Городская идентичность как основа патриотизма

29 октября 2016

В условиях растущей мобильности центростремительного  свойства (из глубинки в большие города, из областных центров – в столицы), тотального ослабления связи с местом и размывания  чувства Родины  перед  муниципалитетами встает непростая задача обеспечить  развитие  территории и повышать  качество трудовых  ресурсов. Такая задача сопряжена с осмыслением уже  подзабытого  концепта патриотизма, территориальной идентичности и коллективного действия.

Что такое патриотизм через какие индикаторы  мы понимаем свою любовь к Родине? Исходя из этимологии, патриотизм предполагает определенные отношения с Родиной, местом, нагруженным исторической памятью и индивидуальными  воспоминаниями. В общем, понимание Родины может иметь  разные масштабы: дом, улица, район, населенный пункт, страна. Патриотизм – это  не  просто отношение, а отношение эмоционально окрашенное любовью. Заметим, что любовь может быть  принципиально амбивалентной, и  наряду с гордостью включать стыд или ненависть. В любом случае  базой становится осознание  принадлежности, идентичности и солидарности. Проявляется это отношение и в дискурсивных  практиках, и в конкретных действиях индивидуального  или  коллективного характера. Мы рассматривает  патриотизм как символическую  конфигурацию места, отношения к этому месту и действия по отношению к месту.

Идентичность мы предлагаем понимать как продукт определения, фрейм,  определяющий коммуникацию.

Процесс формирования идентичности может быть нерефлексивным, в этом случае  возникает неосознанное слияние, принятие, согласие с фактом  принадлежности. В  фольклоре это слияние закреплено следующими поговорками: «где родился там и пригодился», «каждый сверчок знай свой шесток» или просто «знай свое место».

Нерефлексивность может выражаться в отторжении, в нежелании менять пространство, в отношении к месту как злому року.  Желание перемен выплескивается в виде жалоб на страницах в социальных сетей или же протест проявляется в порче имущества и вандализме, желании  увековечить себя на лице города. Здесь просматривается желание лишь потреблять городское пространство, не привнося ничего своего.

Альтернативный процесс предполагает осознанное отношение и  рефлексивное действие, готовность брать ответственность за городское пространство, адаптируя его согласно собственным потребностям. Активное участие проявляется  в творчестве и инициативе.

Активное  участие населения в жизни населенного  пункта, города, страны выступает  как  одна из  важнейших задач местной власти.  Однако социологические  опросы показывают не слишком высокую готовность  горожан к  коммуникациям  и  действиям такого  рода. В августе  2014 года Фонд «Общественное  мнение»  провел телефонный опрос «ТелеФОМ», в котором приняло  участие 1000 респондентов, из  них  жители Москвы составили  6,081671%, городов 1 млн и более  - 14,700998%, городов от 250 тыс. до 1 млн. - 21,359972%, городов от 50 до 250 тыс.- 17,645629%, городов и ПГТ менее 50 тыс. - 17,898962%, села - 22,430195% ».  Гражданская активность опрошенных  значительно превышает активность  политического  плана.  Так, в акции  по  очищению  от мусора соседней лесопарковой зоны готовы принять  участие  до  88% опрошенных, а в политических  мероприятиях – порядка  5% .  Существенным фактором  вовлеченности  населения в процессы управления населенным пунктом становится  идентичность жителей.   

С особой остротой вопрос территориальной идентичности  возникает при принятии  решения о  месте  жительства и работы.  На лицо отток населения из периферийных городов РФ в  города-мегаполисы.  Согласно исследованию ФОМ «Москвичи о москвичах» - 52% жителей столицы составляют «понаехавшие» граждане  из других городов России. Люди в поисках лучшей жизни мигрируют в большие (богатые) города, в Москву и Санкт-Петербург, полагая, что там обретут образование, работу, семью. Тем временем  провинциальные города пустеют и теряют ресурсы для повышения конкурентоспособности. Закрываются предприятия, не развивается малый и средний бизнес. В этой связи и становится необходим брендинг территорий, существенно определяющий идентификационные  процессы в населенных  пунктах.    

Территориальный брендинг   – это стратегия повышения конкурентоспособности городов, областей, регионов, географических зон и государств с целью завоевания внешних рынков, привлечения инвесторов, туристов, новых жителей и квалифицированных мигрантов».  Таким образом, под брендом территории понимается совокупность уникальных качеств, непреходящих  общечеловеческих ценностей, отражающих своеобразие, неповторимые оригинальные потребительские характеристики данной территории и сообщества, широко известные, получившие общественное признание и пользующиеся стабильным спросом потребителей данной территории». Саймон Анхольт определяет бренд как конкурентную идентичность, отмечая, что брендинг территорий - это системный процесс согласования действий, поведения, инвестиций, инноваций и коммуникаций государства (территории) для реализации конкурентной идентичности.

Насколько соотносятся расхожие представления о  городе и идентичность горожанина? Какова идентичность саратовцев и насколько она рефлексивна?  Эмпирическое  исследование, проведенное  авторами  статьи  по  заказу КБ «Стрелка», было направлено  на  поиск ответов на эти  важные  вопросы.   В исследовании  приняло  участие 227 информантов, 27 из которых - эксперты. Экспертами выступали ученые (социологи, философы, географы), журналисты, чиновники. Оно было  проведено в ноябре-декабре 2014 года и является на данный момент, пожалуй, самым масштабным качественным и количественным  исследованием Саратовской идентичности.

Отметим, что  нередко Саратов  воспринимается  как транзитное место, путь перехода. В интервью один из экспертов говорит: «Если горожанин не чувствует свою принадлежность к пространству, ему легко не вкладываться в благоустройство, а потреблять, попутно маркируя свое пребывание продуктами жизнедеятельности».  Это   и  есть транзитность. «Из Саратова уезжает достаточно много, я сужу по своим студентам. Уезжают в основном в Москву» - из ответов одного из экспертов.  Например, приводят  пример ГТРК-Саратов, от них  уехало несколько молодых журналистов, им предложили более высокие должности другие центральные каналы.  Вместе  с тем,  Саратов - кузница кадров, здесь хорошая школа. Уезжают лучшие  - так считают эксперты.  Один из экспертов связывает транзитность  с тем, что Саратов студенческий город: «Саратов – студенческий город,  много высших учебных заведений, один из крупнейших центров, очень большой приток (студентов). Кто-то заканчивает, остается. Это смешение приводит к тому, что достаточно мобильные люди живут, нет исторического уклада испокон веков». Отмечают, что уезжают из Саратова много.  В Москву, Петербург уезжают самые умные и талантливые. Чаще всего они не возвращаются. Скорее исключением является пример художника Миши Леженя, который вернулся в Саратов. Все эксперты сошлись во мнении, что закрытие заводов привело к потере гордости за Саратов.  Например,  авиационный завод был составляющей патриотических настроений, так как создавал чувство гордости за себя и свою работу. Сейчас же основная сфера занятости  населения – малый и средний бизнес. В основном горожане заняты торговлей и работой в бюджетных организациях.

Молодые люди не считают Саратов привлекательным и обозначают желание покинуть город после обучения. Такие настроения можно встретить и в популярной группе в контакте «Типичный Саратов», на сегодняшний день в ней состоят около 70 тысяч подписчиков. Анализ сообщений и комментариев  позволил сделать выводы о формировании особых поведенческих трендов  и  социальных  аттитюдов к городу среди саратовцев. Так, недовольство городом становится типичным для типичного саратовца и поддерживается в публичном дискурсе, так же как и недоверие к власти, и отсутствие веры в позитивные изменения. В Саратове присутствуют инициативные группы и волонтерские организации, но интернет - общественность предпочитает не замечать благие намерения. Сознание временного пребывания рождает  необходимость оставить после себя хоть что-то,  будь  то мусором или сломанной лавочкой в парке или же страдание по поводу отсутствия мест досуга. Саратовские исследователи Тамара Петровна Фокина и Сергей Игоревич Трунев объясняют такое положение существованием архетипа кочевников. Мы не можем не согласиться,  что этот  архетип определяет сознание современных жителей,  уповающих на божественное провидение, случай,  третью мировую войну, инопланетян, но не на городские власти. Эту позицию подтверждают и наши исследования.  В ответах на вопросы анкеты о необходимости Саратову новых парковых зон сквозило  подозрение, что средства, выделенные на парк,  будут израсходованы не по назначению, и толка не выйдет, как и всегда. Любая инициатива, требующая усилий, обрекается на провал. Идентичность горожанина-кочевника, формируется стихийно, идет изнутри и формирует отношения к городу. Город рассматривается саратовцами как транзитная территория: базар-вокзал-кладбище, причем, такая позиция не требует от горожанина физических и эмоциональных затрат. Индифферентность  проявляется и в отношении саратовцев к культуре собственного города: многие из них примерно представляют, где находится памятник Константину Федину, но лишь избранные способны внятно объяснить, чем знаменит этот последний.

Нам представляется обоснованным метафора вокзала – типичном транзитном месте. Приезжая на вокзал,  люди  не спешат брать на себя ответственность за формирование эмоциональной включенности в формирование отношения к месту, мы ждем поезд, попутно наблюдая за происходящим. На базаре люди смотрят, прицениваются, покупают – ничего не производя, а лишь потребляя. Этим можно объяснить позицию наблюдателя,  часто избираемую саратовцами. Зачем что-то менять? Ничего ни от кого  не зависит. Причем наблюдатель наблюдает лишь за одним пространством, к которому привык, не выходя в новые места, оберегая зону комфорта. В городе, на свободе  каждый индивид, каким бы эксцентричным он ни был, непременно находит ту среду, в которой он может развить и каким-либо образом проявить особенности своей природы. Этот тезис  иллюстрирует тот факт, что при многообразии форм культурного досуга, рассчитанного на любой карман,  молодые люди отмечают, что в Саратове нет мест для интеллектуального досуга. И это  при достаточном  количестве  традиционных и  новаторских  музеев, галерей, открытых  площадок, таких, как   музей П. Кузнецова и Дом  кино, где часто проходят акции саратовских арт – групп (из беседы со студентом).

Раньше, в советские времена, город был не более чем средой обитания для населения, градоначальники в основном соперничали за денежные и трудовые ресурсы. Прошлое, настоящее и будущее в городе были обособлены друг от друга, об общих смыслах и целях мало кто задумывался. Сейчас формируется понимание города как товара, успех города определяется тем, насколько его жители привязаны к нему, насколько привлекателен город для инвесторов и туристов.

Поэтому для руководителей муниципальных образований стратегическая задача заключается не только в том, чтобы увеличить число постоянных жителей, но и в том, чтобы максимально привлечь “визитеров”, которые вполне могут и не претендовать на постоянную занятость и постоянное проживание. Им должно быть интересно либо простое посещение города, либо какое-то временное занятие в его пределах. Таких людей сегодня настолько много, что наиболее продвинутые города начинают конкурировать именно за них, предлагая им офисы с видом на Волгу, хороший скоростной Интернет, дешевую аренду качественного жилья. Сейчас приходит время, когда к такому образу жизни готовы большие массы людей. Люди, работающие на себя и выбирающие место жительства, создают в городе особую культурную среду, в которой доминируют свобода выбора, независимость и ответственность за собственное благополучие. Город, сконструировавший свою идентичность, будет развиваться, обслуживая и обеспечивая всем необходимым этот новый креативный класс.

Инновационной технологией для муниципалитетов становится вовлечение людей в работу и отдых, в городские дебаты и брендинговое конструирование. Жители и визитеры становятся проводниками рассказов и историй про город, его адептами и хранителями.

В современном городе важны не только бизнес-комфорт, высокие зарплаты и пенсии. Необходимо также четкое брендинговое разграничение культурных зон – зона деловой активности и конкуренции, досуга и приключений, покоя и коммунальной сплоченности. Выделение таких зон должно определяется идентификационным выбором городского сообщества, быть основой долгосрочной стратегии развития городов и в меньшей степени зависеть от воли и желания властей.

 

Паничкина Галина Георгиевна, к.э.н., доцент кафедры социальных коммуникаций ПИУ имени Столыпина,

Черняева Ксения Олеговна, к.с.н., доцент кафедры социальных коммуникацийи ПИУ им. Столыпина.

Комментариев пока нет