Идеология и практика

Очевидно, что главная ценность любой идеологии не в том, что она является системой идей, выражающих коренные интересы конкретной социальной группы. А прежде всего в том, что эта система идей нацеливает людей на решение практических задач. Другими словами, истинную ценность любая идеология обретает только тогда, когда существует механизм практической реализации ее идей. Хорошо известно, что идеи, мысли могут реализовываться при условии существования методологии и методики их практического воплощения. Собственно методология и методика, взятые в единстве, как раз и формируют упоминавшийся выше механизм практической реализации идеологий. Без него не может обрести статус практической ни одна идеология. Более того, механизмам реализации всех без исключения идеологий присущи общие характерные признаки. На них хотелось бы сосредоточиться в ходе дальнейших размышлений.

Прежде всего, заметим, что первым важным элементом названного механизма является методология. В данном контексте она нас интересует как совокупность приемов, способов, подходов и методов, с помощью которых содержание идеологии должно реализовываться на практике. Возникает законный вопрос: как формируются названные методологические средства: приемы, способы, подходы и методы. Формируются они на базе идей, входящих в содержание конкретной идеологии. Другими словами, как только идеология начинает работать на разрешение практических задач, как только она соединяется с практикой, она перестает работать как теоретическая форма, превращаясь в конкретное методологическое средство.

Известно, что идеология – это теория определенного социального поля, определенной предметной области, какими являются идеологии капитализма, социализма, либерализма, демократии, технократии, консерватизма и т.д. Коль скоро идеология – это теория, а всякая теория отражает сущности явлений своей предметной области в формах понятий, законов, принципов и определений, то очевидно, что именно на базе этих форм и возникают соответственно приемы, способы, подходы и методы решения практических задач. По большому счету, следует заметить, что идеология, работающая на практику, превращается в методологию решения практических задач своей предметной области.

Вторым элементом механизма практической реализации всех без исключения идеологий является методика. Последняя базируется на методологии, не существует без нее. Вместе с тем, она решает задачи, отличающиеся от методологии. По сути, она решает две проблемы в ходе практической реализации идеологий. С одной стороны – задачу выбора методологических средств для решения конкретных практических проблем. С другой – задачу определения последовательности их использования. Очевидно, идеология может иметь в своем распоряжении довольно большой набор методологических средств, но если он не найдет среди них те, которые позволят ему эффективно реализовать идеологию на практике, то он вряд ли сработает эффективно. Но это одна сторона дела. Другая – он может правильно, адекватно задаче, выбрать методологические средства ее решения, но будет их использовать в последовательности, которая не позволит ему найти оптимальные пути решения практических задач.

Словом, механизм практической реализации идеологии: методология плюс методика. Выбор методологических средств для решения конкретных идеологических задач и определение последовательности их использования обычно детерминируют следующие факторы.

Во-первых, это суть практической задачи, которая должна быть решена на основах и в соответствии с содержанием конкретной идеологии.

Во-вторых, это особенности ситуации, в которой происходит процесс практической реализации идей, входящих в содержание конкретных идеологических систем.

В-третьих, это опыт, знания, накопленные ранее по поводу решения задач подобного типа с учетом методологических и методических нюансов.

В-четвертых, это возможности субъектов, решающих практические задачи материализации идеологии. Возможности субъектов характеризуются: глубиной овладения ими теоретическими основами конкретной идеологии, глубиной и диапазоном овладения ими методологическими средствами и опытом их применения на практике, их интуицией, способностью использовать современные технические средства.

В-пятых, это наличие в распоряжении субъектов идеологического процесса таких технических средств.

В-шестых, это уровень согласованности методологии и методики, применяемых в процессе решения конкретной идеологической задачи, с методологией и методикой решения других задач, решаемых с ней параллельно. Дело в том, что ни одна идеологическая задача не решается абсолютно самостоятельно. Она, как правило, звено в цепи взаимосвязанных задач.

В-седьмых, это поддержка или противодействие со стороны методологических и методических средств других идеологий, заинтересованных или не заинтересованных в практическом решении конкретной задачи конкретной идеологии.

Словом, существует ряд факторов, которые детерминируют процесс практической реализации идеологий.

Главной задачей данного параграфа является определение взаимодействий идеологии с практикой. Под практикой обычно понимают процессы и результаты целенаправленной деятельности людей. Эти процессы носят как материальный, так и духовный характер. Так появляется возможности различать материальную и духовную составляющие практики. Их взаимодействия выглядят так:

–     материальная практика первична по отношению к духовной;

– духовная практика оказывает обратное воздействие на материальную;

– они могут опережать друг друга или отставать друг от друга в процессе развития;

– духовная практика готовит теоретические основы практики материальной;

– специально подчеркнем – главное в содержании практики как материальной, так и духовной: а) деятельность; б) деятельность целенаправленная; в) материальная и духовная; г) имеющая определенные результаты.

В соответствии с существующими сферами общественной жизни правомерно различать виды социальной практики. Можно констатировать, что существует экономическая, социальная, политическая, духовная, правовая, социально-нравственная, информационная, научнохтехническая и другие виды социальной практики. Все они имеют свои особенности, которые оставляют свою печать на процессах практической реализации идеологий.

Исходя из понимания содержаний идеологии и практики, можно достаточно конкретно охарактеризовать их взаимодействия.

  1. Идеология является своеобразной теоретической основой практических действий людей.
  2. Идеологию правомерно рассматривать в качестве теоретической базы как материальной, так и духовной практики.
  3. Практические действия людей являются процессом реализации содержания идеологий.
  4. Практика, особенно ее материальная составляющая, является высшим критерием проверки истинности идеологий.
  5. В одном и том же практическом процессе могут реализовываться идеи разных идеологий. В то же самое время, одна и та же идеология реализуется, как правило, через разные, порой разнонаправленные процессы практики.
  6. Идеологическое основание есть у всех типов социальной практики: экономической, социальной, политической, духовной, правовой, морально–нравственной, информационной, научно–технической и других.
  7. Не все идеи идеологических систем могут в тот или ной период времени, в тех или иных условиях реализовываться.
  8. Противоречия между идеологиями, являющимися теоретическими основами практических процессов могут вызывать противоречия в них. Это с одной стороны. С другой – практика, как правило, разрешает противоречия между идеологиями.
  9. Идеология легче соединяется с духовной практикой, чем с материальной. Связи первого плана идеологии и духовной практики более органичны, чем связи второго плана – идеологии и материальной практики.

Таким образом, идеология работает на практику, является духовной ее основой, в то же самое время испытывает ее воздействие на себе, изменяется, корректируется под ее воздействием. Социальная практика освещена идеологией, является главным средством демонстрации качества и возможностей всех без исключения идеологических систем.

 

Идеология и демократия

Как всегда, для того, чтобы предметно подойти к определению взаимодействий названных явлений, нужно строго определиться с их понятиями, отражающими содержательно-сущностные признаки названных явлений. Поскольку признаки идеологии уже приводились не раз, остается разобраться с характеристиками демократии как специфического непростого социального феномена.

Прежде чем это сделать, выскажем несколько замечаний, которые, как нам представляется, отражают отношение к нему со стороны людей современного общества.

Во-первых, «демократия» - одно из самых популярных слов фактически во всех странах мира. Произошло это потому, что после известных поворотных в развитии мира событий конца ХХ века основным направлением его развития должна была стать демократия, процесс демократизации жизни во всех странах мира. Отсюда – популярность термина «демократия».

Во-вторых, жизнь свидетельствует, что воспринята идея демократизации общественной жизни людьми в подавляющем большинстве стран с энтузиазмом, если не сказать с большим энтузиазмом. И это было, во многом, справедливо, поскольку с демократизацией общественной жизни люди не без оснований связывали ее улучшение, прогрессивное развитие мира.

В-третьих, чем настойчивее и шире распространялась идея демократии в общественном сознании, тем сильнее было желание у людей разобраться в ее сути. Однако, как показывает практика последних лет, амплитуда декларации термина «демократия» нарастала и нарастает сейчас, но никто по большому счету не попытался объяснить – что она из себя представляет.

В-четвертых, отсутствие строгого, точного определения содержания демократии вызвало ряд следствий: а) демократией некоторые люди, социальные силы стали пользоваться как ширмой, за которой можно делать, что хочешь и как хочешь; б) ее стали использовать для оправдания любых действий в диапазоне от самых прогрессивных до преступных, что, к сожалению, и сегодня имеет место быть во многих странах мира, особенно «младодемократических»; в) на фоне неопределенности отношения к демократии значительно, в мировых масштабах активировался терроризм; г) в ряде стран дело дошло до военных действий, проще скажем войн и т.д. По нашему убеждению, все эти процессы в большей или меньшей степени – следствия неопределенности сути современного процесса демократизации, хотя не только его.

В-пятых, неопределенность понятия «демократия» привело к упрощенным, во многом вульгарным, обыденным трактовкам ее содержания. Наиболее распространенное ее понимание как чего-то эфемерно хорошего, сведение к свободе, при этом, как правило, последняя также трактуется упрощенно, очень часто как вседозволенность.

Многочисленные социологические исследования говорят о том, что в современном обществе господствует обыденный, упрощенный, эклектический подход к пониманию сути демократии. Перефразируя Л.Н. Толстого, можно сказать так: «Все смешалось в мировом демократическом доме». А если позволить себе еще одну вольность и применить слова великого поэта к практике и теории демократии, то можно констатировать: практику «истаскали», теорию «измызгали».

Как нам представляется, выход из сложившегося положения один – строго определиться с содержательно-сущностными признаками демократии как реального социального феномена. Это с одной стороны. С другой – сформулировать понятие, отражающее эти признаки. Как это не парадоксально, попытки найти решения одной и другой проблем в работах современных исследователей не увенчались успехом. Справедливости ради заметим, что, конечно же, какие-то «штрихи к портрету» демократии отражены в современной литературе, партийных уставах, государственных документах многих стран. Но полного целостного, системного понимания сути демократии, на наш взгляд, они не несут.

Не претендуя на истину в последней инстанции, попытаемся, шаг за шагом, последовательно охарактеризовать основные содержательно–сущностные признаки демократии.

Признак первый. Демократия была, есть и будет явлением, выражающим волю народа, то есть подавляющего большинства народонаселения страны, союза государств.

Признак второй. Современная демократия – феномен политического общества, и именно в нем, выражая волю большинства, она должна обеспечивать адекватные конкретной ситуации, благоприятные условия жизнедеятельности человека. Другими словами, ее главный объект – это человек, его свобода, его благополучие.

Признак третий. Демократия – это свобода человека, живущего в конкретном обществе. Но свобода, понимаемая не упрощенно (пик такого понимания – вседозволенность), а как явление, существенными характеристиками которого, являются: а) возможность людей, социальных субъектов действовать в конкретном обществе без ограничений, при условии соблюдения ими правовых и нравственных норм, в нем существующих; б) отсутствие в свободном обществе какого-либо необоснованного насилия по отношению к личности, социальному субъекту; в) распространение требований правовых и нравственных норм на всех без исключения членов общества; г) наличие в обществе возможностей реализовывать способности всех без исключения его субъектов во всех социальных сферах.

Признак четвертый. Демократия – это не свобода людей от каких-то социальных возможностей, а свобода во имя их преумножения.

Признак пятый. Демократия, если она истинная демократия, реализует себя со всех сферах жизни людей: экономической, социальной, политической, правовой, духовно-идеологической, нравственной, информационной и т.д.

Признак шестой. Демократия – это создание для всех людей конкретного общества исходных равных условий для реализации своих возможностей во всех социальных сферах.

Признак седьмой. Истинная демократия – это нравственность, работающая на формирование уважения к каждому человеку. Среди нравственных норм особо следует выделить уважение к каждому человеку, толерантность, тактичность, обусловленное использование мер принуждения и т.д.

Признак восьмой. Демократия формируется как отражение насущных потребностей большинства населения конкретной страны и является практическим механизмом их удовлетворения.

Признак девятой. Истинная демократия – это единство стихийного творчества людей и серьезной научно–теоретической базы. Другими словами, настоящая демократия основывается на серьезных теории, методологии и методике.

Таким образом, резюмируя вышеизложенное, можно предложить следующее определение демократии. Демократия – это специфический социальный институт, выражающий волю и насущные потребности большинства народонаселения конкретной страны, работающий на создание свободных, равных, адекватных конкретным ситуациям условий жизнедеятельности каждого человека, базирующийся на выполнении людьми правовых и нравственных норм, действующих в конкретной стране.

Предлагая данное определение, хотелось бы подчеркнуть, что оно носит, во многом, контурный характер. Вместе с тем, как нам представляется, отражает главные, сущностные признаки демократии. Хотелось бы в этой связи дать некоторые пояснения.

Во-первых, вышеприведенное определение демократии, по нашему мнению, снимает противоречие между человеком и обществом, чему, по сути, и должна служить демократия.

Во-вторых, в нем отражены правовые и нравственные ее основы.

В-третьих, оно предлагает рассматривать демократию как инструмент решения насущных задач жизнедеятельности людей во всех сферах жизни людей.

В-четвертых, в подтексте данного определения содержится вывод – реальная демократия имеет экономическую, политическую, социальную, правовую, идеологическую, нравственную, информационную функции и через них реализует свое предназначение.

Нам кажется важным замечание о том, что содержание, сущность, направленность, эффективность, истинность того или иного демократического процесса в конкретной стране может оцениваться с помощью известных индикаторов развития социальных событий, которые уже приводились на страницах данной книги. Речь идет об историческом, гносеологическом, логическом, методологическом, методическом и практическом индикаторах, экстраполированных на демократию.

Размышления о сути демократии в данном параграфе книги подчинены решению главной его проблемы: определению взаимодействий ее с идеологией. Попытаемся их представить предметно.

  1. И идеология, и современная демократия – явления одного и того же политического общества. Это не может не соединять их друг с другом. Политика во многом опосредует их отношения.
  2. У каждого демократического процесса, у каждого типа демократии есть свое, специфическое идеологическое основание.
  3. Через демократию как специфический социальный институт реализуются задачи всех областей жизни, в том числе и духовно-идеологической.
  4. У демократического института, существующего в той или иной стране, может быть основание, интегрирующее идеи разных идеологических систем. Как и наоборот. Одна идеология может «обслуживать» разные типы демократических институтов.
  5. Демократия и идеология работают в одном социальном интервале, его границы определяют правовые и нравственные нормы, существующие в конкретной стране, в конкретном союзе государств.
  6. Важно подчеркнуть и такую позицию, у демократического процесса в каждой стране, как уже отмечалось, есть свое, теоретическое основание. В то же самое время теория демократии есть своеобразная идеологическая система.
  7. Очевидно, что, несмотря на их социальное взаимодействие, идеологические и демократические системы обладают относительной самостоятельностью, позволяющей сохранять им свою специфику, свою самобытность.

Таким образом, взаимодействие идеологии и демократии детерминировано их существованием в единой реальной социальной среде, что не отменяет их различий между собой.

На основе всего вышеизложенного, впервые на страницах данной книги, хотелось бы высказать некоторые практические рекомендации.

Первая. В целях сохранения демократии следует как можно быстрее уйти от упрощенного, расхожего отношения к ней.

Вторая. Необходимо в ближайшее время подвести под нее серьезное научно–теоретическое основание.

Третья. Очень важно предметно охарактеризовать ее методологические возможности истинной демократии, механизмы ее использования в ходе решения практических задач.

 

Идеология и либерализм

Все наши попытки найти четкое, строгое определение либерализма, к сожалению, оказались тщетными. Хотя, и это нетрудно заметить, в последние годы это «новомодное» слово не спадает с уст многих людей: политиков, экономистов, журналистов, финансистов, юристов. По сути, в общественном сознании на всех его уровнях господствует упрощенное, по сути обыденное, понимание либерализма, хотя понятно, что реальная жизнь, и прежде всего процессы либерализации, идущие во многих странах мира, предполагают строгое понимание их теории, методологии и методики.

Мы были бы неправы, если бы не отметили, что определенные, иногда достаточно продуктивные идеи по поводу сути либерализма, процесса либерализации высказываются. Сохраняя верность стилю данной работы – представление на ее страницах хрестоматийных заметок по поводу всех объектов анализа, мы не будем разбирать разные точки зрения на содержание либерализма, и уж тем более вступать в спор с авторами, их представляющими. Это не означает, что таким образом игнорируется мнение товарищей по научному цеху. Ни в коей мере. К ним сохраняется самое уважительное отношение, их мнения в снятом виде будут учтены в ходе представления читателю хрестоматийных положений, характеризующих либерализм, современный процесс либерализации.

Так, следует заметить, что фактически все теоретики и практики либерализма сходятся на том, что процесс либерализации – это демократизация всех сфер общественной жизни, обеспечивающая свободу. Предпринимательства в нем. Квинтэссенцией названной свободы предпринимательства многие считают почему–то «разгосударствление» общества, переход от государственной собственности на средства производства, различное недвижимое имущество к собственности частной. Кто–то называет это передачей из собственности государства в частную собственность, а кто–то ведет речь о продаже госсобственности, и, в конце концов, опять же ее переходе в частную собственность.

Нет оснований категорично возражать против таких характеристик процесса либерализации. Действительно, ее цель – создание свободных, демократических основ для предпринимательства. Этот процесс, безусловно, включает в себя передачу госсобственности в частную собственность. Но, как нам представляется, передачу не тотальную, беспричинную, а осмысленную, детерминированную социальными процессами, идущими в конкретном обществе, в конкретный период его развития. Подобное вышеприведенное представление о процессе либерализации даже экономики, не говоря о других сферах общественной жизни, которые также не остаются в стороне от названного процесса, нам кажется, и не без оснований, редуцированным, односторонним, а значит, во многом упрощенным. Попытаемся вначале определиться с существенными признаками либерализации экономики. Это оправдано тем, что именно либерализация экономики лежит в основании либерализации всех других сфер жизни общества: политической, социальной, правовой, духовно–нравственной, информационной, военной и т.д.

Прежде всего заметим, что изменение собственника, переход экономических институтов из рук государства в руки частника далеко не исчерпывают содержание либерализации экономики. И вот почему.

По нашему мнению, изменение собственника – это важное, но не единственное звено процесса либерализации. Наряду с ним существуют другие. Попытаемся их определить.

Как закон – основным инициатором и субъектом процесса либерализации экономики (да и не только ее) является государство. Жизнь красноречиво свидетельствует о том, что плохим является государство, которое бездумно, бесцельно, как король Лир, раздает свою собственность, передает ее в частные руки. «Умное», смотрящее в будущее государство, обязательно находит причины, детерминирующие акты изменения собственности. Другими словами, процесс либерализации экономики в таком «умном» государстве начинается с понимания того, что на базе государственной собственности тот или иной экономический институт (предприятие, фирма, концерн и т.д.) работает недостаточно эффективно. Появляется предположение, что в частных руках он будет работать более продуктивно. Ставится задача аналитикам, экспертам изучить этот вопрос. Получив положительное заключение, государство дает разрешение на либерализацию. Другими словами, основная цель либерализации – не просто смена собственника, а смена во имя достижения определенных прогрессивных целей развития экономики конкретной страны. Либерализация теряет смысл, если она не обеспечивает решение названной задачи. «Умное» государство на нее никогда не пойдет, если не будет достигнута названная цель. В этой связи позволим себе такой вольный пассаж: либерализация экономики – это не просто изменение субъекта собственности (государственного на частного), а действия с конкретной целью – повышения продуктивности, эффективности деятельности экономических институтов. Причем именно эта цель детерминирует процесс перехода от госсобственности к собственности частной, а не наоборот.

Словом, смена собственника в процессе либерализации экономики – это средство, с помощью которого государство решает комплекс задач. В первом ряду стоит задача интенсификации производства.

Очевидно, что наряду с названной в ходе либерализации решаются и другие задачи. В частности – переоснащение предприятий новой техникой и внедрение новых технологий. Практика показывает, что государство идет на либерализацию тех или иных экономических организаций при соблюдении ими и вышеназванного условия.

Помимо этого, государство, проводящее нормальную, неконъюнктурную либерализацию, с ее помощью, как правило, решает задачи антимонопольного характера. Другими словами, в либерализации экономических институтов оно видит антимонопольное средство, антимонопольную меру.

Как правило, одним из условий, одной из задач, которая должна решаться в ходе либерализации в экономике, является задача увеличения числа рабочих мест, повышение уровня занятости населения. Отсюда следует, что либерализация – средство борьбы с безработицей в государстве.

Либерализация – это прогрессивный процесс, то есть процесс, нацеленный на переход общества от более простого качества к более сложному, более совершенному. Причем не только в экономике. Предполагается, что процесс либерализации в экономике должен влиять на прогрессивные изменения во всех сферах общества: политической, социальной, духовно-идеологической, правовой, нравственной, информационной, научно-технической, военной и других.

Словом, либерализация экономики существенно влияет на все другие сферы жизни общества. Это дает нам право вести речь о либерализации как специфическом социальном феномене.

Либерализация в сфере экономики, базовой сфере общественной жизни, является определяющим фактором в либерализации жизни общества. Наряду с этим существуют основания для того, чтобы вести речь о либерализации, которую проводит государство в других сферах общественной жизни. Если считать, что главная задача либерализации – это утверждение в обществе демократических свобод, свобод предпринимательства во всех сферах жизни общества, то становится понятным, что ограничивать процесс либерализации только экономикой неверно.

В широком плане либерализация – это процесс перехода как материальных, так и духовных ценностей из собственности государства в частную собственность. Очень важно, в этом контексте, подчеркнуть, что смена собственника в ходе либерализации может происходить не только у ценностей материальных, но и у ценностей духовных. То есть когда духовные ценности переходят из собственности государства в частную собственность с целью более эффективного их использования – это тоже полноценный процесс либерализации, но уже не экономических, материальных ценностей, а ценностей духовных. Словом, можно вести речь о либерализации в сферах науки, искусства, средств массовой информации, литературы и т.д. Другими словами, либерализация имеет как производственно-материальную, так и духовно-идеологическую составляющую.

Пожалуй, представления о либерализации будут неполными, если мы не отметим еще одно важное обстоятельство. Либерализация в сфере экономики не только влияет на все другие сферы общественной жизни, вызывая в них определенные изменения либерального толка, но, в свою очередь, все сферы общественной жизни оказывают обратное воздействие на процесс либерализации экономики. Наиболее активное поддерживающее влияние на экономическую либерализацию оказывают элементы сфер общественной жизни либерального толка. Анализ показывает, что такие существуют во всех сферах жизни общества. Охарактеризуем их.

Политическая сфера. В ней существуют политические, либерально–ориентированные организации (партии, союзы, движения, фонды).

Идеологическая сфера. В ней относительно самостоятельное место занимает идеология либерализма. В ее рамках формируются идеи распространения либерализма во всех сферах жизни общества.

Правовая сфера. В ее рамках создаются правовые основы либерализма. Благодаря им либерализм конституирован в современном мире законодательно.

Нравственная сфера. Либерализм выработал нормы поведения людей, исповедующих его идеологию. Они выполняют функцию регулирования поведения людей либерального толка, как по отношению друг к другу, так и по отношению ко всем другим людям, исповедующим другие взгляды на мир. К людям других мировоззренческих позиций.

Словом, фактически в каждой сфере общественной жизни сегодня есть либеральная составляющая. Ее нельзя переоценивать, как и наоборот – нельзя недооценивать.

Резюмируя все изложенное, обратим внимание на несколько, по нашему мнению, принципиальных нюансов.

Нюанс 1. Либерализация – это проводимый государством процесс, нацеленный на развитие демократических свобод в обществе, включая свободу предпринимательства, при необходимости обеспечивающий переход материальных и духовных ценностей из собственности государства в частную собственность, с целью повышения эффективности их использования в интересах прогрессивного развития общества.

Нюанс 2. Основа социальной либерализации – либерализация экономики.

Нюанс 3. Во всех сферах жизни современного общества есть элементы либерального характера, способствующие экономической либерализации.

Нюанс 4. Либерализация экономики в условиях капиталистического общества – важное средство его развития, но средство не единственное, а одно из многих.

Нюанс 5. Процесс либерализации экономики не означает полный отказ от государственной собственности в условиях капитализма. Последняя, как свидетельствует практика, всегда существовала, и, видимо, будет существовать в капиталистическом обществе наряду с частной.

Нюанс 6. Размеры, пропорции государственной и частной собственности в капиталистических странах постоянно меняются в зависимости от условий их существования.

Нюанс 7. В разных областях, отраслях капиталистической экономики пропорции между предприятиями, находящимися в государственной и частной собственности разные. Более того, они также постоянно меняются, являясь величиной переменной.

Таким образом, выше названы признаки либерализации как специфического социального феномена. Опираясь на них, мы можем конкретно представить ее взаимодействия с идеологией. Представим их, по установившейся в данной работе традиции, рядом позиций.

Позиция первая. У каждого процесса либерализации есть свое идеологическое основание. Прежде всего – это идеология либерализма, как специфический тип идеологии.

Позиция вторая. Либеральную идеологию поддерживают, как известно, другие типы и виды идеологий. Они также входят в «круг идеологических основ либерализма».

Позиция третья. В современном обществе есть идеологии, активно противостоящие идеологии либерализма. Понятно, что они не могут способствовать проведению в обществе либерализации, выступая идейной основой действий социальных сил, ей противодействующих.

Позиция четвертая. Реальные процессы либерализации являются способами реализации содержания либеральной идеологии. Это с одной стороны. С другой – они оказывают обратное воздействие на развитие, прежде всего, либеральной идеологии.

Позиция пятая. Жизнь убеждает в том, что процессы либерализации оказывают воздействие не только на развитие либеральной идеологии, а в той или иной степени на все идеологии, существующие в современном обществе.

Позиция шестая. Развитие идеологии либерализма может опережать, а может отставать от практики либерализации общественной жизни.

Позиция седьмая. Очевидна тесная связь идеологии либерализма с процессами либерализации общественной жизни. Однако она не отменяет их относительную самостоятельность. Их способность развиваться не только под воздействием друг друга, но и под воздействием явлений других сфер общественной жизни, на базе собственных противоречий.

Позиция восьмая. Не может считаться по настоящему либеральным процесс, в ходе которого допускаются нарушения требований его идеологии. Точнее сказать – в ходе которого осуществляются действия, идущие вразрез теоретико-идеологическим основам либерализма. Нет, и не может быть, истинного либерального процесса, если в его ходе его развития не реализуется хотя бы одна позиция идеологии либерализма.

Позиция девятая. Либерализм – хоть и специфический социальный феномен, но его направленность, истинность, адекватность действительности также поддается проверке с помощью исторического, гносеологического, логического, методологического, методического, идеологического, мировоззренческого, гуманистического, практического индикаторов истины. Словом, они в полном объеме могут быть реализованы в оценке всех событий, явлений либерального характера.

Нам представляется, что вышеприведенные позиции в основном отражают взаимодействия идеологии и либерализма. Собственно решению именно этой задачи и был посвящен этот параграф книги.

 

Идеология и культура

Взаимодействия названных явлений непросты. Для того чтобы представить их наиболее предметно не остается ничего, как определиться с содержанием такого феномена, как культура.

Нам представляется, что существенными признаками культуры являются следующие.

Во-первых, явления культуры отличаются от явлений природы тем, что последние существовали и существуют вне воздействия на них людей, общества, в то время как явления культуры обязательно несут на себе печать такого воздействия.

Во-вторых, к явлениям культуры, прежде всего, следует относить те феномены, которые вовлечены людьми в процесс своей жизнедеятельности. Другими словами, явления, на которых лежит печать действий, труда людей (позитивных или негативных – это другой вопрос) автоматически обретают статус явлений культуры.

В-третьих, в первую очередь феноменами культуры стали природные явления, подвергшиеся воздействию людей, претерпевшие определенные изменения в силу такого воздействия.

В-четвертых, высшим этапом в развитии культуры, как известно, является созидательная фаза. Ее суть: человек, общество не просто изменяют явления природы, но и творят, создают такие феномены, которых не было в окружающей человека действительности.

Таким образом, вышеприведенные содержательные признаки культуры формируют основание для определения ее сути. Культура – это совокупность явлений природы, подверженных воздействию, изменению обществом, вовлеченных в процесс его развития, и феномены, являющиеся результатом деятельности людей. При этом заметим, что воздействие людей на природные явления и создание ими «неприродных» феноменов может быть как продуктивным, так и контрпродуктивным. Словом, культура – это соединение и тех и других явлений.

В контексте определения содержания культуры вряд ли можно оставить без внимания две важнейших ее составляющих: материальную и духовную. По сути, можно вести речь о двух относительно самостоятельных, но органично взаимосвязанных фрагментах культуры: материальном и духовном.

Исходя из вышеприведенных положений, можно представить механизм взаимодействий идеологии и культуры.

Позиция 1. Идеология как продукт деятельности людей, их сознания является элементом культуры общества. Более того, важным, необходимым элементом культуры политического общества.

Позиция 2. Идеология – это важнейший элемент, прежде всего, духовной культуры общества.

Позиция 3. Являясь элементом духовной культуры общества, идеология, как уже отмечалось, выполняет функцию духовной основы материальной деятельности людей, а это значит, что она лежит в основе материальной культуры общества.

Позиция 4. Культура выполняет функцию реализации задач идеологии (идеологий). Более того, она является специфическим индикатором, подтверждающим или опровергающим жизненную силу той или иной идеологии.

Позиция 5. На процесс развития культуры того или иного общества, как правило, оказывают воздействие разные идеологии. В то же самое время, культура является средством реализации на практике содержаний многих идеологий.

Позиция 6. В конкретный период развития культуры того или иного государства, та или иная идеология наиболее существенно влияет на развитие его культуры.

Позиция 7. Изменения в культуре общества оказывают воздействие на развитие идеологических процессов в нем, как и наоборот: идеологические изменения в обществе влекут за собой изменения в их культурах.

Позиция 8. Отмечая достаточно прочную, органичную связь идеологического и культурного процессов в обществе, следует иметь в виду их относительную независимость друг от друга.

Казалось бы, главная задача данного раздела книги решена и можно поставить точку. Сделать это мешают обстоятельства, связанные с разночтенями понятий, которые активно работают в общественном сознании. В частности, довольно широко употребляются понятия «идеология культуры», «культура идеологических отношений», «идеологическая культура общества». Определив отношение к ним, пожалуй, можно считать задачи данного раздела работы решенными. Выразим свое понимание названных понятий, выделив характерные признаки, присущие явлениям, которые они отражают.

Идеология культуры конкретной страны – это система идей, выражающих главные интересы ее народонаселения в сфере культуры, определяющая направления действий людей по ее развитию.

Определенной спецификой обладает такое явление, как идеологическая культура общества. Назовем ряд его специфических признаков.

Во-первых, идеологическая культура общества – это совокупность идей, принятых и распространенных в обществе по поводу развития и функционирования его культуры.

Во-вторых, это совокупность действий, нацеленных на сохранение культурных традиций конкретного общества.

В-третьих, идеологическая культура общества – это система как материальных, так и духовных способов развития, преумножения культурных ценностей своих стран.

Таким образом, идеологическая культура общества – это специфический механизм выработки и распространения в обществе идей, ориентированных на сохранение и преумножение культурных традиций конкретного общества.

Специфическое место в системе названных понятий занимает такое явление, как «культура идеологических отношений». По сути, речь идет о том, как должны взаимодействовать люди, решающие идеологические задачи, но не забывающие о том, что они должны действовать в рамках «приличий», в рамках культурных традиций, сформировавшихся в обществе. По сути, культура идеологических отношений – это процесс соблюдения идеологами, людьми, решающими идеологические задачи, требований принципов культуры, как своих стран, так и мировой культуры.

А.А. Кокорин, доктор философских наук