

В случае подписания уже в 2017 году, на предстоящем в Астане V саммите «Каспийской пятерки» Конвенции о международно-правовом статусе Каспийского моря, в которой будут прописаны принципы взаимодействия прибрежных стран во всех жизненно важных сферах. В этом случае уже в ближайшие годы будут запущены все запланированные транспортные коридоры, кроме Транскаспийского проекта, блокируемого Ираном по причине его экологической опасности для акватории Каспийского моря.

Комментариев пока нет