Глава 3. Предмет аналитики. 3.1. Предстоящее всероссийское голосование – при чем здесь аналитика?

Уважаемый мой читатель! Наш рассказ «Pro аналитику» добрался до своего экватора. Остались позади материалы, призванные «подсветить» с разных сторон специфику аналитического ремесла. Я старался сделать это деликатно, без ненужных поучений и навязывания определенной точки зрения.

Вероятно, тому, кто воспитан на традициях, предполагающих четкое разделение ролей на учеников (обучаемых) и учителей (менторов, наставников), такой подход, лишенный привычной академичности, мог показаться странным, а сами материалы, – не научными, не содержащими набора готовых к употреблению истин, что правда.

Однако в аналитике очень важно уметь мыслить, а не повторять усвоенные истины, опираться, прежде всего, на свою точку зрения и логику, а не искать ответа «в конце учебника». Авторитет «правильного» знания не всегда способствует такому подходу. Поэтому я буду считать свою цель достигнутой, если каждый увидел в первых материалах, предваривших наш курс, что-то свое. Тем более будет интересно по завершению всего цикла заново оценить свои первые впечатления, сравнив их с финальным видением мира аналитики.

Первые материалы были проверкой вкуса к узнаванию чего-то нового, не привычного, ни по форме, ни по сути. Сейчас пришло время войти в ядро аналитики, оценить его содержание. Хотя это требует некоторых теоретических выкладок, я постараюсь, чтобы они не выглядели оторванными от реальности, а стали ее продолжением. 

 Я посчитал правильным не пройти мимо значительного события, каким является всероссийское голосование по поправкам Конституцию РФ: его краткий анализ позволит уловить живую связь между аналитикой и реальной жизнью с ее проблемами и поиском решений. 

 

3.1. Предстоящее всероссийское голосование – при чем здесь аналитика?

Наша жизнь – результат сделанных нами выборов.

Стивен Кови

американский консультант по вопросам руководства

 

Люди идут за тобой не за идеалы или принципы.

Они идут за тобой ради своих интересов.

цитата из итальянского телесериала «Спрут»

 

Свои интересы всегда в приоритете.

Роман Хорошев

российский писатель, из книги «Эволюционизм»

 

История человечества есть непрерывная борьба между идеями и интересами;

 на мгновение побеждают последние, надолго же — первые.

Эмилио Кастелар

испанский политический и государственный деятель

 

Инженеры, геологи, врачи, прибывшие на Колыму по договорам с Дальстроем, развращаются быстро: длинный рубль, закон- тайга, рабский труд, которым так легко и выгодно пользоваться, сужение интересов культурных – все это развращает, растлевает, человек, долго поработавший в лагере, не едет на материк – там ему грош цена, а он привык к богатой, обеспеченной жизни.

Вот эта развращенность и называется в литературе «зовом Севера».

Варлам Шаламов

Русский, советский писатель, поэт

1) «Что наша жизнь? Игра!»

1 июля – всероссийское голосование по поправкам  в Конституцию РФ. Каждый гражданин – а в нашем случае лучше уточнить: «индивид», «личность» – вправе принять в голосовании личное участие. И тем самым – ни много ни мало – лично, прямо и непосредственно повлиять на судьбу и самих поправок, и свою собственную, и общества в целом, и власти.

Можно ожидать, что большое число наших сограждан – вероятно, миллионы и десятки миллионов – примут участие в голосовании. Почему же граждане, отдавшие свой голос за или против, делают это? Что ими движет?

«Очевидно, у каждого  свои, не схожие с другими мотивы», –  ответит иной читатель, – «Кто-то делает это в силу привычки, следуя приятному и необременительному ритуалу, а также, чтобы избежать противопоставления себя другим: большинству, близким, друзьям, коллегам. Кто-то так выражает свою лояльность как один  из компонентов культуры гражданственности. Кто-то хочет поддержать того или тех, к кому испытывает какие-либо позитивные эмоции (если иметь в виду, что из страха сейчас уже мало кто это делает), либо связан деловыми отношениями. Кто-то вообще ни во что не верит и в голосовании не участвует.  Да мало ли разных мотивов может быть. За этим к социологам лучше обратиться – они профессионально изучат мотивацию избирателей, если что».

Ты, как всегда, прав, уважаемый читатель. А все-таки, безотносительно мотивов, почему люди голосуют?

«Потому что так мы можем защитить свои интересы, оказать влияние на решения, которые принимаются в государстве»,  – предположит искушенный читатель, – Но в этом же нет, ровным счетом, ничего  удивительного!»

Позволю себе не согласиться: удивительное здесь все. Но обо всем по порядку.

Прежде всего, участник голосования не гарантирован, что возобладает выбор, к которому лично он склоняется.  Ведь голосующих – множество, и каждый делает собственный выбор, не обращая внимания на всех остальных, подчас не имея информации об их выборе и не интересуясь ею. Какая точка зрения в итоге победит – изначально совершенно не ясно.

Иными словами, результат голосования не подвластен никому в отдельности (по крайней мере, в теории), но вместе с тем в прямом смысле находится в руках каждого.   Нужно лишь сделать свой выбор, принять решение. Личный выбор, собственное решение индивида (каждого человека в отдельности), действующего в русле собственного видения, собственного интересе, оказывается достаточным средством, чтобы оказать влияние поистине колоссального масштаба и принципиальной значимости. 

Это ли не удивительный пример реальной силы, которую могут  иметь наши решения? Во всяком случае, они являются необходимым условием того, чтобы какие-либо изменения вообще начались, стартовали.  Если не сделать выбор, то все, что могло быть решено данным выбором, останется как прежде, т.е. без изменений.  И не факт, что такая неизменность – «стабильность»,  как порой ее характеризуют – не приведет в итоге к отставанию, которое, вероятно, пока не воспринимается как катастрофическое, но которое уже не наверстать.

А теперь спросите себя: часто ли в жизни мы делаем личный выбор, принимаем по этому поводу ответственные решения?  Нередко, даже тогда, когда необходимость выбора, проблема выбора встает, что называется, в полный рост, мы стараемся как можно дольше ничего не менять, ни в своей, ни в окружающей жизни. Ведь выбор потребует от нас выйти из «зоны комфорта», – где все или многое может нас не устраивать, но зато все налажено, определенно и  заранее известно, –  и ступить на путь, полный неопределенности, риска и отсутствия гарантий желаемого результата. 

Выбор требует решительности (от глагола «решать», между прочим). Требует признания себя личностью, отношения к себе как самодостаточному индивиду. Требует принятия на себя рисков и ответственности – без гарантий позитивного результата. Проще ни на что не решаться, ничего не менять, сохраняя «стабильность»: пусть настоящее не так хорошо, как хочется, но ведь в результате выбора может стать реально еще хуже. 

Не случайно в этой связи проблема выбора дальнейшего пути является проблемой довольно узкого слоя людей.  Выбор делают либо те,  для  кого выбор является способом существования – они постоянно в поиске чего-то большего, лучшего, более выгодного и/или выдающегося, не усредненного, не такого, как то, что постоянно перед глазами.  Либо те, для кого существование без выбора – т.е. без изменения, того или иного, сложившегося положения вещей  – становится невозможным, грозит реально худшими последствиями, и поэтому нужно на что-то решиться (или не решиться).   

Вот для этих людей, при этих условиях выбор имеет сущностный смыл, становится смыслом существования.  Это не манипуляция, где все известно заранее, а сам выбор сведен до очевидных, заведомо спланированных  решений и рутинных алгоритмов. И это не оторванные от действительности, безусловно правильные, но общие, не основанные на конкретике пожелания.  Это реальный выбор, требующий для своего осуществления принятия совершенно конкретных, спланированных, взаимоувязанных решений, требующий согласованности многих выборов, которые предстоит сделать (или не сделать) многим, так или иначе вовлеченным в судьбу сделанного кем-то (вами и вашими оппонентами) выбора.

Каждый такой выбор становится в какой-то мере путешествием в неизведанную реальность, историей с неочевидным продолжением, непрестанным поиском средств для реализации поставленных целей, отвечающих сделанному выбору. В этом смысле есть отличие между выбором, «какой автомобиль приобрести» (или «куда поехать в отпуск отдыхать») и выбором, как дальше жить. 

В одном случае речь идет о выборе, который делается часто и многими, и потому такой выбор, хотя и нуждается в известной аналитике, в экспертных оценках и рекомендациях, но вряд ли требует каких-либо согласований с кем-либо (кроме, быть может, узкого семейного круга). Здесь важна, прежде всего, ваша собственная позиция, остальным же до этого нет практически никакого дела, и они в это ваше предприятие никак не вовлечены. Совсем иное дело в другом случае, когда вы решаетесь (или не решаетесь) на что-то новое, на какие-то изменения сложившейся реальности, и это ваше решение (или его отсутствие) может оказать влияние не только непосредственно на вас самого, но и далеко от вас. В иных случаях так далеко (и во времени, и в пространстве), что вы сами не можете представить, как далеко все может зайти.

Вот в этом случае уже нужна и востребована аналитика совсем иного рода.  Вам необходимо осмыслить ваш выбор, ваше решение как своего рода проект, в котором задействованы другие люди (в том числе, порой, большие массы разных людей), каждый из которых (и все они в совокупности) является в свой черед субъектом своего собственного выбора.    Вам нужно – ради достижения поставленных вами целей – влиять  в режиме реального времени на выбор этих людей, самодостаточных личностей, со многими (или со всеми) из которых вы даже можете не иметь возможности вступить в прямой, непосредственный    контакт.

Позволю себе следующее сравнение:

Вы – игрок (условно «шахматист»), имеете свой план на игру, который – в случае его адекватной реализации – должен принести вам требуемый результат. В рамках реализации вашего плана, даже не догадываясь о всех его деталях, действует ряд активных фигур, которые делают свои ходы по определенным правилам сообразно с собственной логикой и, одновременно, логикой осуществляемого вами плана, создавая на «доске» те или иные комбинации и положения, требующиеся для его реализации.

«Вашим» фигурам противостоят другие – «не ваши», столь же сильные, ведущие собственную  игру, по собственному, скрытому от вас плану (в интересах ваших оппонентов по игре). Постановка задачи: вам необходимо влиять на ходы (планы) «не ваших» фигур (условно говоря, на их «выбор хода») как на свои собственные, включив и тех, и других в орбиту реализации ваших планов. 

Вы можете влиять на действия (поведение) «не ваших» акторов. Но не впрямую, не «руками» меняя их позицию, а опосредованно, выбирая определенным образом ваши собственные ходы (тактические планы),  сообразуясь со складывающейся в игре ситуацией и прогнозами на ее развитие. Результат игры вам не гарантирован и зависит как от вашей стратегии, так и от стратегии тех фигур, на положение которых на «доске» вы пытаетесь влиять.

Как и всякое сравнение, данное сравнение не следует понимать буквально и относится  к нему как к попытке «изложения базовых основ аналитики». Безусловно, это было бы упрощением, граничащим с профанацией.  Скорее речь идет о том, чтобы дать читателю возможность почувствовать значение основных понятий и конструкций аналитики, а также прикоснуться к ее объекту и проблематике.

В первом приближении можно согласиться с тем, что объект аналитики в определенном отношении сродни «игре», которую ведут меж собою индивиды (а также «команды», группировки, партии, клики и т.п.), действующие в собственных интересах ради их достижения.

Как и в шахматной игре, где партнеры редко позволяют себе переворачивать доску или бросаться фигурами, также и в играх, которые представляют профессиональный интерес для аналитики, взаимодействие игроков строится не на прямом, лобовом, силовом столкновении, а на столкновении стратегий. А также на достижении требуемого результата через разработку и реализацию соответствующих стратегических, тактических, оперативных целей и планов. 

Но в отличие от прочих стратегических, тактических и оперативных игр аналитику профессионально интересуют такие игры, которые ведутся не «против» кого-то, а «за» себя, свои интересы и приоритеты.  Каждый играет за себя, стремится реализовать свой интерес и на этой основе взаимодействует с такими же, как он игроками, реализующими свои интересы. В этом смысле все игроки выступают как партнеры по игре, которую они ведут между собой.

Партнер – это не противник (хотя порой используется терминология такого рода), а участник взаимодействия и конкурент. В этом смысле игра как объект интереса аналитики представляет собой  пространство смыслов, отражающих конкуренцию, соперничество участников и связанные с этим перипетии: ходы и контрходы, комбинации и контркомбинации, влияние участников на цели и планы друг друга и т.п.

В рамках стоящих перед участниками задач аналитика осуществляет анализ целей отдельных конкретных (или всех) участников, используемых ими стратегий и тактик, вырабатывает прогнозы на игру на ближайшую и/или отдаленную перспективу,  дает свои рекомендации определенным сторонам, исходя из видения всей картины взаимодействия, ее общих закономерностей и особенных черт. 

В общем и целом можно резюмировать, что в первом приближении аналитика представляет собой набор средств и инструментов для разработки замыслов, направленных на реализацию тех или иных целей участников с учетом взаимодействия между ними (существующего и прогнозируемого). Аналогичным образом среди задач, решаемых аналитикой, речь может идти о том, чтобы вскрывать вероятные замыслы (планы), разрабатываемые участниками, с учетом их целей, реализуемых через взаимодействие. А также разрабатывать соответствующие контрзамыслы.

В этом смысле  аналитику можно сравнить – опять же в первом приближении – со стратегией ведения игры, позволяющей разрабатывать планы и контрпланы, т.е. «планы на планы», в целях направления хода игры в требуемое русло с позиции того или другого участника (участников).

Учитывая, что ход игры видится по-разному с позиции участника игры и с позиции аналитика, последний находится в состоянии игры с участниками.  В этой связи предметом анализа выступает видение хода игры, как «своим» участником, так и остальными участниками, оценивающими ход игры со своих собственных позиций. Таким образом, аналитика формирует второй уровень анализа, предметом которого выступает не только собственно сам ход игры в его, так сказать, объективном  отражении (с позиции аналитика), но и отражение хода игры в сознании участников – как они видят происходящее в игре, как оценивают, какие делают выводы, к каким предложениям (решениям) могут склоняться.

Третий уровень анализа – это анализ того, как одни участники видят видение хода игры, которое видят другие участники. Сложная конструкция, не правда ли?  Поясню, что имеется в виду:

У каждого участника игры есть свое видение хода игры (что и как происходит, соответствует ли это тем или другим интересам и почему и т.д). Кроме этого каждый участник игры представляет себе то, как видится ход игры другим участником (участниками). Т.е. как другие участники представляют себе, что происходит в игре и почему, какие дают этому оценки, какие делают выводы и к каким решениям готовы. Исходя из своих представлений о том, какие существуют видения хода игры другими участниками, данный участник в принципе может корректировать свои цели, планы и решения или принимать новые.

Исходя из этого, аналитик – для того чтобы давать адекватные рекомендации – должен осмысливать все существующие видения, отражающие то, как одни участники понимают себе, что понимается другими участниками в отношении их взаимодействия. Вот такая «трехэтажная» конструкция смыслов должна постоянно находиться в голове аналитика, да еще с учетом динамики изменения этих смыслов по ходу развития игры.

Похоже, все эти сложные для восприятия конструкции могли утомить читателя. Поэтому мы прервемся на время. А затем продолжим наше путешествие в мир аналитики. В том числе рассуждая о смыслах, заложенных в  предстоящем голосовании по поправкам в Конституцию.

До скорой встречи.

Игорь Рабинович, политический аналитик