Есть мнение

Информационные войны. Оборона. Правовые проблемы.

29 октября 2016

В настоящее время современные телекоммуникационные технологии активно используются иностранными спецслужбами, международными экстремистскими и террористическими организациями, группировками радикального толка для ведения т.н. сетевых или информационных войн, оказания информационно-психологического воздействия (ИПВ) на население России в целях расширения сети своих сторонников и масштабов деятельности.

Основные методы сетевого противоборства (Information Warfare) разработаны во второй половине XX века в США, определяются как «совокупность действий, направленных на формирование модели поведения друзей, нейтральных сил и врагов в ситуации мира, кризиса и войны». Расширительную трактовку это понятие получило в 1996 г. в отчете корпорации « Рэнд» MR-661-OSD (Strategic Information Warfare. A new face of War), в котором впервые использован термин «Strategic Information Warfare», придававший этому виду борьбы не только военно-стратегический смысл, но и политико-идеологический, путем применения следующих методов:

1. Целенаправленное дезинформирование и пропагандистское воздействие на массовое сознание населения определенного региона, страны, нации. Цель - изменение стереотипов и сложившихся норм поведения, ценностных ориентиров, «разрыхление» или полное разрушение традиционных нравственно-культурных ценностей, осуществление культурно-идеологической экспансии через привнесение чуждых «культурных ценностей». Это приводит к подрыву национального самосознания и исторической памяти народа.

2. Целенаправленное дезинформирование и адресное пропагандистское воздействие  на индивидуальное и групповое сознание людей. Его целью является манипулирование сознанием и поведением как отдельных лиц, так и конкретных групп, как правило, играющих важную роль в формировании общественного мнения, принятии политических решений и т.д.

3. Психофизическое информационное – скрытое насильственное воздействие на психику человека в целях изменения его обыденного сознания, поведения, здоровья и манипулирования им.

Эксперты выделяют следующие начальные этапы ИПВ в рамках модели «цветных революций»:

1. Выявление конфликтного потенциала и существующих противоречий между различными социальными группами.

2. Выделение социальных групп, общественно-политических объединений, способных стать стихийным инициатором (проводником) волны протеста. На эту роль могут подходить «легко воспламеняемые» группы (в частности, молодежь).

3. Комплексная подготовка выделенных групп к дальнейшим активным действиям, определение основных модераторов.

4. Адаптация реальных целей в соответствии с мерой понимания выбранных групп и их модераторов (возможна подмена понятий, навязывание ложных целей). Внушение им уверенности в практической осуществимости поставленных задач.

5. Обеспечение информационного превосходства навязываемых идей (вбрасывание информации в целевую среду, ее «разгон» и т.д.).

6. Дальнейшее расширение контингента активных участников операции за счет обострения конфликтной ситуации, дестабилизации обстановки.

Первоначально сетевые технологии использовались иностранными спецслужбами для создания подконтрольных структур, ориентированных на ведение разведывательно-подрывной деятельности, поскольку построенные по сетевому принципу группировки очень гибки, универсальны, легко адаптируются к различным условиям и способны к многочисленным  вариантам взаимодействия.

К настоящему времени методики ведения «сетевых войн» и ИПВ вышли из-под контроля их разработчиков и взяты на вооружение членами международных террористических (МТО) и экстремистских организаций, националистических движений, «революционерами нового поколения», пытающимися создать идеологии «глобального гражданского общества». Их целями являются подрывная деятельность и дезориентация широких масс населения. Сетевые сообщества  формируются ими из личностей, которые несут собственное концептуальное целеполагание, создавая временные виртуальные организации. Если выдвинутая идея содержит вызов, то заразившиеся ею люди собираются в кластеры – слабо связанные между собой группы, объединенные, как правило, по территориальному признаку. Даже если один кластер сети разрушен, остальные могут продолжать функционировать. По данному принципу выстраивается тактика МТО «Аль-Каида», «Имарат Кавказ», «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», а также таких экстремистских организаций как «Автономное действие», «Северное братство» и др.

Их идеологи, создавая и размещая в Интернете материалы экстремистского характера, стараются воздействовать на эмоциональную и потребностно-мотивационную сферу психики представителей молодежи в возрасте от 16 до 24 лет, использовать распространенные в данной среде протестные настроения. В качестве приоритетных направлений ИПВ избраны:

‑ активная работа с инструментарием «подмены понятий», фальсификация исторических фактов и тенденциозное освещение текущих событий в целях дискредитации политики руководства Российской Федерации, дезориентирования населения, снижения доверия к органам власти и правоохранительным структурам;

‑ трактовка в качестве враждебных и неприемлемых для современной молодежи традиционных, лояльных органам государственной власти религиозных конфессий и общественных движений;

‑ героизация в качестве примеров для подражания одиозных членов террористических, экстремистских, националистических организаций;

‑ подбор и вовлечение в противоправную деятельность лиц с ярко выраженными лидерскими качествами; формирование резервов через сетевые проекты, применение специальных техник воздействия на сознание;

‑ публикация учебных пособий по способам ведения вооруженной борьбы, изготовления взрывных устройств, совершения диверсий, правилам соблюдения мер конспирации, в т.ч. при использовании современных телекоммуникационных технологий.

Подрывная и вербовочная деятельность в сети Интернет осуществляется с использование трех видов информационных ресурсов:

Первый вид - это "официальные" сайты организаций, размещенные, как правило, на серверах зарубежных провайдеров, на которых осуществляется первичная публикация аудио-, видео-, графических и текстовых материалов.

Второй - это социальные сети, блоги и форумы, через которые производится дальнейшее распространение (т.н. "разгон") экстремистских материалов, инициируется их обсуждение, осуществляется первичное вербовочное изучение участников дискуссий.

Начинающий пользователь, знакомящийся с сообщениями блога или форума, как правило, уверен, что видит текст, созданный неангажированным человеком. Встретив однотипный по информационному и эмоциональному наполнению материал на разных форумах и блогах, он подсознательно склонен считать, что информация им проверена, т.к. получена из разных, не связанных между собой источников. В рамках общественного обсуждения происходит лавинообразный вброс информации, построенной по правилам манипулятивной технологии. В итоге неквалифицированные пользователи теряют способность принимать решения самостоятельно, принимая навязываемые решения.

Размещенные на форумах и блогах материалы незамедлительно индексируются поисковыми системами ("Яндекс", "Rambler", "Google" и др.), становясь доступными для всех пользователей. Поддерживаемые экстремистами долговременные сайты, динамично меняющиеся блоги и целенаправленно инициируемые и поддерживаемые дискуссии на популярных форумах эффективно взаимодействуют между собой, создавая резонанс при индексировании опубликованных материалов поисковыми системами. Таким способом летом 2009 г. членами МТО «Имарат Кавказ» осуществлен разгон и вывод в число наиболее обсуждаемых российских новостей видеообращения бандглаваря "Саида Бурятского" по поводу подрыва автомашины с террористом-смертником у здания ОВД по г. Назрани, а также заявлений боевиков об их причастности к катастрофе на Саяно-Шушенской ГЭС.

Еще одним показательным примером активного поиска членами бандподполья новых форм пропаганды экстремистской идеологии является размещение в октябре 2009 г. на популярном среди студентов и школьников сайте т.н. "свободной интернет‑энциклопедии "Википедия.РУ" биографии бандглаваря А. Тихомирова, в которой дается положительная оценка его деятельности. В опубликованной статье заявлялось, что "Саид Бурятский" является "шейхом, исламским проповедником и богословом", "символом нового поколения в эпопее кавказской борьбы". В биографических данных в качестве гражданства А. Тихомирова указывалось виртуальное государство "Имарат Кавказ". В тексте статьи приводились многочисленные гиперссылки на сайты, созданные эмиссарами бандподполья.

Третьим видом интернет-ресурсов, используемых пропагандистами и вербовщиками, являются чаты и Интернет-пейджеры. Общение в них служит для дополнительной вербовочной обработки отдельных участников обсуждений на интернет-форумах и блогах, проявивших интерес к радикальным идеям. Экстремисты рассматривают подобный способ пополнения числа своих сторонников в качестве одного из основных, т.к. контакты в Интернет-сообществах позволяют оперативно поддерживать связь на географически больших расстояниях, обсуждать, планировать и координировать будущие акции в достаточно скрытом режиме.

Для эффективной борьбы с экстремистской и террористической деятельности в открытых телекоммуникационных сетях необходима разработка и реализация комплекса скоординированных мер правового, информационно-пропагандистского, оперативно-розыскного и профилактического характера. С учетом динамично меняющейся среды противоборства требуется и постоянное научно-методическое сопровождение, в первую очередь – в сфере совершенствования действующего российского законодательства.

Федеральным законом от 25.07.2002 г. № 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" установлен запрет на использование сетей связи общего пользования для осуществления экстремистской деятельности и ответственность за распространение экстремистских материалов (ст.ст. 12, 13). Уголовный кодекс РФ и Кодекс об административных правонарушениях РФ дополнены статьями: ст. 280 "Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности", ст. 282.1 "Организация экстремистского сообщества", ст. 282.2 "Организация деятельности экстремистской организации" УК РФ, ст. 20.29 "Производство и распространение экстремистских материалов" КоАП РФ. Федеральным законом от 27.07.2006 г. № 153–ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма" и Федерального закона "О противодействии терроризму"» Уголовный кодекс РФ дополнен ст.205.2 «Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма».

Несмотря на то, что статьей 5 указанной выше Конвенции Совета Европы (CETS № 196 от 06.05.2005 г.) предусматривалось введение уголовной ответственности за "публичное подстрекательство к совершению террористического преступления" («Public provocation to commit a terrorist offence»), означающее распространение или иное представление какого-либо обращения к общественности в целях побуждения к совершению террористического преступления, когда такое поведение, независимо от того, пропагандирует оно или нет непосредственно террористические преступления, создает опасность совершения одного или нескольких таких преступлений, разработчиками ст.205.2 УК РФ ее диспозиция не вполне корректно интерпретирована как «публичный призыв» либо «публичное оправдание террористической деятельности». В результате, квалифицируя содеянное как публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, правоприменитель обязан руководствоваться принципом субъективного вменения и доказывать, какие именно формы террористической деятельности пропагандировались в процессе соответствующих призывов, а также то, что они оказали влияние на определенную категорию лиц, эффективным образом воздействовали на сознание и психику людей.

По заключению экспертов, многие видеозаписи пропагандистских выступлений лидеров северокавказских бандформирований (в частности, Докку Умарова, «Саида Бурятского» и др.) не содержат в себе призывов в классическом понимании этого термина, либо не носят конкретный характер. Также сейчас невозможно привлечение к уголовной ответственности по ст. ст.205.1, 205.2 УК РФ лиц, распространяющих по сети Интернет обращения с просьбами (а не призывами) поддержать террористическую деятельность.

Согласно п.2 ст.3 Федерального закона от 26.02.2006 г. № 32-ФЗ «О противодействии терроризму», как террористическая деятельность должны квалифицироваться «пропаганда идей терроризма, распространение материалов или информации, призывающих к осуществлению террористической деятельности либо обосновывающих или оправдывающих необходимость осуществления такой деятельности», но до настоящего времени четкого отражения в Уголовном кодексе РФ данные правовые нормы еще не нашли.

С 01.11.2012 г. вступили в силу дополнения к Федеральному закону № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». В соответствии со ст. 15.1 в целях ограничения доступа к сайтам в сети "Интернет", содержащим информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено, создается единая автоматизированная информационная система "Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети "Интернет" и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети "Интернет", содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено". Вместе с тем порядок создания, формирования и ведения данного реестра, конкретный механизм ограничения доступа к сайтам пока еще детально не отработаны.

Кроме того, несмотря на общее мнение о необходимости ограничительных мер, ряд специалистов отмечает их низкую эффективность. На сайтах, используемых представителями экстремистских и террористических группировок, регулярно появляются новые инструкции о способах обхода программ, блокирующих доступ, а также о мерах конспирации и противодействия правоохранительным органам.

Конкретные формы и методы информационно-пропагандистских и оперативно-розыскных мероприятий в открытых телекоммуникационных сетях являются предметом отдельного обсуждения.

Однако хотелось бы отметить, что одной из основных задач противодействия экстремистской и террористической деятельности в открытых телекоммуникационных сетях является создание условий, при которых пользователи в процессе Интернет-серфинга и поиска необходимых материалов как можно чаще встречали объективную тематическую информацию, формирующую негативное отношение к идеям экстремизма. В этой связи значительную роль может сыграть активная гражданская позиция каждого, конструктивная нетерпимость к экстремистским проявлениям. Здоровые силы общества должны продемонстрировать, что и в реальном, и в виртуальном пространстве преобладают они, принять участие в информационном подавлении ресурсов, пропагандирующих идеологию экстремизма и терроризма.

Комментариев пока нет