Статьи

Геноцид в Биафре и роль Британии в нем

06 апреля 2018

Я уже раньше писал про внешнеполитические авантюры США, которые приводили к войнам и смертям миллионов в странах Третьего мира. Теперь стоит сообщить о менее известных, но таких же кровавых действий ''младшего брата'' США, Великобритании.  Речь пойдет о роли Британии в разгоревшейся гражданской войне в своей бывшей колонии, Нигерии.

Непосредственными причинами войны была многолетняя напряженность между различными этническими группами, населяющими страну и регионами, северными и восточными. Нигерия – по сути, искусственное образование, бывшая колония Великобритании, чьи границы были нарезаны белыми колонизаторами как попало, не принимая во внимание этнический состав населения территорий, многие из которых были друг другу враждебны. Кроме того, давняя политика ‘’разделяй и властвуй’’ достаточно эффективно применялась британцами, лишь усугубляя напряженность в отношениях между многочисленными этническими группами. В результате новоявленное нигерийской государство оказалось слабым и неустойчивым. В январе 1966 года армейские офицеры попытались захватить власть, и заговорщики, большинство из которых были представителями народа игбо с востока страны, убили нескольких ведущих политических деятелей, а также офицеров-выходцев из северных регионов (игбо, в основном, живут на востоке) происхождения. Командующий армией генерал-майор Иронси, также являющийся игбо, вмешался, чтобы восстановить дисциплину в армии, приостановил действие конституции, запретил политические партии, сформировал Федеральное военное правительство (ФВП) и назначил военных губернаторов в каждый из регионов Нигерии.

Декрет Иронси, объявленный в марте 1966 года, который упразднил Нигерийскую Федерацию и объединил федеральные и региональные гражданские службы, был воспринят многими не как попытка создать унитарное правительство, а как заговор игбо с целью узурпации власти в Нигерии. В результате начались беспорядки уже в армии, так как большую часть личного состава нигерийской армии составляли народности северных регионов, начались бои между солдатами разных национальностей. В июне толпы в северных городах при содействии местных должностных лиц совершили погромы против местных игбо, убив несколько сотен человек и уничтожив принадлежащее игбо имущество.

Именно в этом контексте в июле 1966 года северные офицеры устроили переворот, в ходе которого были убиты Иронси и другие офицеры-игбо. Подполковник (позже генерал) Якубу ’ Джек ' Говон стал новым руководителем страны. Целью переворота было не только отомстить игбо за переворот в январе, но и способствовать отделению Севера страны, хотя Говон вскоре отказался от таких планов. Говон назначил себя верховным главнокомандующим вооруженными силами и главой военного правительства, которое однако не было признано военным губернатором восточного региона подполковником Оджукву, который утверждал, что режим Говона является незаконным.

Якубу Говон

Начиная с конца 1966 и весь 1967 гг. темпы насилия беспрецедентно возрастали. В сентябре 1966 года нападения на игбо на севере страны были возобновлены с беспрецедентной жестокостью, как полагали официальные лица восточных регионов Нигерии, с попустительства северных политических лидеров. Были распространены сообщения о том, что в массовых убийствах участвовали военнослужащие из северных районов. По оценкам, число погибших составляло до 100 000 человек. Более миллиона игбо в панике бежали в восточные регионы.

В январе 1967 года военные лидеры двух воюющих регионов, северного и восточного, встретились в Абури, Гана. К этому времени восток страны под руководством Оджукву угрожал отделением. Многие из соратников Оджукву считали, что массовые убийства в сентябре 1966 года показали, что страна не может быть объединена вновь мирным путем. В последний раз в Абури была предпринята попытка объединить Нигерию, и было достигнуто соглашение, предусматривающее преобразование страны в, по сути, конфедерацию. Говон издал указ об осуществлении Абурского соглашения. Однако ФВП решительно выступило против соглашения и саботировало попытки его выполнить.

Чуквуэмека Одумегву Оджукву

Оджукву и Говон затем оспаривали то, что именно было согласовано в Абури, особенно после того, как Федеральное военное правительство издало в марте еще один указ, который, по мнению Оджукву, являлся отказом от обязательства северян в Абури предоставить востоку страны большую автономию. Новый указ наделял федеральное правительство правом объявлять чрезвычайное положение в любом регионе и обеспечивать, чтобы любое региональное правительство не могло подрывать исполнительную власть федерального правительства. Затем Оджукву передал ультиматум Говону, что восточные области приступят к осуществлению абурского договора исходя из своего понимания, предусматривающего расширение региональной автономии, в срок до 31 марта.

Так как Биафра (именно так называлась сепаратистская восточная часть Нигерии) угрожала отделиться и провозгласить независимое государство, ФВП ввело против нее санкции. 26 мая консультативная ассамблея восточных регионов проголосовала за выход из состава Нигерии, а на следующий день Говон объявил чрезвычайное положение на всей территории страны, запретил политическую деятельность всех партий и объявил декрет о восстановлении власти федерального правительства на востоке. Также был объявлен указ о разделении страны на двенадцать штатов, в том числе шесть на севере и три на востоке.

30 мая 1967 года Биафра провозгласила независимость, а 7 июля ФВП начало военные действия пртив сепаратистов. Война шла до января 1970 года и была явно не равной, т.к. нигерийская армия значительно превосходила по численности биафарцев, а также по вооружению, которым Нигерию снабжали большая часть западных стран, а также СССР, тогда как сепаратисты достаточно долго обходились лишь тем, что удалось захватить на складах нигерийской армии.

Таким образом, предыстория конфликта достаточно запутана и сложно сказать, кто все же более виноват в провале мирных переговоров и начале войны. Судя по всему, центральное нигерийское правительство было не готово согласиться на те условия автономии, что хотели ‘’восточники’’. Прежде чем они начали безоговорочно поддерживать Нигерию после начала войны, британские официальные лица ранее признали законность некоторых претензий Оджукву. Верховный британский комиссар в Лагосе сэр Фрэнсис Камминг-Брюс сказал Говону в ноябре 1966 года, например, что массовые убийства игбо на севере в сентябре 1966 года "изменили отношения между регионами и сделали невозможным для восточных нигерийцев общаться и контактировать с северянами так же, как и раньше". Речь идет об основах "правопорядка и физической безопасности на всей территории нигерийской федерации". Он сказал Говону, что ФВП должно " встретиться с полковником Оджукву".

Британские официальные лица также признали, что Абурийские соглашения были "чрезвычайно размытыми по многим важным пунктам и могут толковаться разными сторонами по своему". К концу января 1967 года Камминг-Брюс говорил, что и Говон, и Оджувку были " виноваты в эскалации насилия, и они разделяют ответственность за конфликт".

Затем встал более широкий вопрос о том, является ли законным отделение того или иного региона и следует ли признавать независимость Биафры. Опять же, много сложных вопросов. Британцы опасались, что если бы Биафра отделилась, то это дало бы плохой пример многим другим регионам повсюду в Африке, что поставило бы под угрозу "стабильность" на всем континенте. Большинство великих держав, включая США и Советский Союз разделяли эту точку зрения.

Однако, как представляется, нет никаких причин, по которым Биафра с ее 15-миллионным населением не могла бы создать жизнеспособное независимое государство. Биафранцы утверждали, что они являются народом с самобытным языком и культурой, что они являются христианами, а не мусульманами, которые преобладали на севере страны, да и сама Нигерия, в конце концов, была колониальным творением. Фактически Биафра была также одним из наиболее развитых регионов Нигерии с хорошо развитой инфраструктурой по меркам черной Африки и даже промышленностью. Несомненно, большая часть населения Биафры также выступала за независимость.

Совершенно ясно, что пожелания биафранцев никогда не были главной заботой британских планировщиков; то, что они хотели или чего хотели нигерийцы в других частях страны, все это было неинтересно Уайтхоллу. Приоритетами для Лондона были сохранение единства Нигерии в геополитических интересах и защита интересов британских нефтяных компаний, которые контролировали практически всю нефтедобычу в стране. Это означало, что центральное нигерийское правительство было поддержано с самого начала.

Агрессия Нигерии, Поддержка Великобритании

Британские интересы очень четко раскрываются в рассекреченных документах. "Наши главные интересы (в Нигерии) -это торговля и инвестиции, в том числе очень важно присутствие Shell/BP в восточном регионе. В Нигерии почти 20 000 британских граждан, о благополучии которых мы, конечно, особенно обеспокоены", - отметили в МИД за несколько дней до начала войны. Инвестиции Shell/BP составили около 200 миллионов фунтов стерлингов, а другие британские инвестиции в Нигерию составили еще 90 миллионов фунтов стерлингов. Тогда Shell/BP наполовину принадлежала британскому правительству и являлась крупнейшим производителем нефти в Нигерии, который обеспечивал большую часть экспортных поступлений страны. Большинство нефти добывалось на востоке, в будущей Биафре.

В августе 1967 года министр Содружества Джордж Томас писал:

 "единственный непосредственный интерес Великобритании в Нигерии заключается в том, что нигерийская экономика должна быть возвращена к состоянию, при котором наша роль в экономике страны могла бы и дальше расширяться, и особенно для того, чтобы мы могли восстановить доступ к нефтяным богатствам этой страны".

Томас далее изложил основную причину, по которой Великобритания так стремилась сохранить единую Нигерию, отметив, что "наша единственная прямая заинтересованность в поддержании федерации заключается в том, что экономика Нигерии была разработана как единый, взаимосвязанный механизм, и любое нарушение этого единства будет иметь отрицательные последствия для торговли и развития". Он сделал следующий прогноз в случае развала Нигерии: ‘мы не можем ожидать, что экономические связи между новыми государствами, если они будут созданы, особенно между Востоком и Западом, будут на том же уровне, какими они бы были в единой Нигерии, наоборот, и более того, мы не смогли бы рассчитывать на получение новых нефтяных концессий, если на востоке возникнет независимое государство’

Оджуква изначально пытался заставить британцев платить роялти правительству Биафре, а не центральному нигерийскому. Shell/BP отказалась, тогда Оджуква национализировал месторождения и нефтяные установки британцев и запретил им какую-либо деятельность у себя в регионе. Они "многое потеряют, если центральное нигерийское правительство не одержит победу", - отметил Джордж Томас в августе 1967 года. Ключевой целью Великобритании на протяжении всей войны было обеспечение снятия блокады, введенной Говоно на востоке и остановившей экспорт нефти.

В преддверии объявления Говоно войны Биафре, Британия ясно дала ему понять, что полностью поддерживает единство Нигерии. Джордж Томас сообщал нигерийским официальным лицам в Лондоне в конце апреля 1967 года, что " мы сочувствуем центральному нигерийскому правительству и полностью вас поддерживаем’, но выразил надежду на то, что применения силы против Биафры удастся избежать. 28 мая Говон, только что объявив чрезвычайное положение, недвусмысленно сообщил британскому атташе по обороне, что он, вероятно, "осуществит вторжение (в Биафру) с севера". Говон спросил, обеспечит ли Великобритания прикрытие для нападения и военно-морскую поддержку для усиления блокады восточных портов; атташе обороны ответил, что об этом не может быть и речи.

Поэтому к тому времени, когда Говон отдал приказ о начале боевых действий в Биафре в начале июля, Великобритания отмахнулась от нигерийских просьб о прямом военном участии и настоятельно призвала Говона искать "мирное" решение. Однако правительство Уилсона также заверило его в поддержке Великобританией Нигерии в то время, когда велась подготовка к вторжению. И Великобритания также не сделала никаких признаков того, что она может прекратить или сократить поставки оружия, если будет начата военная кампания.

Новый Верховный комиссар в Лагосе сэр Дэвид Хант написал в Лондон 12 июня, что " единственный путь... сохранения единой Нигерии - свергнуть Оджукву силой". Он сказал, что Оджукву твердо намерен оставаться правителем независимого государства и что британские интересы заключаются в безоговорочной поддержке нигерийского правительства.

Перед тем, как начать войну, Говон направил Великобритании список вооружений, который хотел бы получить: реактивные истребители / бомбардировщики, шесть быстрых катеров и 24 зенитных орудия. "Мы хотим помочь Федеральному правительству любым возможным способом", - отметили британские официальные лица. Однако Великобритания отказалась поставлять самолеты, опасаясь, что они публично продемонстрируют прямое британское вмешательство в войну, и на данном этапе также отказалась поставлять катера. Однако Лондон согласился поставить зенитные орудия и организовать обучение зенитчиков.

Заместитель Верховного комиссара в Энугу, главном городе Биафры, отметил, что поставка этих зенитных орудий и боеприпасов к ним будет рассматриваться как британская поддержка Нигерии, а также что орудия не являются полностью оборонительным оружием, так как "они также могут взять на себя роль оружия нападения, если они будут установлены на кораблях вторжения". (Говон планировал в войне использовать также ВМФ) Тем не менее, правительственному департаменту новостей было поручено подчеркнуть "оборонительный характер этого оружия". Верховный комиссар Хант сказал, что "было бы лучше использовать гражданские самолеты" для доставки этих орудий и обеспечил согласие нигерийцев, что не будет никакой рекламы британских поставок.

Столкнувшись с жалобами Говона на то, что Великобритания не поставляет больше оружия, Уилсон также согласился в середине июля поставить скоростные патрульные катера. Это было сделано с осознанием того, что они помогут Нигерии в ее блокаде Биафры. Уилсон также сказал ему, что Великобритания "не намерена ставить никаких препятствий на пути военных заказов в разумном количестве".

Тем не менее, к началу августа силы Биафры нанесли несколько поражений правительственным войскам и войска сепаратистов вышли уже за пределы собственной территории. Министр Содружества Джордж Томас отметил, что "шансы на военную победу какой-либо из сторон сейчас выглядят призрачными ". Скорее, "теперь мы столкнулись с вероятностью эскалации, когда обе стороны покупают оружие". В этой ситуации он предложил Британии начать мирное урегулирование и прекратить все поставки оружия. Но это предложение было отвергнуто Дэвидом Хантом в Лагосе и другими британскими чиновниками, поскольку это вызвало бы "большое возмущение" со стороны Нигерии против британского правительства и рассматривалось бы ей как "враждебный акт". Вместо этого правительство решило продолжить поставки вооружений и боеприпасов, но продолжать отказываться от поставок "тяжелого вооружения", такого как самолеты и танки.

Решение о продолжении экспорта оружия было принято тогда, когда выяснилось, что нигерийская армия активно занимается убийствами гражданского населения. Это было также в то время, когда Генеральный секретарь Содружества Арнольд Смит предпринимал новые попытки подтолкнуть стороны к мирным переговорам.

К началу ноября 1967 года нигерийские войска отразили наступление сепаратистов и даже смогли взять столицу Биафры, Энугу; британцы теперь сообщали, что нигерийское правительство имело "явное военное преимущество". Теперь, когда британская сторона казалась победителем, разговоры о сокращении поставок вооружений прекратились, наоборот, Джордж Томас теперь призывал расширить номенклатуру и размер поставок, чтобы ускорить робеду правительственных сил, тем не менее, речи о поставках тяжелой техники еще не шли.

23 ноября 1967 года Кабинет министров согласился с тем, что быстрая победа центрального правительства дает наилучшую надежду на "скорейшее прекращение боевых действий. К началу декабря министр Содружества Джордж Томсон отметил, что "нехватка боеприпасов является одной из причин, почему военные операции нигерийских войск буксуют на данный момент". Он сказал, что Великобритания должна согласиться с недавним заказом на вооружения Нигерии, так как "благоприятный ответ на этот запрос должен дать нам все шансы вновь утвердиться в качестве основного поставщика нигерийских ВС после войны". Если война скоро закончится, нигерийская экономика начнет расти и это позволит британскому бизнесу укрепить свои позиции в стране. Кроме того: "все, что мы сейчас делаем, чтобы помочь центральному нигерийскому правительству, должно помочь нашим нефтяным компаниям восстановить и расширить свою деятельность в Нигерии после войны, и, в более общем плане, должно помочь нашим коммерческим и политическим отношениям с послевоенной Нигерией". Он также призвал Британию начать поставлять в Нигерию бронированную технику.

Призывы Томсона были услышаны. В результате Великобритания поставила шесть бронеавтомобилей "Саладин" , 30 БТР "Сарацин" и 2000 пулеметов для них, противотанковые орудия и 9 миллионов патронов. Министр обороны Денис Хили заявил, что он надеется, что эти поставки побудят нигерийцев "и в будущем обращаться к военным поставкам за Великобританией". К концу года Великобритания также одобрила экспорт 15 000 фунтов взрывчатых веществ и двух вертолетов.

В первой половине 1968 года, Великобритания экспортировала в Нигерию 15 миллионов патронов, 21,000 мин, 42,500 снарядов для гаубиц, 12 20-мм пушек «Эрликон», 3 40-мм зентиных пушек Бофорс, несколько тысяч винтовок, 12 бронеавтомобилей "Саладин" с автоматическими пушками и запасными частями, 30 БТР Сарацин и запасных частей к ним и еще два вертолета. В то же время Уилсон постоянно заверял Говона в поддержке Британией объединенной Нигерии, заявив в апреле 1968 года, что "я думаю, мы можем справедливо утверждать, что мы не колебались в этой поддержке на протяжении всей гражданской войны".

Этот экспорт оружия наращивался в то время, когда сообщалось о многочисленных военных преступлениях ВС Нигерии, которые убивали гражданских, в том числе, и из поставленного британцами оружия. После того, как силы Биафры были выбиты с раннее захваченных ими территорий на освобожденных территориях началась резня игбо. "Нью-Йорк Таймс" сообщила, что в различных городах запада страны было убито более 5000 человек. Около 1000 игбо были убиты в Бенин-Сити местными жителями при попустительстве федеральных сил в декабре 1967 года. Около 700 мужчин игбо были выстроены в очередь и расстреляны в городе Асаба в январе 1968 года. По словам очевидцев, нигерийский командир приказал казнить всех мужчин игбо в возрасте старше десяти лет в этом городе.

Нигерийские должностные лица сообщили британскому правительству, что оружие "важно для них, но не все же не является жизненно важной потребностью". Более важной, чем оружейные поставки, была политика британского правительства по поддержке Нигерии.

На протяжении 1967 и 1968 годов министры заявляли парламенту о том, что Великобритания по существу нейтральна в конфликте, поскольку она не вмешивается во внутренние дела Нигерии, а просто продолжает поставлять оружие Нигерии на той же основе, что и до войны. Как показывают рассекреченные документы, это была просто ложь. Например, Уилсон сказал парламенту 16 мая 1968 года, что: "мы продолжали поставки ... оружия частными производителями в эту страны именно на основании договоров, заключенных до войны. Новых договоров о поставках после начала войны мы не заключали".

В то же время, по оценке британской разведке, число жертв конфликта уже составило порядка 100 тысяч человек. Красный Крест утверждал о 600 000 беженцев только в Биафре и пытался организовать поставки необходимого продовольствия и лекарств, которых было необходимо не менее 30 тонн в сутки.

Гуманитарная катастрофа, особенно голод, была следствием морской блокады, организованной Нигерией. Фотографии голодающих и недоедающих детей разошлись по всему миру. Широко распространилось мнение о том, что центральное правительство допускает зверства и нападения на гражданских лиц, включая, по-видимому, неизбирательные воздушные удары, во все более жестокой войне, жертвами которой становятся гражданские лица.

Документы показывают, что Вилсон несколько раз говорил Говону в частных письмах, что он успешно отбивался от публичной и парламентской критики в Великобритании, чтобы продолжать поддерживать центральное нигерийское правительство – ясно показывая приоритеты и симпатии правительства Великобритании. Как и во Вьетнаме в то же время, Вилсон не собирался отказываться от поддержки союзников под давлением общественности, несмотря ни на какие совершенные зверства и преступления.

С федеральными силами, контролирующими к середине года Порт-Харкорт, самый важный южный прибрежный город и крупный порт, британские чиновники отметили, что "зайдя так далеко в поддержке Нигерии, мы не можем сдать назад и отказаться от будущих преимуществ данной поддержки". Великобритания не могла остановить поставки оружия, поскольку "помимо других соображений, такой исход (отказ от поставок) серьезно поставил бы под угрозу около 200 миллионов фунтов стерлингов британских инвестиций в Нигерии", - сообщал Джордж Томсон Гарольду Вилсону.

Именно в этот момент британские официальные лица пытались противостоять широко распространенной общественной оппозиции нигерийскому правительству, потворствуя ему в улучшении "имиджа" своей политики. Великобритания настоятельно призывала Нигерию убедить внешний мир в том, что она не занимается геноцидом или массовыми убийствами, и сделать публичные заявления о необходимости прекращения огня и доступа гуманитарной помощи в Биафру.

Верховный комиссар Хант предложил Говону использовать ВВС для "психологической войны" и сбрасывать листовки над городами, населенными игбо, которые помогли бы нигерийскому правительству одержать пропагандистскую победу.

Все это показывает, что эти "презентационные" вопросы были гораздо более важны для британцев, чем любые фактические страдания самих биафранцев. Лондон никогда не делал ничего существенного, чтобы надавить на Нигерию. Британские чиновники исключили угрозу прекратить или сократить поставки оружия, чтобы заставить нигерийское правительство изменить политику. Вопрос, который в то время больше всего беспокоил правительство, заключался в том, что оно будет вынуждено прекратить или уменьшить свою поддержку Говона перед лицом общественного давления.

К середине 1968 года британские официальные лица все еще не имели контактов с Оджукву и другими лидерами Биафры; предложения последних были отклонены. Вилсон так поддерживал Говона, что он даже заранее спросил нигерийцев, будут ли "какие-либо трудности", если британский чиновник встретится с представителем Биафрана. Ему ответил, что встреча будет приемлема при условии, что контакты будут "строго частными и не будут носить официального характера".

В начале августа нигерийские силы захватили большую часть территории сепаратистов, и теперь территория Биафры была ограничена небольшим анклавом, блокированным от внешнего мира. В беседе министра Содружества лорда Шепарда с главой МИД Гарольдом Вилсоном говорилось о хороших позициях британцев и британского бизнеса в Нигерии благодаря хорошим отношениям с центральным правительством. Тем временем, Красный Крест оценил число человек, страдающих от голода и нехватки медицинской помощи, в 3 миллиона человек, а еще столько же находились на грани голодной смерти в Биафре.

Но британское правительство страдания людей не волновали. В следующем месяце Вилсон сказал Говону, что: "британское правительство, со своей стороны, неуклонно наращивало поддержку Нигерии и сопротивлялось всем предложениям в парламенте и в прессе об изменении этой политики, особенно в отношении поставок оружия". Министерство иностранных дел утверждало, что "все наши инвестиции в Нигерию и, в частности, наши нефтяные интересы на юго-востоке и на западе страны будут под угрозой, если мы изменим нашу политику по отношению к федеральному правительству".

В ноябре Лорд Брокуэй и его ‘’Комитет за мир в Нигерии’’ встретились с Вилсоном и настоятельно призвали его прекратить продажу оружия и добиваться прекращения огня, указав, что в противном случае к концу года от голода и болезней может погибнуть два миллиона человек. Вилсон не только отверг это предложение, более того, два дня спустя он согласился наконец предоставить Нигерии боевые самолеты.

Нигерийцы настаивали на том, чтобы Великобритания поставила несколько реактивных самолетов, в частности для бомбардировок аэропортов, использующимися силами Биафра (которые также должны использоваться для доставки гуманитарной помощи). Вилсон сказал, что Великобритания не может продать самолеты напрямую, но сообщил, что Нигерия может закупить самолеты в Южном Йемене и Судане, куда до этого англичане поставили много своих самолетов. Вилсон пообещал, что повлияет на эти страны в том ключе, чтобы они быстро и без проволочек продали необходимое количество самолетов нигерийцам. Кроме того, британцы пообещали предоставить своих пилотов через подставные частные компании.

В ноябре вновь активизировались поставки британского оружия. Министр иностранных дел Майкл Стюарт сказал, что нигерийцы получат еще 5 миллионов патронов, еще 40 000 минометных мин и 2000 винтовок. "Вы можете сказать Говону", - сказал Стюарт Верховному комиссару Ханту в Лагосе, - что мы, безусловно, готовы рассмотреть вопрос о дальнейших поставках в будущем. Он заключил: "если есть что-то еще для наземной войны, в чем вы... думаете, они нуждаются и что помогло бы поскорее завершить военные действия, пожалуйста, дайте нам знать, и мы в срочном порядке рассмотрим вопрос поставок ".

Другие поставки, согласованные в ноябре, включали несколько десятков БТР и более 15 миллионов патронов для стрелкового оружия и несколько десятков тысяч гаубичных снарядов. Министр обороны признал, что "масштабы поставок Соединенным королевством в Нигерию боеприпасов для стрелкового оружия в последние месяцы были и будут оставаться огромными". Более того, для поставок в Нигерию начали изыматься запасы из складов собственно британской армии.

В то же время Министерство иностранных дел поручало своим представительствам по всему миру лгать о масштабах поставок этого оружия. 22 ноября МИД направил различным дипломатическим представительствам "руководящую записку", в которой говорилось про то, что якобы последние просьбы нигерийцев о широкомасштабных поставках были отклонены и Британия поставляет только ограниченное число вооружений по контрактам, заключенным еще до войны.

К концу 1968 года Великобритания продала Нигерии оружия на сумму 9 млн. фунтов стерлингов, из которых 6 млн. фунтов стерлингов было потрачено на стрелковое оружие и боеприпасы.

К концу 1968 года, когда погибли уже сотни тысяч людей, боевые действия зашли в тупик. Несмотря на то, что нигерийские войска захватили большую часть Биафра, под контролем Оджуква находилась территория с населением в 3 млн. чел., под полной блокадой нигерийских войск, которые, тем не менее, не могли захватить этот анклав. На этой территории уже разразилась масштабная гуманитарная катастрофа, сопряженная с голодом, так как нигерийское правительство блокировало поставки гуманитарной помощи на мятежную территорию. "Мы будем продолжать поддерживать вас, несмотря на сильное давление общественности", - сказал Вилсон Говону в ноябре.

Правительство Вилсона стремилось заключить мир на условиях нигерийского правительство и всякий раз отстраняло от участия в мирном регулировании ООН. Кроме того, Британия вела пропагандистскую войну против Биафра, обвиняя, что их правительство саботирует мирные переговоры и не допускает гуманитарную помощь, хотя на самом деле блокада мятежного региона и голод были частью военной политике Нигерии и об этом, кстати, Вилсон знал, получив несколько аналитических записок от британских чиновников в Нигерии.

В марте 1969 года Вилсон дал публичное интервью и солгал, заявив, что "мы продолжаем поставлять в ограниченном масштабе оружие – не снаряды, не самолеты – правительству Нигерии, потому что мы всегда были их поставщиками". Мало того, что это было неправдой в результате соглашений в конце прошлого года; в тот же день, когда Вилсон давал интервью, правительство одобрило поставки 19 миллионов патронов, 10 000 гранат и 39 000 минометных снарядов в Нигерию, т.е. того, что Британия якобы не поставляла.

За день до интервью с Вилсоном сотрудник Министерства иностранных дел написал, что "в течение последних нескольких месяцев мы договорились поставлять большое количество оружия и боеприпасов Нигерии, чтобы помочь им закончить войну в отсутствие каких-либо дальнейших [мирных] переговоров".

Поэтому, возможно, неудивительно, что Говон мог написать Вилсону в апреле, сказав, что "из всех правительств в западном мире ваше осталось единственным, кто открыто поддерживал нас". Франция, Бельгия и Нидерланды, среди прочих, объявили о прекращении поставок вооружений нигерийскому правительству.

Два старших британских офицера британских ВВС тайно посетили Нигерию в августе 1969 года, чтобы обучать нигерийских пилотов и также дать советы по ведению воздушной войны. В частности, британцы сообщили о различных тактиках разрушения взлетно-посадочных полос аэродромов. Предполагалось, что разрушение взлетно-посадочных полос сделает доставку гумпомощи, от которых Биафра крайне зависима, невозможной.

Британия вооружила федеральное правительство. В декабре 1969 года, как раз перед последним нигерийским наступлением, которое, наконец, сокрушило Биафру, министр иностранных дел Майкл Стюарт призывал к наращиванию военной помощи, включая поставку большего количества бронированных автомобилей. Британские поставки, писал он, "несомненно, были самым эффективным оружием в наземной войне и благодаря им состоялось удачное наступление правительственных войск ".

С Биафрой было покончено в январе 1970 года. Вилсон тогда послал еще одно сообщение Говону, сказав, что ‘’ваша армия одержала решительную победу и добилась великой цели сохранения единства и целостности Нигерии’’, добавив: ‘’как вы знаете, я и мои коллеги считали, что вы были правы, и мы никогда не колебались в своей поддержке вашего правительства ваше, несмотря на жесткую критику, которую мы получали в парламенте, от общественности и за рубежом’’.

Заместитель Верховного комиссара в Лагосе добавил: 

"есть искренняя благодарность Нигерии (как и должно быть) за то, что Британия сделала и продолжает делать для этой страны, и в частности за мужество правительства Ее Величества в продолжении военных поставок несмотря ни на что".

Британцев не смутило, что по парламентскому отчету в Биафре погибли 1 млн. чел. (другие данные указывают о 3 млн. погибших), а в стране оказалось более 3 млн. беженцев и внутренне перемещенных лиц. Экономика Биафра была разрушена, города лежали в руинах, зато нефтяные интересы британских компаний были спасены. Ведь нефть для Британии важнее человеческих жизней.

Последствия блокады: умирающий от голода ребенок


Комментариев пока нет