Геополитика Казахстана: англосаксонский взгляд

Заинтересованность Запада политическими процессами в Средней Азии – общеизвестный факт. Из всех среднеазиатских республик самым крупным геополитическим призом для Запада является Казахстан. Дело не столько в обширной территории данного государства, сколько в стратегических выгодах, которые может принести Западу контроль над ним.

Казахстан граничит с двумя главными противниками США – Россией и Китаем. Российско-казахстанская граница растянулась на 7,5 тыс. км. и является самой большой сухопутной границей в мире (них на морской участок приходятся около 86 км). Протяжённость китайско-казахстанской границы – около 1,8 тыс. км. Казахстан, Россия и Китай – это геополитический «бутерброд», как любят говорить англосаксы, потому что географически Казахстан стиснут (sandwiched) с двух сторон этими крупными державами.

Не только этот нюанс, но и само местоположение казахского государства делает его объектом пристального внимания со стороны Вашингтона. Казахстан расположен в континентальной зоне, которую классик британской геополитики Хэлфорд Макиндер относил к т.н. «сердцевинной зоне» или хартлэнду (heartland). В узком смысле эта зона приблизительно совпадает с границами современной России, но в более широком включает прилегающие земли, которые в результате самоликвидации СССР превратились в независимые государства. Таким образом, Казахстан – часть «сердцевинной зоны», пусть и не центральная (таковой является Россия), но имеющая ключевое значение для обеспечения безопасности центральной части.

Контроль над этим участком Евразии является обязательным условием для контроля над миром. Постоянные набеги иностранных завоевателей на Россию (Карл XII, Наполеон, Гитлер…) объясняются как раз их инстинктивным осознанием необходимости взять под контроль «сердцевинную зону», чтобы добиться планетарной гегемонии.

Сегодня место Карла XII, Наполеона и Гитлера заняли Соединённые Штаты и НАТО. Американский геополитик Роберт Каплан (Robert D. Kaplan) в известной работе «Месть географии. Что рассказывают карты о грядущих конфликтах и битве с неизбежностью» (The Revenge of Geography: What the Map Tells Us About Coming Conflicts and the Battle Against Fate) предложил Казахстану роль «второго хартлэнда».

«Казахстан может служить последней надеждой России в Евразии. Это бурно развивающееся государство размером с Западную Европу имеет средний уровень доходов на душу населения и размер ВВП, превышающие суммарный показатель всех остальных стран Центральной Азии… Церемониальные здания Астаны, построенные по проекту сэра Нормана Фостера, служат казахским упрёком российским амбициям относительно этой страны… Казахстан и есть тот самый макиндеровский хартлэнд! Государство изобилует стратегическими ресурсами и занимает центральное положение в Евразии. Оно частично захватывает Западную Сибирь и Центральную Азию, простираясь на 3,5 тыс. км от Каспия на Западе до Монголии на востоке, от южных оконечностей Уральских гор на севере до Тянь-Шаньской горной системы на юго-востоке», – пишет Каплан.

В самом факте существования Казахстана американский специалист не увидел ничего, кроме «упрёка российским амбициям». С точки зрения стратегического взгляда Вашингтона на эту часть планеты он, несомненно, прав. Американские умы видят в суверенитете постсоветских республик единственную для себя ценность – возможность использования их в будущих прямых и опосредованных войнах против России, как это уже произошло с Молдавией в 1992 г., Грузией в 2008 г., Украиной в 2014-2022 гг. Постсоветские республики не должны тешить себя иллюзиями, будто у американцев для них заготовлен другой, более человеколюбивый сценарий. В американской геополитике человеколюбивые сценарии отсутствуют. Постсоветским республикам следует в своей внешней политике учитывать, что они для США – «фитиль», который надо поджечь, чтобы взорвать Евразию.

Как упоминалось выше, центром «срединной земли» по умолчанию всегда считали Россию, но Каплан предлагает более внимательно посмотреть на Казахстан. Он настаивает, что после развала СССР хартлэнд стал самодостаточной силой, и подчёркивает, что это видно как раз на примере крупнейшей по территории центральноазиатской страны. При этом ссылается на мнение Макиндера, что не «горизонтальное» деление мира на классы и идеологии, а «вертикальное» – на маленькие группы и государства – гарантирует «свободу».

Книга Каплана написана в 2012 г., однако высказанные в ней идеи реализуются американцами сегодня на практике. Что такое война на Украине как не попытка Вашингтона торпедировать процесс евразийской интеграции ради создания «маленьких групп и государств» вместо монолитного геополитического объединения? США боятся появления в мире модели цивилизационного развития, альтернативной той, которую предлагает человечеству Запад, и потому спешат торпедировать любые зачатки такой модели в самом зародыше. Едва зародился процесс евразийской интеграции, как тут же не без содействия США по периметру России-Евразии начались вооружённые конфликты (Грузия, Украина…).

С геополитической точки зрения «переименование» Казахстана вместо России в хартлэнд сродни переименованию американцами Азиатско-Тихоокеанского региона в Индо-Тихоокеанский. Это сделано с целью включить Индию, как конкурента Китая, в геополитическую гонку на азиатском направлении. Перенос американцами функций хартлэнда с России на Казахстан будет означать, что тому отведут роль конкурирующего с Россией центра. Разумеется, не всякому Казахстану, а исключительно антироссийски настроенному. Следовательно, США будут и дальше работать над установлением политико-идеологического контроля над правящими элитами республики, переживающими непростой трансформационный процесс.

Вряд ли казахстанцам понравится роль населения страны, принимающей на себя все последствия спровоцированной Западом силовой реконфигурации устоявшегося в Средней Азии баланса сил. Те, кто думают, будто разворот к США лицом, к России противоположным местом приведёт к усилению позиций Казахстана на постсоветском пространстве и в мировой политике, мыслят весьма наивно. Вышеупомянутым способом уже развернулись Молдавия, Грузия и Украина, и никаких реальных позитивных дивидендов этим странам такие развороты не принесли. И не могли принести, раз конечной целью Запада под водительством англосаксов является устранение Евразии как геополитического конкурента, а не создание процветающих Молдавии, Грузии, Украины.

Сам процесс такого устранения очень болезнен для «геополитических наёмников» США (Грузия, Украина), ибо он приводит к сдвигу мощных тектонических плит в региональном раскладе сил. Казахстан же – это не только про Россию, но и про Китай. Вашингтон мечтает заполучить в своё распоряжение плацдарм, территориально соприкасающийся с этим двумя державами. Тот же Каплан указывает на опасность для Запада сотрудничества Евразии с Африкой, о чём предупреждал и Макиндер. Китай как крупное континентальное государство с протяжённой береговой линией получит от политического и экономического слияния Евразии и Африки колоссальные выгоды и «образует для четверти всего человечества новую цивилизацию, которую нельзя будет назвать ни полностью восточной, ни полностью западной».

Через Казахстан пролегает сухопутный торговый маршрут с Востока на Запад, с потенциальным охватом Ирана, Пакистана, Афганистана, т.е. Казахстан здесь – нежелательный конкурент англосаксонским торговым коммуникациям. Будут ли англосаксы способствовать реальному, а не мнимому усилению Казахстана как «центра Евразии»? Ответ очевиден. Если территория республики действительно станет тем хартлэндом, в какой его хотят превратить англосаксы, его торговые артерии окажутся под иностранным контролем и будут ловко выведены из конкуренции.

Стратегическая ценность Казахстана для западных стратегов заключается также в выходе к Каспию и через него – в Закавказье. Здесь их планы могут сопрягаться с идеологией пантюркизма, тем более ценной, что она оспаривает роль и место шиитского Ирана в исламском мире. В понятии западной геополитики Казахстан – это всего лишь один из элементов более сложной мозаики, но никак не самодостаточная величина. Отношение к Казахстану на Западе такое же, как и ко множеству прочих государств, расположенных вне западной цивилизации, то есть сугубо утилитарно-инструментальное, что содержит и конкретно-экономическое измерение. Как пишет Telegram-канал Каспийский Ходжа Насреддин«следуя в обозначенных Западом рамках, страны региона не только ограничивают свои возможности дополнительной прибыли, но [и] несут потери».

Владислав Гулевич

Источник: https://vpoanalytics.com/2022/06/17/geopolitika-kazahstana-anglosaksonsk...

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений