Грузия - Дагестан - Азербайджан. Трудности перевода.

29 октября 2016

На недавно прошедшей пресс-конференции в агентстве «Интерфакс» глава Дагестана Рамазан Абдулатипов сообщил, что республика заинтересована в налаживании связей с Грузией, Азербайджаном, Арменией, Абхазией, Осетией. Попытаемся понять, насколько данное заявление соотносится с реальностью, и каким может быть это сотрудничество?

Если взять исторический аспект, то и Грузия, и Азербайджан всегда были традиционными объектами миграционного вектора дагестанских народов. Особенно активно дагестанцы направлялись в эти республики в эпоху великой индустриализации и развития транспортной сети, промышленности и ремесла, в XVIII-XIX веках.

В ранний этап истории, в период Кавказской Албании территории современных Грузии и Азербайджана практически входили в состав (частично или в орбиту влияния) этого конфедеративного государства. На территориях и Грузии, и Азербайджана до сих пор компактно проживают лезгины, аварцы, дидойцы, рутулы, цахуры и другие лезгиноязычные народы.

Северный Азербайджан и вовсе является территорией социально-политического развития такого географического и этнокультурного понятия как Лезгистан, которое обозначалось на картах географов и путешественников после политического распада Кавказской Албании в 8 в. Связано было падение государства с нашествием арабов и образованием на б.территории К.Албании (Алпан, Агван(к), Алупан) ряда самостоятельных политико-административных образований, вошедших в Арабский Халифат.

В увязке с Грузией распространено понятие набегов, которые совершались с целями не только наживы и взятия добычи. Согласно кораническому призыву (Сура Добыча - Коран) в период джихада – набеги были формой джихада - распространения миссии ислама на соседние регионы. Однако от «миссии ислама» в таких, порой грабительских, походах ничего не оставалось.

Тем не менее, отношения с Грузией у Дагестана в целом ровные. Еще до революции 1917 года в Тифлисе, как «русском центре», где находилась ставка главнокомандующего Кавказом, жили и работали целые колонии дагестанских ремесленников, ювелиров, обувщиков. Тифлис и Баку сыграли историческую роль в становлении дагестанской революционной, а далее и политической элиты.

Однако есть некоторые проблемы с кварельскими аварцами, компактно проживающими на территории соседнего государства. Дело в том, на отношения грузин и дагестанцев (аварцев) помимо территориальных вопросов и культурного выживания, накладывается и разность религиозной принадлежности. Если в Азербайджане это внутриконфессиональные противоречия шиитов тюрков (азербайджанцев) и суннитов лезгин и коварная политика официального Баку по ассимиляции этнических дагестанцев, то Грузия на этом фоне выглядит толерантной площадкой. Грузинские коллеги часто проводят научно-практические конференции и прочие мероприятия по выявлению целого круга социальных, культурных и прочих проблем кавказских народов. Неоднократно получал приглашение принять участие в конференциях и автор этих строк. Тогда как Азербайджан ограничился проведением пару лет назад конференции, на которой диагностировал полную эталонную толерантность своей политики в сфере этнополитических процессов и культурной идентичности. Самопиар хорош, но когда оценка грешит абсурдностью…

Возвращаясь к исторической памяти и фактам недавнего прошлого, без переваривания которых невозможно наладить конструктивный диалог, хочется отметить, что Рамазан Абдулатипов часто обращается к опыту Азербайджана.

Вот что он сказал на пресс-конференции: «Убежден, что уровень экономического, культурного взаимодействия с соседями должен быть более высоким. Рядом с Дагестаном находится бурно развивающаяся Азербайджанская Республика, а у нас не было ни одного совместного проекта. После моей встречи с Президентом Ильхамом Алиевым мы запустили целый ряд общих проектов. Сегодня Азербайджан занимается реконструкцией улицы имени Гейдара Алиева в Дербенте, одновременно будет построен Олимпийский комплекс; есть несколько коммерческих проектов, в том числе по подготовке песка для стекольной промышленности».

Справедливым будет отметить в этой связи, что сотрудничество с Азербайджаном требует откровенного проговаривания и решения ряда вопросов. Это тема уместности переименования улицы Советская в Дербенте в улицу имени Гейдара Алиева; вопрос неожиданной смены датировки самого древнего города России и омоложения его с 5000 до 2000 лет; проблемы варварского водозабора из реки Самур соседним государством и приграничные вопросы, которые так или иначе волнуют лезгинский народ и поддерживаются активистами других народов Дагестана. На той же пресс-конференции в «Интерфакс» был озвучен вопрос о том, что жители Магарамкентского района Дагестана заявляют о том, что Азербайджан чрезмерно потребляет воду из реки Самур, что приводит к засухе. Журналистов интересовало, решается ли как то этот вопрос или нет?

Рамазан Абдулатипов ответил уклончиво, заявив, что «мы живем рядом с Азербайджаном, частично вместе. Важно, чтобы не было «засухи» в наших отношениях. И никаких проблем, по большому счету, с этим нет. Проблемы нужно решать не претензиями друг к другу, а налаживая совместную деятельность. Возникающие вопросы можно решать в рамках подписания совместных договоров».

Однако общественников, которые поднимают эти вопросы, плохо слышат. Лишь после волнений и неоднократных акций протеста жителей с.Самур, что в дельте одноименной реки, эти вопросы были подняты Общественной палатой РД.

Однако жители прибрежных сел требуют эффективнее и в оперативном режиме решать эти вопросы, так как они касаются элементарного выживания: из-за необдуманного водозабора из самой реки и подземного озера нарушается экосистема древнего реликтового, субтропического Самурского леса и засыхают колодцы жителей сел.

Здесь не нужно бояться охлаждения или «засухи» в азербайджано-дагестанских отношениях, так как на среднем и низовом уровне эти отношения при любом исходе, так или иначе, поддерживаются колониями бизнесменов и путешественников.

Если же Москва решит ввести режим «засухи», то может это сделать самостоятельно без оглядки на официальную Махачкалу, так как найти на Азербайджан «компромат» внешнеполитическому ведомству не составит труда. Но пока ни Кремль, ни МИД РФ не спешит обострять отношения с официальным Баку. Россия никак не зависит от Азербайджана, тогда как южный сосед, прежде всего, исторически и геополитически зависит от интересов нашей страны. Богатейшие азербайджанцы, участники «золотой сотни» Форбс - это россияне. У Азербайджана нефть, но за исключением нефтяных манатов, азербайджанцам нужны технологии, машины, промышленные товары из российских мегаполисов и торгово-промышленных центров. По разным оценкам в России проживают от 2,5 до 5 млн.азербайджанцев, много нелегальных мигрантов, число которых пока с пристрастием даже не подсчитано.

Баку для десятков и сотен предпринимателей, а в советское время студентов, в досоветское время – отходников, был и остается крупным торговым, экономическим и культурным центром, к которому будут устремлены взоры. Транспортная доступность с Тбилиси решается с помощью введенного на днях автобусного рейса, а с Баку – посредством такси, которое поджидает желающих у российско-азербайджанской границы. Введенный на короткое время авиарейс был отменен. Предприниматели и челночники, скорее всего, с Баку предпочли «связываться» по наземной транспортной магистрали.

Пока не будут решены все эти вопросы в орбите грузинско-дагестанских и азербайджано-дагестанских отношений говорить о выводе экономических и прочих связей с двумя историческими соседями на качественно новый уровень, еще рано.

Комментариев пока нет