Этническая идентичность и игра

Культура - понятие сложное, многогранное, включающее в себя множество аспектов, в т. ч. и игры. Игра как явление трудно поддается определению, поскольку в нее представители различ­ных наук - психологии, педагогики, философии и др. - вкладыва­ют свое содержание.

В этнографической науке под игрой понимается непродуктив­ный вид деятельности, где смысл происходящего лежит в самом процессе, а не в его результате. Игровой процесс преимуществен­но связан с периодом детства и взросления, но, всё же, и в зрелом возрасте людям не чужды развлечения и игры.

Классификация игр чрезвычайно сложный вопрос, посколь­ку игры разноплановые, разножанровые, разновозрастные и пр. Единая классификация игр, по-видимому, не будет создана, так же, как и нет на сегодня единой классификации сказок. В данном случае мы использовали половозрастной принцип систематиза­ции материала, выделяя игры мальчиков, игры девочек, детские игры, подростковые и взрослые.

Рассмотрены игры башкир, русских, татар, крещеных татар, марийцев и удмуртов, проживающих на территории Республи­ки Башкортостан. Мы ставим целью показать космополитичный характер игровой культуры, где этническая идентификация идет не через игровые действия и приемы, а через игровой фольклор, терминологию, наименование игры. Будут рассмотрены девичья игра - «Пять камешков», игра мальчиков «Альчики» и общая игра «Веревочка». Источниковую базу составили собственные поле­вые материалы автора по башкирам, татарам, крещеным татарам, русским, удмуртам и марийцам. Кроме того, привлекался опубли­кованный материал по народам Поволжья и Приуралья.

Девичьи игры «Пять камешков». Описание игры дано по полевым материалам, записанным у башкир РБ [1]. Очень простая по своей сути игра, чрезвычайно сложная в исполнении. Для игры требуется 5 камешков размером около 1,5-2 см. Камни берутся в руки, перемешиваются и подкидываются вверх, и тут же их ловят на оборотную сторону ладоней обеих рук, сведенных вместе. За­дача не так-то проста, как кажется. Игра идет по усложняющейся схеме, каждый раз выводя игроков, выражаясь современным язы­ком, на следующий уровень. Поймав пять камней, все пять под­кидываются вновь, но теперь ловятся четыре камня, пятый дол­жен упасть на пол; в следующий ход игрок должен поймать три, затем два и один камень. Наступает второй уровень игры, когда проводятся те же манипуляции, но уже не с двумя руками, а с одной. Игрок, успешно прошедший и второй уровень, выходит на третий. На третьем этапе большой и указательный пальцы левой руки изображают «ворота»; один камень является «атаманом», он лежит на полу, четыре камня в игре. Игрок подкидывает правой рукой четыре камня, и, пока камни летят, он «загоняет» атамана правой рукой в «ворота» левой руки, а затем ловит четыре камня в правую руку. Далее игрок подкидывает три камня с тем, что­бы поймать их позже, а тем временем забрасываются в «ворота»;

затем подкидываются два, три загоняются в «ворота», и в конце четыре камня загоняются в «ворота», а один надо успеть поймать в воздухе.

На завершающем этапе игры игрок подкидывает камни одной рукой и пока они летят, произносит фразу: «Мёдом угощаю»; при этом касается указательным пальцем правой руки языка и пола, и должен успеть поймать камни. В следующий раз, он подкидывает пять камней, но ловит четыре, произнося другую фразу, и про­делывая те же действия указательным пальцем, проговаривает: «Маслом угощаю». Затем подкидываются пять камней, ловятся три, а фраза звучит: «Сметаной угощаю». Подкидываются пять камней, ловятся два, игрок говорит: «Катыком угощаю». И на за­ключительном шаге игрок из пяти должен поймать один камень, при этом говорит: «Блинами угощаю».

Прошедший все уровни игрок является победителем, ошибка на любом шаге игры означает переход хода к другому. Это была любимая всесезонная игра девочек, которая отрабатывает реак­цию, скорость, ловкость, сноровку, расчёт. Девочки с собой по­стоянно носили несколько любимых камешков, одного из них считали атаманом. Сложность описания отнюдь не означала дли­тельности действия: она была динамична, опытные игроки могли пройти все уровни за 2-3 минуты.

Современные дети игру знают, но только на севере и северо­западе Республики Башкортостан (Татышлинский р-н, 2010 г.; Янаульский р-н, 2014 г), хотя она и здесь не особо известна [1]. В других районах республики игра не фиксируется у детей в активе. Что касается старшего поколения, независимо от места прожи­вания и национальности, то абсолютно все информаторы описы­вают ее как самую любимую и популярную. Кроме башкирских девочек, игра была известна русским, татарам, марийцам, удмур­там, чувашам, и она - игра - для всех этносов является аутен­тичной, поскольку аналогичные игры описаны и на территории проживания материнских этносов. Обращает на себя внимание следующее: название игры везде одинаковое, одинаковый игро­вой инвентарь и правила её проведения.

Этническим маркером в игре выступает фольклор, по­скольку:

1) название игры всегда на языке оригинала звучит как «Пять камней»: у башкир и татар «Биш таш», у русских «Пять камней», у марийцев «Вич ку», у удмуртов «Из вить»;

2) игровой фольклор отсутствует. Но в конце игры игрок про­говаривает якобы выставляемое угощение, и вот здесь мы заме­чаем особенности культуры. Нам известно два варианта особого окончания игры - у башкир и у марийцев. И если у башкирских детей фигурируют мёд, масло, сметано, молоко - еда кочевников- скотоводов, то у марийских детей «угощением» выступают бли­ны, оладушки, каши, т.е. перед нами блюда земледельческой кух­ни. У удмуртов, русских, татар подобные «угощения» нами не зафиксированы.

Можно констатировать, что именно своеобразие игрового фольклора девичьей игры «Пять камешков» позволяет ей сохра­нять этническое своеобразие.

Игра «Альчики». Юношеская игра. Описание дается по полевым материалам, записанным у башкир, татар, русских в РБ [1].

Для игры необходим инвентарь: для этого маленькие сустав­ные кости мелкого рогатого скота вываривались, очищались до бела и после использовались в игре. Косточка имеет четыре сто­роны, каждая из которых имеет свою «стоимость». Выигрышная сторона впалой спинкой называется «алсы» (отсюда название игры «альчики»), противоположная ей называется «бук», а ещё есть сторона «сик» и «туй».

Для игры нужна ровная широкая площадка, в неё играют вес­ной и летом, то есть игра носит сезонный характер. Количество игроков могло быть любым.

Суть игры состоит в выбивании костей. Допустим, четыре игрока договариваются об участии в игре, 4 на один кон выстав­ляют по 3 косточки. Сначала следует жеребьевка для определе­ния порядка хода: игроки бросают по одной кости, и тот, у кого кость ляжет стороной алсы, начинает игру. В случае, если у двух игроков выпадут одинаковые стороны, то проводят переигровку.

Определив порядок хода, приступают, собственно, к игре. Чертит­ся линия от нее на расстоянии 1,5-2 м, игроки выстраивают в ряд по три косточки. Игрок, начинающий игру, прицеливается и вы­бивает костью (это может быть и другая кость, а может быть бита, которая искусственно утяжелялась свинцом, залитым через ды­рочку в кости) - другие кости. Его задача сбить максимальное ко­личество косточек, выбив их за черту. Те кости, которые вылетели за «границу» и упали стороной алсы, он забирает себе и далее он же продолжает игру. То есть, оставшиеся кости вновь выстраива­ются и выбиваются. Если же кости не выпали за черту или же нет ни одной косточки, упавшей стороной алсы, то осуществляется переход хода. Когда выделенные на кон кости выбывают из игры, игроки выставляют новые. Тот игрок, у которого в итоге окажется больше всего косточек, является победителем. Нередко бывало и так, что у неудачливого игрока не оставалось ни одной косточки, и тогда не возбранялось «брать в долг», с последующей отдачей или «отработкой» долга. Информаторы нередко отмечают подоб­ную долговую кабалу, доводившую игроков до абсурда. Детская «долговая кабала» является прямым следствием азартного харак­тера мужской игры в кости, каковой она была еще в средневеко­вье и античности. Напомним также, что именно из игры в кости происходят карты, а уж что представляет из себя карточный долг - известно всем. Кости были предметом гордости мальчика и счи­тались богатством, их хранили в тайниках, укрытиях, им обмени­вались и ими дорожили.

Не вдаваясь в подробности анализа, отметим, что в альчиках до нас дошел древний языческий обряд, направленный на сохра­нение благополучия стад животных и защиты их от болезней и эпидемий. Очевидно, перед нами скотоводческий обряд, но игра имеет очень широкое распространение, известная и земледельче­ским народам. В культуру последних игра попала весьма и весьма рано, а потому необходимо считать её аутентичной для русских, марийцев, удмуртов и пр.

К сожалению, игру «Альчики» следует признать исчезнув­шей, так как овечьи суставные косточки сегодня практически не­доступны, эту часть туши животного в наши дни в пищу не упо­требляют, следовательно, нет и косточек. Но, именно альчики по­казывают удивительную пластичность игровой культуры: их роль взяли на себя шашки, в форме игры «Сбивалки» или «Чапаев».

В наших полевых записях и в опубликованных материалах по играм в косточки ни у кого не отмечается игровой фольклор. Но, тем не менее, мы можем назвать специфические этнические черты игры.

В первую очередь - название: у башкир и татар игра назы­вается «ашык», у удмуртов - «козлокъёс», у марийцев - «шыгыле», у русских «бабки», у крещеных татар Республики Башкор­тостан - «гузнаки». Во-вторых, для игры, как правило, использу­ются кости овец и коз. Но у русских и крещеных татар для игры могли использовать кости свиней и коров. Во всех рассмотренных случаях название игры и есть название данной кости в анатомии животных. В этом плане весьма показательно кряшенское слово «гузнаки», что является адаптацией к татарскому языку русско­го слова козны. А русским словом «бабка» и сегодня называют суставную кость у животных. В-третьих, названия сторон костей в языках русских, татар, башкир, удмуртов и марийцев не всег­да совпадают, что свидетельствует об их своеобразии. Детально название сторон изучено только в марийской игре «Шыгыле» М.А. Ключевой, где она приходит к выводу, что в игре пять тер­минов заимствованы из тюркских языков, два из русского, один общеалтайский термин, и еще один термин невыясненного проис­хождения [2]. Тем не менее, отметим важную деталь: «стоимость» сторон кости во всех культурах одинаковая.

Игра «Веревочка». Описание игры дано по полевым мате­риалам, записанным у башкир, русских и марийцев РБ [1].

Для игры требуется небольшая бечевка длиной около метра- полтора, концы которой связываются между собой. В игре при­нимают участие мальчики и девочки, и она популярна не только у подростков, но и у взрослых тоже. В игре могут участвовать 2-3 человека.

Веревочку одевают на руки таким образом, чтобы веревочка лежала ниже четырех пальцев руки, а большой палец находил­ся ниже веревочки. Игровой сюжет, как всегда прост на первый взгляд: пальцами и, помогая себе кистями рук, при помощи под­хватов и поворотов делают схематические рисунки. То есть один игрок сам изображает, к примеру, фигуру «бабочка», а партнер должен из неё сделать фигуру «пила» или «домик», снимая и пе­рехватывая веревки по особой схеме (или формуле). В принципе, игра может идти до бесконечности, все зависит от смекалки и лов­кости игроков.

Сценарий развития игры может быть всем известным зара­нее, когда участники пользуются готовыми формулами, но неред­ко игроки могут проявить самостоятельность и придумывать соб­ственные ходы. Игра способствует развитию ума, логики, образ­ного мышления. Пожалуй, по праву это «веревочная головолом­ка», и она известна во всем мире под названием «Колыбель для кошки». Все народы, проживающие в Республике Башкортостан и шире, Поволжья и Приуралья, её хорошо знают, игра существует в современной культуре.

Трудно вести речь о характерных этнических чертах данной игры. Но все же можно отметить одну деталь: получаемые в игре фигуры имеют, как правило, свои названия. Например, у башкир базовая фигура называется «домик», а у русских «бабочка». Есть у башкир фигура «пила» (быскы), при этом проводятся движе­ния, имитирующие процесс пиления. К сожалению, информация о названиях фигур эпизодична и фрагментарна, но в том, что они были, сомневаться не приходится. На данный момент осущест­вляется поиск фигур и их оригинальных названий у народов По­волжья и Приуралья.

Таким образом, мы видим, что при сохранении основ игры, этническая оригинальность проявляется в деталях, позволяя иден­тифицировать и отличать игру башкир, русских, татар, крещеных татар, марийцев и удмуртов.

Изучение игр народов Республики Башкортостан позволяет сделать однозначный вывод о чрезвычайно близких чертах игро­вой культуры. Но это не означает, что игра не имеет выраженной этнической специфики. Этническую идентификацию мы видим в игровом фольклоре, который показывает реалии окружающего мира; в используемых предметах и материалах для изготовления игрушек игрового инвентаря; в игровой терминологии, четко ото­бражающей образ жизни этноса (ср. водящий кeтeYсе или пастух в башкирских, татарских играх, а в русских его именуют попом).

Игровая культура чрезвычайно пластичная, консервативная часть человеческой жизни, но, в то же время, четко приспосабли­вающаяся к инновациям.

Поскольку игра отражает образ жизни населения, постольку при смене традиционных форм жизни или при изменении части формата ряд игр становится невостребованной, и, будучи непо­нятой, исчезает из обихода. Это печальный факт, но объективный. Между тем, некоторые игры незаслуженно забыты, они вполне могут вписаться в современную жизнь, их надо «вернуть» в со­временное общество. Для этого нами был проведен workshop «Этноигротека», ставящая целью не только теоретическое освещение игровой культуры, но и проведение практического занятия, в ко­тором участники сыграли в предложенные им игры «Веревочка» и «Пять камешков». Ведущими было приготовлено необходимое оборудование - веревки и камешки. По ходу выступления и объ­яснения материала мы показали на практике правила и приемы игры, предлагая участникам тут же ее опробовать.

Ожидаемо было, что участники воркшопа не знали игры «Пять камешков» и попытки продвинуться в ней даже на один шаг не всегда были успешными. Игра «Веревочка» некоторым из присутствующих была знакома и здесь появилась возможность вспомнить её правила. Любопытно, что сложность процесса не­сколько озадачила игроков, так как формат исполнения не привы­чен современному человеку. Практически никто не смог продви­нуться далее первых двух шагов первого уровня. И это тем более было интересно, так как мы - дети технологического прогресса - привыкли снисходительно относиться к культуре XIX века. Что касается игры «Альчики», то она в настоящее время не поддается апробации на практике, т.к. отсутствует необходимый инвентарь, что вызывает сожаление.

Нет необходимости говорить о достоинствах традиционных игр, обладающих разноплановыми действиями на человека. Игры требуют возрождения. Именно поэтому мы считаем успешным опыт проведения первой «Этноигротеки», позволившей привне­сти подзабытые традиционные игры в современную жизнь.

Список использованной литературы

1. Полевые материалы автора 2010-2013, 2020 гг.

2. Ключева М. Марийская лексика игр с костями и деревяш­ками (в тюркском, русском и финно-угорском контексте) // Урало­алтайские исследования. - 2013.- № 1. С. 99-114.

 

Автор: Шагапова Г.Р., Башкирский государственный университет, Институт истории и государственного управления, г. Уфа.

Источник: Соотношение конфессиональной, этнической, региональной и гражданской общероссийской идентичности в общественной и политической среде Республики Башкортостан: сборник материалов Всерос. молодежной науч. школы-конф., проведенной 26-28 марта 2020 г. – Уфа: Мир печати, 2020. – С. 119-127.

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений