Изучение сформированности межнациональной и межконфессиональной толерантности у курсантов юридического факультета Академии ФСИН России

29 октября 2016

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЙ

АКАДЕМИЯ ПРАВА И УПРАВЛЕНИЯ

Юридический факультет

Кафедра философии и истории

 

 

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ

 

 

Тема: «Изучение сформированности межнациональной и межконфессиональной толерантности у курсантов юридического факультета Академии ФСИН России»

Девиз: «…толерантность – важнейшая добродетель…»

 

Выполнили:

 

Курсанты 432 учебной группы Полянская Александра

Хасанова Хеди

 

Научный руководитель:

Заместитель начальника кафедры философии и истории, к.и.н., доц.

Васильева Светлана Анатольевна

 

 

 

Рязань 2015 г.

 

СОДЕРЖАНИЕ

Введение. 2

ГЛАВА 1.ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОГО ОТНОШЕНИЯ.. 5

1.2. Понятие межнациональной и межконфессиональной толерантности. 5

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СРЕДИ КУРСАНТОВ АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ. 10

2.1.Методы и методики исследования межнациональной и межконфессиональной толерантности курсантов . 10

2.2. Организация и процедура проведения исследования. Выводы и результаты исследования. 13

Спсисок использованной литературы.. 24

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования.

Проблематика межнациональной и  межконфессиональной толерантности, актуальна, в первую очередь, для полиэтничных и  поликонфессиональных регионов России, к которым, безусловно, относится Рязанская область, на территории которой проживает более 70 национальностей (этнических групп). Каждое полиэтничное, многокультурное общество должно в качестве одной из важнейших иметь цель формирования у своих членов толерантности, навыков и умений межкультурной коммуникации. В учебной среде необходимо создавать положительную мотивацию межнационального взаимодействия, формировать культуру межнационального общения, так как в курсантской среде атмосфера сотрудничества способствует принятию нового опыта и продуктивному обмену ценностными ориентациями на основе общих интересов – профессии, которой обучаются юноши и девушки. Говорить об интернационализации в таком многонациональном учебном учреждении как Академия ФСИН России, на наш взгляд, имеет смысл с точки зрения регулирования процессов взаимопонимания участников образовательного процесса. Причем, нужно учесть, что образовательный процесс в условиях интернациональной среды включает в себя очень широкий круг проблем. Помимо задач восприятия и освоения учебного материала, возникают проблемы социокультурного позиционирования и формирования личности именно на фоне национальных, религиозных, культурных и даже бытовых различий. Независимо от национальной принадлежности, становясь курсантами академии, молодые люди вступают в такую пору своей жизни, когда они уже вышли из детского возраста, но еще не освоились со взрослой жизнью. Это один из самых важных и сложных этапов самостоятельного жизненного пути, когда, уже решив кем быть, нужно решить каким быть. И именно в этот период очень важен процесс социокультурной адаптации.

Мы обозначили значимость данной проблемы в рамках нашего учебного заведения, так как состав курсантской аудитории представляет собой яркий коллектив из представителей множества национальных и конфессиональных  групп. И, что особенно вызывает интерес, за всю 80-летнюю историю вуза, межнациональных конфликтов не выявлено.

Объект исследования – межнациональные и межконфессиональные отношения в поликультурной среде.

Предмет исследования – толерантность среди курсантов Академии ФСИН России г.Рязани.

Цель исследования – дать определение понятиям межациональная и межконфессиональная толерантность, провести сравнительный анализ уровня межнациональной и межконфессиональной толерантности среди групп курсантов представителей славянского этноса и курсантов представителей национальностей Северного Кавказа Академии ФСИН России.

Задачи исследования:

1.Раскрыть понятие межнациональной и межконфессиональной толерантности;     

2.Рассмотреть проблемы толерантности курсантов в условиях роста многонациональности современного общества;

3.Провести эмпирическое исследование;

4.Сделать выводы по результатам исследования.

В соответствии с объектом, предметом, целью исследования была сформулирована гипотеза исследования: курсанты - представители славянских этносов и курсанты - представители национальностей Северного Кавказа имеют различные уровни сформированности межнациональной и межконфессиональной толерантности, ценностных и культурно-ценностных ориентаций.

 

 

ГЛАВА 1.ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТОЛЕРАНТНОГО ОТНОШЕНИЯ

 

1.1. Понятие межнациональной и межконфессиональной толерантности

Толерантность является базовой ценностью открытого общества. Открытость общества своим собственным изменениям и инновациям означает одновременно и открытость его наружу, другим культурным нормам и принципам. Поэтому толерантность, критическое мышление, свобода и ответственность личности в открытом обществе связаны друг с другом, составляют фундамент демократии и создают условия развития, движения общества вперед.

Одним из наиболее распространенных типов толерантности является межнациональная толерантность.

Межнациональная толерантность рассматривается как системная совокупность психологических установок, чувств, определенного набора знаний и общественно-правовых норм (выраженных через закон или традиции), а также мировоззренчески-поведенческих ориентаций, которые предполагают терпимое или приемлемое отношение представителей какой-либо одной национальности (в частности, на личном уровне) к другим инонациональным явлениям (языке, культуре, обычаям, нормам поведения и т.д.).

 Выделяется несколько аспектов понимания межнациональной толерантности. Во-первых, межнациональная толерантность является процессом, постоянно развивающимся, который собственно и включает эмоционально-психические нормы, отношение к другим национальностям, широкий набор знаний, информационных представлений о других культурах, языке и, наконец, собственно поведенческие установки, мировоззренческие взгляды и личностные ценности относительно инонационального.

Во-вторых, межнациональная толерантность как явление имеет болем широкое понимание, чем просто терпимое отношение. Смысл понятия «толерантность» включает в себя, наряду с просто терпимым отношением, принципы общечеловеческой морали, которые проявляются в уважении и обязательном соблюдении прав всех народов мира; в осознании единства и всеобщей взаимосвязи различных этнокультур, в широких знаниях о языке, культуре и происхождения разных народов, особенно тех, с которыми происходит непосредственный контакт; в неприятии войн, аннексий и других форм насилия в отношениях между национальностями; в решении межнациональных проблем на основе баланса интересов.

Актуальность формирования межконфессиональной толерантности курсантов объясняется тем, что во взрослую жизнь в начале XXI в. вступило поколение молодых людей, имеющих эклектическую систему ценностей. Размытость ценностно-смысловой идентификации взрослеющего человека не позволяет ему выработать устойчивость к деструктивным проявлениям.

К сожалению, этот процесс продолжает развиваться.

На основе философских, психолого-педагогических, социально-культурологических исследований под толерантностью понимается активная нравственная позиция личности, выраженная в готовности признавать, принимать, понимать, уважать многообразие и своеобразие существующего мироздания в процессе взаимодействия субъектов в условиях поликультурного общества. Тогда межконфессиональная толерантность учащихся — это активная нравственная позиция личности, выражающая ее готовность признавать, принимать, понимать, уважать религиозное многообразие и своеобразие в процессе взаимодействия субъектов в условиях поликонфессионального общества и проявляемая в ценностном компоненте.

Таким образом, можно заключить, что межнациональная и межконфессиональная толерантность  — это разносторонние феномены. В основе которых лежит положительное отношение к своему и к другим народам, где существенным является ведущий характер толерантности.

В нее входит как принятие мнения представителей других этносов, привычек, поведения, так и обмен ценностями.

 

В психологических работах можно встретить определение понятия «ценность» как «то, что человек особенно ценит в жизни, чему он придает особый, положительный жизненный смысл». В отечественной психологии сложился ряд школ и направлений, в которых аналогичные подходы к пониманию ценностей рассматриваются в различных аспектах изучения свойств личности. В одних школах личность рассматривается в связи с анализом ее деятельности (А. Н. Леонтьев, C. Л. Рубинштейн), в других центральное место занимает изучение психологических отношений личности (В. Н. Мясищев), в-третьих, личность исследуется в связи с общением (К. А. Абульханова, А. А. Бодалев, Б. Ф. Ломов). С. Л. Рубинштейн также писал, что «ценности… производны от соотношения мира и человека, выражая то, что в мире, включая и то, что создает человек в процессе истории, значимо для человека». По мнению А. Г. Здравомысловой, ценности выступают важным связующим звеном между обществом, социальной средой и личностью, ее внутренним миром. В концепции субъект-объектных взаимодействий, представленной теорией деятельности А. Н. Леонтьева, понятие субъективных ценностей в какой-то степени ассоциируется с понятием значимости, предполагающим связь индивидуальной представленности значений с эмоционально-мотивационной сферой 

М. Рокич выделяет два класса ценностей: терминальные ценности — убеждения в том, что какая-либо конечная цель индивидуального существования с личной или общественной точек зрения стоит того, чтобы к ней стремиться; инструментальные ценности — убеждения в том, что какой-либо образ действий является с личной и общественной точек зрения предпочтительным в любых ситуациях. Терминальные ценности носят более устойчивый характер, чем инструментальные, причем для них характерна меньшая межиндивидуальная вариативность.

Понятие «ценность» отличается от понятия «ценностные ориентации» тем, что подразумевает «важный компонент мировоззрения личности или групповой идеологии, выражающий (представляющий) предпочтения и стремления личности или группы в отношении тех или иных обобщенных человеческих ценностей (благосостояние, здоровье, комфорт, познание, свобода, творчество,труд и т.п.)». В психологической литературе разделение этих понятий сводится к рассмотрению ценностных ориентаций как индивидуальных форм репрезентации надиндивидуальных ценностей.

М. С. Яницким была предложена модель типологии личности, основанная на экспериментальном выделении типов, исходя из целостной иерархии ценностных ориентаций исследуемых. В качестве основания для группировки использовались выставленные исследуемыми ранги значимости терминальных ценностей (т.е. ценностей-целей) теста М. Рокича.

«Ценностные ориентации — это относительно устойчивое, избирательное отношение человека к совокупности материальных и духовных благ и идеалов, которые рассматриваются как предметы, цели или средства для удовлетворения потребностей жизнедеятельности личности. В ценностных ориентациях как бы аккумулируется весь жизненный опыт, накопленный в индивидуальном развитии человека», определяющий его взаимоотношения с другими людьми, преобразования личности, в том числе и по отношению к самой себе, являющий существо образа жизни индивида.

По В. А. Ядову, ценностные ориентации — это высший компонент регулятивной системы. Он характеризуется большей осознанностью, тем самым полностью зависит от ценностей социальной общности, с которой себя идентифицирует личность. Ценностные ориентации ученый определяет как систему личностных установок по отношению к существующим в данном обществе материальным и духовным ценностям. Это совокупность убеждений, принимаемых индивидом в качестве своих внутренних ориентаций. В современной социальной ситуации человек стремится принять такие ценности, жизненные ориентиры, которые позволили бы ему найти свое место в различных системах социального и этнического взаимодействия и помочь самоопределиться.

Таким образом, в психологическом исследовании ценность выступает как положительная (или отрицательная) значимость для определения общности или отдельной личности любых социальных явлений, в том числе межнациональных и межконфессиональных.

С субъективной точки зрения ценностями являются взгляды, убеждения, идеи и идеалы, нормативы и образы, интересы и жизненные планы, в соответствии с которыми и на основе которых эти объекты признаются ценными или вредными, или безразлично-нейтральными. Роль ценностей определяется тем, что они служат мотивообразующими факторами, участвуют в определении целей и средств, отвечающим тем или иным ценностям; служат основой принятия решений и критерием того, к чему следует стремиться и чего следует избегать; вносят устойчивость в поведение личности.

Система образования не должна оставаться в стороне от укрепления межнациональной и межконфессиональной толерантности и создания отношения к ней как к ценности общества.

Например, сегодня в образовательных учреждениях преобладает информативная форма передачи знаний о национальностях и конфессиях среди курсантов. Так, характеризуя  психологические особенности личности курсантов, можно заметить, что процесс обучения в образовательных учреждениях ФСИН России имеет ряд характерных особенностей, отличающих их от общегражданских образовательных учреждений. Особенности этого процесса оказывают непосредственное воздействие на развитие и проявление психологических особенностей курсанта, межнациональной и межконфессиональной толерантности, а также ценностных ориентаций личности.

 

ГЛАВА 2. ЭМПИРИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ СРЕДИ КУРСАНТОВ АКАДЕМИИ ФСИН РОССИИ

 

2.1. Методы и методики исследования межнациональной и межконфессиональной толерантности

В ходе исследования было опрошено 40 курсантов 3 курса юридического факультета Академии ФСИН России г. Рязань. Испытуемые были разделены на группы. Первая  группа — представители славянских этносов (20 курсантов: русские); вторая группа — представители национальностей Северного Кавказа (20 курсантов).

В соответствии с неоднозначностью выделения признаков и проявлений феноменов для ее изучения применяются и существенно, различные методы.

Методы исследования межнациональной и межконфессиональной толерантности можно разделить на специфические, те, которые направлены на выявление установок толерантного сознания и неспецифические, которые описывают универсальные характеристики личности и межличностного общения, являющиеся в свою очередь признаками проявления толерантности (интолерантности).

К специфическим методам исследования межнациональной и межконфессиональной толерантности можно отнести следующие:

1.   Методика измерения уровня толерантности у подростков;

2.   Индекс толерантности;

3.   Осторожно! Насилие! Тетрадь для размышлений;

4.   Диагностический тест отношения;

5.   Культурно-ценностный дифференциал;

6.   Типы этнической идентичности;

7.   Этническая аффилиация;

8.   Этническая толерантность личности;

9.   Тест личностных конструктов Дж. Келли (модификация);

10. Метод измерения социального расстояния;

11. Метод приписывания качеств;

12. Психосемантика (описание этнических авто- и гетеростереотипов);

13. Техника построения семантических пространства на базе фразеологизмов;

14. Диагностика общей коммуникативной толерантности.

Неспецифические методы диагностики, используемые при исследовании толерантности, направлены на изучение личностных особенностей людей, отнесенных к «типам» толерантной (интолерантной) личности, например:

1.   Направленность личности в общении;

2.   Стиль педагогического общения;

3.   Методика на выявление авторитарности - F-шкала (Р.Н. Сэнфорд,
Т.В. Адорно, Э. Френкель-Брунсвик, Д.Дж. Левинсон);

4.   Тесты на ассертивность;

5.   Интерперсональная диагностика Т. Лири в модификации С.А. Шеина;

6.   Методика биоценочной поляризации (модификация методики Фидлера);

7.   Тест эмпатических тенденций Мехрабиана;

8.   Метод рисуночной фрустрации Розенцвейга;

9.   Тест поведения в конфликте К.Томаса;

10. Типы реагирования в конфликтной ситуации (Э.И. Киршбаум)

11. MUST-test (П. Иванов и Е. Колобова) и др.

Исследование межнациональной и межконфессиональной толерантности является непростой задачей, т.к. в значительной степени имеет дело с изучением установок личности, связанных с представлениями о социальной желательности, и с изучением ее ценностей. Поэтому, проанализировав различные психодиагностические комплексы по исследованию толерантного отношения, нами для выявления уровни сформированности межнациональной и межконфессиональной толерантности, ценностных и культурно-ценностных ориентаций личности курсантов были выбраны следующие методики:

§   Экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У.Солдатова, О.А.Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А.Шайгерова);

§   Тест культурно-ценностных ориентаций (Сонин, 2004);

§   Методика М. Рокича «Исследование терминальных и инструментальных ценностей»

 

 

2.2. Организация и процедура проведения исследования

Экспресс-опросник «Индекс толерантности» (Г.У.Солдатова, О.А.Кравцова, О.Е. Хухлаев, Л.А.Шайгерова).

Обработка результатов исследования.

Для количественного анализа подсчитывается общий результат, без деления на субшкалы.

Каждому ответу на прямое утверждение присваивается балл от 1 до 6 («абсолютно не согласен» – 1 балл, «полностью согласен» – 6 баллов). Ответам на обратные утверждения присваиваются реверсивные баллы («абсолютно не согласен» – 6 баллов, «полностью согласен» – 1 балл). Затем полученные баллы суммируются.

Номера прямых утверждений: 1, 9, 11, 14, 16, 20, 21, 22.

Номера обратных утверждений: 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 10, 12, 13, 15, 17, 18, 19.

Индивидуальная или групповая оценка выявленного уровня толерантности осуществляется по следующим ступеням:

22–60 – низкий уровень толерантности. Такие результаты свидетельствуют о высокой интолерантности человека и наличии у него выраженных интолерантных установок по отношению к окружающему миру и людям.

61–99 – средний уровень. Такие результаты показывают респонденты, для которых характерно сочетание как толерантных, так и интолерантных черт. В одних социальных ситуациях они ведут себя толерантно, в других могут проявлять интолерантность.

100–132 – высокий уровень толерантности. Представители этой группы обладают выраженными чертами толерантной личности. В то же время необходимо понимать, что результаты, приближающиеся к верхней границе (больше 115 баллов), могут свидетельствовать о размывании у человека «границ толерантности», связанном, к примеру, с психологическим инфантилизмом, тенденциями к попустительству, снисходительности или безразличию. Также важно учитывать, что респонденты, попавшие в этот диапазон, могут демонстрировать высокую степень социальной желательности (особенно если они имеют представление о взглядах исследователя и целях исследования).

Для качественного анализа аспектов толерантности можно использовать разделение на субшкалы:

1. Этническая толерантность: 2, 4, 7, 11, 14, 18, 21.

2. Социальная толерантность: 1, 6, 8, 10, 12, 15, 16, 20.

3. Толерантность как черта личности: 3, 5, 9, 13, 17, 19, 22.

Субшкала «этническая толерантность» выявляет отношение человека к представителям других этнических групп и установки в сфере межкультурного взаимодействия. Субшкала «социальная толерантность» позволяет исследовать толерантные и интолерантные проявления в отношении различных социальных групп (меньшинств, преступников, психически больных людей), а также изучать установки личности по отношению к некоторым социальным процессам. Субшкала «толерантность как черта личности» включает пункты, диагностирующие личностные черты, установки и убеждения, которые в значительной степени определяют отношение человека к окружающему миру.

Изучая уровень толерантности испытуемых с помощью методики «Индекс толерантности» Г. У. Солдатовой, О. А. Кравцовой, мы выявили, что индекс толерантности курсантов национальностей Северного Кавказа по субшкалам выражены в несколько большей степени по сравнению с группой славянских этносов (табл. 1).

Показатель общей толерантности курсантов был равен 87,5 баллов по всей выборке. В группе представителей национальностей Северного Кавказа индекс толерантности — 100 это высокий показатель, т.е. испытуемые обладают определенными выраженными чертами толерантной личности (ведущими к размыванию «границ толерантности», которые в свою очередь могут быть связаны с психологическим инфантилизмом, тенденциям к попустительству, безразличием в обществе и т.д.). Также важно учитывать, что респонденты, попавшие в этот диапазон, могут демонстрировать высокую степень социальной желательности. В группе славянских этносов средний индекс равен 75 баллов, что существенно ниже, чем у представителей национальностей Северного Кавказа. Такие результаты демонстрируют респонденты, для которых характерно сочетание как толерантных, так и интолерантных черт. В одних социальных ситуациях они ведут себя толерантно, в других могут проявлять интолерантность.

 

Таблица 1

Результаты исследования по методике «Индекс толерантности»

 

 

Курсанты славянских

этносов

Курсанты

национальностей

Северного Кавказа

Среднее

Среднее

Этническая толерантность

10

45

Социальная толерантность

30

30

Толерантность как черта личности

35

25

Общая толерантность

75

100

 

В группе представителей национальностей Северного Кавказа 45% продемонстрировали высокий уровень этнической толерантности, т.е. почти половина выделенной нами группы полностью принимает представителей другого этноса, в отличие от группы славянских этносов, где этот показатель составил всего 10%. В целом курсанты из группы Северного Кавказа продемонстрировали доброжелательность, вежливость и терпение, высокий уровень сопереживания, при этом почти каждый третий респондент считает нормальным думать, что его народ лучше, чем другие. Показатель этнической толерантности у них статистически выше, чем у курсантов славянских этносов.

Показатель по субшкале «социальная толерантность» составил 30 баллов для всей выборки, что соответствует среднему уровню толерантности.

По показателю субшкалы «толерантность как черта личности» группа представителей национальностей Северного Кавказа показала значения (25), которые выше, чем у представителей группы славянских этносов (35).

Таким образом, по шкалам «Этническая толерантность», «Толерантность как черта личности» и «Общая толерантность» были выявлены статистически значимые различия между группами курсантов славянских этносов и курсантов с Северного Кавказа.

 

Тест культурно-ценностных ориентаций

Для выявления ведущих тенденций формирования и становления культуры курсантов мы использовали тест культурно-ценностных ориентаций (Сонин, 2004). В основание теста легло представление о трех типах культуры.

Делая выводы из теории ценностных ориентаций Ф. Клакхон и Ф. Стродбека, в основе которой лежат различия между культурами, американский психолог Дж. Таусенд предложил тест культурно-ценностных ориентаций, основанный на представлении о различных ценностных ориентациях и общей направленности культур (адаптация теста для русскоязычной выборки Л. Г. Почебут).

Тест культурно-ценностных ориентаций — это не личностный тест, он предназначен для определения основных тенденций становления психологического склада наций и конфессий принадлежащих к разным культурам. Процедура теста культурно-ценностных ориентаций заключается в том, что испытуемые отмечают в каждом разделе то утверждение, которое наилучшим образом описывает ценностную ориентацию его народа. Им предлагают вспомнить, чему их учили семья, школа, религия, при ответе просят не руководствоваться современными взглядами в том случае, если они отличаются от того, чему их учили.

В основу теста заложено представление о трех типах национальной культуры. Первый тип — традиционная национальная культура — характеризуется ориентацией людей на прошлое, приверженностью традициям, интересом к истории.

Второй тип — современная национальная культура — отражает ориентацию людей на настоящее, на современные им события.

Третий тип — динамически развивающаяся национальная культура — характеризуется ориентацией людей на будущее, на достижение быстрых значительных результатов.

Ориентация на будущее выражена только у курсантов — представителей национальностей Северного Кавказа (40%), по-видимому, они рассматривают свою культуру как динамически развивающуюся и этим отличаются от курсантов славянских этносов.

В отношении к природе для тестируемых характерна ориентация на гармонию с природой: у курсантов с Северного Кавказа ориентация на гармонию с природой составила  90%, у курсантов славянских этносов — 65%. Это характерно для наций, в менталитете которых центральное положение занимают ценности традиционной культуры, они стремятся не противопоставлять природу и человека, рассматривая их как единое целое (как видим, в группе курсантов с Северного Кавказа единство природы и человека выражено сильнее).

Согласно результатам опроса по третьему вопросу, в группах курсантов славянских этносов и курсантов с Северного Кавказа преобладают ценности традиционной культуры, характерен уклон в сторону признания необходимости контроля и ограничения свободы. 80% курсантов славянских этносов и 60% курсантов — представителей национальностей Северного Кавказа считают, что если людьми не руководить, то они склоны совершать плохие и хорошие поступки. Интересно, что 25% курсантов с Северного Кавказа полагают, что если людьми не руководить, то они склоны совершать хорошие поступки; среди курсантов славянских этносов таких ответов нет вообще.

В ответах на четвертый вопрос обнаружилось наибольшее различие в отношении к тому, что является основным для взаимоотношений. Первое место принадлежит ответу «большая семья», так ответили 70% курсантов с Северного Кавказа. Среди курсантов славянских этносов этой позиции придерживаются только 35%, столько же отдают предпочтение позиции «индивидуальность, самобытность личности».

В ответе на последний вопрос курсанты славянских этносов и курсанты с Северного Кавказа проявили единство во взглядах, однако в качестве ответов выбрали характерные не для традиционных коллективистских культур («существование само по себе достаточно для жизни» по 0% в двух группах), а для современной и динамически развивающейся — «рост и развитие личности является самой важной целью в жизни».

В целом этнические менталитеты курсантов славянских этносов и курсантов с Северного Кавказа имеют отличия, но обе культуры преимущественно относятся к традиционным по классификации Ф. Клакхон и Ф. Стродбека, где человек рассматривается как существо, зависимое от ближайшего социального окружения. В такой культуре не допускается внутренняя свобода человека. За его действиями, поступками и даже мыслями осуществляется постоянный строгий контроль со стороны сообщества. Люди этой культуры воспринимают природу как вечную тайну бытия, как неразрешимую загадку, отгадать которую они не стремятся. Деятельность человека строго регламентирована. За успехи в работе и творческое отношение к делу человека, как правило, вознаграждают не сразу, а через какое-то время, наверняка на выбор испытуемых оказывают влияние условия профессионализации в учебном заведении.

 

Таблица 2

Культурно-ценностные ориентации курсантов славянских этносов и курсантов национальностей Северного Кавказа, %

№ п/п

Темы раздела

 

Курсанты славянских

этносов

Курсанты национальностей

Северного

Кавказа

1.

В моей культуре важнейшим фактором при принятии решений люди считают:

 

 

прошлое

45

40

настоящее

55

20

будущее

0

40

2.

В моей культуре люди обычно считают, что они:

 

 

жертвы природных сил

20

10

живут в гармонии с природой

65

90

управляют многими природными силами

15

0

3.

В моей культуре считается, что если людьми не управлять, то они, вероятно, будут совершать:

 

 

плохие поступки 

20

15

плохие и хорошие поступки 

80

60

хорошие поступки

0

25

4.

В моей культуре люди считают самым основным в своих взаимоотношениях:

 

 

наследство и происхождение

30

30

большую семью

35

70

индивидуальность, самобытность личности

35

0

5.

В моей культуре люди полагают, что:

 

 

существование само по себе достаточно для жизни

0

0

рост и развитие личности является самой важной целью в жизни

65

70

практическая деятельность и достижение совершенства — лучшая цель

35

30

 

 

 

Методика М. Рокича «Исследование терминальных и инструментальных ценностей»

Исследование терминальных и инструментальных ценностей по методике М. Рокича показало неоднозначные результаты в рассматриваемых группах (табл. 3 и 4).

 

Таблица 3

Показатели терминальных ценностей курсантов славянских этносов и курсантов национальностей Северного Кавказа

Терминальные ценности

Курсанты славянских этносов

 

Курсанты национальностей Северного Кавказа

Ранг

Ранг

Активная деятельная жизнь

5

8

Жизненная мудрость

7

4

Здоровье

2

2

Интересная работа

12

15

Красота природы и искусства

18

18

Любовь

6

5

Материально обеспеченная жизнь

10

6

Наличие хороших и верных друзей

1

3

Общественное признание

11

14

Познание (расширение кругозора)

16

11

Продуктивная жизнь

14

9

Развитие, работа над собой

9

10

Развлечения

13

16

Свобода

8

12

Счастливая семейная жизнь

3

1

Счастье других

15

13

Творчество

17

17

Уверенность в себе

4

7

 

Таблица 4

Показатели инструментальных ценностей курсантов славянских этносов и курсантов национальностей Северного Кавказа

Инструментальные ценности

Курсанты славянских этносов

 

Курсанты национальностей Северного Кавказа

Ранг

Ранг

Аккуратность (чистоплотность)

17

2

Воспитанность

15

1

Высокие запросы

8

18

Жизнерадостность

4

8

Исполнительность

14

10

Независимость

1

12

Непримиримость к недостаткам

12

17

Образованность

6

3

Ответственность

11

4

Рационализм

3

15

Самоконтроль

7

5

Смелость в своем мнении

10

7

Твердая воля

2

9

Терпимость

18

11

Широта взглядов

13

14

Честность

5

6

Эффективность в делах

9

16

Чуткость

16

13

 

Среди наиболее предпочитаемых терминальных ценностей в обеих группах присутствуют счастливая семейная жизнь (1-е место у курсантов с Северного Кавказа, 3-е место у курсантов славянских этносов), здоровье (2-е место в обеих группах), наличие хороших и верных друзей (1-е место у курсантов славянских этносов и 3-е место у курсантов Северного Кавказа).

Наибольшие различия прослеживаются между группами в инструментальных ценностях.

Групповая иерархия инструментальных ценностей (т.е. ценностей-средств) курсантов — представителей национальностей Северного Кавказа характеризуется предпочтительной ориентацией на воспитанность, аккуратность, образованность, ответственность, самоконтроль при низкой значимости таких ценностей, как рационализм, эффективность в делах, непримиримость к недостаткам, высокие запросы. А в группе славян групповая иерархия инструментальных ценностей курсантов характеризуется преобладанием независимости, твердой воли, рационализма, жизнерадостности, честности. Курсанты Северного Кавказа отличаются от курсантов-славян более высоким предпочтением аккуратности (чистоплотности), воспитанности, независимости и жизнерадостности.

Анализ полученных данных позволяет сделать вывод о том, что курсанты, имея одинаковые жизненные ценности, предпочитают противоположные ценности-средства для достижения своих целей. Данные результаты актуализируют проблему формирования и укрепления межнациональной и межконфессиональной толерантности личности курсантов славянских этносов и представителей национальностей Северного Кавказа в условиях профессионализации в учебном заведении.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Заключение

Таким образом, сформулированная гипотеза о различной межнациональной и межконфессиональной толерантности, ценностных и культурно-ценностных ориентациях личности курсантов среди представителей славянских этносов и национальностей Северного Кавказа получила свое подтверждение. Результаты исследования показали, что существуют различия между курсантами славянских этносов и курсантами Северного Кавказа в инструментальных ценностях, в показателях толерантности и в отдельных культурно-ценностных ориентациях. Знание этих отличий может повысить эффективность учебной деятельности преподавателей вуза.

 

Список использованной литературы

1.      Абдуразакова Д. М. Развитие толерантного сознания : культурно-педагогический аспект // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. - 2009. - N 5. - С. 69-73.

2.      Аверзаев И. Ч. О формировании толерантности у учащейся молодежи // Воспитание школьников. - 2010. - N 7. - С. 64-66.

3.      Асланова С. Вера в будущее России спасет молодежь // Финансы, экономика, безопасность. - 2009. - N 5. - С. 44-45.

4.      Барциц В. В. Межэтнические проблемы в молодежной среде : работа школы в воспитании патриотизма и профилактике этнонационализма // География и экология в школе XXI века. - 2007. - N 9. - С. 59-63.

5.      Бахчиева О. А. Формирование терпимости - основа духовно-нравственного развития общества // СОТИС - социальные технологии, исследования. - 2009. - N 2. - С. 41-43.

6.      Бережная М. С. Развитие толерантного сознания личности в социокультурном пространстве образования и искусства // Философские науки. - 2009. - N 4. - С. 58-68.

7.      Боргоякова Т. В. Молодежный экстремизм - угроза национальной безопасности России // Экономика и право. - 2009. - N 3 / 4. - С. 50-73.

8.      Вафина Э. Дж. Формирование толерантных отношений у молодежи // Преподавание истории в школе. – 2014. - N 3. - С. 56-58.

9.      Вислова А. Нетерпимость в молодежной среде и способы ее преодоления // Воспитание школьников. - 2010. - N 3. - С. 15-20.

10.    Евдокимова Т. Л. Правовое регулирование толерантности молодежи как средство противодействия экстремизму // Власть. - 2009. - N 11. - С. 64-66.

11.    Жукова Т. И. Толерантность - человеческая добродетель // Профессионал. - 2010. - N 2. - С. 28-29.

12.Зеркало межэтнических отношений // Этносфера. - 2009. - N 2. - С. 8-12.

13.    Крутелева Л. Ю. Формирование толерантного сознания как одна из основных задач современной системы образования // Российский психологический журнал. – 2009. - Т. 5. - С. 90-92.

14.    Маркова Н. Г. Формирование у молодежи толерантности как индикатора культуры межнациональных отношений // Среднее профессиональное образование. - 2011. - N 10. - С. 51-54.

15.    Милюкова И. А. Проявление ксенофобии в молодежной среде : региональные аспекты // Молодежь и общество. - 2008. - N 3. - С. 46-66.

16.    Молодежь в науке и культуре XXI века. - Челябинск : Челябинская государственная академия культуры и искусств , 2011. - 381 с.

Свердловская ОУНБ; КО; Шифр 72; Авторский знак М754; Формат Б; Инв. номер 2296054-КО

17.    Пономарева Т. О. Молодежь выбирает толерантность // Современная библиотека. - 2010. - N 3. - С. 45-49.

18.    Рожкова Л. В. Толерантность в полиэтнической студенческой среде // Социология образования. - 2009. - N 11. - С. 71-79.

19.    Рубан Л. С. От конфликта к толерантности. Трудный путь к консенсусу // Безопасность Евразии. – 2006. - N 2. - С. 195-209.

20.    Севортьян А. Этнические проблемы студенческой среды // Этносфера. - 2007. - N 11. - С. 14-16.

21.    Ситнова Л. И. Без этого жить нельзя // Студенчество: Диалоги о воспитании. – 2010 - N 6. - С. 11-13.

22.    Староверова О. П. Формирование толерантного поведения у современной молодежи : метод. пособие / Староверова О. П. - Екатеринбург : [б. и.] , 2014. - 38 с.

Свердловская ОУНБ; КХ; Формат Б; Инв. номер 2256215-КХ

23.    Столяренко Е. В. Толерантность в общей системе формирования ценностного отношения к человеку у современной молодежи // Педагогическое образование и наука. - 2010. - N 12. - С. 78-83.

24.    Студенчество российских мегаполисов // Этносфера. - 2009. - N 11. - С. 4-7.

25.    Толерантность - результат социальной активности // Профессионал. – 2011. - N 2. - С. 5-6.

26.    Толок Е. С. Россия : место и роль института образования в формировании толерантной личности // Философия хозяйства. - 2010. - N 2 (68). - С. 230-236.

27.    Тюляева Т. И. Молодежь в современном обществе // Преподавание истории и обществознания в школе. – 2006. - N 10. - С. 63-67.

28.    Фурсенко А. "Об основных направлениях молодежной политики в Российской Федерации и государственных мерах по ее реализации" : тезисы доклада Министера А. Фурсенко на "Правительственном часе" в Совете Федерации 8 февраля 2006 г. // Родительское собрание. – 2006. - N 1. - С. 19-31.

29.    Хайруллин Р. З. Формирование культуры межнационального общения и толерантности в молодежной среде // Мир психологии. - 2009. - N 3. - С. 85-93.

30. Шайгерова Л.А. Практикум по психодиагностике и исследованию толерантности личности (учебно-методическая разработка)книга. Центр СМИ МГУ им. М.В. Ломоносова Москва, 2003. – С.112.

31.    Шереги Ф. Э. Этническая и религиозная толерантность молодежи // Мониторинг общественного мнения. - 2010. - N 2. - С. 22-42.

32.    Шинкаренко П. Молодежная политика в России : взаимодействие всех субъектов общества // Проблемы теории и практики управления. - 2008. - N 3. - С. 119-126.

 

Комментариев пока нет