Этнокультурные коммуникации и институты гражданского общества

Миграционные процессы за последние десятилетия значительно повлияли на этносоциальную ситуацию в современной столице. При отсутствии актуальных статистических данных по этнической структуре московского социума можно апеллировать к данным Росстата, которые раскрывают этот вопрос через демографическую и миграционную статистику.

Так, на 1 января 2019 г. в Москве проживало более 12,6 млн чел. постоянного населения, за 2018 г. миграционный прирост населения столицы превысил 98,7 тыс. чел., что составило почти 80% от общероссийского. Иными словами, 8 из 10 мигрантов оседают в Москве.

Кто же оседает в столице? Вопреки сложившемуся стереотипу, что в Москву «переехала вся Средняя Азия», статистика позволяет отметить, что в Московской агломерации проживает 68,5% прибывших в Россию мигрантов из Молдовы, 50,1% – из Украины, 23,3% – из Беларуси. А вот далее, действительно, идут государства Центральной Азии и республики Южного Кавказа: 35,1% мигрантов из Узбекистана становятся жителями Москвы, 22,2% – из Туркмении, 21% – из Армении, 19,2% – из Азербайджана, 13,2% – из Киргизии, 10,6% – из Таджикистана, 4,8% – из Казахстана. В совокупности, из бывших союзных республик за минувший 2018 год в Московский регион приехали 27,8 тыс. чел., и это в 22,5 раза больше, чем из «дальнего зарубежья» (всего 1235 чел.).

Год от года диаспоры Москвы трансформируются. И это связано не только с тем, что они пополняются новыми участниками; многие национально-культурные автономии и землячества претерпевают значительные организационные изменения, структурно усложняются, в диаспоре появляются дублирующие общественные объединения – официальные, либо неформальные. То есть процесс межнациональной общественной самоорганизации происходит перманентно, отражая все социальные, экономические, политические и этнокультурные процессы, которые наблюдаются не только в Московском регионе, но и «метрополиях» – странах исхода мигрантов.

И в этой ситуации еще больше возрастает роль этнокультурных коммуникаций, т.к. в процессе социокультурной адаптации мигрантов возникает необходимость выстраивания конструктивного межэтнического диалога и согласия с учетом интересов регионального развития, населения принимающей территории и самих мигрантов. Становится важным не только сохранение достигнутого уровня этнокультурной коммуникации в Московском регионе, но и творческое развитие интересного и позитивного опыта организации межкультурного взаимодействия.

Эти задачи вот уж более 20 лет реализуются Московским домом национальностей (далее – МДН) – первым в стране специализированным учреждением сферы межнациональной коммуникации. Именно оно положило начало созданию объектов этнокультурной инфраструктуры в ряде субъектов Федерации, тем самым переведя в плоскость практических действий многолетние дискуссии в среде политиков, экспертного сообщества, руководителей и активистов национально-культурных общественных объединений о методологической, культурно-просветительской и материально-технической базе сферы межнациональных отношений. В частности, усилиями сотрудников МДН совместно с РАНХиГС69 проводятся лектории «Этнокультурные коммуникации: власть и гражданское общество в многонациональном столичном мегаполисе» для представителей рабочих групп при префектурах административных округов города Москвы по вопросам межэтнических отношений, формированию гражданской солидарности, противодействия экстремизму в молодежной среде, а также для кураторов этих направлений из числа ответственных работников префектур и управ столицы.

Этнокультурные коммуникации являются системой взаимодействия представителей различных этнических групп и их объединений, возникающих как на межличностном, групповом, так и институциональном уровнях и реализующихся в процессе совместной деятельности посредством языка, речи, письменного, визуального, невербального, электронного способов передачи информации. Также этнокультурные коммуникации являются одним из основных инструментов эффективного взаимодействия институтов гражданского общества в решении проблем сохранения согласия, гражданского мира и межкультурного сотрудничества, в том числе и между представителями различных диаспор и этнических сообществ.

Как показывает практика, «диаспора» – термин, изначально употреблявшийся для обозначения части этнической общности (народа), живущей вне страны своего происхождения, сейчас зачастую используется как аналог понятия «национально-культурная автономия» (НКА) и «национально-культурное объединение» (НКО). Однако есть серьезные различия. Так, этнический кореец будет отнесен к корейской диаспоре столицы, даже если при этом он не имеет контактов с другими корейцами. А национально-культурная автономия – это форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение граждан, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры.

Социологическое исследование, проведенное ИС РАН в ряде регионов России, выявило, что в диаспоральной среде наиболее предпочтительны следующие коммуникативные модели, учитывающие специфику коммуникативных каналов:

Традиционная коммуникативная модель, основанная на непосредственном межличностном общении людей. Она в большей степени свойственна представителям старшего поколения и недавно приехавшим мигрантам с ограниченными социальными ресурсами, узким кругом знакомых и коллег, с которыми устанавливаются контакты. Эта модель используется при проведении как внутридиаспоральных, так и различных межнациональных праздников, конференций, форумов, спортивных и культурных мероприятий.

Модель «сотовых контактов», когда основным средством коммуникации становится мобильный телефон и у абонента формируется определенный круг общения, который не ограничен территорией пребывания (довольно часты контакты с земляками, проживающими в данный момент на других территориях), а скорее ограничен кругом общения. В этом случае зачастую срабатывает «правило шести рукопожатий», когда для решения возникшей проблемы «находится знакомый моего знакомого, который поделился контактом своего одноклассника, у которого есть выход на человека, который может помочь».

«Сетевая модель», предполагающая оптимальное использование коммуникативных возможностей Интернета и социальных сетей.

В современных условиях процессы самоорганизации в сфере этнокультурных взаимодействий усложняются еще и этими техническими коммуникативными факторами: за счет повсеместного использования Интернета и социальных сетей, виртуального диаспорального коммуникативного пространства и новых диаспоральных медиа, появляется система коммуникативных каналов, включающая не только традиционные СМИ, но и «новые медиа». Проходящие процесс формирования конвергентные этнические СМИ позволяют объединять различные виды СМИ на единой организационной основе, когда НКА помимо своей газеты или журнала выпускает дополненные электронные их версии, либо переходит полностью на электронные СМИ, интегрирующие текст с видео- и аудиорядом, гиперссылками на другие информационные блоки, имеющие возможность вести прямые онлайн-трансляции, оперативно выходить на связь с экспертами и давать квалифицированные комментарии к новостям и публикуемым актуальным сюжетам. К несомненным плюсам таких коммуникативных моделей относятся возможность выстраивания эффективной системы обратной связи с читателем-зрителем, оперативность подачи информации и информативного обмена, возможность «генерировать» новость в процессе взаимодействия и консолидировать сообщество, формировать общественное мнение по актуальным вопросам в сфере этнокультурного взаимодействия.

Диаспоральные медиа, еще только набирающие обороты, уже становятся объектом пристального внимания отечественных и зарубежных специалистов и ученых. И было бы целесообразно, на наш взгляд, обратить внимание на эту интенсивно развивающуюся виртуальную коммуникативную площадку Москвы, для чего было бы интересно провести комплексное социологическое исследование функционирования диаспоральных сайтов, соответствующих блогов в соцсетях с тем, чтобы лучше понимать структуру этнокультурных коммуникаций, спектр социальных вопросов, волнующих представителей различных этнокультурных объединений столицы.

Этнокультурные коммуникации все ярче проявляются и в облике Москвы. Можно заметить появляющиеся как грибы после дождя многочисленные этнические кафе и рестораны, заявляющие о себе соответствующими этнически стилизованными, броскими вывесками и рекламными объявлениями. Изначально появляясь в местах наибольшей концентрации представителей этнических групп – вблизи рынков, торговых баз, рабочих общежитий, они постепенно продвигались на центральные улицы столицы. Эти гастрономические заведения, предлагающие богатый ассортимент национальных блюд и напитков, со временем становятся своеобразными альтернативными культурными центрами. Создавая за счет традиционного этнического интерьера, национальной музыки, соответствующей одежды обслуживающего персонала, звучащей родной речи и вплоть до специального меню на национальном языке атмосферу комфортной коммуникативной среды для представителей диаспор, они помогают выстраивать и поддерживать не только культурные традиции «метрополии», но и непосредственные внутридиаспоральные контакты. В связи с этим возникает необходимость проведения своеобразной «переписи» таких заведений для более тщательного мониторинга конфликтогенности этнокультурного пространства столицы. Кроме того, их можно рассматривать как дополнительный ресурс и в построении межкультурных коммуникаций, т.к. многие из этнических ресторанов становятся весьма популярными у москвичей, привлекая их качественной и аутентичной кухней, экзотической обстановкой, тем самым реализуя задачи этнокультурного просвещения и формирования толерантного отношения к культуре народов, проживающих в Москве.

Представляется, что для преодоления культурных барьеров и выстраивания конструктивного диалога в процессе этнокультурной коммуникации необходимо учитывать влияние этнических стереотипов, т.е. упрощенных, схематизированных, эмоционально окрашенных и устойчивых образов какой-либо этнической группы или общности, легко распространяемых на всех ее представителей. Преодолеть стереотипы и оптимизировать систему этнокультурной коммуникации может помочь научно обоснованная, грамотно выстроенная система информационного сопровождения межэтнического взаимодействия и пошаговой реализации Стратегии национальной политики города Москвы на период до 2025 года.

 

Назаров Александр Данилович – профессор кафедры рекламы и связей с общественностью Института иностранных языков «Московского авиационного института (национальный исследовательский университет)» МАИ, доктор исторических наук, профессор.

Назарова Елена Александровна – профессор кафедры общественных связей и медиаполитики РАНХиГС, доктор социологических наук, профессор.

Источник: Реализация государственной национальной политики: опыт города Москвы и регионов России : [сборник] / Правительство Москвы, Департамент нац. политики и межрегион. связей г. Москвы , Московский дом национальностей ; [сост. Г. В. Бурова, Л. Д. Чанглян, С. А. Орешин]. - М.: ГБУ «МДН», 2019. – 400 с. - ISBN 978-5-9247-0104-2. I. Бурова, Г. В., сост.