ЭПИЛОГ

29 октября 2016

ОГЛАВЛЕНИЕ

А.Ю.Гарнаев «Аэроузел-2»

ОШИБКА ПИЛОТА

ЭПИЛОГ

   Субъективно, из всей популяции «homo sapiens» в целом, автор склонен выделять профессиональных лётчиков-испытателей в некую особую человеческую категорию, скажем - отдельную малочисленную редкую «породу». И, в принципе, видит этому объяснение.

   Во всех людских сообществах в большем или меньшем количестве (в зависимости от степени цивилизованности каждого конкретного Общества) непременно существует категория Высоких Профессионалов в том или ином деле. Также в большинстве человеческих сообществ есть некоторая категория людей, которым приходится с той или иной степенью регулярности рисковать своей жизнью. Причём последнюю категорию автор склонен подразделить на два неких «подвида».
   Первый - люди, рискующие жизнью ради рекламы, денег, теша собственные амбиции, из личных азартных склонностей... и прочее, и тому подобное. В общем - это те, чей риск объективно от них не требуется. А, следовательно, не несёт в себе прямого созидательного начала. Такого рода риск или малополезен, или бессмысленен - а тем самым, в последнем случае, он даже аморален и, следовательно, вреден для Общества.
   Второй - довольно немногочисленный в мирное (в отличие от военного) время «подвид». Это - люди, рискующие сознательно и добровольно, делающие это, прежде всего потому, что без их риска объективно невозможно движение вперёд того или иного необходимого Обществу процесса.
   Лётчик-испытатель - это человек, для которого риск является обычной, регулярной служебной обязанностью, и в этом нет никакой бравады. Причём, в очень большом количестве случаев, он сжимает в своих руках вместе с органами управления летательным аппаратом ответственность не только за свою жизнь, но и за судьбу других членов экипажа. А главное - за результаты многолетней работы огромных творческих коллективов.
   И всё это - не риск воина, смело идущего в атаку или же спасателя, без лишних рассуждений бросающегося в огонь. Это - риск высокообразованного профессионального специалиста, на подготовку которого уходят многие годы обучения и лётной работы, расходуются немалые материальные средства. Этот риск всегда, в каждую минуту полёта, изо дня в день, из года в год сочетается с высокоинтеллектуальной, истинно творческой деятельностью. В этом и заключается уникальная особенность труда данной, всегда остающейся непохожей на все другие, категории профессионалов.
   Особенность их работы заполняет собой каждую клеточку мозга, каждый нерв тела и идёт за ними уже по всему жизненному пути, даже после прекращения активного летания. Это - необходимость постоянно оценивать и давать себе конкретный отчёт о том, где точно проходит граница твоего профессионализма. Это - непрерывный анализ того, где именно расположена та предельно допустимая черта, которая отделяет жизнь от небытия. И за ошибки в таких оценках приходится платить очень дорого...
   Всё сие не есть абстрактные измышления. Данные рассуждения автора далеки от двух крайностей, к которым зачастую скатывается большинство обывателей: либо бесконечное гипертрофирование факторов риска в лётно-испытательной работе, либо тупое ими пренебрежение. Нет, мировоззрение лётчика-испытателя зиждется на уяснении конкретных вопросов, которые постоянно требуют и чёткого понимания, и ясного ответа...
   Конечно: над автором довлеет груз эмоций!
   От них он не в силах отрешиться совсем, да, наверное, никогда и не сможет до конца жизни - как бы ни сложилась его дальнейшая судьба. Это и боль незаслуженного забвения тех парней, которые по всем своим параметрам: внешнему виду, характеру, насыщенности и осмысленности пройденного ими и вдруг резко оборвавшегося жизненного пути - безусловно могли бы быть отнесены к элите нашего общества. Это и тошнотворное чувство несправедливой оболганности кого-то из них. Это и неразрешённость нравственных противоречий, в которых блудит всё наше общество...
   К сожалению, нынешнее время больнее всего ударило в нашем Отечестве именно по наукоёмким, высокотехнологичным отраслям. А внутри таковых - по тем из специалистов, профессиональная квалификация которых объективно наиболее трудно достижима, но наиболее легко утрачиваема. Лётно-испытательная работа - это квинтэссенция подобных вершин профессиональной деятельности. И когда наши «верхи» образумятся-таки, то придётся заплатить высокую цену - измеряемую далеко не только большими деньгами - и за взращивание новых кадров авиастроителей-испытателей, и за восстановление нашей Национальной Школы в этой области. Именно тем, кто пойдёт по этой стезе в будущее, и адресовано, прежде всего, написанное!

   Авиация и Россия - два очень органично сливающихся понятия. Это - и из-за бескрайних просторов страны: богатой, но бездорожной, очень далёкой от освоенности. Это и потому, что всё наше богатство придётся не только осваивать, но ещё и не раз защищать. (О, только не будем уповать на «миротворческие» обманы провокаторов-«пацифистов» - на какой бы высокий государственный ранг их не вознесло!).
   А главное - то, что сам авиационный мир, с его романтикой, высокой технологичностью, интеллектуалоёмкостью, непрерывным стремлением к совершенствованию, собственно очень близок к менталитету русского человека. Ведь мы не из тех народов, которые, смирившись с участью сырьевых или других придатков неких иных «великих хозяев», влачат - неважно, богатое или бедное - унизительное существование второсортных «гостей» на чужом «празднике развития»!
   Резюмировать свои размышления в данном труде автор хотел бы словами доктора медицинских наук, академика Владимира Александровича Пономаренко из его книги «Страна Авиация - чёрное и белое»:
   «... можно сформулировать более высокий уровень обобщения, касающийся проблемы безопасности полёта, как безопасности жизни вообще в её телесном и духовном измерении. Речь идёт о том, что исследование безопасности жизни лётчика может стать интеллектуальным мостом для создания общей концепции безопасности на планете Земля. И начинать, видимо, надо с разработки концепции языка духовного общения, понимания общей идеи назначения человека как духовной силы, противодействующей злу. Сегодня это крайне важно, ибо даже среди лётного состава всё меньше и меньше сохраняется отношение к полёту как к смыслу жизни...»

   Вся наша многовековая история - это полёт! (Хотя и не безаварийный...) Полёт богатой национальной духовности, творчества, изобретательства, стремления к освоению бескрайних просторов.

    И мы просто обречены на то, чтобы не складывать наши крылья и в будущем!

Комментариев пока нет