Глава 1. Аналитика как метод. Объект и предмет аналитики

Предыдущие материалы («Как все начиналось», «Зачем нужна аналитика», «Какой конкретный продукт дает нам аналитика»), с которыми, надеюсь, уже смогли ознакомиться посетители сайта «Политическое образование», явились прелюдией к знакомству с основным, базовым содержанием такой сферы деятельности как аналитика. К нему мы и переходим в следующих публикациях. Но прежде хочу сказать несколько слов, необходимых, чтобы помочь читателю настроиться на «общую волну» с автором.

Хочу особо обратить внимание читателя: перед вами не учебник. Я не ставил своей целью учить аналитике в том традиционном смысле, который (чаще по умолчанию) предполагает монологический формат передачи знаний от учителя к аудитории, когда говорит один, а остальные внимают (или не внимают, а, например, думают о чем-то своем).

С аналитикой этот вариант не проходит. Чтобы понять суть аналитики, недостаточно просто ее воспринимать (хотя бы и с интересом) и заучивать, как обычно учатся в школе или ВУЗе. При таком довольно формальном интересе и «интересе вообще» вы не узнаете аналитику. Нужно сопереживать тем реальным проблемам,  которые пытается решить аналитика и которые имеют место быть  и в вашей работе, переживать когда (и почему) этого не удается сделать, думать – что не так, искать – в чем проблема. И, конечно, анализировать, мыслить самостоятельно, свободно, а не искать подходящие шаблоны-«объяснения», которые в избытке поставляет нам наше «коллективное сознательное».

Короче говоря, для овладения аналитикой просто необходимо ваше деятельное участие и заинтересованность.  Поэтому, я надеюсь, что в какой-то момент мы  совместно преодолеем монологический формат моего повествования и начнем просто общаться онлайн, в свободной форме на взаимно интересующие темы. Вокруг аналитики, разумеется, и всего того, что с ней может быть связано. А также, безусловно, вокруг конкретных ваших проблем, с которыми вы, уважаемые посетители сайта «Политическое образование», сталкиваетесь в своей профессиональной и иной деятельности.

Для приобщения к аналитике такой формат взаимодействия совершенно необходим. Поскольку по-настоящему аналитику можно понять и прочувствовать (или прочувствовать, а потом понять) только окунувшись в нее не в учебно-познавательном процессе, а в реальной практике. В т. ч., решая конкретные проблемы по месту своей профессиональной деятельности, которые являются не просто «проблемами вообще» но задевают и вас лично тоже, отражаются на вас, ваших коллегах, вашей совместной работе. 

Аналитика не зарождается в головах устало-безразличных, равнодушных к актуальным проблемам людей. Человек должен сам почувствовать, хочет ли он разобраться в каком-то вопросе,–  для себя (не для учителя), задевает это его или нет, нужно это ему или нет, интересно или нет. В то же время аналитика не сводится к академическим рассуждениям и спорам ради «выяснения истины» и установления, кто из спорящих прав. Истина в аналитике – не то же самое, что истина в споре. В аналитике принято говорить об оптимальности принципиально реализуемого решения проблемы, которое имеет достаточно сторонников и ресурсов, чтобы быть практически реализованным. Но, конечно, такие решения могут возникнуть, если есть много светлых, оригинальных, не банальных идей.  Поэтому светлые головы, генерирующие неожиданные, неочевидные идеи, умеющие их с блеском обосновать, безусловно, очень необходимы, им наше признание и уважение. 

Если говорить о моей цели, то она ближе к тому, чтобы не столько научить (если это вообще возможно), сколько приобщить к аналитике, донести, какой интересной и увлекательной – и полезной, востребованной –  деятельностью она является, сегодня и в обозримом будущем.  Показать через собственное отношение к ней человека, «заболевшего» аналитикой и пережившего определенный личный опыт деятельности в этой сфере. Ну и конечно, показать мое личное отношение к аналитике через материалы, которые предлагаю вашему вниманию. В них я пытаюсь не просто осмыслить собственный опыт, но и сделать нечто более, на мой взгляд, важное: показать, как вообще можно мыслить в аналитике, как мыслит «правильный» аналитик, как работает его «аналитический аппарат» и что из этого можно формализовать через разработку оригинальных, но воспроизводимых, формализуемых технологий аналитической деятельности.

Поэтому по своему жанру предлагаемые вашему вниманию материалы ближе к исследовательской работе, в которой приходится быть в каком-то смысле первооткрывателем, а не ментором.  Готовя эти материалы, я снова проживаю собственный опыт и что-то осознаю более глубоко, чем и делюсь с читателем, пытаюсь увлечь и вас искусством диалектики аналитического метода.  Поверьте, это очень увлекательно. А с другой стороны – полезно; здесь мы имеем тот случай, когда одно дополняет и развивает другое, помогает ему раскрыться. А в результате выигрывают обе стороны. Не в этом ли состоит ценность аналитики, ее гуманистическая направленность, чтобы обеспечить совместное движение именно к такому результату.

Я хотел бы оставаться открытым до конца и поэтому с самого начала – с публикации предварительных материалов – не стремился изображать из себя гуру и наставника, изрекающего истины для учеников. Я пошел другим путем – путем открывания аналитики, и хочу делать это вместе с моими читателями и – на равных. Поэтому, прежде чем говорить об аналитике более детально, мы с вами изначально не стали уходить от существенных вопросов, таких как: а зачем вообще нужна аналитика? что она нам дает? в чем ее специфика, которая делает ее реально востребованной?

Я попытался ответить на эти злободневные вопросы в предыдущих материалах, с которыми вы уже могли познакомиться.  Но тема эта, безусловно, не исчерпана и не закрыта. Напротив, для меня она будет оставаться интересной, актуальной и животрепещущей на протяжении всей работы, и будет влиять на мое дальнейшее изложение. Готов ответить на ваши вопросы по  данной проблеме, по крайней мере, я бы хотел, чтобы они у вас появились.

Возможно, после ознакомления с опубликованными вводными материалами кто-то уже не с нами. Это не трагедия, просто кому-то эта сфера – я имею в виду аналитику, показалась в данный момент не интересной, не актуальной для него лично. Тем не менее – благодаря проекту «Политическое образование» – каждый может влиться в нашу совместную работу в «Pro аналитике» в любой момент, на любом этапе. Мы в этом заинтересованы, но выбор – за вами. Для тех, кто его уже сделал или сделает позже, мы продолжаем наше совместное путешествие в мир аналитики.

1.1. Аналитик – кто он?

«Покажи мне, чем ты занимаешься – и я скажу, кто ты». 

Представьте: вы в офисе компании ООО «Аналитика+». Здесь все занимаются аналитикой. Но по-разному.

Вот Андрей. Он возбужден, он только что узнал очередную горячую новость и рвется ее обсудить. Он уверен – нужны срочные меры, потому что после этой новости все изменится. Мир уже не будет прежним. Нас всех ждут большие перемены, и, может быть, мы еще успеем к ним подготовиться.

Вы можете подумать: «Вот чудак, что он так кипятится?». Вы ошибаетесь – просто у Андрея такая работа: он должен собрать как можно больше внимания, заставить всех смотреть в одну точку.  

Ученые утверждают: когда-то наша вселенная возникла из одной точки, практически из ничего. И сегодня этот процесс продолжается: то там, то здесь вдруг происходит взрыв и рождается новая звезда.

Андрей использует этот же механизм: чтобы привлечь внимание, он стремится произвести «взрыв», за счет собственной внутренней энергии вырвать частичку происходящего из небытия, подняться над пустотой.  Скажем ему спасибо за его сложную, требующую огромной внутренней энергии, неутомимости и смелости работу.

Ведь без нее мы бы все жили каждый в «своем углу», занимались каждый своими собственными проблемами. Благодаря Андрею мы понимаем, что есть что-то большее, чем собственные дела, от которых порой так сложно оторваться.

Молодец, Андрей, ты объединяешь нас, хотя бы ненадолго. И делаешь это постоянно. Мы прощаем тебе, что иногда ты издеваешься над нами, над здравым смыслом. Не все, о чем говорится и пишется, имеет отношение к реальности. Будем помнить это, Андрей.

Близкий друг Андрея – Борис. Он спокоен, собран и рассудителен. И все время одергивает Андрея: «Ну что ты так разволновался, давай все по порядку, подробно. И не перескакивай с одного на другое, иначе тебя никто не поймет, как следует. Постой, я все зафиксирую и разложу «по полочкам», придам форму твоей новости, чтобы она стала более доступной для понимания».

Борис действует строго по технологии, по правилам. Он все систематизирует: что произошло, где, когда и с кем – ни одна деталь, никакая «мелочь» не скроется от его внимания. Он все «раскопает», рассортирует и в таком виде занесет в «анналы истории», где информация будет храниться вечно, ну или до очередной «генеральной уборки мусора».

Благодаря Борису мы можем в любой момент узнать больше о заинтересовавшей нас вещи, а также в любое время вернуться к этой информации, и может быть – как знать – взглянуть на нее другими глазами, увидеть что-то новое на фоне других сведений, случившихся «до и после» первого знакомства.

Работа Бориса похожа на деятельность дорожащего своей репутацией брачного агента: он в любой момент готов предоставить досье на «нечто», привлекшее наше внимание, и удовлетворить наше любопытство, стараясь ничего не добавлять от себя. Он не позволяет себе эмоционально относиться к информации: ведь если так станет делать каждый, чему тогда верить?

В этом Борис разительно отличается от Андрея, который как художник пропускает натуру «через себя», свое личное восприятие, благодаря чему мы видим мир его глазами. Борис уравновешивает  это качество Андрея: после его обработки картина приобретает логически строгую форму.  Но может лишиться неких живых оттенков, нюансов, которые мешают упорядочению:  Борис может просто не найти им места в своей идеально строгой, но такой не гибкой системе.

А еще Борис любит экспериментировать со своей базой данных, сочетая произвольным образом разные сведения. В этом «мертвом грузе» хранящихся до востребования множестве данных он любит отыскивать всякие  совпадения, пересечения, наложения, пытаясь уловить проблески каких-то закономерностей, наметить какую-то логику, позволяющую связать отдельные разрозненные и, казалось бы, не имеющие друг к другу никакого отношения сведения в логически непротиворечивую картину происходящего. 

Борис – «человек-логика»: для него существует только то, что не противоречит рассудку, здравому смыслу; прочее, по меньшей мере, сомнительно. Попытки урезонить его ссылкой на то, что здравый смысл бывает у каждого свой, зависит от того, с какой стороны смотреть, что надо принимать во внимание мотивы человеческих поступков, как правило, безрезультатны: он уверен, что здравый смысл един для всех, поскольку это принцип построения системы.

Как справедливо заметил однажды по этому поводу Борис: «Если каждый из нас  будет руководствоваться собственной логикой, какая ему больше нравится, то на выходе получится сплошная нелепица и абсурд, не стыкуемые представления,  никакая не система. И мы, сколько бы ни спорили, никогда не придем к единому общему видению ни по какой теме. Нужно придерживаться только логики фактов – это единственная возможность получить надежные доказательства, на которые можно опереться». В этом с Борисом не поспоришь: его основанные на фактах доказательства всегда строго логичны,  сколь бы абсурдными ни казались вытекающие из них выводы.

Как-то раз Борис взялся на спор  решить известный парадокс по курицу и яйцо. «Всем известно, что яйца несут куры. Но чтобы курица появилась из яйца, нужна другая курица, которая будет высиживать яйцо. Следовательно, курица-яйцо-курица – это правильный ответ». На вопрос, откуда же взялась первая курица, Борис сказал: «Она же первая, следовательно, до нее ничего не было – ни яйца, вообще ничего. Но яйцо не могло быть первым, т.к. потребовалась бы курица, чтобы высиживать из этого яйца следующую курицу». 

Борис не любит разбираться в мотивах поступков, т.к. они не всегда согласуются с формальной логикой, нередко ей противоречат, а значит, ненадежны как база для поиска закономерностей. Чтобы устранить этот недостаток, Борис хранит в своей базе данных мотивы отдельно от субъектов, как отдельный логический элемент. Это позволяет ему просто присвоить любому субъекту любой мотив из имеющихся в системе, не нарушая логичности всей процедуры поиска закономерностей.

Вопрос: «Кому и зачем это надо?» не кажется Борису актуальным: достаточно, чтобы «это» существовало как строго установленный факт. Вопрос «кто и зачем» - вторичен. «Главное – это наличие факта. «Кто и зачем» в этом смысле – всего лишь меньшая или большая случайность, ничего не добавляющая по существу к фактической картине: факт остается фактом независимо от того, «кто и зачем».

С Борисом не согласен Вадим – следующий персонаж, играющий заметную роль в деятельности ООО «Аналитика+». Вадим полагает, что мотив важнее факта, т.к. последнему просто неоткуда и не из-за чего взяться, если сначала не будет определенного мотива, намерения. Факт без мотива – просто случайность, стечение обстоятельств, за которым нет никакой «объективной закономерности». Или, напротив может стоять любая закономерность.

Сведения,  которые добывает Андрей, рассматриваются Вадимом с позиции «Чьих рук дело?» и «Кому выгодно?». Вадим не согласен с Борисом, что курица появилась раньше яйца, чтобы его высиживать. «Яйцо, – рассуждает Вадим,  – могло быть первым, а курица – вылупиться из яйца самостоятельно, если так было задумано и запрограммировано.  Например, природой».

В каждом деле, в каждой теме нужно искать намерение, план, направленность, цель – уверен Вадим.  Закономерность, по Вадиму, проявляется как связь цели и результата, замысла и факта как его (замысла) воплощения. В логике Вадима яйцо первично, потому что оно обладает свойством  трансформироваться, превратившись из яйца в курицу: было яйцо, а стала курица, вылупившаяся из яйца. Курица таким свойством не обладает, она не может обратиться яйцом.

Эти «измышления» Вадима возмутили всегда выдержанного Бориса:

«Переход от курицы к яйцу лежит в области материальных событий-фактов, связанных с производством  курицей яйца. Этот процесс от начала и до конца материален, имеет пролог, цепь основных событий и закономерный эпилог. События связаны с конкретными материальными условиями: курице нужно питаться – пить-есть; должен быть акт «топтания» курицы петухом. Это не трансформация, вызревшая изнутри (в данном случае – изнутри яйца), а совокупность материальных условий, в отношении которых важно зафиксировать, были они на самом деле или нет».

Вадим с усмешкой отнесся к попыткам коллеги с позиций, как он выразился, «банального материализма, который больше похож на фатализм» объяснить необъяснимое. Согласно Вадиму:

«Трансформация произойдет не благодаря внешним материальным условиям: они лишь факторы, влияние которых существенно, но недостаточно. Достаточным условием, в силу которого событие состоится «при любой погоде», выступает механизм внутренней трансформации: курица сформируется в яйце, проклюнет скорлупу, и вот – уже нет как такового яйца, но возникла курица».

Вадим считает, что непроверенные или не подтвержденные сведения так же важны, как и подтвердившиеся. «Сам факт появления каких-либо сведений он считает ключевым событием, поскольку появление тех или других сведений отражают чей-то образ мыслей, или желание его скрыть, представить в ином свете. Раз есть намерения, значит факты не заставят себя ждать. Может быть, они уже есть, только мы их еще не открыли для себя как факты».

Вадим живет в мире, где даже случайность не случайна:

«Кто-то что-то не предусмотрел, не досмотрел, не учел, не додумал, не принял во внимание, а дальше – не сумел парировать возникшие отклонения, не нашел средств исправить ситуацию. В результате что-то пошло не так. В итоге цепь никем уже не контролируемых событий-«случайностей» привела к закономерному финалу».

Согласно Вадиму, ключевое понятие, обеспечивающее адекватное  восприятие и понимание реальности – это понятие контроля.  Вспомним, английский термин «control» на русский переводится как «управление». «Понимать» и «контролировать» (управлять)  рассматриваются Вадимом как синонимы: 

«Адекватно понимать происходящее может только тот, кто включен в процесс, кто этим процессом управляет. Или, по крайней мере, может мысленно поставить себя на место управляющего, проникнуть в его мотивы. Напротив, понимание человека, смотрящего на процесс со стороны – умозрительно, не основано на личном опыте.

Совсем иной подход демонстрирует наш Борис – аналитик данных (пора назвать его амплуа в мире аналитики). В мире, в котором как профессионал существует Борис, ключевым является понятие «знать». Что означает иметь в наличии точную, полную, объективную, актуальную информацию о происходящем. Как использовать это знание – вопрос уже другого порядка, но сначала нужно ею располагать. Информация и основанные на ней знания, согласно Борису, –  первичны, они лежат в основе адекватного понимания.

«От аналитика данных,  –  развивает свою концепцию Борис –  зависит,  чтобы была проведена работа:

- По устранению внутренних противоречий и нестыковок. Обстановка должна быть представлена как строго логически обоснованная, четкая, структурированная картина происходящего. В описании не должно быть не объясненных моментов («разрывов») и «темных мест», т.е. путаных, сбивчивых, недосказанных, неясных, недодуманных;

- По окончательной отделке, включая достижение необходимой читабельности и, если необходимо, требуемого стиля всего документа».

Картина реальности, согласно Борису – это цельный, законченный, полностью сформированный информационно-аналитический продукт со всеми элементами внешней отделки, «причесанный» как по форме, так и по содержанию. Как то золотое яйцо, которое снесла курица. («Курица, несущая золотые яйца», в нашем случае, это аналитик данных). 

Работу аналитика данных можно сравнить с работой кутюрье – художника-модельера, создающего единый стиль для неординарных, отличных от среднего, фонового окружения, выдающихся из общего ряда моделей.  В этой аналогии модель – это событие, которое привлекло внимание, зацепило, задело, заставило оценить себя, судить о себе. Аналитик данных имеет на входе дело именно с такого рода событиями-новостями, которые он «выловил» самостоятельно из информационного потока или получил от смежников в качестве ответа на свои информационные запросы.

Задача аналитика данных – создать такую логику оценки и описания событий из информационного ряда, чтобы каждое принятое  во внимание событие заняло в этом ряду свое собственное, логически предписанное ему место, а все вместе они образовали яркую, цельную и убедительную картину актуальной обстановки. 

Развивая эту аналогию, Вадим определил результат работы аналитика данных как создание материально-вещественной картины событий, которая позволяет логически непротиворечивым образом, раскрыть их смысл и значение и получить обобщенную генерализированную характеристику актуальной обстановки. Информационно-аналитический продукт как итог работы аналитика данных говорит о том, ЧТО происходит «здесь и сейчас», показывает различные элементы обстановки, их иерархию, связи и отношения. Информирует, какие элементы обстановки «идут в рост», а какие, напротив, снижаются, какие новые элементы обстановки появились как новые, а какие, напротив, «сошли на нет».  

С функциями Бориса – аналитика данных более-менее разобрались. Стало понятнее, чем он занимается и что создает. Остается добавить, что аналитик данных в настоящее время это, как правило, центральная фигура в большинстве аналитических структур. Объяснить это можно тем, что создаваемые аналитиками данных информационно-аналитические продукты востребованы. Они позволяют не только быть в курсе складывающейся обстановки, ее ключевых черт и характеристик, тенденций развития, а также возможных сценариев, путей, по которым будут развиваться события в ближайшей перспективе, но и показывают логику событий, их движущие силы, ключевых акторов, столкновение, пересечение и совмещение их интересов.

Эти качества качественных (простите за невольный каламбур) информационно-аналитических продуктов делают их незаменимыми для всех, кто хочет не только понимать реальность, быть в курсе событий и оставаться в тренде логики развития обстановки, но и вырабатывать собственную линию в этих обстоятельствах. Поэтому среди заказчиков лучших информационно-аналитических служб в мире – крупные бизнесмены и политики, государственные деятели и лидеры общественного мнения, представители масс-медиа, а также, конечно, разведки всех мастей. Это тот круг лиц и организаций, от решений и действий которых зависят в прямом смысле судьбы мира. И все они хотят, - прежде, чем принимать ответственные решения, – знать и понимать обстановку и логику составляющих ее событий.

Настало время вернуться к двум другим персонажам нашего повествования: Андрею и Вадиму, представить читателю их профессиональные амплуа.

Займемся этими вопросам в следующий раз. До новой встречи.

Игорь Рабинович, политический аналитик