Идеология политики и идея деполитизации общественной жизни

Исходя из вышеизложенного, можно заключить: каждое политическое явление, каждый политический процесс опирается на определенное идеологическое основание. Другими словами, у любого политического феномена обязательно есть своя идеологическая база. Это дает нам право вести речь о существовании специфического вида идеологии – идеологии политики, что, собственно, уже отмечалось на страницах данной работы.

Наряду с идеологией политики в современном мире существует идея дополитизации. Есть люди, которые ведут речь не просто об идее деполитизации жизни общества, а даже о существовании одноименной идеологии. Не будем вступать в дискуссию с теми и другими. Не суть важно, идет речь об идее или идеологии деполитизации общественной жизни, расширяется ли зона действия идеи до идеологии, или идеология деполитизации сужается до ее идеи. Это не меняет суть. Нам, в контексте работы, посвященной феномену идеологии, необходимо определиться, как следует относиться к идее, идеологии деполитизации. Для того чтобы решить эту задачу, следует понять содержание идеи или идеологии деполитизации. История развития политического общества свидетельствует о том, что в нем всегда были люди, отстаивающие идею его деполитизации. В какие-то исторические периоды их было больше, в какие-то – меньше. Иногда они были особо активны, но чаще все же пассивны, поскольку даже их реалии политического общества рано или поздно заставляли с собой считаться.

При этом заметим, что желание, стремление людей жить в деполитизированном обществе, можно понять. Ведь это, по сути, стремление жить в обществе абсолютно равных, абсолютно нравственных людей, которым не нужно государство как специфический институт регулирования их поведения и защиты от возможных социальных катаклизмов.

По сути, те, кто отстаивал и отстаивает идею деполитизации общественной жизни, зовут нас в «Город солнца». А кто же туда не хочет? Хотят, видимо, все люди, желающие жить в гармонии с собой и средой своего существования. Но как показывает реальная жизнь, такого «города» еще нет, да и вряд ли он может появиться в ближайшем будущем, поскольку современное общество есть, и в обозримой перспективе будет обществом политическим. Существуют на этот счет два главных, и что очень важно, объективных, аргумента: а) в современном обществе идет борьба за власть в самых разных формах; б) в нем продолжают существовать и действовать субъекты, борющиеся за нее, то есть субъекты политики.

Реальное существование этих фактов трудно подвергнуть сомнению, а тем более отрицанию, конечно, если руководствоваться здравым смыслом в добром понимании этого словосочетания. Казалось бы, все ясно, но не для всех.

Несколько лет назад появились люди, которые достаточно активно стали декламировать идею деполитизации современного общества. В частности, речь велась, прежде всего, о деполитизации российского общества, стран бывшего социалистического лагеря. Кое-кто утверждал, что с отрицанием социализма в России и других странах в них автоматически деполитизируется общественная жизнь. Этот тезис сразу же вызывал обоснованное недоумение у здравомыслящих людей. По сути, декларировалась деполитизация жизни в странах, вставших на путь капитализма. Парадокс заключался уже в том, что ни одна страна в мире, многие десятки лет развивающаяся по пути капитализма, не была деполитизирована, как не является деполитизированной и сейчас. Таким образом, декларировалось возникновение феномена, который реально в истории человечества не существовал и не существует.

Когда звучали декларации о возможной деполитизации общественной жизни в странах бывшего социалистического лагеря, то наряду с их несуразностью виден был социальный заказ, в соответствии с которым они декларировались.

Вместе с тем все разговоры о том, что в нынешней реальной жизни возможно достичь состояния деполитизации той или иной страны – по меньшей мере беспочвенны, а по большому счету – ложны.

Попытаемся доказать приведенный вывод. Поставим вопрос: почему жизнь ни одной современной страны не может быть деполитизирована? Или, другими словами, при каких условиях жизнь той или иной страны правомерно квалифицировать как деполитизированную? Ситуация деполитизации страны проста: она не должна участвовать в политике, она должна находиться за «скобками» политической жизни. А есть ли в современном мире хоть одна страна, находящаяся вне современного политического процесса? Такой страны нет. Основные элементы политики есть в каждой стране современного мира. Поэтому нет оснований вести речь о деполитизации их социальной жизни.

Достаточно строго, как уже отмечалось, можно ответить и на второй вопрос об условиях реальной деполитизации общественной жизни. Настоящая деполитизация возможна только тогда, когда в стране нет ни одного признака, ни одного условия, формирующего политику.

Ранее было сказано об условиях, причинах и основаниях, которые должны перестать работать в той или иной стране, чтобы появилась возможность обоснованно вести речь о деполитизации ее общественной жизни. Еще раз подчеркнем, что методологическим основанием решения этой задачи является определение политики. Словом, деполитизация общества может наступить только тогда, когда в нем прекратится борьба за власть, ее удержание, когда власть прекратит свое функционирование; перестанут существовать отношения между социальными группами, нациями (народностями), классами, государствами, ветвями власти, регионами конкретных государств, союзами государств, религиозными течениями по поводу существования, развития и функционирования конкретных стран.

Другими словами, реальная деполитизация общества возможна в условиях прекращения существования всех политикообразующих факторов. До тех пор, пока в той или иной стране будет существовать хотя бы один из них, вести речь о деполитизации ее общественной жизни явно преждевременно.

В контексте размышлений о проблеме деполитизации нельзя не сказать несколько слов о России. Автору работы своими глазами пришлось видеть людей, которые довольно убежденно отстаивали мысль (ее идеей назвать нельзя) о том, что посткоммунистический период жизни нашей страны будет деполитизированным. Слушая их, возникало немало вопросов, размышлений, сомнений... Главным из них был вопрос: действительно ли Россия будет первой и единственной страной в мире, которая будет вне политики? Размышляя логично, никак с этим выводом не удавалось согласиться, поскольку его признанию противодействовали факты.

Есть целый ряд объективных доказательств тому, что российское общество – это политический феномен, активный участник современного мирового политического процесса. И все же, аргументируем факт политизации современной России более предметно.

Во-первых, в сегодняшней России люди не равны по своему экономическому положению, по своим социальным возможностям. В ней реально существуют три группы людей, формирующих три ее класса: бедные, средний класс, богатые. Различие их экономических возможностей обусловливает их различие в социальном положении, детерминирует различия их настроений, помыслов, устремлений, которыми они руководствуются в жизни. Названные группы людей, живущие в российском обществе, неизбежно вступают в отношения друг с другом. А это значит, что внутри России «живет» политика.

Во-вторых, у этих существенно различающихся по своему положению групп людей есть социальные институты, организации, партии, которые их обслуживают. Они опять же, находясь в одном пространстве, не могут не вступать в отношения друг с другом. Эти отношения между различающимися по своим интересам, идеям, способам действий институтами, организациями, партиями с необходимостью вызывают к жизни второй элемент политической жизни современной России.

В-третьих, общеизвестно, что Россия – страна многонациональная. Народности и нации, живущие в нашей стране, имеют различия между собой, причем не только этнические, но и экономические, социальные, духовные. Субъекты многонационального государства опять же неизбежно вступают в отношения между собой, поскольку живут на территории одной страны. Это ведет к формированию третьего элемента политики Российской Федерации.

В-четвертых, объективным основанием для формирования следующего элемента политики России является ее федеративное устройство. Каждая федеральная единица, каждый регион имеет относительную самостоятельность, отличается по своим социально-экономическим условиям от других. Эти отличия проявляются во взаимодействии регионов друг с другом, в отношениях друг к другу. Так формируется четвертая составляющая политики России.

В-пятых, социальные группы, классы, социальные институты, партии, нации, народности, регионы, так или иначе, участвуют в формировании власти в России. Как известно, власть, формирование ее, борьба за ее завоевание (обретение), удержание и использование в определенных интересах – один из самых важных, если не самый важный фрагмент политики. Словом, отношения между вышеназванными феноменами по поводу власти в России обусловливают существование пятого, очень важного элемента современной политики в России.

В-шестых, к прямой политизации жизни россиян ведет механизм взаимодействия, взаимоотношений, противоречий, которые существуют между ветвями власти: законодательной, исполнительной и судебной. Совокупность отношений между названными феноменами приводит к формированию шестого важного элемента политики новой России.

В-седьмых, сегодня вряд ли можно назвать надполитическими отношения между основными религиозными конфессиями, направлениями, реально существующими и функционирующими в нашем обществе.

В-восьмых, мы были бы необъективны, если бы не видели и не квалифицировали как политические отношения между российским государством, народом, законопослушной частью российского общества и криминалом. К большому сожалению, он превратился в последние годы в самостоятельный, надгосударственный трест, серьезно влияющий на жизнь социальных групп, классов, наций, народностей, регионов, на действия законодательной и исполнительной ветвей власти, на работу средств массовой информации, наконец, на развитие всех сфер общественной жизни, включая экономику нашей страны. Собственно, без труда в этом факте можно видеть элемент политизации жизни современной России.

Наконец, в-девятых, Россия не может быть вне политики, поскольку она – участник, где-то очень активный, где-то менее активный, международного, межгосударственного, мирового политического процесса.

Есть несколько фактов, которые характеризуют участие России в мировом политическом процессе. По сути, речь идет об аргументах, доказывающих интеграцию России в мировой политический процесс. Приведем их.

Первый аргумент. Общеизвестно, что вопрос о власти в государстве – вопрос политический. Каков характер власти в нашей стране, в руках каких сил она находится – проблема, которая была и остается небезразличной для политиков фактически во всех странах мира. Есть все основания для вывода – вся история России наглядно, объективно этот факт подтверждает.

Второй аргумент. В мировом политическом процессе принимают участие наряду с Россией, как государством, его субъекты, то есть его регионы. Во многих случаях – они относительно самостоятельные участники мирового политического процесса.

Третий аргумент. Политические партии, общественные организации, союзы граждан России с необходимостью интегрированы в современный мировой политический процесс, поскольку находятся в специфических политических отношениях с подобными институтами в других странах мира.

Четвертый аргумент. Каждому, объективно смотрящему на мир человеку, понятно, что люди, принадлежащие к одной и той же народности или нации, живущие в разных государствах, не могут не интегрироваться, не объединять свои усилия в целях отстаивания национальных интересов. Другими словами, представители тех или иных народностей и наций, живущих на территории России, помимо участия во внутренней ее политике, так или иначе, в большей или меньшей степени, вовлечены в мировую политику, вступая во взаимоотношения с представителями своих народностей и наций, живущими в других странах.

Пятый аргумент. Различные религиозные конфессии, существующие в России, находятся во взаимодействии с религиозными конфессиями других стран, тем самым способствуя ее участию в мировом политическом процессе.

Шестой аргумент. В механизме мировой политики находятся все ветви государственной власти России: законодательная, исполнительная, судебная. Правда, степень их вовлечения в мировой политический процесс на различных этапах развития общества была разной. В данном контексте о российских средствах массовой информации, как некой четвертой ветви власти, пожалуй, и говорить не следует, поскольку они добросовестно доказывают всеми способами свое участие в мировом информационном процессе. Последний, как известно, в значительной степени политизирован. Более того, современная общественная жизнь свидетельствует о растущей (нарастающей) политизации фактически всех ее сфер.

Словом, самым мощным фактором, противодействующим идее деполитизации, по нашему мнению, является тенденция нарастающей политизации общественной жизни. Это на практике. А в теории – во многом абстрактной идее деполитизации общественной жизни сегодня конкретно противостоит идеология политики. 

 

Идеологические основы нарастающей политизации современного мира

Наблюдая за развитием мира в последние 20 лет, формируется основание для утверждения – общественная жизнь переживает период интенсивной политизации. К этому выводу нас приводит ряд неоспоримых, ярко проявляющих себя факторов.

Фактор 1. Распад мировой системы социализма привел к значительным, можно сказать, радикальным изменениям в мировой политике, которые не уменьшили, а усилили политизацию общественной жизни. Сегодня этот процесс проявляется в следующем:

  • в превращении дружественных отношений между рядом государств, входивших в социалистический блок, в недружественные, а нередко и просто агрессивные;
  • в изменении политических отношений между субъектами политики в самих государствах, относившихся к социалистическому лагерю, в которых активизировались фактически все политические силы: партии, фронты, блоки, политические движения, фонды, политические союзы и т.д.;
  • в активизации борьбы между ветвями власти в странах бывшего социалистического лагеря;
  • в расколе общества этих стран на людей, исповедующих правую, центристскую и левую идеологии;
  • в усилившейся разобщенности людей по их финансовым, экономическим и социальным возможностям, по сути, в социальном разрыве между современными классами;

–      в   значительной   криминализации   общественной жизни, нередко ведущей к сращиванию политики и криминала;

  • в особой активности стран бывшего социалистического лагеря в поиске новых политических партнеров, в разнонаправленности такого поиска. Особенно ярко это проявляется в желании одних стран войти в различные политические союзы, блоки, фонды антисоциалистической направленности и отрицание со стороны других стран самого факта такого вхождения;
  • в разных отношениях постсоциалистических стран к США, стране, пытающейся все больше и больше единолично определять содержание современной политики.

Таким образом, есть основание считать, что распад мировой системы социализма значительно усилил политизацию современной общественной жизни.

Фактор 2. Прекращение существования Советского Союза как единого многонационального государства, это, как известно, привело к превращению его республик в самостоятельные государства. Они, как и страны бывшего социалистического лагеря, вступили в новые политические взаимоотношения с другими субъектами современного политического процесса, тем самым активизировав его. Это дает нам право не приводить ранее названные аргументы, касающиеся политического поведения стран бывшего соцлагеря, которые в полной мере характеризуют сегодня и взаимоотношения стран – бывших республик Советского Союза. Наряду с ними, есть необходимость назвать особенности, которые являются специфическими, свойственными политическим взаимоотношениям между бывшими республиками СССР. Их следует привести, поскольку они очень серьезно воздействуют на процесс политизации современной общественной жизни во всем мире.

Во-первых, нужно констатировать, что сегодня в определенном политическом противоборстве находятся республики бывшего СССР, желающие на новой основе возродить Союз, и страны, категорически неприемлющие даже саму идею такого единения.

Во-вторых, насквозь политизированы отношения бывших республик к России в новых социальных условиях. Нетрудно заметить, что по этому признаку республики бывшего СССР делятся на три группы. Одни – проводят политику, ориентированную на развитие, укрепление отношений с Россией, другие – ориентируют свою политику на Запад, третьи – балансируют в зависимости от ситуации между российскими и западными приоритетами в выборе направлений своих политических действий.

В-третьих, важной особенностью политической жизни бывших республик СССР является высокая степень политизации их внутренней жизни. Эта особенность достаточно ярко проявляет себя во всех государствах, выросших из бывших республик Советского Союза. В них фактически все слои населения вовлечены в политический процесс, в многочисленные выборные компании, референдумы, различные политические партии.

В-четвертых, в республиках бывшего СССР политизируется общественная жизнь и под воздействием так называемых «розовых», «оранжевых», «желтых» и других «революций». Причем резонанс каждой такой революции в мировой политический процесс достаточно значим, что, в конце концов, ведет к росту степени политизации современного мира.

В-пятых, о высокой степени политизации общественной жизни в бывших республиках Советского Союза говорит факт пристального внимания западных стран, особенно США, к политическим процессам, происходящим в них. Это проявляется: а) в подготовке на Западе определенной части политической элиты, которая во многом определяет жизнь бывших республик СССР; б) в активном финансировании политиков, политических партий, движений, которые должны проводить и проводят прозападную, проамериканскую политику в бывших республиках Советского Союза; в) в навязывании идеологических установок, которые должны реализовываться в странах, сформировавшихся на базе республик Союза; г) нередко в прямом вмешательстве в их внутренние дела; д) в использовании шантажа, угроз для корректировки, в интересующем Запад направлении, политики названных стран; е) в навязывании им своих моделей демократии, либерализма и т.д.

Все эти факты, по нашему мнению – прямое свидетельство усиленной политизации общественной жизни в бывших республиках Советского Союза.

В-шестых, правовая, законодательная неопределенность в странах – бывших республиках СССР, рождающая массу ошибок, и соответственно стремление органов власти их разрешить политическими средствами ведет к нарастающей политизации жизни в них.

Словом, нетрудно заметить, что распад СССР серьезно повлиял на повышение уровня политизации как внутренней жизни в его бывших республиках, так и общественной жизни в мире.

Фактор 3. Однополюсность современного мира. Фактически все, кто, так или иначе, обозревает современный мир после распада мировой системы социализма и прекращения существования СССР, говорят о его однополюсности. Еще раз заметим – в определенной мере это справедливо. Действительно, в последние годы США взяли на себя особую миссию. Миссию определителя судеб народов других стран. Они провозгласили зоной своих интересов фактически весь мир, что дает им право, как это представляют политики США, безаппеляционно вмешиваться в жизнь всех без исключения государств земного шара. После распада СССР и мировой системы социализма для США исчез должный, равный политический противовес. Это привело к своеобразному политическому диктату США. Они пытаются навязать всему миру свое видение современного политического процесса. Подобное навязывание США своих политических установок в значительной мере политизирует современный мир. В чем это проявляется?

Прежде всего в самом механизме навязывания США своей государственной идеи другим странам. Это во-первых. Во-вторых, в том, что названная идея далеко неоднозначно принимается в странах, которым она предлагается. В-третьих, в том, что она, нередко, получает политическое сопротивление, причем не только в тех странах, которым она предлагается впервые, но и в странах, которые традиционно, в течение длительных периодов, были союзниками Америки. В-четвертых, в самих США не все люди, не все социальные институты понимают и работают на реализацию идеи однополюсного мира, в котором их страна почему-то должна иметь особые политические приоритеты. В-пятых, в том, что нарастает противодействие, навязываемым США идее и политике однополярности современного мира. Как реализуется этот фактор в реальной жизни? Нетрудно заметить, что народы большинства стран мира не принимают ни идею, ни политику однополярности мира, и, как могут, противодействуют этому политическому процессу, что, в конце концов, усиливает амплитуду политизации современной общественной жизни.

Говорят, пространство не терпит пустоты. Нет СССР как активного политического противовеса США. Но сегодня есть Китай. Его амбиции, усиливающееся в мире политико-экономическое влияние. Плюс к этому – не все европейские страны готовы признать политические приоритеты США. Евросоюз хочет видеть себя реальной силой, способной самостоятельно решать политические вопросы. А коль скоро это так, то и в этом контексте правомерно вести речь о нарастающей политизации современного мира.

Другими словами, с достаточным основанием можно констатировать, что каждый из вышеприведенных аргументов свидетельствует о растущей политизации общественной жизни в мире.

Фактор 4. Одностороннее выполнение договоренностей, состоявшихся между Востоком и Западом по поводу мирового общественного развития в постсоветское время. Наиболее ярко, на наш взгляд, это проявилось в ситуации прекращения существования Варшавского договора. Симметричным ответом на этот шаг, как известно, должно было стать прекращение существования каких–либо военных блоков в мире, включая НАТО. Что же мы имеем в реальной жизни?

Североатлантический альянс не только не прекратил свое существование, а активно развивается, в том числе и за счет «рекрутирования» в свои ряды бывших стран социалистического лагеря, республик бывшего СССР. Внимательный читатель, естественно, задаст вопрос: «Каким образом названный выше фактор ведет к усилению степени политизации современного общества?»

Попытаемся ответить на него позиционно, то есть приведем ряд аргументов, по нашему мнению, свидетельствующих о том, что все обстоит именно так, а не иначе.

Первый аргумент. Сам факт отсутствия вразумительного ответа на вопрос: почему нет Варшавского договора, а есть НАТО, которого тоже не должно быть – есть основание для политического разделения людей. Их позиции политически диаметрально противоположны. Одни утверждают, что так быть не должно. Другие – так быть должно. По мнению последних, сегодня сильные (в данном случае США, Запад), мол, сами вправе определять, как должно быть. Понятно, что подобное противостояние людей, исповедующих противоположные взгляды на проблему существования военно–политических блоков, политизирует современную общественную жизнь.

Второй аргумент. Одна сторона, рассматривая проблему существования военно-политических блоков, утверждает (и у нее есть на это право), что в данном случае происходит классическое нарушение международных договоренностей, международного права. Другая – по сути, предлагает ввести в международном праве феномен «двойных стандартов». Естественно, что они вступают, в таком случае, в острые политические отношения. Последние ведут к усилению действия тенденции политизации современного общества.

Третий аргумент. Он в большей мере социально-психологический. В истории много раз люди, народы, страны дорого платили за то, что не смогли своевременно разглядеть то, что скрывается за невыполнением международных договоренностей. По этому поводу современный политический мир (как в истории было уже не раз) разделен на две противостоящие когорты. Одна склонна утверждать, что сейчас новое время, новая ситуация, действуют новые политические силы – они сделают все, чтобы разрешить возникшие политические противоречия. Другая утверждает, что у современных «краснобаев» от политики вряд ли что получится, поэтому следует ждать новых политических проблем, новых политических катаклизмов.

Фактор 5. Серьезное влияние на политизацию современного мира оказывает процесс расширения НАТО, вступление в него новых членов. Сам этот процесс имеет военно-политический характер и оценки его также глубоко политизированы. Очевидно, что и эти факты свидетельствуют о растущей политизации общественной жизни в мире.

Фактор 6. В последние годы США и их союзники предприняли немало усилий по расширению, развитию системы противоракетной обороны. Ее комплексы появляются в разных регионах и разных странах мира, причем далеко от самих Соединенных Штатов. Названный процесс не может не влиять на рост политизации современного мира, поскольку предпринимаются откровенно военно-политические действия, вызывающие ответные реакции такого же характера со стороны тех стран и сил, которые не видят необходимости в расширении США системы ПРО. По сути, действия США и их союзников провоцируют возврат к гонке вооружений – явлению, имеющему откровенный военно-политический характер.

Фактор 7. На наш взгляд, современный мир интенсивно политизируется и под воздействием фактов пересмотра новой, нередко, искаженной интерпретации военно-политической истории мира. В первую очередь это касается пересмотра истории Второй мировой войны, попыток изменить отношение к фашизму, конъюнктурные подходы к роли Красной Армии, Советского Союза в ней. Все они имеют ярко выраженный политический смысл. Они, в свою очередь, получают политические оценки и политическое противодействие со стороны тех сил, которым небезразлична военно-политическая история мира, сохранение объективных оценок ее событий.

Фактор 8. Глобализация терроризма активно способствует политизации современного мира. В последние годы терроризм из средства борьбы тех или иных относительно небольших групп людей для достижения своих заговорческих целей превратился в средство решения довольно масштабных социально-политических задач фактически в большинстве регионов мира. Что же конкретно свидетельствует о глобализации современного терроризма? Во-первых, это, конечно, его интенсивное территориальное, пространственное расширение. Во-вторых, это расширение его социальной базы, вовлечение в сети терроризма все новых и новых людей, организаций. В-третьих, это создание разветвлений, разбросанной по всему миру сети институтов подготовки террористов. В-четвертых, это переход от формирования (как было в прошлом) отдельных как правило, малочисленных, террористических групп к многочисленным террористическим формированиям. В-пятых, это создание центров консолидации и управления действиями террористических групп, организаций, формирований, по сути, во всем мире. В-шестых, это интеграция финансовых возможностей террористических сил с целью активизации их деятельности в разных регионах мира. В-седьмых, это интернационализация терроризма. Нетрудно заметить, что раньше террористические организации, как правило, формировались на национально-религиозной основе, сегодня они, как правило, интернациональны. В-восьмых, это организованные, по сути, во всем мире закупки и производство средств для осуществления террористических актов. В-девятых, это глобалистские цели современного терроризма. Сегодня он пытается позиционировать себя как институт, стремящийся изменить мир, изменить его ценности, перейти к другому общественному порядку. Наконец, в-десятых, это география и количество жертв современного терроризма. Сегодня от действий террористов люди погибают во многих странах мира. Число жертв современного терроризма – это десятки тысяч людей. При этом лидеры мирового терроризма сегодня не исключают, а ищут возможности использования оружия массового уничтожения. А это означает, что они стремятся к значительному увеличению числа жертв от своих действий.

Пожалуй, приведенных положений достаточно для того, чтобы утвердиться в глобалистском характере современного терроризма. Это с одной стороны. С другой – следует заметить, что наряду с глобализацией, современный терроризм все больше и больше политизируется. В чем это проявляется?

Терроризм политизирован в силу нескольких причин: а) он, как правило, заметим об этом с сожалением, имеет определенные национальные корни; б) он, нередко, имеет прикрытие в виде определенной религиозной окраски, и об этом мы говорим с нескрываемым сожалением; в) он выражает интересы определенных политических сил, институтов, партий, организаций.

Словом, налицо тенденция политизации современного терроризма, которая, соединяясь с его глобализацией, дает нам право, в свою очередь, видеть его место в механизме нарастающей политизации современного мира.

Фактор 9. Усиливающаяся криминализация современного мира – это, опять же, путь к его дальнейшей политизации. Утверждая, что криминализация общественных отношений ведет к повышению степени политизации общества, можно предположить, что по этому поводу поступят возражения. Хорошо известно, что с криминалом призваны бороться правоохранительные органы. Это верно, но лишь в тех пределах, когда криминал имеет локальный, «очаговый» характер. В условиях, когда он получает достаточно широкое распространение в обществе, по–своему консолидирован, противодействие ему теряет «ведомственный» характер. В этой связи возникают два вопроса, на которые необходимо дать ответы в контексте размышлений о растущей политизации современного мира: а) действительно ли в последние годы усилилась криминализация общественной жизни; б) есть ли основания считать, что усиливающаяся криминализация мира ведет к повышению уровня его политизации? Попытаемся последовательно ответить на них.

Прежде всего, приведем аргументы, свидетельствующие об усилении степени криминализации современного мира.

Во-первых, в последние годы значительно расширилась география криминала. Не будем комментировать этот факт – он очевиден и приведен ранее. Сегодня, в связи с миграцией людей, новой обстановкой в мире, криминал «пришел» в те страны, которые ранее считались относительно спокойными в этом плане.

Во-вторых, как это ни прискорбно констатировать, современный криминал целенаправленно, последовательно усилил свои позиции во всех сферах общественной жизни: экономической, политической, духовной, идеологической, социальной, правовой, информационной, экологической и даже военной.

В-третьих, особо следует обратить внимание на усиление влияния криминала на правовую сферу. Если смотреть истине в глаза, то право во многом перестает быть объективным под воздействием (читай – угрозами) современного криминала.

В-четвертых, нельзя закрыть глаза на довольно интенсивно развивающийся процесс превращения вчерашнего криминалитета в «фешенебельную», амбициозную бизнес-элиту, все больше и больше входящую в политику.

В-пятых, особо следует обратить внимание на достаточно серьезно консолидированную позицию современного криминала. В нем, как и в современном бизнесе, сегодня работают «союзы», «корпорации», «тресты», «холдинги», «транснациональные объединения».

В-шестых, это «всеядность» средств, которыми пользуется современный криминал. Данный факт лишний раз свидетельствует о его движении во все «поры» общественной жизни, включая политику.

В-седьмых, современный криминал, в силу его «всеядности», все больше и больше «дрейфует» в направлении терроризма. Современный терроризм нередко находит поддержку именно у современного криминала. Они поддерживают друг друга, усиливая тем самым свои возможности.

В-восьмых, далеко не позитивную роль в плане противодействия процессу криминализации общественной жизни играет принцип «двойных стандартов» в оценках действий, нарушающих закон. Одно и то же преступление, совершенное в разных странах, в разное время может получать неадекватные правовые оценки. Это развязывает руки криминальным организациям, рождает безнаказанность их действий.

Таким образом, есть немало конкретных свидетельств тому, что современный криминал, хотим мы этого или нет, в определенной мере усилил свой прессинг на общественную жизнь.

Теперь аргументируем вывод о том, что усиливающаяся криминализация общественной жизни, прямо или косвенно влияет на ее политизацию.

Прежде всего, обратим внимание на известную логическую зависимость. Право – возведенная в закон воля государства. Государство институт политический, институт политики, может быть, самый важный. Следовательно, любое действие или противодействие правовым нормам государства, так или иначе, резонирует в политику. Нетрудно заметить закономерность – чем активнее противодействие правовым нормам в государстве, тем последнее все шире и интенсивнее вынуждено использовать свои политические возможности в целях нейтрализации такого противодействия. В контексте наших размышлений это звучит так: усиливающаяся криминализация общественной жизни неизбежно активизирует политическое противодействие ей со стороны государства. Казалось бы, уже этого одного факта достаточно, чтобы утверждать: криминализация общественной жизни неизбежно ведет к усилению ее политизации. Вместе с тем есть возможность предложить еще несколько аргументов.

Известно, что главные интересы криминала в экономике. Она – главное поле его интересов. Поскольку экономика есть основание политики, а последняя есть ее концентрированное выражение, то становится понятным аргумент: чем сильнее криминал входит в экономику, тем активнее он начинает влиять на политику. Это, в конце концов, усиливает тенденцию политизации общественной жизни.

Давно замечено, что организованные криминальные группы, как правило, стремятся активно вникать и влиять на кадровую политику в государстве в диапазоне от противодействия неугодным им чиновникам до внедрения, назначения своих людей в государственный аппарат. А коль скоро это так, то и в этом направлении формируются основы для усиления степени политизации общественной жизни.

Через «своих» людей в государственном (партийном) аппарате криминал, как правило, стремится усилить свое влияние на все сферы общественной жизни, подчинить себе действия общественных институтов, решающих всю совокупность социальных задач, начиная с коммунальных служб и заканчивая культурой. Очевидно, что действия криминала в социальной сфере не могут быть свободны от политики. Это, в конечном счете, опять же ведет к усилению степени политизации общественной жизни.

Наконец, приведем еще один, на наш взгляд, важный аргумент. Криминал имеет свою идеологию, свои правила и принципы, определяющие мировоззрение людей, составляющих его социальную базу. Идеология криминала неизбежно, рано или поздно, сталкивается с духовностью народа (народов) конкретных стран. Противоречия в ходе такого столкновения, как правило, разрешаются с использованием политических средств, а это ведет к дальнейшей политизации общественной жизни.

Особо ярко названные противоречия проявляются в борьбе криминала за средства массовой информации и противодействия ему со стороны государственных институтов. Очевидно, что столкновение этих сил в борьбе за СМИ носит политический характер. Следовательно, и этот факт «работает» на дальнейшую политизацию общественной жизни.

Таким образом, резюмируя все вышеизложенное, правомерно сделать несколько взаимосвязанных выводов. 1. Есть все основания утверждать, что современный мир, общественная жизнь в последние годы переживает усиливающуюся политизацию. 2. Тенденция усиления степени политизации общественной жизни – явление не локальное, а всеобщее, охватывающее своим действием фактически весь мир. 3. Мы должны констатировать, что особая негативная роль в повышении уровня политизации современной общественной жизни принадлежит терроризму. 4. В современных условиях нет достаточного основания для обеспечения деполитизации общественной жизни.  Сегодня деполитизация может существовать и существует как перспективная идея, но не как реальный процесс.

Словом, сложившиеся условия общественной жизни формируют достаточное основание для утверждения о ее нарастающей политизации. Реальный процесс нарастающей политизации общественной жизни отражается в общественном сознании людей, в идеологиях основных социальных групп, внося определенные коррективы в содержание последних. В рамках современных идеологий формируются основы, определяющие отношение социальных групп к тенденции нарастающей политизации современного общества.

А.А. Кокорин, доктор философских наук