Статьи

Еще раз о национальных интересах

29 октября 2016

Вопрос о национальных интересах давно стоит в центре внимания отечественных политологов, публицистов, теле- и радиоведущих и широкой общественности.  В теории международных отношений национальные интересы воспринимаются как изначально данные, то есть непроблематично. Марти Финнемор в своей книге ставит и решает вопрос – откуда берутся национальные интересы.

Марти Финнемор подходит к проблеме с конструктивистских позицией. То есть она полагает, что нет независимой от наблюдателя реальности. Реальность социальная и она конструируется в ходе взаимодействия людей, в то же время конструкты этой реальности – структура – определяет поведение людей.  Социальные структуры норм и правил управляют теми действиям, которые будут рассматривать как легитимные и которые будут приводить в жизнь. Также нормы определяют ответственность и обязанности.  Подобная логика, которую Марта Финнемор именует логика уместности (appropriateness) объясняет одинкаковое поведение неодинаковых акторов.

Она полагает, что государства социализируется в политику, принимают на себя нормы, ценности, идентичности и, соответственно, интересы. То есть национальные интересы появляются только тогда, когда есть Другой или Другие. Марта Финнемор определяет нормы как общие ожидания сообщества акторов о приемлемом (appropriate) поведении. Нормы в отличии от идей имеют общий и социальный, интерсубъективный характер. [1]

Для иллюстрации своих теоретических положений Марта Финнемор прибегает к ряду примеров – как Юнеско поспобстовало созданию научных бюрократий, как Красный крест изменил правила войны, и как Международный банк борется с бедностью.                     

Так Юнеско как организация приняла как идеал научную бюрократию, появившуюся в англосаксонском мире и популяризировало ее в мире. Марта Финнемор приводит данные, согласно которым большая часть государств приняла эту идею и привела ее в жизнь в период между 50-60ыми.  В некоторых из этих государств число ученых едва превышало десяток, но они создали организацию по управлению наукой, потому что таковы были нормы.

Роль Красного Креста в изменении правил войны намного интереснее. За Красным Крестом и подписание Женевской конвенции стояли пара моральноубежденных людей (Henry Dunant) без какой-либо формальной власти, но способные убедить элиты создать международную организацию.  Их аргументы были восприняты не только элитой, но и простыми гражданами, так что они одержали моральную победу, а Женевская конвенция стала нормой, а государства приняли на себя обязательств, и некоторые даже их соблюдали.

До 1968 года большая часть госудасртс не считала борьбу с международной бедность чем-то необходимым.  А уже в 1975 бедность стала главной проблемой. Международный Банк был одним акторов, способствовавших изменениям. Международный Банк лишь подобрал эту тему и популяризировал ее.

Таким образом, книга Марты Финнемор имеют большую теоретическкую пользу. Она учит нас тому, что нет объетивных национальных интересов, что нормы и правила меняются, но главное, она показывает, что даже отдельные люди, руководствуясь моральными нормами могут изменить мир, сделав соблюдение моральных обязательств национальным интересом.


[1] Finnemore M. National interests in International Society Cornell University Press, London 1996  p.22

 

Комментариев пока нет