Экономические проблемы Азиатско-Тихоокеанского региона. Декларация по результатам саммита АТЭС

29 октября 2016

Ежегодное проведение международной конференции АТЭС, не имеющая статус межправительственной организации, такие как ВТО или Таможенный союз, подразумевает под собой объединение, основанное исключительно на добровольных началах. Саммит ориентирован на обсуждение экономических вопросов и аспектов бизнеса. Однако последнее мероприятие на Бали было неформально посвящено острым противоречиям между разными геополитическими группировками в вопросах сирийского конфликта. Со временем проведение неформальных встреч с представителями бизнеса данное широкомасштабное и дорогостоящее мероприятие, которое де-юре должно быть направлено на выход стран-участников из финансового мирового кризиса и на поиск альтернативных решений по предотвращению экспансии монетарной политики, стало носить политический характер.

Азиатско-Тихоокеанский регион интересен тем, что данный блок, состоящий из 21 стран-участников, задает новый вектор в мировой экономике и геополитике. На данный блок возлагаются надежды для предотвращения финансовой экспансии доллара, системного кризиса, решаемого посредством структурных реформ в реальном секторе экономики. В плане торгово-экономических отношений на 21 участников АТЭС приходится 55% мирового ВВП, что составляет около 18 триллионов долларов и 54% мировой торговли. Россия вступила в ряды тихоокеанского блока в 1998-ом году и практически сразу же заняла лидирующие позиции по принятию важнейших стратегических решений в мировой экономике.

 С каким кругом проблем мы можем столкнуться в азиатско-тихоокеанском регионе? Негативных элементов проводимой монетарной политики, которая ориентирована не на реальный экономический сектор, а на регулирование финансовых инструментов, достаточно много. Они требуют взвешенных и грамотных решений, которые могут быть реализованы в долгосрочной перспективе странами-участниками АТЭС. Такие решения будут актуальны в условиях общемировой тенденции интеграции, а именно интеграция представителей 21 стран-участников для предотвращения популяризации финансового кризиса, обусловленный «Вашингтонским консенсусом» (тип макроэкономической политики, которая инициирована ФРС и МВФ). Финансовый кризис не обошел стороной и политико-экономический блок АТЭС (может достигнуть статуса официальной межгосударственной организации на уровне с ООН или ЕС, но с учетом разнородности и дифференциаций в политических предпочтениях стран-участниц, этого можно добиться по прогнозам экспертов лишь к 2020-ому году). Поэтому так важно поддерживать экономическую стабильность Еврозоны, ведь именно экономические затруднения стран ЕС (приверженцы политики жесткой экономии и гегемонии монетарной политики) в последующем попутным ветром переносятся на страны азиатско-тихоокеанского региона (Индонезия, Малайзия, Китай, Вьетнам, Новая Зеландия, Япония и прочие). 

Необходимо выделить не только ряд ключевых проблем, но и разобраться в следующем: какую позицию занимает Россия и США в данном вопросе. Принято и задекларировано множество положений по итогам последнего саммита АТЭС на Бали (Индонезия) в мировой торговле. Говорилось о трех постулатах, на которые необходимо ориентироваться при реформировании и принятии каких-либо управленческих решений. Речь шла о финансовой системе, занятости (как важнейший макроэкономический показатель социально-экономического развития региона) и промышленности.

На саммите G20, который проходил в Санкт-Петербурге в первых числах сентября 2013-ого года, российское руководство явно обозначило вектор собственных экономических интересов в сторону интеграции с «экономическими тиграми» (Чили, Тайвань, Сингапур и прочие страны с высокими темпами экономического роста). В результате шатдауна (закрытие Правительства) представительная делегация от США не смогла принять участие в Питерском форуме. В это же время Россия смогла обозначить вектор ориентации в мировой экономике и торговле на азиатско-тихоокеанский регион и смогла наладить ряд торговых и этнополитических контактов с Японией, Индонезией, Китаем. Проводимые саммиты АТЭС в 2010-ых годах и их декларации по итогам конференции сумели частично минимизировать последствия финансового кризиса. Россия является ключевым игроком в участии консультативного форума АТЭС. Однако США также присутствует как интервенционистский международный игрок в блоке АТЭС, навязывая свою линию поведения в налаживании торгово-экономических контактов. Каким образом это происходит? Если сам блок АТЭС, как мы уже назвали, является всего лишь неформальным консультативным органом по глобальным экономическим вопросам, при этом, не имея статус межправительственной организации, тогда стоит упомянуть об отдельной организации в структуре АТЭС. Речь пойдет о ТТП. Это транс-тихоокеанское партнерство, куда входят не все страны-участницы АТЭС из 21, а лишь несколько, в том числе и США, а наравне с ним Бруней, Сингапур, Новая Зеландия, Чили (латиноамериканский экономический тигр), а также Вьетнам, Австралия и Малайзия. В этом партнерстве США уже определили свою приоритетную роль. Если АТЭС – это неформальное проведения форума, который несет совещательный характер, то ТТП – это конкретная, а не абстрактная международная структура, ориентированная на конкретную и обязательную реализацию обговоренных и задекларированных обязательств. На примере ТТП и АТЭС мы можем наблюдать разнородность данной формы торгового интеграционного объединения, а также несовпадение торгово-экономических интересов США и России. Цель США на данном этапе – расширение экспорта и обеспечение занятости на должном уровне в своей стране. На долю стран АТЭС приходится 60% американского экспорта. Цель России: обеспечить экономическое развитие в Сибири и на Дальнем Востоке, что и обусловило проведение саммита АТЭС в Дальневосточном Федеральном Университете во Владивостоке.

В чем заключаются экономические проблемы региона АТЭС, чем они обусловлены? Какие меры предприняли совместными консультативными усилиями страны-участницы для процветания их стратегического блока в мировой экономике? Представители бизнеса и чиновничества сошлись к одной единой проблеме, которую необходимо преодолевать для подавления рисков. Это разрешение системного кризиса, который возник на основе доминирования в мировой экономике инерционного сценария трансформаций экономических стратегий, где реформы осуществляются не в реальном экономическом секторе, а в банковской сфере и фондовых рынках, при этом продолжают доминировать в международной финансовой политике прежние господствующие институты, инициаторы «Вашингтонского консенсуса 1989-ого года. В. Путин неоднократно выступает на саммитах разных уровней, заявляя интересы России в качестве внедрения структурных реформ в реальном экономическом секторе продовольствия. Только тогда можно будет приостановить волну финансового кризиса, обусловленная доминированием централизованной финансовой валюты в лице доллара. Регионализация финансовых систем и есть тот возможный ответ на разразившийся системный кризис. Однако есть выход из сложившейся ситуации. Чтобы преодолеть системный кризис, который заключается в преобладании централизованной финансовой системы в глобальном пространстве, необходимо создать конвертируемость валют в отдельных регионах, включая страны-участницы АТЭС. Это позволит наладить связь с производством, а не ставить в приоритеты инструменты монетарной политики. Предполагается регионализация эмиссии валюты, например, йены, или юани, а может быть и рубля. Евро также вполне может составить финансовую альтернативу. Однако с учетом дестабилизации такого макроэкономического показателя как безработица, странам АТЭС крайне необходима финансовая стабильность в Еврозоне, тем более с учетом низких коэффициентов уровня занятости в Испании, Италии, Португалии, где проводится политика жесткой экономии. Главная цель стран АТЭС – минимизация рисков и их купирование за счет создания собственных автономных финансовых зон. Не стоит удивляться, когда активизируется деятельность антиглобалистов, которые утверждают о наличии  современной гегемонистской экономической модели, что применимо для рассмотрения влияния мощного финансового кризиса на «экономических тигров».

Какие были предприняты конкретные стратегические проекты для минимизации рисков в торговле? 1.Принятие мер для сокращения финансовых дисбалансов и установление самостоятельных финансовых зон для последующей эмиссии собственной валюты. 2. Обеспечение высокой занятости, преодоление неудачного опыта в Еврозоне по высокому уровню безработицы, особенно среди молодежи. 3. Повышение уровня продовольственной и энергетической безопасности. Утверждение списка «зеленых товаров» (наличие 56 позиций по наименованию таких экологически-чистых товаров). 4. Необходимость в устойчивом росте сельского хозяйства. 5. Неоднократно поднимается вопрос о создании зоны свободной торговли АРЭС (азиатско-тихоокеанское сообщество), однако в меру дифференциации по своим экономическим и политически воззрениям глав регионов сложно достичь каких-либо конструктивных решений в торговле, тем более саммит АТЭС выполняет всего лишь консультативную, совещательную функцию, но при этом мало конкретных поставленных задач реализуется на практике. Стоит ли вообще финансировать проведение таких широкомасштабных мероприятий, если обещания, задекларированные в результате саммита, не выполняются или частично выполняются, но лишь в долгосрочной перспективе? Необходимо переходить от абстрактных предложений в рамках дискуссионного клуба в лице саммитов АТЭС, или, скажем, саммитов Всемирного экономического форума в Давосе, к конкретным действиям по выработке альтернатив господствующему инерционному сценарию. 

Комментариев пока нет