Евразийская интеграция и геополитические конкуренты России

В Брюсселе евразийская интеграция представляется бесплодной попыткой что-то противопоставить европейской интеграции, использовать опыт ЕС для воссоздания сферы влияния России как в Азии, так и в Восточной Европе. Восточное партнерство привязывает к Евросоюзу не только Украину, Молдову и Грузию, но и Азербайджан, Армению, даже Белоруссию. Все эти страны являются полем конкурентной борьбы между Москвой и Брюсселем, причем последний полностью отдает себе отчет в том, что вторгается в пределы чужой сферы влияния. Однако идеология объединения всей Европы под эгидой ЕС все еще очень живуча. Евросоюз использует в своих целях и другие институты, такие как Европейское экономическое пространство (для контроля над ЕАСТ) и Совет Европы (для продвижения европейского права – то есть права ЕС – во все европейские страны).

При этом ЕС испытывает системный кризис. Обостряется историческое противостояние миру ислама. Иммигранты-мусульмане в странах ЕС практически не поддаются ассимиляции и периодически устраивают то обычные беспорядки, то теракты. В ответ нарастают праворадикальные настроения европейской общественности. С другой стороны, миру ислама сегодня противостоят не столько верующие христиане, сколько воинствующие безбожники, оскорбляющие Мухаммеда и Аллаха. Европейским атеистам надоело критиковать христианские ценности, им понадобилась новая, более актуальная мишень, дабы продемонстрировать свое свободомыслие. НАТО по-прежнему вольготно чувствует себя в Брюсселе, а идея самостоятельной «европейской армии» находит лишь ограниченное число сторонников в государствах-членах ЕС. Зависимость от США проявляется в Единой Европе по-разному, но есть опасность создания единой зоны свободной торговли между Северной Америкой и ЕС. Тогда начнется реальная евроатлантическая экономическая интеграция, которая дополнит и усилит военно-политическую. Европейскую интеграцию затеяли всего 6 стран – сегодня их 28, дальше – больше (очередь только растет). Особо следует отметить, что пока ни одна из стран-членов ЕС не выражала намерения покинуть Союз. Возможно, такие мысли возникнут у некоторых руководителей «государств-доноров», ибо появился соответствующий механизм. И тогда, наверняка, «первыми на выход» запишутся Великобритания и скандинавские страны. Германия же, по нашему мнению, никогда не захочет потерять свою новую «сферу влияния», тем более что во Франкфурте-на-Майне прописался важнейший автономный институт ЕС – Европейский Центральный Банк. Европейская интеграция начиналась с идей и проектов, с преодоления множества иллюзий. Сегодня мы держим в руках банкноты евро, получаем Шенгенские визы, легко пересекаем границы от Финляндии до Испании. Современный Евросоюз развивает сотрудничество стран-членов практически во всех сферах жизни. Этот процесс, видимо, уже невозможно остановить.  Но участие России в общеевропейской интеграции становится все более проблематичным, фактически - невозможным. Мы не можем – по объективным обстоятельствам - рассчитывать в ближайшей перспективе даже на строительство четырех «общих пространств», о которых много говорилось ранее. Россия всегда занимала особое положение в Европе, дававшее пищу для постоянных сомнений в ее «европейской природе». Тем не менее, «родительское государство» России - Киевская Русь - по крайней мере, с начала ХI века вполне принадлежало к кругу европейских держав и поддерживало многочисленные связи с ними, включая династические (что особенно важно). Новгород считается первой столицей земли русской, а легенда «о призвании варягов» удивительно напоминает исторические предания других европейских народов эпохи могущества викингов. Именно границы Киевской Руси долгое время служили на северо-востоке рубежами Европы - как с точки зрения геополитики, так и при цивилизационном подходе. Далее начинались владения тюркоязычных народов, в массе своей исповедовавших ислам - то есть "Азия". Ни Хазарский каганат с высшей прослойкой из иудеев и тюрков, ни мусульманскую Волжскую Булгарию никак нельзя признать "европейскими" державами в смысле их происхождения и государственного развития. Они были тесно связаны со Средней Азией и Ближним Востоком, структурно вполне примыкая к прочим азиатским державам. Все попытки объединить Европу силой оружия успехом не увенчались, а объединение Европы мирным путем имеет лишь частичный успех. И Франция (под руководством Наполеона), и Германия (под началом Гитлера) встретили ожесточенное сопротивление окраинных европейских держав, прежде всего – Великобритании и России, чьи национальные интересы выходили далеко за рамки европейского геополитического пространства. Попытка объединить Европу мирным путем увенчалась частичным успехом. В эпоху биполярного мира Ж. Моннэ и его единомышленники дали жизнь Европейским Сообществам, которые Ж. Делор и его соратники сумели в новых исторических условиях трансформировать в Европейский Союз. Однако в ЕС наднациональное начало до сих пор вынужденно сосуществует с межгосударственным, а институты постоянно нуждаются в очередном реформировании. При всей своей способности к «расширению» и «углублению» Евросоюз периодически сотрясают мощные кризисы, главный из которых, на наш взгляд, - кризис европейской идентичности. Вопрос, принимать ли в ЕС мусульманскую Турцию, может окончательно расколоть европейское общественное мнение. Решение насущных практических вопросов подталкивает и расширение ЕС, и углубление интеграции в гораздо большей степени, чем умозрительные теории. Франция и Германия с самого начала занимали центральное место в европейском интеграционном процессе, а Великобритания всегда имела собственное мнение и желала участвовать в интеграции «по-своему». Влияние США на становление ЕС было весьма существенным. Современный Евросоюз рассматривается либо как структура внутри Атлантического Сообщества, либо как противостоящий США самостоятельный центр силы. Окончательный выбор в пользу одного из этих путей развития еще не сделан. Если Великобритания перейдет на евро и войдет в Шенгенскую зону, не исключено более тесное взаимодействие Евросоюза и США. Если Великобритания покинет ЕС, единая Европа сможет стать полноценной федерацией и со временем избавиться от американского влияния. Россия в силу своих размеров не может войти в ЕС, ибо это нарушит хрупкое равновесие сил внутри Союза и приведет к замене «треугольника» ведуших европейских держав (Великобритания, Германия, Франция) «осью» ФРГ – РФ. Выработка единой внешней политики ЕС в отношении России затруднена серьезными противоречиями, которые существуют между европейскими «русофилами» и «русофобами». При этом евразийская концепция, разработанная еще Аристотелем и примененная к России в 20-е гг. ХХ в. русскими эмигрантами, становится все более актуальной. Она позволяет РФ развивать интеграционные усилия не только на европейском, но и на азиатском направлении. Рано или поздно России придется сделать окончательный выбор в пользу Европы или Азии. Альтернативой может стать только глобальная интеграция, стирающая все различия, под эгидой США, которая совершенно не выгодна России.