Философские проблемы национальной идентификации

Проблема национальной идентификации в условиях процесса глобализации в начале XXI столетия становится все более актуальной и приобретает иные черты, чем 100 или 50 лет назад,  на что указывает ряд зарубежных и отечественных исследователей [1;2;3;9;10;11;12;13]. Почему же после тяжелейших потрясений XX века,  в частности двух мировых войн, давших крайне неудачный опыт решения национальных проблем, после создания системы   международного сотрудничества и мирного взаимодействия народов и государств в лице ООН и его Совета безопасности, в период развернувшегося в последней четверти прошедшего столетия  процесса глобализации, национальная идентичность и национальная идентификация вновь становятся актуальными, приобретают новую значимость в глазах поколения миллениалов? Неужели глобализация, включающая в себя международную интеграцию экономических, социальных и культурных процессов, так повлияла на стремление к этническому и социокультурному обособлению людей, к выделению себя из числа ассимилированного большинства представителей «общемировой цивилизации», о формировании которой мечтали футурологи в конце XX века[5;14]?  Как справедливо указывает ряд отечественных специалистов, «наряду с ассимиляцией, в современных условиях наблюдаются и обратные процессы», обусловленность которых связана с неравномерным развитием национальных государств в различных регионах планеты и с несправедливым распределением материальных и духовно-культурных благ, полученных в результате глобализационных процессов в мировой экономике и политике [10, с.382]. 

Для ответа на поставленные вопросы необходимо пересмотреть ключевые понятия этого процесса – понятия нации и национальной идентичности. Известно, что понятие нации относится к числу наиболее спорных в философской, социологической и исторической науках. До сих пор нет единого мнения по поводу происхождения этого феномена и основных характеристик его определения. В настоящее время число методологических подходов, дающих различную трактовку происхождения феномена нации и его сущностного определения, в отечественной и зарубежной науке достаточно велико. Однако их рассмотрение позволяет выделить несколько наиболее значимых. По общему мнению ряда отечественных исследователей, занимающихся данной проблемой, эти подходы можно разделить на три больших группы: примордиалистские, конструктивистские (модернистские) и инструменталистские (постнеклассические) [2;8;10]. Сущностный анализ указанных подходов приведен в работе П.Г. Никифоровой и позволяет, на наш взгляд, дать емкую и точную характеристику. Так, в примордиалистском подходе, преобладавшим в отечественной этносоциологии в советский период и сохранившем позицию в настоящее время, по мнению автора, можно выделить два течения – эволюционно-историческое, наиболее видным представителем которого является Ю.В. Бромлей, и социобиологическое, возглавляемое Л.Н. Гумилевым. В теории происхождения и развития этноса, выдвинутой Ю.В. Бромлеем, в частности, утверждалось, что “этническое (читай национальное) самосознание один из социальных факторов, определяющих не только существование, но и возникновение этноса [4, с.58]. Причем Ю.В. Бромлей считает, что процесс формирования национального самосознания наиболее четко зафиксирован в этнониме – самоназвании нации. Рассматривая эту теорию, исследователи разделились на группы. Одни поддерживали ее, считая, что наконец-то найден тот неуловимый фактор, позволяющий детерминировать нацию. Другие же довольно активно критиковали этот тезис.

К числу наиболее активных критиков принадлежал один из ярких представителей социобиологического подхода Л.Н. Гумилев. В своих работах он прямо указывает на ошибочность тезиса Бромлея о доминирующей роли этнического самосознания в процессе этногенеза [6, с.75]. Однако возражения Л.Н. Гумилева по этому поводу, на наш взгляд, недостаточно убедительны. Об этом говорит определение этноса, данное им самим: “этнос – коллектив особей, выделяющий себя из всех прочих коллективов”. При этом Гумилев утверждает, что “нет ни одного признака для определения этноса” [6, с.95].

Но ведь он сам выделил этот признак в определении этноса. Это этническое (национальное) самоопределение или как его называют в этносоциологии – самоидентификация. Этническая самоидентификация является фундаментом в национальном сознании индивида. Следовательно, оба исследователя в принципе говорят об одном и том же. Национальное самосознание, являясь по мысли Ю.В. Бромлея социальной категорией, продуктом социальной деятельности и бытия человека, должно быть вторичным по отношению к материальным факторам этногенеза – общности экономической жизни, территории и т.д. Национальное самосознание не возникает из ничего, силой “божественного духа”, оно лишь вбирает, аккумулирует, отражает все остальные компоненты структуры этноса - язык, единство территории и происхождения, общность экономической жизни и хозяйственного уклада, общность культуры. Это позволяет выступать в качестве интегрирующего, системообразующего фактора, соединяющего вышеуказанные признаки в единую дискретную систему, каковой мы считаем нацию. И язык, и экономика, и территория, и культура только тогда выступают в качестве компонентов структуры нации, когда будут детерминированы в национальном сознании как уникальные, неповторимые признаки, позволяющие отделить представителей одной этнической общности от других. Только благодаря гибкой открытой системе, каковой является национальное самосознание, эти компоненты сливаются в единую систему, образуя нацию, становятся частью друг друга и обретают целостность. Вне этой системы каждый из них не может претендовать на роль детерминанты этнических общностей.

Будучи системным образованием, национальное самосознание входит в систему нации на правах подсистемы, но подсистемы, являющейся управляющим звеном в структуре нации. Все метаморфозы, происходящие в экономике, культуре и языке нации неизбежно оставляют свой отпечаток в национальном самосознании. Вне этого процесса немыслимо существование и развитие любой этнической общности. Необходимо отметить, что принципы системообразования национального самосознания адекватны принципам системы этноса. В ней трудно выделить четкую иерархию в структуре компонентов, определить постоянные доминантные признаки детерминирующих данную систему. Главные ее качества – целостность и тесная взаимосвязь элементов структуры. Согласно концепции Ю.В. Бромлея, операциональное определение национального самосознание включает в себя следующие элементы: представление о типических чертах своей общности, ее свойствах как целого, представление о родной земле, государственной общности, отношение к культурным ценностям нации [4, с. 176, с.182, с.183, с. 189]. Несмотря на относительную полноту этого определения, в нем отсутствует иерархия признаков, не указано доминирование одних компонентов перед другими. Этническая самоидентификация или национальное самоопределение личности является краеугольным камнем, основой национального самосознания. Различие же в типах этнической самоидентификации у представителей различных национальностей позволяет предположить, что и национальное самосознание этих народов также различается иерархией своей структуры. Поэтому, рассматривая структуру операционального определения “национального самосознания”, необходимо отметить, что ее компоненты являются рядоположенными. Приоритет какого-либо из них у представителей различных национальностей обусловлен другими факторами, составляющими уже структуру нации, а также историческое прошлое данного народа, его взаимоотношения с другим нациями и т.д.

Подводя итоги анализа данного аспекта, касающегося структуры нации, можно отметить, что названная структура не обладает жесткой иерархией и среди ее компонентов трудно выделить безусловно доминирующие. Национальное самосознание, являясь результатом отражения в сознании индивида специфики этнической среды, в которой он живет, языка, культуры, хозяйственного уклада и т.д. выступает в роли интегрирующего, системообразующего фактора, позволяющего выделить данную этническую общность из других. Однако процесс глобализации, внося существенные изменения в жизнь огромного числа людей, проживающих в национальных государства, превращает в проблему устоявшиеся представления, среди которых одной из главных выступает проблема идентичности [2]. Как справедливо указывает Д.Н. Батырев, ссылаясь на работу З. Баумана «Индустриализированное общество», идентичность выступает своеобразной «призмой, через которую рассматриваются, оцениваются и изучаются многие черты современной жизни» [3, с.176].

Таким образом, процесс национальной идентификации современного человека имеет более сложный, зависящий от многих обстоятельств характер. Процесс бурной урбанизации, проходивший во многих странах мира в XX веке, внес существенные коррективы в процесс самоидентификации личности. Проблема идентичности личности, а, следовательно и ее самоидентификации является, как пишет П.С. Гуревич «ключевой проблемой философской антропологии» [7, с.63]. В этих условиях процесс национальной идентификации личности в условиях полинационального, мультикультурного урбанистического сообщества современного глобализированного мира представляется очень сложным и болезненным. Он уже не вписывается в рамки примордиалистской теории, которая привязывает данный процесс к системе объектных внешних характеристик окружающего мира: языку, культуре, образу жизни, материальным условиям существования. Для жителя современного мегаполиса это скорее результат внутреннего, духовно-культурного самоощущения. Особенно на фоне проблем с национальной самоидентификацией людей, рожденных в межнациональных браках. Речь идет именно о самоидентикации, поскольку внешняя, общественная идентификация зачастую следует принятым в данном обществе (или государстве) традициям. Это может быть национальность по отцу или матери, в зависимости от этих правил и традиций. Но национальная самоидентификация может изменяться вкупе с самосознанием личности в течение всей жизни. Так, человек в зрелом возрасте может признать себя представителем какой-либо нации несмотря на то, что большую часть своей жизни он не обращал на это внимания или причислял себя к представителям другой нации [15]. Подобный способ национальной самоидентификации более объясним с точки зрения постнеклассического подхода (конструктивизма), представители которого считают, что национальная идентичность «представляет собой искусственно конвенциональную конструкцию, продукт коллективного воображения, формируемого при помощи различного рода дискурсивных практик» [10, с.383].

Подобное суждение как нельзя более ярко отражает философско-антропологическую суть процесса национальной самоидентификации современного человека, как результат добровольного, осознанного самостоятельного выбора своей этнокультурной идентичности на основе совпадения мировоззренческих взглядов с воображаемой общностью, к каковой он желает себя причислить. Разумеется, данный вывод может показаться чересчур радикальным, но нельзя не согласиться, что в его пользу говорит нарастающая в мире тенденция самостоятельной, личностной этнической самоидентикации индивидов. Она сталкивается с традиционным примордиалистским способом национальной идентификации, принятом во многих обществах, что является и будет являться в будущем источником множества конфликтов между личностью и обществом.

Список использованной литературы:

  1. Бадмаев В.Н. Феномен национальной идентичности (социально-философский анализ). Элиста, 2005.
  2. Батырев Д.Н. Проблема национальной идентичности в глобализирующемся мире: Автореф. дисс. кан. филос. наук. – Ростов на Дону, 2009.
  3. Бауман З. Индивидуализированное общество. М., 2002.
  4. Бромлей Ю.В. – Очерки теории этноса – М., Наука, 1983, с. 58.
  5. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. — Москва: Академия, 1999.
  6. Гумилев Л.Н. -Этногенез и биосфера Земли - М., 1989.
  7. Гуревич П.С. Проблема идентичности человека в философской антропологии//Вопросы социальной теории. 2010.Т.4.
  8. Кишлакова Н.М., Махаматов Т.М. О проблемах национальной идентичности в условиях глобализации//Философия и общество, №4., октябрь-декабрь 2013.с. 157-162.
  9. Кокберн С. Пространство между нами. Обсуждение гендерных и национальных идентичностей в конфликтах. М., 2001.
  10.  Никифорова П.Г. Проблема национальной идентичности в условиях глобализации//Вестник Башкирского университета. 2008.Т.13. №2. 
  11.  Сибирь. Проблемы сибирской идентичности/Под.ред. Бороноева А.О. СПб., 2003.
  12.  Смит Э. Национализм и модернизм: критический обзор современных теорий наций и национализма. М., 2004.
  13.  Хантингтон С. Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности. М., 2004;
  14.  Тоффлер, Э. Шок будущего. — М.: АСТ, 2008.
  15.  Этничность и самоидентификация российских евреев. Демоскоп weekly. Электронная версия бюллетеня «Население и общество». Центр демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. №105-106 , 17-30 марта 2003 г. // URL.: http://www.demoscope.ru/weekly/2003/0105/analit01.php (дата обращения: 22.03.2020).
  16. Ли С.А., Уфимский государственный авиационный технический университет
  17. Источник: Соотношение конфессиональной, этнической, региональной и гражданской общероссийской идентичности в общественной и политической среде Республики Башкортостан: сборник материалов Всерос. молодежной науч. школы-конф., проведенной 26-28 марта 2020 г. – Уфа: Мир печати, 2020. – С. 99-106

 

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений