Хоровод муз

Музы…воздушные нежные молодые особы. Они жили на Парнасе, священной горе.

Когда вершина горы освещалась ярким солнечным светом, то в то же время просыпалось все живое и неживое: журчали ручейки и пели птицы, наполняя,  но не переполняя своими звуками воздух, распускались бутоны цветов, которые когда-то богиня Артемида за одну ночь окрасила в разные цвета, создав самые различные сочетания.  С наступлением рассвета рождались белые-белые облака, которые мгновенно  появлялись и плыли  по ярко-голубому небу, обгоняя друг друга, отставая от других…

Девять муз, таких прекрасных и лёгких, отдыхали каждая под своим деревцем. Это были плодовые деревья. Девять плодовых деревьев для каждой. Этими плодами и питались музы, собирая сочные и спелые яблоки, груши, персики, нектарины и такие любимые всеми богами и богинями оливы.

Природа проснулась – проснулись и музы.

Первое, что они сделали, - испили кристально чистой бирюзовой воды из горного озера, которое окружали кустарники и деревья.   Ветви этих растений  сгибались  под нарядами никогда не отцветавших белых и светло-розовых бутонов цветов.  Купались они утром и вечером, окунаясь с головой и ныряя  на самую глубину.

Их одеяние было простым, но изящным и красивым. Девушки были одеты в хитоны белого или пастельных цветов. Кто-то из них ходил с распущенными волосами, которые мягко ложились на их плечи или длинными локонами спускались по спине, другие делали из волос  пучки, которые держали форму благодаря золотым заколкам в виде ракушек. Они ходили босиком, и им не было больно, потому что природа их защищала – вся поверхность была покрыта густой травой.

Они спускались в озеро и останавливались, когда вода была им по пояс. По глади водоема скользили нежно-розовые лилии. Музы нагибались и вдыхали цветочный аромат, затем набирали некоторое количество воды в ладони и обливали ею свои плечи , руки, грудь. Солнце пекло так сильно, что хитоны за несколько минут уже высыхали.

После купания они собирали с деревьев плоды, которые были их первым приемом пищи. Завтрак в тишине, в тени деревьев, у озера,   открывал тайны красоты природы  - тихая мелодия птиц и журчание ручейка прерывали эту тишину. Для муз же эти звуки сливались воедино и становились частью тишины и спокойствия.

Каждая муза покровительствовала какой-либо творческой деятельности, поэтому в свободное время каждая занималась своим видом искусства, вдохновляя на творчество людей.

Когда солнце постепенно опускалось за горизонт, девять богинь провожали его своими танцами и хороводом. Они мягко ступали по земле и кружились, кружились, кружились, будто плыли по земной поверхности. Они пластично изгибались, вставали в аттитюд, поднимались на пальцах на двух ногах, протягивая вверх свои руки, выполняли сложные прыжки. Это выглядело чудесно. Это вдохновляло. После этого хотелось танцевать…

                                                                                     Казакова Софья, 10-а

 

Образование с преобразованиями

Язык – это, в первую очередь, система; многогранная, всемогущая структура, способная отразить всевозможные нужды человека, удовлетворить его потребности в передаче и хранении информации в самых разных областях познания – от физики до биологии, от математики до литературы, от прозы до поэзии! Безусловно, при таком большом выборе важно уметь отличить один предмет от другого – но как? Ответом на этот вопрос является главная структурная единица языка – слово. Именно благодаря словам мы можем дать чёткое и ясное определение любой вещи во вселенной, от искусств и до науки – значит ли это, что слова из разных областей человеческого познания не будут пересекаться? Конечно, нет!

В русском языке  есть множество слов, имеющих не одно, а несколько значений. Известно, что  такие слова называются многозначными. С их помощью принято отождествлять два, казалось бы, совершенно разных предмета по схожему признаку. Можно сказать, что такие слова являются своеобразными мостиками, соединяющими  совершенно разные области человеческого познания. Несомненно,  такие  соединения неодинаково очевидны – даже обычный человек, далекий от научных изысканий, заметит, что слово «стрела» может обозначать как снаряд для лука – который, будучи орудием, в паре с таким же луком-растением является уже омонимом, то есть словом, у которого схожее со своей парой звучание и написание, но разное значение – так и символ-указатель, а если напрячь  память ещё сильнее, то на ум придёт ещё и «Стрела» - поезд (Москва – Санкт-Петербург), непременно   стрела подъемного крана, конечно же,  вечно неповинный и всегда  во всем виноватый стрелочник…  Лишь на этом примере мы уже увидели слово, которое соединяет собой и военное дело, и типографию, и даже железнодорожное дело! Тем не менее, на этом чудеса русского языка не заканчиваются: с помощью таких многозначных слов можно соединить, казалось бы, несоединимое – точные и гуманитарные науки!

Начнём! Мы время от времени пользуемся словом «преобразование», подразумевая при этом какие-то изменения или улучшения в рассматриваемом объекте/субъекте. И действительно, одним из определений этого слова, согласно словарю Ожегова, является как раз «крупное изменение, перемена чего-либо». Это же слово используют и математики – но даже если само определение звучит и написано так же, как и общеупотребительное,  можно сказать, такие значения омонимичны . Последнее заключает в себе иной смысл: если в обыденности под «преобразованием» зачастую подразумевают политические или личностные изменения (например, «преобразования Петра Первого»), то в математике под этим же словом имеется в виду уже отображение множества «в себя» – другими словами, понятие функции! Итак, столь часто используемое в повседневной жизни слово уже начинает сиять в совершенно другом цвете – и всё лишь благодаря взгляду с другой стороны, отражения иного смысла

К слову,  о понятии функции (оно тоже встречается не только в математике). Значения этого слова, согласно словарю Ожегова, заметно варьируются в зависимости от сфер применения: в философии под функцией подразумевается явление, зависящее от другого и изменяющееся по мере изменения этого другого явления; в математике будет использоваться уже более знакомое нам по школе определение функции, согласно которому она - закон, по которому каждому значению переменной величины (аргумента) ставится в соответствие некоторая определенная величина, а также сама эта величина; в медицине в качестве функции рассматривается работа, производимая органом и/или организмом; наконец, общим значением слова (как раз тем, которым мы пользуемся повседневно) является роль, значение чего-нибудь. Только посмотрите, сколько всего умещается в столь коротком слове!

Не стоит думать, что от преобразования можно взять на рассмотрение только одно слово –  ступая прямо от него же по просторам математики мы придём к известному слову «подобие»! Оно, как и только что исследованные понятия, тоже имеет несколько значений: если смотреть на подобие в математике, а именно в геометрии, то здесь под этим словом имеется в виду уже ранее описанное преобразование – но не простое, а биективное, да ещё и с особыми свойствами! Более простыми словами, такое преобразование любому отдельно взятому геометрическому объекту нужно претерпеть так, чтобы в новом итоговом объекте имелись точки, полностью соответствующие таковым из начального объекта – и ни точкой больше! Под особыми свойствами же подразумевается коэффициент подобия – величина, которая определяет, насколько преобразованный объект больше или меньше объекта-оригинала. Существует также подобие в физике – здесь говорится уже о более простом отношении между физическими величинами в разных физических системах; наконец, в философии и богословии подобие рассматривается (и используется) как способ связи образа и прообраза – вспомните, например, чин преподобного в православии! А по Эпикуру подобие рождает новый признак…  А этот признак обогащает и мир искусства в том числе.

К слову о часто используемой в прошлом параграфе «точке» – вклад этого слова в науку и язык столь велик, что его именем даже наделён знак препинания, завершающий предложение! В то же время  в математике этот термин используется  для обозначения абстрактного объекта в пространстве без длины и каких-либо ещё величин, для обозначения которого можно использовать только координаты, а в той же лингвистике, помимо вышеупомянутого знака препинания, он используется и как диакритический знак – точки в букве «Ё» или строчной латинской «i» являются как раз таковыми.  Ну а в лексике известное выражение, не допускающее возражений – и точка!

Из ряда таких же часто встречающихся и используемых слов сразу вспомнится слово «корень», на деле являющееся ещё одним титаном по количеству своих значений: оказывается, корни можно найти не только в математике (в виде квадратных и кубических корней) или под землёй (уже в виде вегетативных органов деревьев), но ещё и в программировании, где под корнем подразумевается начальный узел дерева как структуры данных; к тому же, не стоит забывать и про непрямое значение слова, выражающееся в его синониме «первоисточник» - как раз то значение, которым мы пользуемся повседневно. Интересный факт: математический корень назван таковым не из-за своего забавного вида, а из-за сложностей в переводе! Дело в том, что древние греки, впервые открывшие корень как математическую операцию, понимали его строго геометрически и оттого назвали древнегреческим словом «сторона»; оно при переводе на санскрит – древний индийский язык – превратилось в «мула», или «основание», имевшее также значение «корень растения»; впоследствии готовые сиддханты («заключения» с санскрита), среди которых была и одна о корне, были переведены уже арабами – и «основание», имевшее злополучное значение «корень растения», в арабских писаниях стало называться «джизр» - что в переводе с арабского и является тем самым «корнем»! Впоследствии аналогичное по смыслу слово «radix» закрепилось в латинских переводах с арабского, а через них и в русской математической терминологии («корень», «радикал»). Такое вот рандеву!

Попробуем разобрать также слово «выражение»: с одной стороны, это то, чем мы сознательно, а иногда и бессознательно занимаемся всю жизнь, являясь социальными существами – мы выражаемся, интерпретируя «выражение» как процесс передачи своих идей, мыслей и намерений; с другой же стороны мы «выражением» мы часто называем какие-либо математические примеры – и не без основания, ведь все эти совокупности математических знаков и чисел тоже выражают какие-то взаимоотношения своих величин. Вот и получается, что и человек, и числа могут себя выражать!

Возьмём ещё одно часто употребляемое слово «член», применяемое в областях от медицины до лингвистики, не забывая и о бытовом использовании: в первом случае речь идёт об отдельных частях тела – ухе, пальце, руке - сочлененность; во втором случае  мы говорим «член предложения», и подразумевается уже часть предложения или иной грамматической структуры –главный, второстепенный член предложения; наконец, в повседневной жизни этим словом часто пользуются для обозначения вообще любой структурной единицы, будь то социальная лестница или неназванная корпорация  - член общества, член палаты и т.д.

Давайте попробуем ещё – на этот раз рассмотрим слово «однородность». Это  слово часто применяется уже даже не столько в бытовой, сколько в профессиональной сфере коммуникации.  Согласно Справочнику технического переводчика, «однородность»  описывает идентичность состава и структуры материала по всему объёму; есть ещё трактовка по толковому словарю Ожегова: «однородность – [это объект – прим. Ред.], относящийся к тому же роду, разряду, одинаковый». Такое толкование  может использоваться уже в синтаксисе – разделе науки о языке. В свою очередь, математики используют уже понятие однородной функции – и такая однородность разительно отличается от той, что применяется за пределами математики. Однородные члены предложения в лингвистике, ряды однородных членов в стилистике, однородность свойств в  химии т.д.

Попробуем обратиться к квантовой физике. В ней можно найти замечательный термин – квантовую суперпозицию. В рамках поля науки, в котором он (термин) родился, это понятие обозначает одновременное переживание предметом двух взаимоисключающих состояний. С течением времени, однако, обозначение выскользнуло за рамки науки и стало применяться уже в значении, синонимичном устойчивому выражению «ни рыба ни мясо». И тут можно заметить тенденцию соединения теперь уже естественной науки с разговорной лексикой,  с бытовым лексиконом – стало быть, такая связь систематизирована!

Вот и следующее слово для анализа – «система»! Оно настолько всеобъемлюще, что присутствует практически во всех областях науки – да чего уж там, сама наука – система! Если углубиться, то самыми разнообразными трактовками этого слова станут и теория, и классификация, и закономерность, и даже совокупность – все эти понятия используются повсеместно, без какой-либо привязанности к конкретной сфере! Поистине свободное слово, эта система – двигается куда захочет!

К слову,   о движении  -  его в математике принято обозначать словом «вектор». В «родной» математике это слово обозначает математический объект, характеризуемый величиной и направлением. Знаменательным является то, что с таким простым определением само слово разлетелось по просторам науки быстрее ветра и, помимо математики, укоренилось также в физике, биологии и информатике: в случае с физикой понятие вектора связали с обычным физическим пространством, в итоге получился физический вектор; в области биологии для вектора нашлось более специфическое применение – в молекулярной биологии этим словом стали называть структуры (обычно ДНК), используемые в генетической инженерии для передачи генетического материала другой клетке; в эпидемиологии же под вектором подразумевается любой переносчик непосредственно эпидемии; наконец, в информатике названия вектора удостоились одномерные массивы – то есть, простейшие структуры данных.

Рассмотрим ещё такие слова, как гипербола и парабола, которые используются не только в математике, но и в литературе и риторике: в точной науке они описывают геометрические множества точек, соответствующие их функциям; в гуманитарных науках же гипербола является стилистической фигурой явного и намеренного преувеличения, с целью усиления выразительности и подчёркивания сказанной мысли, а парабола используется для идентификации небольшого рассказа иносказательного характера, имеющего поучительный смысл и особую форму повествования – то есть, притчи. В этой связи можно найти логику: при рассмотрении гиперболы стоит обратить внимание на перевод слова – с древнегреческого на русский оно будет переводиться как «избыток», «преувеличение», вследствие чего в математике гипербола укрепилась благодаря Аполлонию Пергскому, сведшему построение гиперболы к приложению с избытком – то есть, первым переводом – а в литературу пришла уже со вторым – и стала олицетворять преувеличение; в случае же с параболой корень литературного значения математической функции позволит найти смысл её графика – дело в том, что под «особой формой повествования» притчи имеется ввиду то, что эта форм повествования движется по своеобразной кривой, при следовании которой начатый с отвлечённых предметов рассказ постепенно приблизится к главной теме, а затем вновь возвратится к началу – то есть, опишет параболу.

От слова «гипербола» сразу хочется перейти к чему-нибудь великому – так давайте обратим внимание на слово «величина»! Слово поистине большое: согласно его прямому значению по словарю Ожегова, оно обозначает как раз размер, объём и протяжённость предмета. Своё место имеет оно и в математике с физикой, где в первом случае имеется ввиду математическое понятие, описывающее объекты, для которых может быть определено отношение неравенства и смысл операции сложения, а также выполняется ряд свойств, включая аксиомы Архимеда и непрерывности, но это сложно и непонятно – более простыми словами, то речь идёт о любом математическом объекте, который, во-первых, может быть больше или меньше другого (это и есть отношение неравенства), во-вторых, может использоваться в операции сложения, в-третьих, можно несколько раз сложить для того, чтобы в сумме получился объект больше другого установленного объекта, и, в-четвёртых, может быть вставлен между двумя другими объектами на числовой прямой; если же мы возвратимся к физике, то здесь величина является уже более простым языком – это изменяемое свойство, качество или признак материального объекта или явления. А в лингвистике, литературе  - это прием, стилистическое средство – чрезмерное преувеличение, в котором подчеркивается размер, объем, протяженность действия, яркость  признака, явления , большего, по отношению к предыдущему. Гипербола усиливает эмоциональную оценку. Благодаря этому создается более впечатляющий образ. Например, «Сто лет с тобой не виделись» - в значении много лет не виделись

А что же мы подразумеваем под словом «свойство»?  Какой-нибудь атрибут любого,  интересующего нас предмета или объекта. То есть, используем значение свойства в философии; но есть ещё свойство логическое – под ним будет пониматься уже необходимое условие принадлежности классу, то есть такое условие, без соблюдения которого связанное с ним высказывание не может быть верным – например, в высказываниях «Дядя Стёпа – ученик; Дядя Стёпа учится в восьмом классе» первая половина предложения (а именно слова «Дядя Стёпа - ученик») будет выступать в качестве свойства, без которого невозможным будет последующее утверждение – иначе получим нелепицу. Забавно, но словом «Свойство́» можно также описать родство через брак –  (от свояк, свояченица). Только не забудьте поставить ударение на последний слог!

Есть ещё такое занимательное слово – «аргумент». Многие его знают и применяют в значении «доказательство» или «независимая переменная» - то есть, используют это слово в его логическом и математическом значениях. На самом же деле, аргумент как понятие применяется ещё и в программировании, драматургии и даже в астрономии – в первой области в качестве символьного имени или значения функции, во второй – в значении краткого изложения пьесы, в третьей же в качестве величины широты или перицентра. Такие многочисленные связи опять появляются благодаря переводу слова с латыни, где «argumentum» значит «рассказ», «довод», «тема».

Все эти примеры показывают, что язык как система состоит из бесчисленного количества связей – и некоторые из них отнюдь не настолько очевидны, как могут показаться на первый взгляд. Сразу вспоминается понятие лексики – словарного запаса языка. Те вещи и понятия, которые ранее применялись лишь в узком круге знающих, теперь свободно используются в языке обычных людей, а во избежание трудностей в понимании и использовании лексического  материала, заимствуют и звучание своего «родителя» - слова, становясь при этом омонимами.

Так что в следующий раз, когда будете использовать новаторское в своём значении слово, задумайтесь,  возможно, это ещё один новый мост между миром науки и языка!

                                                                              Фурс Олег, 10-а