Есть мнение Статьи

Федерализация Ближнего Востока

14 декабря 2017

Этнические и религиозные группы, вдохновленные иракскими курдами, могут начать свои собственные федералистские проекты.

Когда-то давний сон для горстки этнических меньшинств, разбросанных по всему Ближнему Востоку, федерализм неожиданно начинает становиться не слишком отдаленным стремлением, благодаря недавнему голосованию в Иракском Курдистане, что совпадает с ослаблением сильных центральных правительств в Ираке и Сирии.

Сирийские курды поняли, что они не могут копировать модель иракского Курдистана, потому что в Сирии нет смежного курдского региона. Идя на федерализм, они фактически достигают своих целей, и через Сирийские демократические силы они теперь контролируют треть Сирии.

Все больше этнических и религиозных групп в регионе играют с идеей федерализма.

Когда американский ученый Бернард Льюис продвигал идею федерализма в 1980 году, интеллектуалы во всем арабском мире издевались над ним, высмеивая эту идею как «заговор с поддержкой сионистов».

Прежний профессор Принстонского университета выступал за предоставление местной автономии множеству этнических и религиозных меньшинств во всем регионе, чтобы держать их под контролем.

Он предсказал, что федерализм начнет появляться после распада Советского Союза и панарабизма (наблюдатели указывают на войну в Персидском заливе 1991 года как последний гвоздь в гробу за идеологию).

Уже в Сирии идут планы проведения федерального референдума. 22 сентября сирийские курды проголосовали за 3700 коммун.

Муниципальные выборы назначаются на 3 ноября, а затем парламентские - 19 января следующего года.

Понимая, что у них нет территорий, которые являются 100-процентными курдами, и что даже тогда они разделены сушей и реками, сирийские курды обосновались в рамках федеральной системы, которая предоставляет им их полные права в трех кантонах: первая будет в Аль-Хасаке, и это будет включать город Аль-Камишли, расположенный к востоку от реки Евфрат. Второй будет к югу от турецкой границы, включая города Кобани и Таль Абьяд. Последнее было бы в Шахбане в сельской местности Алеппо и Африне, к западу от Евфрата, единственного крупного курдского города, входящего в зону влияния России.

Курдский референдум может также вдохновить другие этнические группы в регионе: друзов, христиан и езидов, которые еще не отреагировали на последние события, ожидая, возможно, увидеть, будут ли Ирак, Турция и Иран - вести полномасштабную войну против курдов.

Курды Ирака еще в 1991 году получили ограниченную автономию после ряда событий.

Саддам Хуссейн подавил курдский мятеж в середине 1980-х годов, опустошив карманы курдского сопротивления на севере и нанеся массовые удары по курдской общине, в том числе посредством изгнания тысяч курдов из их домов и замены их этническими арабами.

В марте 1988 года Саддам напал на город Халабджа. Весной 1991 года он подавил восстание шиитов на юге, убив около 100 000 человек.

Медленно и неуклонно курды выдвигали свою квази-независимость вплоть до референдума в сентябре 2017 года.

Между тем, иракские шииты создали полноправное мини-государство на юге Ирака при сильной поддержке Ирана.

Они стали, пожалуй, самыми сильными игроками в постсаддамском Ираке, поэтому у них нет стимула разорвать с Ираком, так как они перестали принимать заказы из Багдада.

Иракские суннитские племена и бывшие баасисты с ограниченным успехом пытались создать свои собственные вотчины: сначала через Аль-Каиду, а затем через Даэш, обгоняя важные города, такие как Тикрит и Мосул.

Осуждение суннитов в Ираке после падения Саддама было одним из основных факторов, побудивших многих присоединиться к экстремистским группам.

Некоторые группировки в друзовской и алавитской общинах Сирии вынашивали идею федерализма еще в 1930-х годах, но в прошлом это никогда не приносило плодов из-за сильных центральных правительств, которые подавляли сепаратистские движения. В настоящих же условиях федерализация этнических меньшинств вполне возможна.

Комментариев пока нет