Группы в социальных сетях как способ формирования сообщества молодых политологов: опыт дискурса-анализа. Часть 3

Обратная связь в сообществах ВКонтакте и посты, набравшие наибольшую популярность

Мы рассмотрели структуру повестки дня пяти политологических сообществ во ВКонтакте. Данный подраздел посвящен обратной связи на эти публикации. Из каждой группы были взяты пять постов, которые у посетителей сообществ вызвали наибольший отклик. В качестве индикатора этого отклика был выбран такой показатель, как количество лайков (отметок «Мне нравится»). Анализ именно топ-5 понравившихся постов позволит выяснить, какие темы и сюжеты обращают на себя наибольшее внимание у посетителей групп.

Таким образом, наиболее популярны у посетителей сообщества именно научные посты. Впрочем, гражданское образование находится примерно на том же уровне.

Примечательно, что на первом месте по популярности у подписчиков паблика СМП РАПН находится пост, связанный со смертью С. Вербы (см. табл. 4). Однако стилизованный под некролог текст (обращают на себя внимание такие формулировки, как «…не стало одного из самых влиятельных политологов современности…», «Дело С. Вербы живет…») едва ли стал причиной такой популярности записи. Прикрепленные к сообщению работы американского политолога могли послужить поводом для получения большого количества лайков, так как найти настолько полную подборку работ С. Вербы непросто.

Также отметим, что довольно живую реакцию аудитории вызвали обзор крупных российских политологических журналов, где принимают статьи к публикации, видео с мини-лекциями известных специалистов в области принятия политических решений Ф.Т. Алескерова и А. Заостровцева (см. табл. 4), а также объявление о возможности получения гранта для молодых исследователей. Именно пост о гранте набрал наибольшее количество просмотров.

Таблица 4

Наиболее популярные записи сообщества СМП РАПН

Наиболее популярными постами в сообществе Молодежного отделения РОП стали записи, связанные с образованием (за исключением одного, посвященного соболезнованиям родным погибших в трагедии в Керченском колледже). Кроме того, все они связаны с приглашением на мероприятия. Весьма показательно, что наибольший отклик вызвали посты, предоставляющие новые возможности для развития прикладных навыков (см. табл. 5). Можно утверждать, что студенты, заходя в группу, ищут, прежде всего, возможность участия в мероприятиях и стажировках, а не новые выпуски научных журналов или подборки научных или аналитических материалов. Таким образом, позиционирование как «корпорация молодых политологов» вполне востребовано у посетителей паблика.

Наибольшее количество лайков набрала запись о стажировке РОП (см. табл. 5). Одной из причин такой популярности записи могла стать его полнота: в нем прописаны все условия, этапы отбора и достоинства стажировки.

Таблица 5

Наиболее популярные записи сообщества МолРОП

Несмотря на то, что сообщество «Гражданин политолог» позиционируется как проект, подающий политическую науку «простым языком», наиболее популярными за рассматриваемый период стали посты, связанные с научной тематикой (см. табл. 6).

В то же время, как уже указывалось выше, посты в сообществе часто можно лишь условно отнести к той или иной категории в рамках кодировки. Так, книга Е. Шульман «Практическая политология», несомненно, имеет образовательную ценность.

«Гражданин политолог», как и сообщество СМП РАПН, часто знакомит читателей с политологическими работами, выкладывая тексты в открытый доступ. Тот факт, что из пяти наиболее популярных постов в группе за относительно долгий срок три как раз знакомят читателей с текстами, давая возможность их скачать, говорит о спросе на такого рода контент.

Также отметим внимание аудитории к теме ареста студента НИУ ВШЭ Егора Жукова (см. табл. 6). Неделю практически все посты в группе сопровождались хэштегами #СвободуЕгоруЖукову, #АЕгорВыйдет и др.

Таблица 6

Наиболее популярные записи сообщества «Гражданин политолог»​

С большим отрывом (в пять раз) наибольшее количество отметок «Мне нравится» набрал политический мем, где герои известного мультфильма «Смешарики» представлены в роли антисоветчиков и лишь один из героев (Еж) – в роли «внимательного советского гражданина» (см. табл. 7). Мемы, связанные с политикой, приобрели популярность в российском околополитическом дискурсе достаточно давно. Кроме того, являясь информационным фастфудом, они воспринимаются посетителем гораздо более благосклонно в силу своей простоты. Однако она является обманчивой, так как мем, будучи легко воспринимаемой и запоминающейся информацией, может влиять на политические установки человека [Шомова, 2015].

Остальные наиболее популярные записи представляют собой приглашения к участию на конференции, презентации и в школы (см. табл. 7). Это свидетельствует о том, что «Лис Политолог» стал площадкой для продвижения инициатив подписчиков среди других пользователей. Они оказывают не меньшее влияние на формирование повестки сообщества, чем администраторы группы и основатели проекта.

Таблица 7

Наиболее популярные записи сообщества «Лис Политолог»

Из наиболее популярных постов сообщества «WisePolicy» видно, что в нем генерируется в основном политический контент (см. табл. 8). Больше всего лайков собрала запись, информирующая пользователей о хронологии керченской трагедии. Все остальные записи представляют собой, в сущности, те же мемы, связанные с президентом. Даже пост с известными фильмами, переделанными так, чтобы объяснить ключевые категории политической науки, имеет черты мема. Однако здесь он играет положительную роль, так как помогает студенту лучше усвоить политологические знания.

Таблица 8

Наиболее популярные посты сообщества «WisePolicy»

Отметим важный момент, связанный с относительно небольшим количеством комментариев в политологических сообществах. Редко под записями можно найти более пяти комментариев. При этом лайков, просмотров и репостов существенно больше. Это наталкивает на идею о том, что студенты-политологи и просто люди, интересующиеся политикой, скорее направлены на потребление готового контента, чем на создание нового.

Выводы

В большинстве случаев все политологические сообщества придерживаются заявленного ими позиционирования. Это обусловлено усилиями администраторов групп, которые диктуют повестку каждого конкретного сообщества. Именно с этим связана специфика каждой из групп, ставшей предметом анализа.

Как группа СМП РАПН, так и МолРОП, – сообщества, целевой аудиторией которых являются студенты-политологи. Однако если в группе МолРОП администраторы уделяют больше внимания образовательному политологическому контенту, то в СМП РАПН фокус направлен именно на академические записи (единственная из рассматриваемых групп, где такого контента более 50%).

В сообществе «Лис Политолог» также больше именно образовательного контента. Однако делать определенные выводы по результатам анализа этого сообщества сложно, так как обновления в группе нерегулярны. В меньшей степени это касается и «Wise-Policy». В то же время даже на основе рассмотрения 78 постов можно сделать вывод, что содержание группы в основном политическое (более 73%), а не политологическое. И это тоже соответствует позиционированию группы как «политической для политологов».

Особым кейсом является проект «Гражданин политолог». Прежде всего, именно в этой группе было опубликовано больше всего постов за рассматриваемый период. По итогам анализа можно констатировать, что и политические, и научные (академические), и посты с темой «гражданского образования» ощутимо присутствуют в группе. В то же время записи с тематикой по «государственному образованию» практически отсутствуют. Однако это обусловлено спецификой позиционирования группы.

Еще одна тенденция, которая прослеживается практически во всех сообществах (за исключением группы «Лис политолог»), – это превалирование контента, связанного с «гражданским образованием» над «государственным» . Из 514 постов (общее количество проанализированных записей в ВКонтакте) с «государственным образованием» оказалось лишь 50. Возможно, социальные сети – не лучшая площадка для их продвижения. За государственными образовательными инициативами, как правило, стоят бюджеты, большие, чем за гражданскими проектами. Следовательно, они могут себе позволить создать отдельный сайт усилиями профессионалов и поддерживать его функционирование. Кроме того, суть окологосударственных проектов в сфере образования удобно доносить и на других площадках, например, в лекционной аудитории. В то же время анализ постов во ВКонтакте показал, что государственные и окологосударственные организации еще не до конца научились работать со студенческой аудиторией в социальных сетях.

Анализ популярности постов во всех пяти сообществах показал, что у аудитории имеется спрос на контент особого рода. Так, посты, набирающие наибольшее количество лайков за учебный год, содержат тексты, которые можно бесплатно скачать на свое электронное устройство . Именно за счет подобных записей популярность набрал паблик «Political science library». Кроме того, популярностью пользуются посты с приглашением принять участие в политологическом или околополитологическом мероприятии.

Также важно отметить, что во всех пяти проанализированных сообществах относительно много постов, связанных с академической политологией (150). Их лишь немногим меньше, чем образовательных (175). Такие цифры говорят о том, что студентов-политологов интересует в том числе и научный контент. В частности, академические мероприятия (конференции, круглые столы) и подборки статей – как классиков политической науки, так и современных исследователей. Таким образом, количество лайков и просмотров под постами говорит о том, что интерес к политической науке у молодежи действительно есть.

В наши дни молодые люди проводят довольно много времени в социальных сетях, в том числе во ВКонтакте. Периодически молодые исследователи и студенты заходят и в политологические сообщества, которые так или иначе формируют картину мира молодых людей, систему их взглядов, сферу научных интересов.

Каждое из сообществ делает это по-своему. «Лис Политолог» и «WisePolicy», СМП РАПН и МолРОП, «Гражданин политолог» по-разному расставляют акценты в рамках формирования повестки дня группы. Однако все вместе они становятся триггером появления нового поколения молодых политологов, политиков, общественных деятелей и просто политически грамотных граждан.

 

Список литературы

Барсегян В.М. Политическая и научная активность молодых политологов: игра с нулевой суммой?//Политическая наука. – 2018. – № 4. – С. 258–270.

Бордовских А.И., Соловьев А.И. Политические сети как новый источник политического риска // Государственное управление: Электронный вестник. – 2015. – 51. – С. 185–212.

ван Дейк Т. Язык. Познание. Коммуникация. – Благовещенск: БГК им. И.А. Бодуэна де Куртенэ, 2000. – 308 c.

История Российской ассоциации политической науки: научное издание / под ред. С.В. Патрушева, Л.Е.  Филипповой. – М.: Аспект-Пресс, 2015. – 360 c.

Кочетков А.П. Нетократизм // Полис. Политические исследования. – 2013. – № 4. – С. 111–121.

Красникова Н.М. Молодежная субкультура и молодежное движение как разновидности молодежных политических сообществ // Сообщества как политический феномен / под ред. П.В. Панова, К.А. Сулимова, Л. А. Фадеевой. – М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2009. – 248 с.

Кучукян А.В. Возможности методологии сетевого анализа в исследовании виртуальных молодежных сообществ // Теория и практика общественного развития. – 2017. – № 4. – С. 24–26.

Помигуев И.А. Особенности сетевого подхода к изучению сообщества молодых политологов // Власть. – 2019 a. – Т. 27, № 4. – С. 94–100. – DOI: https://doi.org/10.31171/vlast.v27i4.6592

Помигуев И.А. Развитие государства и общества: идеи, субъекты, институты и практики (V Форум молодых политологов, г. Москва, 8 декабря 2018 г.) // Политическая наука. – 2019 b. – № 1. – С. 268–274.

Помигуев И.А. Роль молодежных политологических организаций в процессе формирования научных сетей // Политическая наука . – 2020. – № 1. – С. 112–144. – DOI: http://www.doi.org/10.31249/poln/2020.01.05

Сморгунов Л.В., Шерстобитов А.С. Политические сети: теория и методы анализа. – М.: Аспект-Пресс, 2018. – 320 с.

Шомова С.А. Политический интернет-мем: сущность, специфика, разновидности // Бизнес. Общество. Власть. – 2015. – № 22. – С. 28–41.

Flick U. An introduction to qualitative research. – Fourth edition. – L.: SAGE Publications Ltd, 2009. – 518 p.

Knoke D., Kuklinski J. Network analysis. – Beverly Hills, Calif.: Sage Publications, 1982. – 96 p.

Leifeld P. Discourse network analysis: Policy debates as dynamic networks // The Oxford handbook of political networks / J.N. Victor, M.N. Lubell, A.H. Montgomery (eds). – Oxford: Oxford university press, 2017. – P. 301–326. – DOI: https://doi.org/10.1093/oxfordhb/9780190228217.013.25

Rhodes R. Understanding governance. Policy network, governance, reflexivity and accountability. – Buckingham, Philadelphia: Open university press, 1997. – 252 p.

 

Алексеев Дмитрий Владимирович, аспирант, Российская академия на- родного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) (Москва, Россия);

Копылова Полина Сергеевна, магистрант, Финансовый университет при Правительстве РФ (Москва, Россия).

Источник: Политическая наука. – 2020. – No1. – С. 281–304. – DOI: http://www.doi.org/10.31249/poln/2020.01.11