Есть мнение Статьи Главная тема

«Энергетический «узел»: игра «в долгую»…»

05 марта 2018
Возможность цивилизационного «движения вперед» определяется множеством разнообразных факторов: геополитических, макроэкономических, финансовых, социальных, культурных и т.п. Однако всегда и везде для осуществления любых возможностей поступательного развития необходима энергия. И там, где мы говорим об экономике, промышленности и даже финансах, это энергия, получаемая из основных энергоресурсов: нефти, газа, угля, воды, расщепления трансурановых элементов, а также ветра и солнца. И стоимость добычи, транспортировки и преобразования этих ресурсов в энергию – уже давно отнюдь не вопрос примитивной бухгалтерии прямых издержек на эти процессы. Это вопрос глобальной геополитической и геоэкономичес

Сегодня уже абсолютно ясно, что современное человечество не способно поступательно развиваться без энергии и её источников, то есть ресурсов. И здесь необходим маленький историко-экономический экскурс. Была эпоха простого «сжигания» всего, что горит, будь то дрова, кизяк или солома. Дальнейшее развитие стало возможно лишь после появления древесного угля как источника энергии. Затем последовало время «ветра» (парусные суда и ветряные мельницы), почти сразу за ней – эпоха «угля и пара». Начало ХХ века – начало нефтяной эпохи. Его середина – период освоения «мирного атома» и гидроэнергетики. И, наконец, начало XXI века… и одновременное начало либерально-экономических и политических «флуктуаций» в энергетической сфере.

Уголь и торф, миллионы тонн которых остаются лежать в земле, признаются экологически опасными, а их использование «облагается» глобальным международно-экологическим «фи». Гидро- и атомная энергетика – постепенно признаются всё тем же «мировым сообществом» сферами, несущими огромные потенциальные экологические риски. Энергия «ветра и солнца» – при всей внешней экологической чистоте – крайне ограничена по природно-климатическим и географическим признакам и, в результате, имеет столь ограниченное применение, что никогда, даже в среднесрочной перспективе, не позволит им стать повсеместными энергетическими ресурсами. В итоге, на протяжении последних 50 – 70-ти лет, в качестве основных источников энергии продолжают господствовать нефть и природный газ. Стоимость этих ресурсов до сих пор связана, как между собой, так и со стоимостью доллара США, откуда собственно и пошло название «нефтедоллар».

В конце ХХ века, постепенно и, в том числе, в силу включения ресурсной базы Российской Федерации в глобальную экономику с одной стороны, и в результате срыва попытки взять эти ресурсы под прямой контроль и управление (процессы У. Браудера и М. Ходорковского), резко обостряются противоречия на рынке энергоресурсов. Как результат: начало «сланцевой революции» в США и рост стоимости нефти до 140 долларов за баррель (газ, «привязанный» в ценовом отношении к нефтяным ценам, вырос одновременно, и аналогичным образом – в разы). Параллельно, постепенно начинают обостряться противоречия между основными государствами и союзами – компонентами глобальной экономико-политической системы: США, Россией, Китаем, ЕС (очередным «франко-германо-романским альянсом» с сателлитами, зависимыми, но отнюдь не всегда лояльными), Великобританией, Японией и т.д. Причин, опять же, множество, и в каждом отдельном случае они крайне разнообразны. Но, и это для статьи главное, везде присутствует энергетическая подоплёка, то есть стремление обеспечить себя наиболее дешевым источником энергоресурсов. Следствием становиться целый комплекс геополитических и геоэкономических стратегических решений, породивших процессы, в той или иной мере успешно реализуемые до сих пор.

Первый игрок, США – одновременно и крупный производитель, и крупнейший потребитель энергоресурсов. С одной стороны, окончательно «отвязывает» и нефть, и доллар от реальности, по возможности полностью переводя стоимость этих «товаров» в виртуально-спекулятивную сферу. С другой, начинает массированную реализацию проектов «сланцевая нефть» и «сланцевый газ», не обращая никакого внимания ни на себестоимость, ни на экологические последствия. Задача одна: обеспечить себе энерго-независимость и конкурентные преимущества на коротком временном промежутке, снизить до минимума внутренние и внешние цены на энергоресурсы, оказав максимальное негативное воздействие на экономику стран-экспортеров нефти и газа (перспектива прямого политико-экономического давления) и, стратегически, выиграть время для решения «вопроса» с обеспечением собственной экономики дешевыми энергоресурсами в перспективе.

Второй по масштабу игрок - Российская Федерация. Ставит своей задачей, во-первых, обеспечить диверсификацию, то есть отсутствие зависимости от одного потребителя, потоков энергоресурсов на внешние рынки. Поэтому, получают приоритетное развитие трубопроводные проекты поставок газа и нефти в Китай, сжиженного газа в Южную Корею и Японию. С другой стороны, начинают реализовываться проекты, снижающие зависимость поставок трубопроводного газа в Западную Европу от стран-транзитеров, имеющих прямую политическую зависимость от США (Польша, Украина, страны Прибалтики и т.д.). Начинается строительство трубопроводов «Северный поток», «Южный поток» и так далее… и тому подобное…. «Страна-бензоколонка» отнюдь не готова молча и покорно играть по чужим правилам в ущерб собственным интересам.

Третий игрок - основные страны-участники ОПЕК. Очутились в наиболее сложном положении. Здесь и огромная военно-политическая и финансовая зависимость от США, сформировавшая в эпоху торжества «нефтедоллара». И крайне слабая диверсификация внутренней экономики, зависящей от нефтегазовых цен на 70 – 90 процентов. И, что наиболее важно, изначальное отсутствие готовности местных элит противостоять главному «западному» партнеру. Для изменения этой позиции в большинстве стран ОПЕК понадобилось, не много ни мало, почти 10 лет. Только после этого оказалась возможной общеизвестная сделка «ОПЕК +» с участием России. Данная сделка, в целом, не имеет прямого отношения ни к регулированию рынка нефти или газа, ни к повышению цен на энергоресурсы. Это чисто политический акт, основная цель которого продемонстрировать Вашингтону готовность его бывших ближневосточных и прочих союзников и поставщиков энергоресурсов договариваться и действовать в союзе с теми, кого США объявляют своими основными соперниками: Россией и Китаем.

И наконец, совсем «не игроки», а основные потребители энергоресурсов. Сегодня, это экономически растущие развивающиеся страны, такие как Турция, а также ЕС, Китай и т.д. Характерно, что практически все из них, без исключения, находятся в пределах прямой досягаемости российской газовой «трубы». В переводе на экономический язык – Российская Федерация способна обеспечить основных промышленно-экономических конкурентов США дешевыми энергоресурсами, и как минимум, в среднесрочной перспективе, то есть на 15 – 20 лет. И политико-экономические элиты этих стран не готовы отказаться от подобного преимущества, особенно сегодня, когда внешнеэкономическая политика США всё больше и больше апеллирует к протекционистским мерам, стараясь максимально закрыть внутри американский рынок для продуктов и товаров извне.

Проект "Северный поток – 2", предусматривает строительство двух ниток газопровода совокупной мощностью 55 млрд. м3 газа в год из России в Германию по дну Балтийского моря. Уже действующий газопровод "Северный поток" состоит из двух ниток протяженностью 1224 км. и с пропускной способностью 27,5 млрд. м3 каждая, "Газпром" начал поставки по этому газопроводу в 2012 году. Совместный, а в сформированном консорциуме российскому «Газпрому» принадлежит лишь 50%, российско-европейский проект – это один из ключевых элементов даже в масштабах глобального энергетического противостояния.

Для России «Северный поток – 2» решает ряд стратегических задач. Во-первых, резко падает зависимость газовых поставок в Европу от стран-транзитеров. Во-вторых, и это отнюдь не секрет, усиливается экономическое влияние российского капитала, и бизнес-кругов, ориентированных на сотрудничество с РФ, в странах ЕС. В третьих, возникают дополнительные трубопроводные мощности, которые могут быть задействованы при обоюдном согласии сторон в объемах, позволяющих почти на треть нарастить поставки газа в Евросоюз.

С транзитом газа в принципе не было бы никаких проблем, если бы не одно, но крайне значительное обстоятельство. Благодаря усилиям США и при полном попустительстве Брюсселя, вокруг России уже воздвигнут новый «железный занавес» из государств ЕС, откровенно враждебных и находящихся под прямым протекторатом Вашингтона: Польша, страны Прибалтики, Румыния, Болгария и, разумеется, Украина. Их энергетическая политика все последние годы имеет откровенно русофобскую направленность, в частности, «Газпром» получил отказ на все попытки расширить транзитные мощности газопроводов, идущих через территорию этих стран.

Строительство газопровода «Северный поток – 2» существенно меняет и расстановку сил внутри Евросоюза. Германия, итак являющаяся безусловным лидером объединения, превратившись в крупнейший газовый «узел», получит дополнительный ресурс влияния, политического и экономического. Немцы, традиционно умеющие считать «копейки», изначально крайне скептически отнеслись к обещаниям США «залить» Европу сжиженным «сланцевым» газом, прекрасно понимая, что его стоимость никогда не будет ниже российского трубопроводного. А это, как минимум обеспечит Германии

Главный противник строительства газопровода «Северный поток – 2» живет на другом берегу Атлантики. Во-первых, и об этом уже пишут наиболее грамотные эксперты, экономическая составляющая добычи «сланцевого» газа крайне неоднозначна, что делает его весьма дорогим. Его основа, метод «гидроразрыва пласта», был разработан ещё в СССР и признан… малоэффективным. Как в силу высокой себестоимости, так и из-за экологической небезопасности. США удалось временно преодолеть оба «возражения» за счет банальной «печати долларов» и роста долга. Но, самое главное и непреодолимое, технология добычи «сланцевого» газа имеет определенную специфику, приводящую к резкому падению уровня добычи и росту затрат после нескольких лет эксплуатации месторождений. Сегодня американская промышленность имеет некоторые конкурентные преимущества перед европейскими за счет феноменально низких цен на газ. Однако уже завтра, и это прекрасно понимают в Вашингтоне, «лафа» закончится, и США вновь начнут испытывать большие потребности в экспортном газе.

И готовятся к этому. Странная близорукость некоторых экспертов, особенно в Европе, старательно не замечающих интересные факты. Например то, что построенные на восточном побережье США терминалы для сжиженного газа что-то не торопятся увеличивать поставки в Европу дешевого газа. А вот российский сжиженный газ с терминала Усть-Луга уже получили. Так сказать «для эксперимента»….

Остановить строительство газопровода «Северный поток – 2» США оказались не в силах. Поэтому сегодня они ставят перед собой две задачи. С одной стороны, максимально ухудшить экономику проекта. Так, для примера, демарши правительства Дании могут привести к тому, что стоимость строительство вырастет примерно на 5%, то есть полмиллиарда евро. А принятие Брюссельскими «содержанками» дополнений к действующему третьему энергопакету ЕС может наложить чисто юридические ограничения на возможные будущие объемы поставок, существенно их ограничив.

С другой стороны, США с помощью международного характера своих санкций «прессуют» своих европейских конкурентов. Представители американской администрации вполне открыто говорят, например, немцам, что они должны «побольше» покупать в США и поменьше продавать туда же. И рост стоимости энергоресурсов – не последний инструмент такого давления.

А вот в отношении России и некоторых российских политических и экономических кругов всё далеко не так однозначно. Жестко действуя против «Газпрома» и других компаний, например, производителей вооружений, являющихся конкурентами для американских компаний на рынках, США постепенно начинают показывать «морковку». Состоявшаяся зимой 2017 – 18 гг. пробная поставка сжиженного российского газа Бостон (США) – хорошо продуманная и тщательно спланированная PR-акция, показывающая выгодный американцам путь развития российской газовой отрасли. Стройте терминалы по сжижению газа и везите его… в США. Он скоро там понадобится.

Внутри России тоже есть политические силы, выступающие против строительства газопровода. Начиная от ультралиберальных экономистов, призывающих «разукрупнить» «Газпром» и «либерализовать» газотранспортную систему. И заканчивая отдельными политиками, говорящими в частности о том, что снизив транзит через сопредельные государства, Россия потеряет на них влияние. Или вообще предлагающих «слезть с нефтегазовой иглы», причем самым извращенным способом – сознательно снижая объемы добычи и продажи энергоресурсов.

Обладание энергоресурсами – единственная область, в которой современная Россия не просто не уступает, а превосходит «мирового гегемона» в лице США. И это не устраивает Вашингтон, порождая санкционную активность последнего. Американские элиты «играют в долгую», прогнозируя и планируя собственную энергетическую безопасность не 2 – 3 года, а как минимум на 10 лет. Именно понимание того, что уже в обозримом будущем экономике США потребуется российский сжиженный газ – основная, и хорошо спонсируемая причина проблем, возникающих вокруг строительства российских газопроводов, в особенности, «Северного потока – 2». И те политики, которые выступая против строительства «трубы» умело прячут это за словесными кружевами, либо откровенно продажны, либо действительно страдают крайней формой умственного расстройства.

Комментариев пока нет