Эпоха великих перемен

29 октября 2016

Иногда кажется, что мир сошел с ума. Глядя на прохожих, спешащих с утра на работу, охваченных паранойей людей, которые, как кажется, утрачивают остатки здравого смысла, и, уж тем более, глядя выпуски новостей, приходишь к выводу, что на этой планете не все в порядке. Мир пребывает в стадии кризиса: кризиса социального, духовно-нравственного, политического и экономического. Это можно воспринимать по разному: паниковать, готовиться к грядущей Третьей мировой, запасаясь солью, гречкой и горючим. Или рассматривать все происходящее как некий цирк, увлеченно наблюдая за выступлением клоунов и дрессировщиков диких зверей, сидя в относительной безопасности в зрительном зале, ожидая, когда долгожданное шоу закончится. А в мире происходит многое: конфликт на Украине вроде бы утих, но так и грозится разгореться. Ближний Восток охвачен войной. Европа принимает беженцев, отчаянно стремящихся спастись из пораженной войной Сирией. Антироссийская истерия охватила всю прибалтику, а ИГ постепенно наращивает силы. При этом США, которые косвенно были причастны к появлению данной организации, вольно-невольно оказывают сопротивление. Формально американцы противостоят ИГ, но на практике препятствуют даже введению новых санкций. Потому, в скором времени, а именно 28 сентября мир ожидает выступления президента РФ В.В. Путина на ассамблее ОНН в Нью-Йорке. Строят предположения о том, что же будет сказано, каков план дальнейших действий будет обозначен. Ранее Путин ясно дал понять, что намерен создавать новую коалицию в противостоянии ИГ, где Россия намерена объединиться с лидерами ближневосточных государств, в частности, с действующим главой Сирии Башаром Асадом. Конечно, назвать Асада главой государства в настоящий момент тяжело, учитывая тот факт, что большая часть территории Сирии находится под гнетом ИГ, тем не менее, это, как полагают аналитики, один из наиболее перспективных союзников России на Ближнем Востоке. Хочется верить, учитывая тот факт, что бойцов Асада фактически тренирует Хизбалла, другая террористическая организация. Таким образом, наша задача состоит в том, чтобы помочь одним террористам победить других террористов. Или даже лучше: умеренным террористам победить террористов-радикалов. Конечно, подобного рода информация может вызвать взрыв возмущения: как может Путин помогать подобному человеку. С другой стороны, политическая игра сложна, и зачастую приходится идти на сделку с потенциальным врагом и воздерживаться от союза с друзьями. И все ради того, чтобы обеспечить свою страну политическими выгодами. Следует заметить, что взаимоотношения СССР и его правопреемника, России с ближневосточными странами складывались противоречивым образом. Достаточно вспомнить Египет, которому СССР оказал помощь в строительстве Асуанской плотины, за что советские специалисты были поощрены высылкой своих семей под вооруженным конвоем обратно на родину. Достаточно вспомнить, как в 1985 году на территории Ливана одним из подразделений ООП (организации, которая также финансировалась СССР) было похищено четверо заложников, один из которых был убит. Саудовская Аравия, которая регулярно поставляет на мировую арену террористов, является одним из ведущих импортеров нефти, и отметилась тесным и довольно противоречивым сотрудничеством с правительством США. По сути своей, финансируя и помогая сопротивлению ИГ на Ближнем Востоке, наша страна рискует оказаться спонсором той или иной террористической организации. С другой стороны, иного выхода в данной ситуации нет. В то время как постепенно расширяется ИГ, поглощая все новые и новые территории, а анти-коалиция во главе с США существует исключительно в декоративных целях, президент Путин хочет создать реально существующую коалицию на базе стран, охваченных конфликтом и заинтересованных в его разрешении. И, вероятнее всего, именно это и предстоит услышать на выступлении ассамблеи ООН 28 сентября. Несмотря на готовность к данному событию, ожидается, что данные слова вызовут культурный шок. Но, думается, что едва ли Путин будет единовременно выкладывать все карты на стол. Мир же, сходящий с ума, ждут радикальные перемены, невозможные без потрясений. Культурный и политический вектор влияния в геополитике постепенно смещается. И в обозримом будущем нас ждет еще одно знаменательное событие, подтверждающее данное событие.

Комментариев пока нет